home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



45

Сью Красносвет

Я молола зерна, чтобы испечь печенье на обед, когда к нам в группу прибежал мальчишка от Мышекрылов и закричал, что Мехмет снова пришел в гости из Мрака. С ним были двое парней из группы Рыбозеров — Пол и Джеральд: Дэвид недавно посылал их через Мрак в Долину Высокого Дерева, туда, где поселился Мехмет со своей группой. Мехмет, Пол и Джеральд, не заходя в Семью, отправились прямо к Охране на берег Большого озера. Но один из Охранников рассказал об этом своей сестре, и всю Семью облетела новость: Пол и Джеральд встретили наверху Джона, нашего Джона, Джона Красносвета! Он пришел в гости в Долину Высокого Дерева, но с другой стороны, из какой-то долины по ту сторону Мрака, из другого леса.

Член Гарри, сколько же на свете всяких мест?

Правда, в ту минуту это меня мало волновало. Услышав новость, я почувствовала: быть беде. Я побежала прямиком к Охране, крича всем, кто попадался по пути:

— Они выяснили, где Джон и ребята! — голосила я. — И если мы их не остановим, они их поймают! Убьют наших сыновей и дочерей! Расскажи всем! Быстро! И приходите к Охране!

У Охранников уже вовсю кипела работа. Они собирали и сворачивали теплые обмотки для снега. Связывали пучки стрел. Отбирали самые прочные копья с наконечниками черного стекла и лучшие ножи из зубов леопарда.

— Что происходит?! — заорала я. — Ответьте мне, ради Джелы, что у вас происходит?

Охранники рассмеялись и знай себе собирались дальше, заворачивали поклажу в шкуры и привязывали к себе за спину.

— Пошла прочь, — процедил Дэвид, запихивая обмотки в мешок. — Не до тебя сейчас. Мы заняты. Нам надо закончить одно дельце. Вот вернемся — тогда и поговорим.

Мехмет был тут же, возле Дэвида; он уже сидел на шерстяке, готовый вести отряд через Мрак.

— Какое еще дельце? — выпалила Джейд.

Я изумленно обернулась. К Охранникам прибежали еще десять-одиннадцать матерей, и Джейд с ними.

— Сама знаешь, какое, мамаша Удея Джона, — отрезал Дэвид. — Ты сама прекрасно все понимаешь. Мы выяснили, где прячется твой сынок со своими дружками, и собираемся закончить то, что начали.

— Это наши дети! — крикнула я. — Наши сыновья и дочери. Они члены Семьи. Ты не имеешь права!

Дэвид рассмеялся мне в лицо.

— Это наши дееети, — плаксиво произнес он, передразнивая меня. — Они члены Семьииии. Ты не имеешь права!

Дэвид фыркнул, отошел от меня и проговорил, обращаясь ко всем собравшимся на поляне женщинам:

— Слышали мы эти песни! Всю эту чушь про нашего дорогого Удея Джона, сыночка нашего ненаглядного, члена Семьи, кровиночку, упаси боже его трогать. И чем все кончилось? Погибли четверо человек! Если бы не он, они бы сейчас были живы-здоровы! Четверо взрослых и нерожденный ребенок! Валите-ка отсюда подобру-поздорову и даже не вякайте мне про жалость.

Я подскочила к Дэвиду и схватила его за руки.

— Послушай меня, Дэвид Красносвет, я тебя знаю с детства. Я тебя воспитывала. И ты это помнишь. Я тебе рассказывала сказки. Я тебя утешала, когда другие дети тебя дразнили. Я о тебе заботилась. Так что послушай меня. Ты у меня в долгу, и я не отпущу тебя, пока ты…

Дэвид обернулся и крикнул через плечо:

— Майк! Убери от меня эту дуру и прогони ее отсюда.

Майк, крепкий парень из группы Лондонцев, вместе с приятелем грубо оттащили меня от Дэвида.

— Пока мы не вернемся, будешь за старшего, — велел Дэвид Майку. — И убери с дороги этих слезливых мамашек, чтобы мы могли спокойно собраться и выехать.

Дэвид поделил Охрану на две группы. Одна должна была отправиться с ним и Мехметом Мышекрылом через Снежный Мрак. Вторая — человек двадцать, с копьями и увесистыми дубинками, — оставалась в Семье, с Майком Лондоном, чтобы держать нас под контролем до их возвращения. Но, разумеется, мы знали этих охранников — и взрослых, и новошерстков, — много-много бремен (как и тех, что должны были сопровождать Дэвида во Мрак), и среди них были родные и двоюродные братья и дяди ребят, которые много дней назад присоединились к Джону.

— А ну все назад! — крикнул Майкл Лондон, замахнувшись на нас тупым концом копья. Этот самоуверенный дурачок был не старше моего Джерри. Но, видимо, решил, что если уж ему придется пропустить самое интересное во Мраке, так хоть здесь потешится. — Пошли прочь, или мы намнем вам бока!

А Дэвид с остальными двадцатью охранниками сели на шерстяков (по двое на каждого), взяли оружие, снежные обмотки и тронулись в путь, в сторону Пекэмвей.

— Дэвид! — закричала я им вслед. — Дэвид! Стой!

Он даже не оглянулся.

— Мехмет! — окликнула я. — Не показывай им дорогу! Он их всех убьет!

Мехмет Мышекрыл все-таки обернулся и посмотрел на меня. На лице его было написано странное выражение: он старательно напускал на себя суровый и холодный вид, чтобы походить на Дэвида (и было видно, что ему это даже нравится), но все же в его взгляде сквозила тревога. Казалось, Мехмет только сейчас начал понимать, во что ввязался, но было уже слишком поздно. Он обрел власть, на некоторое время стал важной персоной, но ценой того, что на самом деле утратил право распоряжаться собой.

— Мехмет! — крикнула я, и он тут же отвернулся. — Тебе же не хочется их вести, так не делай этого! Мы тебе поможем!

Все матери поддержали меня и тоже закричали. Народ все прибывал, и вот уже люди из других групп кричали Дэвиду и знакомым охранникам на шерстяках: «Джонни! Майк! Диксон! Митч! Пит! Не ходите с ними! Не ходите!»

Кто-то оглядывался, кто-то нет. Да и что они могли сделать? Они оказались в таком же положении, что и Мехмет. Они зашли слишком далеко. И поверни кто из них назад, его самого поднимут на копья.

Тогда мы переключились на тех охранников, которые нас удерживали:

— А ну пустите! Пустите сейчас же! Они идут за нашими сыновьями и дочерями! Они охотятся за ребятами, с которыми вы когда-то дружили, были в одной группе. Они их убьют! Неужели вы этого хотите?

Охранники лишь пожимали плечами. Некоторые ехидно усмехались, большинство же было обеспокоено происходящим. Впрочем, теперь это уже не имело никакого значения. Все равно они бы нас не пустили. Как они могли? Они были в том же положении, что их товарищи, которые ехали на шерстяках в Снежный Мрак. Если не выполнят приказ — сами попадут под удар. Поэтому охранники лишь хмурились, прятали глаза, толкали нас и били дубинками и древками копий, если мы напирали, пытаясь прорваться сквозь их строй. Вскоре бросаться в погоню стало уже поздно. Тогда охранники, пожав плечами, отпустили нас.

— Делайте что хотите, — бросил Майк Лондон. — Только уйдите отсюда и перестаньте кричать. У меня от вашего ора голова разболелась.

Охранники повернулись к нам спиной и разошлись кто куда, притворяясь, будто у них куча дел и им некогда заниматься всякой чепухой, на самом же деле они стыдились смотреть нам в глаза и не хотели думать о том, что натворили.

Кто-то из матерей побежал в лес вслед за Дэвидом и его отрядом, но толку в этом было мало. Шерстяков пешком не догонишь, а Дэвид уж позаботился о том, чтобы в Семье ни у кого, кроме него, не было шерстяков. Поэтому я побежала за этими двумя парнишками, Полом и Джеральдом Рыбозерами, которые пришли с Мехметом из Долины Высокого Дерева и вместе с прочими охранниками остались стеречь Семью.

— Что вы там видели? Кого вы встретили? Что они вам сказали?

Ребята виновато переглянулись, потом обвели взглядом поляну: не подслушивает ли кто.

— Когда мы были у Мехмета, туда пришел Джон с ребятами, — признался Джеральд, с притворно-невозмутимым видом пожав плечами. — С Джерри и этим, как его… Джеффом.

— Джерри? Джефф? Оба моих сына?

Меня всю трясло. До чего же странно говорить с тем, кто всего несколько дней назад видел моих сыновей. Но утешительного в этом было мало, ведь за ними теперь охотился Дэвид и его шайка.

— Что с ними? — спросила я.

Джеральд снова посмотрел на Пола и пожал плечами.

— Все хорошо, — ответил он. — Они выросли. Джефф стал совсем большой, бороду отрастил. Такой красавчик! Парень хоть куда!

— Вы их ненавидите?

Джеральд покосился на Пола.

— Нет, — пробормотал он. — Вовсе нет.

— А зачем же тогда вы явились сюда с Мехметом Мышекрылом, чтобы рассказать про них Дэвиду? Вы ведь знали, что Дэвид хочет их убить?

— Мы не…

— Что — «мы не», Джеральд? Ты прекрасно понимал, что Дэвид, узнав обо всем, тут же отправится за ними. И не делай вид, будто это не так.

Джеральд смущенно поглядел на Пола. Я тоже посмотрела на Пола — так, как обычно смотрю на провинившихся детей. Пол бросил на меня пристыженный, испуганный взгляд, но тут же опомнился, нахмурился, напустил на себя суровость — ни дать ни взять настоящий Охранник. Как будто маску надел.

— Иди отсюда, — процедил он. — Или получишь дубинкой.

— Что? — прошипела я. — Ты посмеешь поднять на меня руку за то, что я спросила, почему ты желаешь смерти моим сыновьям?

Пол съежился, как будто я его ударила, но по-прежнему крепко сжимал дубинку.

Я не стала их удерживать. Глупые слабые дети. Я плакала и никак не могла успокоиться. Я проклинала Первого Томми, Первого Мехмета и Первого Диксона за то, что они прилетели в Эдем. Я проклинала Томми с Анджелой за то, что они решили остаться здесь, завели детей и вывели нас из тихого мирного небытия в этот жестокий и мрачный мир. Что за отвратительная планета! Людям здесь не место. Люди должны жить на Земле — яркой, свежей, новой, как только что распустившийся светоцвет. А Эдем годится только для тварей из Подземного мира, с глазами-плошками, зелено-черной кровью и шестью лапами с когтями. Нас же на этой жалкой темной планете ничего хорошего не ждет. Никогда. Никогда. Никогда. Будут только боль, страдания и кровь, кровь, кровь.

— Сью, — кто-то окликнул меня шепотом, — Сью!

Оказалось, вернулся Джеральд Рыбозер, уже без брата и без копья.

— Джули их предупредила. Она переспала с Джеффом, там, в Долине Высокого Дерева, и рассказала ему про Дэвида с Мехметом. Сказала, что Мехмет наверняка все доложит Дэвиду и тот придет за ними.

— Откуда ты знаешь?

— Она сама мне сказала. Ты права, я не враг Джону и твоим сыновьям. Если честно, они мне очень понравились, особенно Джефф. А когда они ушли, я сказал Джули, пока никто не слышал: жалко, что я их не предупредил. На что она ответила: «Не волнуйся, я их предупредила».

Я обняла его, а потом влепила ему пощечину, потому что если ребятам удастся спастись, то исключительно благодаря Джули, а не этому жалкому трусу, которого угрызения совести стали мучить тогда, когда было уже поздно, и он уговорил себя, что тут ничего не поделаешь, он ни в чем не виноват. А потом снова обняла его за то, что он обо всем мне рассказал.

Джеральд отстранился, виновато огляделся и, как Пол, напустил на себя важный вид настоящего Охранника.

— Только не вздумай мне об этом напоминать, договорились? — предупредил он. — И никому не говори, что я тебе обо всем рассказал, потому что я все равно не признаюсь и скажу всем, что ты врешь.

— Ребята рассказывали, что там, по ту сторону Мрака?

Джеральд снова оглянулся. Ему не терпелось уйти. Он до смерти боялся, что кто-нибудь нас заметит.

— Большущий-пребольшущий лес, — ответил он. — Такой большой, что конца-краю не видать. И такое же озеро. Берегов не видно. И ту сторону тоже.

Джеральд убежал. Я прислонилась к белосвету и снова расплакалась, но на этот раз от облегчения. У ребят был шанс убежать от Дэвида, спрятаться в этом большом лесу, который они знали хорошо, а Дэвид не знал.

— И все-таки странно и грустно, — подумала я, — что я, мать, так радуюсь, когда мои сыновья уходят все дальше и дальше. А ведь я их, быть может, больше никогда не увижу.


* * * | Во тьме Эдема | 46 Джон Красносвет