home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



19

Тина Иглодрев

Противная Люси Лу Красносвет, с этим ее фальшивым дрожащим голоском и слезящимися глазами, слонялась от группы к группе и твердила, будто Анджела, наша общая мать, разговаривала с ней и пообещала, что поможет найти на дне ручья камни Круга и вернуть на прежнее место. Совет сделал вид, будто хорошенько обдумал ее слова, и вскоре вожаки сообщили группам, что решили принять предложение Люси Лу: дескать, пусть ищет. Старейшины, видимо, тоже согласились, хотя и неизвестно, как Совету удалось их понять: они только тряслись, причитали и лили слезы на Поляне Круга, а старый Ступ лишь ловил ртом воздух.

В общем, Совет созвал несколько новошерстков, по одному из каждой группы, и дал им веревку длиной с прежний Круг, а Люси Лу устроила целое представление: опускала руку в воду, трогала камень за камнем, снова и снова качала головой, дрожала, закатывала глаза и стонала, почуяв, что якобы нащупала «тот самый» камень из Круга. Когда все закончилось, Семья сделала вид, будто Круг восстановили, как прежде, но на самом деле никто в это не поверил. Новый Круг выглядел иначе, и я совершенно точно могу сказать, что камни были другие, потому что еще ребенком заметила на одном из камней Круга с того боку, который смотрел на Синие горы, черную полоску, бежавшую поперек камня: она как будто делила его пополам. Теперь же все камни были белоснежные.

Круг был фальшивый, и в Семье во всем ощущалась фальшь. Мы ходили на поиски пищи, мы ели вокруг костра, мы делали вид, что все как всегда, но в глубине души все понимали: ничего уже не будет, как прежде, сколько бы Люси Лу ни закатывала глаза и ни уверяла нас в обратном своим заунывным голосом.

— Мать Анджела говорит, что мы молодцы. Мы очистились от зла, и Семья снова стала единой! Даже лучше прежнего.

Это Джон-то зло? Меня так и подмывало дать этой притворщице в глаз. Да, Джон — придурок и эгоист. Но он совершил поступок, на который Люси Лу никогда бы не отважилась. Ей даже мозгов не хватит понять, до чего храбро он поступил. Все, на что она способна, — это в погоне за собственной выгодой объединиться против Джона с такими, как Каролина, члены Совета и Дэвид, и призвать себе на помощь дух нашей дорогой Матери Анджелы. И таких, как Люси Лу, много. Они задумываются не о том, что правда, а что нет, а только о том, что сказать, чтобы оказаться в выигрыше.

— Я думала, Анджела — наша общая мать, — бросила я. — Она столько же твоя, сколько и Джона.

— Ах, Тина, Тина, Тина Иглодрев, — разохалась Люси Лу, закатив слезящиеся глаза. — Наша добрая Мать советует тебе быть осторожнее, иначе ты станешь следующей. Негодник Джон отравил тебя своим семенем, своим ядом, и Мать Анджела оплакивает вред, который он тебе причинил. Ты даже не подозреваешь, моя милая, как сильно он тебя испортил!

Говоря это, Люси Лу не глядела на меня. Она таращилась в небо, чтобы мы поверили, будто она видит там Анджелу, которая смотрит на нее, но то и дело косилась на нашего вожака Лиз и прочих сидевших вокруг костра Иглодревов, оценивая, произвел ли ее спектакль нужное впечатление или надо переменить тему.

Я сплюнула на землю и пошла прочь. Я скучала по Джону и беспокоилась о нем. Не хотелось думать, как он там один. Наверно, случившееся сильно уязвило его гордость. Мне даже было немного стыдно за то, что я не пошла с ним, как будто бросила его в беде. И в то же время я злилась на себя за это чувство, потому что Джон так решил по доброй воле и сам виноват, что я не с ним.

Моя младшая сестра Джейн догнала меня и взяла за руку. Мы пошли на Большое озеро и уселись бок о бок на берегу.

— Не переживай, — успокоила меня Джейн, — никто из нас не верит в то, что говорит Люси Лу.

По озеру в туманном сиянии медленно скользили лодки, тянувшие за собой сети.

— Верить, может, никто и не верит, но сомневаются, иначе она бы давно прикусила язык.

Фьюить! Одна-единственная переливчатая летучая мышка вылетела на охоту, несмотря на туман, и порхала над самой водой, оставляя правой лапой след на поверхности, но, так ничего и не поймав, вернулась в лес.

— Почему я вообще должна переживать из-за этого придурка Джона? — вспылила я. — Он со мной не посоветовался. Вообще ничего мне не сказал. Так с чего мне мучиться чувством вины, что я не с ним, что меня не прогнали из Семьи и я не разделила с ним наказание за то, что он натворил?

Со стороны Синих гор донесся вопль — протяжный, низкий, как кричат люди, когда кто-то умер.

— Сердце Джелы! — я вскочила на ноги. — Только не Джон! Это ведь не Джон?


18 Джон Красносвет | Во тьме Эдема | * * *