home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



30

Джон Красносвет

Даже умные и честные люди вроде Тины зачастую поступают наобум. Им хочется получать только хорошее, а как доходит до плохого, без которого не бывает хорошего, так они начинают ныть. Моя сила — в том, что я способен на поступок, и уж если что решил, то не сдаюсь и не опускаю руки. Это и есть то хорошее, что я даю людям, пусть им и не нравятся мои слабости.

Незадолго до нашего собрания я убил человека. Члена Семьи, которого знал с детства. Меня не мучило чувство вины, потому что я понимал: будь у Диксона возможность, он бы разделался со мной, равно как и с Тиной, и с ребятами. Но, клянусь глазами Джелы, я был ошарашен. И все собрание прокручивал в голове, снова и снова, как торчало мое копье из спины Диксона и как я ударил его в живот, вспоминал хлюпанье, с которым копье вонзилось в тело, шипение воздуха и кровь, с бульканьем текущую изо рта. Вся сцена заняла каких-нибудь пару секунд — вот я вытащил копье из спины Диксона, он перевернулся, посмотрел на меня, и я добил его ударом в живот, — ведь его дружки смылись, и Гарри с Джерри могла понадобиться моя помощь, — но даже этот короткий миг так крепко отпечатался у меня в памяти, что, казалось, повторяется на самом деле снова и снова.

В общем, я не мог не думать об этом, а к тому же мне приходилось держать в голове уйму нужных вещей, да еще как-то убедить ребят мне поверить, чтобы они признали мое старшинство, не спорили со мной и у нас появился бы шанс уцелеть. Я должен был позаботиться обо всем (а ведь человек не может заниматься всем и сразу!), а тут еще дура Тина со своей пьеской про кольцо. Член Тома! И я еще должен ей подыгрывать, как будто мало мне других дел.

Конечно, Тина сказала бы, что я сам виноват, раз никому не рассказал про кольцо раньше, но я ведь молчал нарочно. Я с самого начала понимал: если я его покажу ребятам, это, конечно, даст мне над ними власть, но ненадолго. Поэтому я приберегал кольцо до того момента, когда эта власть будет нужней всего, и не только мне, но и всем нам. Как тогда, когда на меня напал леопард. Я знал, что у меня всего одна попытка, и ждал лучшего момента, а не бросил в зверя копье при первой же возможности. И я оказался прав. Я правильно выбрал время, что бы там ни думала себе Тина. Я достал кольцо ровно тогда, когда оно было больше всего необходимо, — и выиграл!

Через пару часов после того, как я забрал у Тины кольцо, мы вышли на Холодную тропу. Двадцать один человек плюс двое грудных младенцев. Старший из шерстяков, Неп, шел впереди с Джеффом на спине. За ним шагали мы с Тиной, а за нами гуськом — все остальные. Замыкал шествие шерстячонок Белоконь. Все мы с головы до ног были укутаны в шкуры, так что виднелись только рот и глаза, и походили больше не на людей, а на диковинных двуногих шерстяков. На ногах у каждого из нас были промазанные клеем обмотки из шкур, которые я начал придумывать еще до того, как ко мне присоединились другие. Несколько твердых слоев кожи, на подошве — жирный клей. Все, кроме Джеффа на шерстяке, двух кормящих мам (Клэр и Дженни) и трех беременных (Сьюзи, Джелы и Джули), несли на спине поклажу: мотки веревки, запасные обувки, мешки с черным стеклом, связки шкур, словом, все припасы, о которых я позаботился и которые собирал последние десять циклов. Еще мы по очереди несли огромные плоские куски коры, отполированные и обмазанные жиром, которые я назвал «снежными лодками». Каждая из этих лодок была нагружена полезными вещами: мясом, шкурами, запасными накидками, а в одной из них на большом плоском камне высилась кучка углей. Волочь их посуху было трудно, но по снегу они должны были легко скользить, и тянуть их мог один человек. Лодки тоже придумал я.

— Без тебя ничего этого не было бы, — бросила Тина, оглянувшись на наш отряд.

— Именно, — отрезал я. — Не было бы. Это я собрал вас всех в Долине Холодной тропы. Я договорился с Каролиной, чтобы выиграть время. Я придумал, как смастерить теплые обмотки. Я изготовил снежные лодки, послал ребят срезать кору и приделать к ним веревки. Я снова и снова поднимался в Снежный Мрак, чтобы понять, как там выжить и что нам для этого понадобится, хотя ты вечно ныла, что я постоянно куда-то ухожу один. Вы сами пришли ко мне, потому что прекрасно знали: без меня ничего бы не получилось. Никто из вас на это не способен, даже ты, Тина, и уж точно не твой ненаглядный Диксон. Так почему в истории про Джелу я должен был играть Томми? Я и есть Джела. На мне все держится.

Тина пожала плечами.

— Мне так захотелось, и все тут. Мне надо было выпустить пар, иначе я бы чокнулась. Все люди такие, Джон. Ну, большинство. Хорошо это или плохо, но иногда нам надо выговориться. Не каждый способен, как ты, держать все в секрете. Иначе, клянусь глазами Джелы, было бы слишком тоскливо жить.

Мы дошли до места, где давным-давно были со Старым Роджером и где высоко во Мраке увидели тех шерстяков, которых я принял за небесные корабли с Земли. Мы отправились дальше и покинули Долину Холодной тропы и Долину Круга, где родились. На мгновение я испугался, что совершил ужасную ошибку, и нам действительно лучше было бы остаться у Круга Камней. Что, если земляне прилетят, а Семья им скажет, что мы сгинули в Снежном Мраке, и они вернутся на Землю без нас? Но я отогнал эту мысль. Если уж выбрал путь, то сворачивать с него нельзя.

Мы шли по снегу, надеясь, что обмотки на ногах не развалятся и не промокнут. Мы шагали вдоль Ручья Холодной тропы и наконец уперлись в снежную глыбу, от которой ручей брал свое начало (не такую большую-пребольшую, как Глыба Диксона в Синих горах, которая спускается до самого леса, но все же и не маленькую, примерно в четыре человеческих роста). Мы обвязались веревками, приготовили копья, чтобы опираться на них и не падать, и стали карабкаться по скользкой шерстячьей тропе сбоку от глыбы.

Гарри побежал, но поскользнулся и упал. Ребята засмеялись, им просто необходимо было сбросить напряжение, но Гарри ненавидел, когда над ним смеются.

— Тогда я останусь здесь, — заявил он. — А вы идите, если хотите. Если вы будете смеяться над Гарри, он с вами не пойдет.

И Гарри заревел. Он был самым старшим из нас, единственным, кого можно было назвать взрослым, но расплакался, как ребенок. Ребята смутились: такого не ожидал никто. И поделом им, надо быть терпимее. Они должны были учитывать, что Гарри в тот день убил человека. Он убил Джона Синегорца. И если даже мне тяжело об этом думать, то что уж говорить о Гарри: ему вообще думать трудно.

Тина вернулась к брату, успокоила его и повела вверх по тропе, а ко мне подошел Джерри. Ему хотелось поговорить о том, что случилось. Бедняга, из нас троих ему пришлось хуже всех. Я толком не общался с Диксоном Синегорцем, равно как и Гарри с Джоном. Но Джерри убил парня из собственной группы. Они вместе выросли. И теперь он ни о чем другом не мог говорить, а мне приходилось повторять ему, что у нас не было выбора и, не подоспей мы вовремя, они бы прикончили Джеффа. Да, они его убили бы, а с Тиной сотворили бы такую мерзость, которой и названия-то нет.

— И если бы им это сошло с рук, — втолковывал я Джеффу, — то потом неминуемо настал бы наш черед. Они перебили бы нас поодиночке или всех вместе. Ведь нас всего двадцать один человек, а в Старой Семье — пятьсот с лишним.

— Да, но мы с Метом когда-то вместе играли, — не унимался Джерри, — и как-то раз он обменял мне черное стекло, которое нашел, на большой кусок пеньковицы.

Или:

— А помнишь, как мы поймали трубочника? Которого ты ему уступил? Джефф тогда еще сказал, мол, интересно, каково это — быть трубочником. Мы ведь тогда с Метом дружили, разве нет? Мы дружили, мы были в одной группе.

— Да, Джерри, — отвечал я, — но он первым предал нашу дружбу, когда заколол Бурконя и избил Джеффа, а потом стоял и смеялся, когда Диксон пытался силой переспать с Тиной.

— Ты прав, — с видимым облегчением соглашался Джерри. — Он сам разрушил нашу дружбу.

Потом задумывался, опять хмурился и задавал очередной вопрос:

— А помнишь, как мы пришли сюда со Старым Роджером? И Мет был с нами. Мы тогда дружили.

И приходилось начинать все сначала.

Тем временем огни леса остались позади, и мы очутились в непроглядном Мраке. Видно было лишь то, на что падал свет от головного огня Непа, который шел впереди с Джеффом на спине. В обступавшей нас со всех сторон темноте проглядывали скалы, снег, лед и снова скрывались во мраке за спиной второго шерстячонка, Белоконя.

Джефф назвал свою лошадку Непом в честь «Непокорного» — Небесной Лодки, на которой Анджела, Томми и Три Спутника прилетели с Земли. Имя было выбрано удачно. Когда я в тот раз заметил во Мраке стадо шерстяков, я принял их за небесную лодку с Земли. Да и Неп с Белоконем были для нас в каком-то смысле такими лодками. Пусть мы путешествовали на них не сквозь Звездоворот, а через Снежный Мрак, но без них у нас ничего бы не получилось. Конечно, я придумывал, как осветить нам путь факелом из полых веток или сушеных водорослей, пропитанных жиром, как делают в Семье, когда нужно больше света. Но шерстяки сослужили нам куда более важную службу. Они знали путь. Это ведь шерстяки протоптали Холодную тропу, без них бы не было никакой тропы вообще, — и теперь они нашли для нас дорогу, пусть и скрытую под снегом.

Должен признать: эту часть плана придумал не я, а Джефф, чудаковатый клешненогий мальчишка, который сейчас ехал первым, ребенок, у которого даже толком новая шерстка не выросла.


29 Тина Иглодрев | Во тьме Эдема | * * *