home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2 глава

Почти неделю я провел я берегу реки. Отсыпался, отъедался, купался и вообще, предавался прекрасному ничегонеделанью, лишь по утренней прохладе совершал небольшие пешие прогулки вдоль берега в надежде найти хоть какие-нибудь следы разумной человеческой деятельности. К сожалению все мои поиски пока закончились безрезультатно. Я уже начал задумываться о постройке плотика и необходимости спуститься ниже по течению реки, но пока воздерживался, устроив себе небольшой отпуск. Правда все же озаботился запасом продуктов на дорогу и поэтому соорудил что-то вроде маленькой коптильни и почти половину своего ежедневного улова коптил и складывал про запас. Чем-то мне мое времяпрепровождение напоминало мои алтайские походы в периоды редких отпусков.

Сегодня я решил немного изменить свои планы и пройтись не в низ по течению, а наоборот, немного подняться в верх по течению реки. Сборы были не долгими, уже привычно схоронил свой скарб в небольшой ямке, присыпал ее песком, закинул в рюкзак пару копченых рыбин, фляжку с коньяком, так, на всякий случай, аптечку, на пояс флягу с водой, в карманы патроны к карабину, проверил магазин, закинул за спину перевязь с мечом, тоже на всякий пожарный и отправился в дорогу. День обещал быть солнечным, поэтому куртку брать не стал, да и верх от «горки» тоже снял, оставшись в одной футболке. Вот что интересно, за свои, пусть и не многочисленные путешествия вдоль реки, я не один раз видел самых разнообразных животных, но они все мне почему-то показались хищниками, чисто травоядных не встречал не разу.

Идти по мелкому, золотистому песочку было легко и приятно, легкий прохладный ветерок, со стороны реки, приятно холодил лицо и руки, а солнце слегка пригревало, создавался непередаваемый контраст между прохладой и теплом. Обычно я уходил часа на четыре, пару часов в одну сторону, небольшой привал и столько же в другую, я и в этот раз решил не изменять своим привычкам, поэтому, когда решил, что уже хватит, то начал высматривать подходящее место для привала, легкого перекуса и выдвижения обратно. Метрах в ста от реки заметил небольшой холмик, решил подняться на него и осмотреться с высоты. Когда я уже почти было забрался на самую вершину, мое внимание привлекли странные звуки, больше всего похожие на пшиканье пневматики старых советских автобусов, которые они издают при закрытии и открытии дверей. Только эти звуки звучали как-то странно, то по одиночке, то сразу несколько сливались в один. И все это под какую-то какофонию лесных звуков, рычание, взвизги и завывание. А еще мне показалось, что я слышу вроде как человеческую речь, правда какую-то отрывистую, больше похожую на команды, резкие, четкие, но в тоже время, немного испуганные и как мне кажется обреченные.

Едва взобравшись на холм я пластом рухнул в заросли кустарника. Разыгравшаяся у подножия холма картина была очень неприятной. С противоположной от меня стороны холм обрывался довольно резко, но при этом в отличии от моей стороны он был покрыт невысокими корявыми деревьями. У подножия холма была небольшая полянка, на ней бил родник, а вокруг высилась лесная чаща. На полянке стояло пара куполообразных палаток, почему палаток, так даже на вид они были мягкие и какие-то ненадежные. К ним жались двое детей, девчушка лет десяти и пацанчик не на много младше, оба смуглые, скорее всего загорелые, с выгоревшими на солнце волосами, стройные и вполне человеческого вида. Недалеко от них, укрываясь за какими-то ящиками, расположились еще трое людей, мужчина, лет тридцати, примерно того же возраста женщина, ну может на пяток лет помладше и девушка, навряд ли старше двадцати, в руках они сжимали странного вида оружие, похожие на первые модели земных револьверов. Именно это оружие в руках людей и вызывало те самые пшикающие звуки, похоже, что это было оружие наподобие земного пневматического. Стала понятна и причина стрельбы, на опушке леса, да и на поляне валялось десятка полтора странных существ, чем-то похожих на земных обезьян, только заметно крупнее, с торчащими друг другу на встречу клыками, они-то и издавали рычание и взвизгивали, когда в кого-то из них попадал снаряд из странного пистолета. Но падающие и умирающие сородичи ничуть не охлаждали пыл остального состава стаи, как я могу разглядеть, вокруг поляны, в лесу их собрался не один десяток. Видать и мужчина это прекрасно понимал, это его голос я слышал, похоже, что отбиться он не надеялся и просто решил до последнего защищать женщин и детей. Похоже это какая-то семья и им нужна помощь. Меня немного удивило, что, выбравшись в лес люди не позаботились прихватить с собой что-то более существенное чем пневматические пистолеты, хотя если судить по ранам, наносимым этими пистолетами, оружие это достаточно грозное и убойное, но к сожалению, совсем не дальнобойной, да и звук то него какой-то не опасный. По поведению людей было заметно, что они не чужды оружию и кое-какие боевые навыки у них есть, и будь в их распоряжении более подходящее оружие они были бы в полной безопасности.

Ну что, я хотел найти людей? Так вот они! И какой способ познакомиться и продемонстрировать свое миролюбие может быть лучше, чем помощь в почти безвыходном положении? Жаль только, что у меня патронов маловато, но будем надеяться, что громкий звук выстрела и неприятный запах сгоревшего пороха отпугнет животных. А если мужик догадается поддержать меня стрельбой и не станет отвлекаться на тех что расположены подальше, займется ближними, то у нас есть все шансы испортить этим хищникам всю обедню.

Я оказался прав. Первые же выстрелы карабина и первые последовавшие за этим трупы нападавших очень быстро заставили остальных с визгом разбежаться. Правда я не знаю, что произвело больше впечатления на животных, звук выстрела, или смрад от сгоревшего пороха, который ветерок тянул прямо на них.

А вот поведение людей мне совсем не понравилось. Мужчина проговорил какую-то команду, после чего быстро переместился за другой ящик, женщины последовали его примеру. Теперь три ствола были направлены уже в мою сторону, правда я очень сомневаюсь, что направление на лес осталось неприкрытым, все же военная подготовка чувствуется, даже у девушки. Делать нечего, или тихонько уходить, или все же рискнуть и выйти, поздороваться, так сказать. Я выбрал второй вариант и забросив карабин за спину, встал в полный рост и начал неторопливо спускаться с холма. Всю дорогу мня так и не покидало ощущение что я постоянно нахожусь на мушке и любое мое движение тщательно отслеживается.

Спустившись, я, улыбаясь во все тридцать два зуба направился к людям и только тут вспомнил, что не брит, представляю, что у меня сейчас за видок. Когда до лагеря незнакомцев оставалось метров десять, мужик что-то прокричал, само-собой язык мне был неизвестен, поэтому я решил, что для налаживания контакта надо хотя бы представиться. Остановившись и ткнув себя в грудь, я произнес:

— Олег.

И остался стоять на месте ожидая ответа. Подошедшая к мужчине женщина что-то быстро начала ему говорить, а потом обратилась ко мне. Но что она хотела, я так и не понял, ее речь для меня была полной бессмыслицей, никчемным набором звуков, хотя надо признать, язык инопланетян был приятный, немного певучий, фонетикой немного схож с итальянским. Видя мое полное непонимание и идиотскую улыбку на лице, женщина пренебрежительно сказала что-то вроде «пацак». Мужчина внимательно посмотрел на свою спутницу, потом на меня и не уверенно ей возразил. Между ними возник небольшой спор, но его быстро прекратила девушка, которая молча подошла ко мне почти в плотную, уперла изящный пальчик мне в грудь и проговорила: «Оль Ег», затем уперла палец в себя и сказала: «Кири».

Ну вот, первый контакт, вроде установлен. Теперь и остальным членам этой компании делать нечего, надо подходить и знакомиться. После Кири подошла женщина, опять что-то попыталась сказать, но потом махнула рукой и коротко произнесла: «Мила», ткнула себя в грудь и пошла заниматься своими делами. Потом, как будто получив разрешение, подбежали дети, девчушку оказалась «Алей», а пацанчик — Шам. Последним подошел мужчина и ткнув себя кулаком в грудь произнес: «Аль Кор», а потом посмотрев на меня как-то хитро прищурив глаза, указал на мой карабин и показал, что хочет его осмотреть. Усмехнувшись, я показал на его оружие и разрядив СКС протянул его Аль Кору. Инопланетянин понял меня правильно и смеясь протянул мне свой пистолет, даже не разрядив его. Наверное, надеялся, что я ничего не пойму. Ну, по большому счету он был вполне прав, разобраться с незнакомым оружием я и не надеялся, а вот более- менее выяснить уровень технологий, понять, чего можно ждать от аборигенов, было бы не плохо. Тем более, что никто из присутствующих не обратил ни малейшего внимания на торчащий, над моим левым плечом, эфес меча. О чем это может говорить? Здесь миллион объяснений, может просто не обратили внимания, может местные уже давно забыли, что это такое, а может эта деталь одежды для них настолько привычна и естественна, что заострять на ней внимание так же неприлично и бесполезно, как на торчащий, из нагрудного кармана смокинга, кусочек платка, на Земле. И если разобраться, то любое из этих объяснений не сулит мне ничего хорошего, если вдруг кто-то сможет разобраться, что именно за оружие у меня за спиной. Ладно, с проблемами будем разбираться по мере их появления.

А с инопланетным пистолетом я все же разобрался, ну не совсем конечно, но при необходимости выстрелить вполне смогу. Произошло это достаточно неожиданно для моих новых знакомых и стоит заметить заставило их немного понервничать. Исследуя незнакомое оружие, я решил исходить из того, что для всех человеческих рас основные принципы компоновки и использования личного оружия должны быть примерно однотипные, а значит, как минимум должен быть предохранитель, спусковой крючок и устройство обеспечивающее смену магазина, обоймы или еще чего. С аналогом спускового крючка я разобрался достаточно быстро, а что тут понимать-то, вместо нашей, привычной скобы, здесь используется целая клавиша, расположенная на рукоятке, а вот поиски предохранителя заняли намного больше времени, пока я не обратил внимание на небольшую кнопочку, расположенную на торце рукояти. Утопив ее в рукоять, я получил свободный ход спусковой клавиши, но для выстрела этого оказалось мало, потребовалось еще найти и систему запуска. Она тоже оказалась довольно простой и заключалась в проворачивании ствола, типа как на наших помповухах надо передернуть цевье. Несильный свист раздавшийся после моих манипуляций вызвал неслабое такое оживление среди инопланетян, Аль Кор даже попытался укрыться от возможного выстрела, а женщины просто застыли от испуга. Но я быстро перехватил оружие за ствол и протянул его законному хозяину. Ну его на фиг, кто его знает что там за система от неправомерного использования может стоят, еще оторвет руки, по самые помидоры.

Уловив мое движение, Аль Кор расслабился, принял из моих рук свое оружие и передал мне мой карабин, при этом что-то быстро-быстро говоря. Слышались и вопросительные интонации, и даже просительные, а потом начало прорезываться и раздражение, в конце опять прозвучало это «пацак». Я же в это время смотрел совсем в другую сторону, я смотрел на Кири. Было что-то во взгляде этой молодой и красивой девушки завораживающее, какая-то дикая смесь восторга, обожания и … обещания, хотя больше всего этот взгляд вызывал ассоциации с отношением паучихи к своему самцу. Честно говоря, от такого взгляда становится как-то жутко, но в тоже самое время он вызывает непреодолимую тягу к его обладателю. Тот, кто встречался когда-либо с подобными женщинами меня поймет, а кто не встречался… дай вам Бог и не встретиться, устоять перед ними невозможно, а сопротивляться нереально, вот только после них, жизнь почему-то оказывается разбитой, а все последующие эмоции пресными и неинтересными. К счастью у меня уже есть опыт общения с подобными … особями и ничего кроме спортивного интереса они у меня уже давно не вызывают. Ну да ладно, потом с этим делом разберемся, сейчас я пытаюсь понять, что меня настораживает в этой семейке аборигенов. Какие-то они неправильные. Пытаются всем своим видом и поведением изобразить, что ничего необычного не произошло, как будто это не они всего полчаса назад готовились умереть от зубов и клыков животных, сейчас каждый из них занялся своим делом, дети бегают среди трупов, хотя прекрасно видно, что это им совсем не нравится, Мила ушла куда-то за палатки и занялась приготовлением обеда, Аль расположился на одном из ящиков и принялся чистить оружие, только Кири продолжает исподволь меня разглядывать, как бы изучая, а скорее всего оценивая. Как-то так само собой получилось, что я оказался единственным, кому нечем заняться, мне всеми силами показывали, что я здесь лишний, что, хотя я и помог, но мне здесь не рады. Ну, в принципе, не очень-то и хотелось, поэтому я стал собираться в обратную дорогу, хотя что там собираться-то, подобрал гильзы, те что нашел и уже совсем было собрался помахать туземцам ручкой, как поднялся переполох. Я вот только не могу никак понять, искренне или нет, но меня начали останавливать, показывали на солнце, на лес, на одну из палаток. Как я понял мне пытались объяснить, что время уже позднее, скоро светило скроется и в лесу станет очень темно и некомфортно, а здесь мне предлагают остаться и даже выделили отдельную палатку. Странно все это, то чуть ли перестают замечать и обращают внимания не больше чем на тела хищников, разбросанные по всему лагерю, то, как будто по команде, начинают обихаживать как Папу Римского. Блин, еще и этот «языковой барьер», все что-то тараторят, а что хотят толком и не поймешь. Пришлось с помощью палочки рисовать им в пыли картинки, прям целый комикс получился, мол я сейчас уйду, а завтра вернусь. Вроде поняли, но смотрели очень недоверчиво, а Кири, так еще и обиженно, ну как же так мол, я уже настроилась, размечталась, а ты собрался и уходишь. Нет, конечно можно было бы и остаться, но мне почему-то совсем не хочется ночевать в этом лагере, да еще и в окружении начавших разлагаться трупов, которые под действием жары уже ощутимо пованивают. Может конечно у местных так и принято, но я предпочитаю свежий воздух, пусть даже и в одиночестве. Завтра вернусь, может быть у туземцев заниматься похоронами до захода солнца нельзя, мало ли какие у кого тараканы в голове. А я до того, как стемнеет всяко и по любому, до своей стоянки дойду. Но почему-то мне кажется, что, когда я уйду, вся эта компания вздохнет с облегчением, поэтому задерживаться я не стал.

Всю обратную дорогу я старательно прокручивал у себя в голове все что связано с моими новыми знакомыми, пытался разобраться в своих чувствах и эмоциях, понять, что именно меня в них напрягает. Я вспоминал минуту за минутой все время нашего общения, вспоминал каждый жест, каждое выражения лица, но все было не то, хотя моя интуиция прямо вопила, что я что-то упускаю из виду, что я о чем-то забыл. Уже на самом подходе к моей стоянке, до меня наконец дошло, что именно не давало мне покоя, что меня насторожило.

Если не вдаваться в подробности, то вроде все нормально, семья приехала отдохнуть на фоне девственной природы, отдохнуть от трудов и забот, подышать свежим воздухом, попить кристально чистой воды из родника, жарить мяса на костре. В общем самые обыкновенные туристы, выбрались на пикник, а может быть и на весь отпуск. Вот только стоит принять эту версию за основную и все, сразу все становится на свои места, и слабое вооружение, и дети, и палатки, и нежелание присутствия посторонних. Да, эти люди не были охотниками, не были они и воинами, солдаты, это да, это возможно, но все же, скорее туристы, да, однозначно туристы. Вроде бы придя к такому заключению я должен был успокоиться и начать вырабатывать модель поведения пригодную для общения с этими людьми, когда вернусь к ним утром. А нет, не получается, все равно что-то я упустил.

Ладно, оставим пока аборигенов в покое, рассмотрим саму ситуацию. достаточно многочисленная семья приехала в лес на пикник. Вот оно! ПРИЕХАЛА! Вопрос первый, на чем приехала, вопрос второй, где их транспортное средство, и вопрос третий, как они собираются покинуть, этот самый лес? можно конечно предположить, что всю семью сюда доставили на чем-то вроде вертолета и в определенное время должны забрать. Реально? Вполне. Вот только дети тут никак не вписываются в картину. И не надо мне говорить об разных обычаях разных народов, про различные методы воспитания и подготовки к взрослой жизни. Отправить маленьких детей в лес, полный всевозможных хищников, это вполне может быть в обычаях диких народов, а вот мои знакомые никак на дикарей не тянут. Значит привезти сюда детей, точнее взять их с собой, было необходимо. Значит никакой это не пикник и никакие это не туристы. А кто, тогда? Кого мне напоминает эта группа? Кого-кого, да нашу последнюю экспедицию они мне напоминают, правда в несколько урезанном составе, так и задачи у них скорее всего совсем иные. Хотя, дети опять же, ну не место детям в экспедициях. Если только это не сугубо частная инициатива, если это не "семейный подряд", может это что-то на вроде наших "черных археологов". тогда вполне понятно и место "отдыха", и отсутствие навыков поведения в лесу, и уж совсем становится понятно стремление людей укрыться за какой-то преградой и вести огонь из-за нее. Тем более, что отстреливаться им пришлось от животных, которые априори быстрее, сильнее, а значит и маневреннее людей, да еще и обладают численным перевесом, не боятся людей и не знакомы с оружием в их руках. ладно, будем исходить именно из этой версии, "черные археологи". что они могут здесь искать? Конечно в первую очередь в голову приходит мой подземный комплекс, хотя от него до места их стоянки очень уж далеко, километров сорок, никак не меньше. Значит не его, а что? а вот это я и должен выяснить, а то вдруг что-то противозаконное их сюда привело, а дети и пикник — это не более чем прикрытие, хорош же я буду, когда сюда нагрянут местные силы правопорядка. А если это контрабандисты и они здесь ждут своих партнеров? в таких случаях случайный свидетели становятся столь же случайными жертвами. Похоже, что сегодня мне толком поспать не удастся. надо забирать свои пожитки и скорым бегом направляться обратно, да понаблюдать со стороны за этими аборигенами, авось что-то и разъяснится.

Сборы были недолгими, я уложил всё что не взял с собой утром, достал и кое-как упаковал копчены рыбины, используя для этого большие листы растения, чем-то похожего на наш лопух, поменял воду во фляге и направился, по уже известной дороге, назад. По моим расчетам, я должен был вернуться к стоянке аборигенов еще засветло, поэтому мне не стоило торопиться. Но меня как будто что-то подгоняло, подталкивало, как будто я куда-то опаздываю, поэтому обратная дорога заняла существенно меньше времени. Солнце еще даже не коснулось горизонта, а я уже располагался на вершине знакомого холма, судорожно передергивая затвор карабина, напрочь позабыв, что уже давно хожу с патроном в патроннике.

Как можно догадаться, вернулся я не под звуки фанфар и совсем даже не с криками "здравствуй, мама, я вернулся», а со всеми предосторожностями, какими мог. А на холм так и вообще, забирался чуть ли не по-пластунски. и вот представьте себе, заполз я на вершину холма, спрятался за маленьким бугорком и осторожненько так выглядываю из-за него, с целью, так сказать, провести регонсценировку. И что я вижу?! По всему лагерю аборигенов носятся десятка полтора гигантских пауков, некоторые волокут туши убитых обезьянцев, другие тащат куда-то ящики, еще штук пять живенько так, уже улепетывают в лес, унося что-то с собой. Слава Богу, что я еще не начал стрелять сразу, хотя, стоит признать, что тут уже была не моя заслуга, просто руки тряслись и в голове образовался полнейший вакуум, пауков с детства, как бы это по мягче сказать, не люблю, вот. А, тут такие монстры, размером с большую собаку, а некоторые так и еще больше. У меня от ужаса, наверное, даже на спине волосы встали дыбом и мне сразу же захотелось оказаться где-то далеко-далеко отсюда. К счастью все достаточно быстро выяснилось, где-то на периферии зрения промелькнул Шам, верхом на одном из этих, этих, насекомых. Сначала я подумал, что пауки здесь вместо каких-то домашних животных, но потом обратил внимание, что в лучах низкого уже солнца, их спины и лапы как-то так поблескивают, будто они покрыты металлом. медленно, но верно, истина начала прорисовываться. никакие это не пауки, это самые настоящие роботы, нет, роботы это что-то такое большое, малоподвижное и запрограммированное на выполнение одной-двух операций, а такие вот самостоятельные машины называют вроде как, дроиды, или дроны. А черт, какая разница! Главное, что мне воочию продемонстрировали всю мою дикость, хотя с другой стороны, подземный комплекс-то тоже совсем не с помощью палки-копалки был построен, да и не вчера. Со времени постройки того комплекса прошло очень много времени, а прогресс на месте не стоит. Одно только не понятно, а где эти чудовища раньше-то были, когда их хозяевам угрожала не шуточная опасность?

Постепенно лагерь приходил в порядок, пауки быстро расставляли ящики по местам. Свалив все туши животных, убитых днем, в одну большую кучу, двое, тех что побольше, вдруг озарились ярким светом, как я смог разглядеть, с их лап, которые они подняли горизонтально, к куче полетели ослепительно яркие сгустки огня, если верить нашим, земным, фантастам, то ничем иных кроме бластера это быть не может. Пара секунд и вместо почти двух десятков мертвых хищников осталась небольшая горка пыли, достаточно быстра разлетевшаяся от легкого ветерка. теперь становится понятно, почему трупы не вызывали никакого неудовольствия у "туристов", они просто дожидались, когда я уйду, не хотели демонстрировать мне всю эту машинерию. Интересно, а за кого они меня принимают? Может быть здесь как на Земле, Россия и США посылают ракеты к Марсу, а туземцы на островах Океании жрут червяков и поклоняются убогим моделям самолетов. Может меня угораздило попасть именно на такой "остров" и меня принимают за такого вот дикаря. То-то мой карабин вызвал такой бурный интерес у Аля. Надо будет как-нибудь уболтать их взять меня с собой в более цивилизованные места. Хочу горячий душ, теплый сортир и мягкую кровать!

Насколько я понимаю, эта компания только-только начала обосновываться на поляне, когда подверглась нападению хищных обезьян, иначе мое вмешательство им точно не потребовалось бы. к заходу солнца лагерь принял свой законный вид, я к этому времени спустился немного пониже, схоронившись за большим валуном, уже на том склоне, что был обращен к туземцам. сделал я это потому что, парочка мелких роботов начала огораживать лагерь какими-то вешками, планомерно втыкая их в почву и что-то там включая. Откуда я знаю, что они что-то включали? так тут все просто, после того, как паук устанавливал тонкую штангу, он крепил к ней небольшую коробочку, нажимал с торца кнопку и между двумя стойками появлялась ярко горящая сетка, с не очень крупной ячеей, кулак пролезет, а голова уже нет. Что это такое, понять большого ума не надо, поэтому, чтобы не рисковать, я и спустился немного вниз, тем более, что пауки установили эту сетку точно по самой вершине холма. С заходом солнца, когда поляна погрузилась в ночную тьму, через равные промежутки, вокруг лагеря, загорелись огни, дающие не сильный, рассеянный свет. Конечно не как днем, но вполне достаточно. Постепенно лагерь затих, аборигены уснули, только то тут, то там, остались стоять пауки что покрупнее, скорее всего на охране покоя своих хозяев. Ну и ладно, раз самое интересное закончилось, значит и мне пора баеньки. По устоявшейся уже привычке, я расстелил на земле шкуру убитой мною кошки, завернулся в куртку, подложил под голову маленькое одеяло, захваченное из бункера в качестве упаковки для мечей, и тоже отдался объятиям Морфея.

Разбудила меня какофония лесных звуков, всё же на моей стоянке, возле реки, такого шума и гама не было. Похоже, что основная часть лесных обитателей на этой планете ведет исключительно ночной образ жизни. Если немного прислушаться, то вся ночная жизнь леса проявляется как на фотографии, вот слышен разочарованный рык какого-то крупного животного, видать "Акелла промахнулся", а совсем недалеко от него кому-то не повезло, короткий визг и довольное урчание, а вот это похоже остатки стаи обезьян кого-то вполне удачно загнали и теперь добивают, слышен обреченный рык, видать животина пытается сопротивляться, но прекрасно понимает, что это бесполезно, а вокруг того места слышно знакомое верещание. В общем поспать путем мне не удалось, похоже и не только мне. В лагере инопланетян тоже наметилось какое-то движение, небольшие паучки вытащили из одного из ящиков две какие-то странные конструкции, что-то типа мотоцикла без колес, и возятся с ними. Вот раздался громкий свист, впрочем, быстро сошедший на нет. из одной из палаток вышли двое, это были Кири и Аль, но в каком виде они вышли. Черные матовые комбинезоны, по виду из кожи, на плечах, груди и спине видны какие-то накладки, руки по локоть упакованы в, даже на вид, жесткие перчатки. Спустя пару минут вышла и Мила, дети видать спят, им все нипочем. в отличии от первой парочки, одежда Милы никаких метаморфоз не претерпела, она все так же была в коротеньких бриджах и топике. О чем-то поговорив, Аль с Кири уселись на эти недомотоциклы, надели на голову глухие шлемы, установили в специальные держатели, ружья странного вида и в сопровождении двух Пауков покатили в сторону лесу. При их приближении сетка-забор мигнула и пропала, появившись сразу же как только они пересекли невидимую черту. Мила еще немного походила, как бы размышляя, стоит ли опять пойти лечь спать, или все же надо заняться текущими делами. Морфей победил, и женщина скрылась в палатке.

Первое мое желание последовать за мотоциклистами в лес, пропало так же быстро, как и появилось. Поэтому я и решил последовать примеру Милы, попытался уснуть, к сожалению у меня ничего не вышло и все оставшееся время до восхода солнца я просто провалялся на теплой земле, мечтая и строя планы на будущее. ближе к рассвету, когда лесной гомон поутих, я все же отрубился и проснулся от того, что солнечный свет начал пробиваться сквозь опущенные веки. значит пора вставать и поискать объяснение как я попал в лагерь. к счастью ничего придумывать было не надо, пульсирующие ночью огоньки на стойках забора сейчас горели ровным светом, а сама сетка стала абсолютно невидимая. я подполз к самому забору и аккуратно поводил палкой вверх и вниз, никакого эффекта, тогда я рискнул провести рукой, тоже самое. В лагере раздался какой-то звук, оглянувшись, я увидал Милу, которая улыбаясь смотрела на меня. Увидав, что я ее заметил, она призывно помахала мне рукой, предлагая спускаться и составить ей компанию. Светившее позади нее солнце очень выгодно освещало ее фигуру, подчёркивая ее достоинства, и я невольно залюбовался. Но раз зовут, надо идти. Цепляясь за многочисленные деревца, росшие на холме, я достаточно быстро спустился, не забыв прихватить свои вещи. Зубодробительный эффект на Милу произвела висевшая у меня на плече шкура застреленной мною кошки, наверное, только воспитание не дало ей пустить слюну или выхватить у меня мою добычу и убежать с нею. Поняв состояние и желание женщины, я наклонился и положил шкуру у ее ног, сделал несколько шагов назад, показывая, что я ею просто восхищен и это ей подарок от меня. Мила все поняла правильно и бережно подняв мой трофей, подошла ко мне поближе и слегка прижавшись поцеловала, поцеловала совсем не по-дружески. Потом немного постояв, как бы принимая решение, развернулась и быстра зашла в палатку. Пока я стоял и раздумывал, расценивать ли это как приглашение, или женщина просто пошла убрать мой подарок подальше, как5 она вышла, неся в руках странный предмет, больше всего напоминающий корону "Статуи Свободы". Жестами показала, что я должен это надеть, временами злясь, что я ее не понимаю, она наконец добилась своего, я все же надел "это" на свою многострадальную тыковку. Почему многострадальную? Так потому, что едва я это сделал, как Мила коснулась какого-то выступа на этой штуке и мою голову пронзила шаровая молния, хорошо, что хоть женщина успела меня подхватить, иначе я бы навернулся головой о ближайший пенек.

В себя я пришел достаточно быстро, солнце еще не успело сильно подняться, по моим внутренним ощущениям прошло не больше получаса. Странного приспособления на голове уже не было, зато мозги как будто кто-то вскипятил, немилосердно болела голова, виски просто разламывались и было ощущение, что каждые пять-десять секунд меня кто-то лупит киянкой по лбу. Непроизвольно я застонал, тут же возле меня появилась Мила и протянула мне какую-то желтенькую капсулу, показывая. что я должен это съесть, в другой руке она держала стакан с водой. С трудом протолкнув в пищевод капсулу, я выхлебал воду и опять отключился.

Очнулся я без чьей-либо помощи и к своему удивлению без малейших признаков головной боли. Шевелиться, а тем более вставать у меня никакого желания не было, поэтому приоткрыв глаза я осмотрелся. Судя по всему, я нахожусь в палатке у инопланетян, лежу на чем-то отдаленно напоминающем раскладушку, только не проваливаюсь как в гамаке, а ощущаю под собой ровную, слегка теплую и упругую поверхность. Рядом стоит мой рюкзак, вроде бы его даже никто не вскрывал, да и мое оружие рядом. Хотя ткань палатки была абсолютно не прозрачная, хозяева даже были вынуждены зажечь в ней свет, видать, чтобы я если очнусь, то не перепугался в темноте и не устроил чего непотребного, но вот звуки она пропускает идеально, поэтому я и стал невольным свидетелем занятного разговора. судя по всему и Аль и Кири уже вернулись из своей поездки и теперь беседовали с Милой.

— Мила, ну и зачем ты это сделала? Оно тебе было надо, или может ты запала на этого аборигена, а?

— Аль, прекрати! А насчет запала, посмотри на сестренку, она сейчас мне в глаза вцепится, вот кто реально на этого человека запал.

— Да ну вас, с чего вы взяли, что мне нравится этот дикарь?!

— Да ладно, сестренка, не смущайся, парень и на самом деле видный. Мила, ты так и не ответила, зачем ты это сделала?

— Аль, ты видел, ЧТО, он мне подарил?! Это же шкура Золотой Оолы! Да после нормальной обработки ее в можно продать в Империи, и наша мечта исполнится, мы сможем полностью отремонтировать и модернизировать наш корабль. А если у меня получится изготовить из нее чучело, и нам повезет продать его в Центральные Миры, то тогда вообще можно забыть о всех проблемах, там и на корабль будет достаточно, и на новые сети, и даже на Базы, по которым ты так страдаешь останется! А ты уперся в эту несчастную гипнограмму, ценой в пять кредов.

— Мила, ты меня не поняла! Да черт с ней с этой гипнограммой, вон у Кири их почти десяток. Я только не пойму зачем ему знание Общего языка, лучше бы ты ему, вон, например, игольник подарила. Ты что, не понимаешь, что ты дала ему абсолютно бесполезное знание, а он охотник, исследователь, такие на одном месте не сидят, ему надо что-нибудь материальное, полезное. Вспомни, перед нашей высадкой Силана смогла получить информацию с того старого зонда, в этой Системе после последней войны с архами ни одного корабля не было, да и мы через неделю-две улетим. Кстати, когда он хоть очнется-то?

— Ну по моим расчетам он должен прийти в себя, где-то через пару часов, а поговорить с ним можно будет, я думаю, завтра утром, но это при условии, что у него интеллекта хотя бы восемьдесят единиц есть. Если меньше, то скорее всего завтра к вечеру.

— Мила, какие восемьдесят единиц, он дикарь, в лесу живет, пням молится! хорошо если единиц сорок наберется.

— А ты что, куда-то торопишься? ну не утром, так вечером. эх, мне бы еще в его вещах пошарить, но увы…

— А почему увы, бери да смотри.

— Нет, нельзя. Дикие народы они очень болезненно относятся к своему имуществу, могут возникнуть проблемы, а у меня на нашего гостя есть определенные планы.

— Ага, знаю я эти планы!

— Аль, Мила, я думаю вы оба не правы. Надеюсь, вы доверяете мнению офицера-аналитика СБ?

— Ну предположим не офицера, а только стажера. Кири, а почему ты считаешь, что мы не правы?

— В отличии от вас я за ним наблюдала, наблюдала еще вчера и очень внимательно. Вот скажи мне, Аль, ты разобрался с его оружием?

— Нет, там что-то до невозможности сложное, понял только то, что это какой-то образец кинетического оружия, на большее времени не хватило.

— Ага, ясно. А ты Мила, случайно не обратила внимания на его одежду?

— А на что там смотреть, конечно стоит она кучу кредитов, но только по тому, что натуральная, а так абсолютно стандартный набор.

— Вот-вот, у вас перед глазами есть все данные, а сложить их все вместе вы так и не смогли. Аль, ты говоришь — дикарь, хорошо если сорок единиц интеллекта, а вот он с твоим игольником разобрался, а ты с его "дикарским" оружием не смог. Мила, ты сказала — стандартный набор. Стандартный для кого? Для дикаря? Я могу тебе абсолютно точно сказать, что вся его экипировка изготовлена фабричным способом, более того, в ее составе есть и пластик, и металл, и пластик как минимум нескольких видов. Мы все видели результаты сканирования планеты, помните Силана нам показывала? Да, на планете есть разумная жизнь, здесь живут почти такие же люди, как и мы, но они намного ниже, слабее и у них серая кожа. А теперь посмотрите на нашего гостя, он абсолютно другой. я думаю, что он не местный.

— А кто он тогда такой, откуда он здесь взялся?!

— Не знаю. Возможно он здесь уже очень давно, возможно он попал на эту планету еще до войны, или в самом ее начале и скорее всего еще ребенком. Помните те обломки кораблей, что мы видели на сканах? может такое быть, что он был пассажиром на одном из кораблей, что потерпел аварию в этой системе, а местные его подобрали и вырастили, возможно какой-то из кораблей возвращался из какого-то дикого Мира, возможно даже агарский, ну и попал на зуб архам, а ему повезло и он выжил. Теперь вот пользуется остатками груза с того корабля.

— Почти тридцать пять лет в одиночестве? С разумными чужой для него расы? Нет, это невозможно!

— Ну почему чужой? Возможно это мы кажемся ему чужими, хотя и очень интересными, а те, кто его подобрал имеют, для него, вполне привычный вид и совсем даже ему не чужие. И да, Мила, в одном ты права, не стоит лазать в его вещах, я думаю там могут оказаться очень неприятные сюрпризы. И еще, я думаю, надо приложить все силы, чтобы он отправился с нами, я считаю, он может нам здорово пригодиться.

— Отправился в качестве кого? У него даже самой примитивной Сетки нет. Зачем он нам?

— Ну если очень надо будет, то нейросеть мы ему найдем, да и кое-какие Базы тоже, хотя бы в первом-втором ранге. В конце концов, старое кладбище рядом, можно там поискать, а потом, когда кредов поднакопит, да попадет в Содружество, если захочет, то сам установит все что ему надо будет. Тебе разве, Аль, не надоело быть в гордом одиночестве среди одних женщин и детей, не хочется иметь рядом настоящего мужчину?

— Ладно-ладно, убедила. завтра поговорим с ним. Как кстати, его зовут-то?

— Оль Ег.

— Ясно. Ну что подождем пока наш гость проснется, или поедим без него?

— Я думаю подождем. Тем более из его баула такие запахи идут, что можно слюной захлебнуться.

Смех трех молодых людей раздался за стенкой палатки. А вот я задумался. Это что же получается, я думал, что повстречал аборигенов, а это такие же туземцы что и я? С другой стороны, не надо выдумывать как объяснить, что я не знаю местного языка. А то, откуда я здесь взялся, так мне уже подогнали вполне правдоподобную историю, а уж выдумать легенду в стиле Киплинга и Берроуза, немного упростив, немного усложнив и добавив при этом элементы русских сказок не такая уж и большая проблема. Тем более эти "туристы" уже и сами готовы поверить во что угодно. А там посмотрим, может и расскажу правду, хотя это навряд ли. Да и похоже исполнится мечта идиота. Попаду я таки, в цивилизованные места. Но это все потом, а что мне делать сейчас, надо ли демонстрировать знание их языка, или немного погодить? Все-таки, наверное, стоит подождать, пособирать информацию, главное вести себя естественно. Ага, естественно, а как бы повел себя настоящий дикарь на моем месте? Скорее всего схватился бы за оружие и нагнал шороху. Только вот у меня проблема, я не дикарь и очень хочется это продемонстрировать, тем более, что и начал я вроде не плохо. Так что же делать?

С выходом на сцену мне опять помог случай. Инопланетяне решили организовать стол в непосредственной близости от палатки, в которой я находился, поэтому все их перемещения и разговоры были мне прекрасно слышны. В какой-то момент к уже привычным звукам лагеря прибавился еще один, который, казалось, идет сразу со всех сторон. Внезапно дальний край палатки провалился, а на улице раздался истошный женский визг, через пару мгновений послышался уже знакомое пшиканье, как мне теперь известно, игольника. Схватив карабин, я кубарем выкатился из перекосившейся палатки. А в лагере происходило что-то невообразимое, там, где еще совсем недавно бил небольшой родник шевелилась куча каких-то белесых волокон, количество которых увеличивалось с каждым мгновением. В паре метров от меня, на животе лежал Шон, которого постепенно оплетали тонкие щупальца с мизинец толщиной, та же участь постигла и женщин, только девочка, по счастливой случайности оказавшаяся на другом краю лагеря была цела, да Аль пытался отстреливать ползшие к нему со всех сторон мерзкие отростки. Как ни странно, ни один паукообразный робот так и не сдвинулся с места, скорее всего никто не успел отдать им команду. так получилось, что я оказался позади и немного сбоку от странного существа, прокопавшего себе дорогу в самый центр лагеря и мог рассмотреть его куда лучше остальных. Если со стороны могло показаться, что на людей напали сотни непонятных, белесых червей, то мне отчетливо было видно, что это одно существо, надо признать достаточно большое. Первая ассоциация, возникшая при виде этого существа, было достаточно комичным, но само существо было совсем даже не смешным. Бесформенный мешок, размером с хорошего бычка, без глаз, ушей, носа, по крайней мере я ничего подобного не заметил, зато с огромной пастью на пол тела, заполненной мелкими, острыми зубами. А вокруг этого бурдюка сотни длинных щупалец, каждая длинной метров в пять, если не больше. Я понятия не имею почему мой карабин оказался заряжен зажигательными патронами, но свое дело термитные заряды выполнили на отлично. Магазин СКС оказался пустым очень быстро, каждая пуля, входившая в тело монстра, выжигала в нем дыру, в которую можно было бы свободно просунуть голову, такой поворот событий ему явно не понравился и существо начало быстро погружаться в землю. Те насколько секунд, на которые я отвлек монстра, позволили Алю отдать команду роботам, и они рванулись к прячущему монстру, паля из своих орудий во все стороны. Подземное существо предприняло еще одну попытку овладеть ситуацией и ему это удалось. Взметнувшиеся вверх сотни щупалец разом накрыли, спешащих железных пауков, частой сетью и начали обвивать их. Один за другим роботы теряли подвижность и превращались в ком мерзких, постоянно шевелящихся отростков. От некоторых уже пошел неприятный дымок сгоревшей изоляции, другие во всю искрили, видать, даже металлические корпуса не выдерживали напора живой плоти. перезаряжаться у меня времени не было, поэтому выхватив, так хорошо послуживший мне совсем недавно, меч я ринулся освобождать людей, просто перерубая те щупальца, что еще продолжали тянуть их к воронке на месте родника. Надо отдать должное Алю, он очень быстро сориентировался и бросил бесполезные попытки отстрелить все щупальца монстра. Видя, что мой способ более действенный он занялся тем, что начал оттаскивать обмотанные хваталками этого существа тела мальчика и женщин подальше от разбушевавшегося подземного существа и как выяснилось, не менее опасного меня.

И всё-таки мы победили. монстр отступил, скрывшись под землей, оставив на поляне пять искорёженных, измятых и чадящих мерзким дымом остовов роботов. Правда эта маленькая победа, над тупым железом, ему далась не легко, вся поляна оказалась залита отвратительной слизью, источавшей на свежем воздухе непередаваемую вонь, а сотни мелких и крупных огрызков его щупалец покрывали поляну ковром из еще слегка шевелящихся обрубков. меня буквально трясло от переполнявшего кровь адреналина и поэтому я не сразу обратил внимание на то что делает Аль. А он с трудом освободив тела своих родственников от остатков монстра цеплял каждому на грудь небольшую коробочку, размером чуть больше пачки из-под "Беломора". на коробочках сразу же вспыхивало с десяток красных огоньков, которые непрерывно мигали. Но постепенно их цвет начал меняться, сначала на оранжевый, потом на желтый и так пока все огоньки не сменили свой цвет на зеленый. тела людей, еще совсем недавно не подающие почти никаких признаков жизни, начали возвращаться к жизни. Когда все огоньки стали зелеными, они еще немного помигали и коробочки сами отвалились от тел. Аль достал из какого-то саквояжа пистолет странного вида и подходя к каждому, по очереди приставлял его к шее. Насколько я понял это был инъектор. После его манипуляций люди начали дышать глубоко и размеренно, они спали. Я в это время сидел на каком-то бауле и трясущимися руками пытался вытереть клинок куском ткани от палатки, я все тер и тер, хотя заметного эффекта мои манипуляции не имели. Аль подошел ко мне и видимо что-то хотел сказать, но вспомнив, что я не знаю их языка, просто постоял, а потом согнулся в земном поклоне, так выказывая мне свою признательность. Конечно, мне надо было бы встать и объяснить ему что я уже прекрасно понимаю его язык, но меня накрыла волна полной апатии, я даже с трудом оставался в сознании, таким ошеломляющим был откат. Мужчина понял мое состояние и отошел, чтобы не мешать мне. Он кое как перенес тела пострадавших во вторую палатку и как я понял занялся сворачиванием лагеря. Слишком уж негостеприимной оказалась для него и его близких эта планета.

Постепенно оставшиеся роботы-пауки сворачивали лагерь. Немногочисленное оборудование занимало свои места в ящиках, один из пауков собрал и уложил палатку, в которой еще совсем недавно я лежал и обдумывал свои следующие шаги. Парочка пауков покрупнее выволокла из ящика подольше какие-то железяки и сейчас споро собирали что-то на подобие плота, подвешивая под днище непонятные устройства. Когда раздался уже слышимой мною свист, быстро затихший, на этот плот пауки начали стаскивать ящики и баулы, расставляя их и закрепляя. Часа через два на поляне осталась только одна палатка и остовы пяти роботов, которые сейчас остальные роботы разбирали, как я понял на запчасти, упаковывая их в очередные ящики и оттаскивая все на тот же плот. Постепенно плот превратился в доверху загруженную телегу, правда без колес. Вот я и увидал очередной продукт высокоразвитой цивилизации, судя по всему я воочию вижу так называемую антигравитационную платформу, ту самую, без которой не обходится ни одно фантастическое произведение на Земле. Наконец из палатки выбрались и остальные. Вид они имели помятый и расстроенный, на меня женщины предпочитали не смотреть, сразу направившись к Алю. О чем они говорили я не слышал, слишком далеко я сидел, но по тому какие взгляды они на меня бросали, стало ясно, что Аль и не подумал приписывать себе роль спасителя, а все честно и с подробностями рассказал своим сестрам. Разговаривая, а временами и споря эта троица ходила по бывшему лагерю, в конце концов остановившись возле платформы, невдалеке от которой сидел и я.

— Аль, ты же понимаешь, что раньше, чем через неделю мы не сможем связаться с Силаной? Что ты предлагаешь делать? Куда идти? Сколько мы пройдем?

— Кири, я все прекрасно знаю, но и ты должна понять, что оставаться здесь нельзя! Что ты предлагаешь?

— Аль, Кири, я бы попробовала как-то поговорить с Олем. Вы оба прекрасно видите, что он лучше нас знает эту планету, его оружие лучше приспособлено для защиты именно в ее условиях, видимо он уже не раз сталкивался с местными животными и вполне может помочь нам продержаться эту неделю.

Непроизвольно я усмехнулся. Лучше знаю планету, лучше приспособлен? Эх, знали бы вы насколько лучше я знаю и приспособлен, так, наверное, с горя повесились бы. Хотя, а вариант-то есть. В конце концов, сколько времени провел на берегу реки, на своей стоянке, и ничего, никаких неприятных сюрпризов, а здесь, всего пара дней и две реальные возможности покинуть этот бренный Мир. Да, наверное, надо как-то попытаться уговорить этих людей пойти на мою старую стоянку, там намного спокойнее и как мне кажется, значительно безопаснее. раскрывать свое знание их языка мне пока не охота, но сейчас мне может помочь универсальный язык общения, жесты и рисунки, ну и, наверное, уже появившийся некоторый мой авторитет.

— Мила, мне кажется, что ты права. Вспомните, когда он первый раз к нам вышел, он был достаточно свеж, да и времени от восхода прошло не много, я очень сомневаюсь, что он шел ночью, скорее всего вышел на рассвете, да и пришел он налегке. Значит где-то сравнительно недалеко есть вполне безопасное место, где мы сможем переждать время до возвращения Селаны в Систему. Надо как-нибудь объяснить Олю, что мы хотим пойти с ним.

— В других условиях, я бы, наверное, был категорически против. Этот парень полон сюрпризов и тайн. Но похоже у нас нет другого выхода.

— Аль, ты это о чем? Какие тайны и сюрпризы?

— Его меч. Когда это существо сбежало, я начал срезать с вас его щупальца, так вот, даже мой вибронож брал их с огромным трудом, а он своим мечом перерубал их просто не замечая.

— Ну, а я о чем говорю, он более приспособлен к выживанию на этой планете, его оружие более приспособлено. Конечно, если бы мы были более подготовлены, то его помощь нам бы и не потребовалось. Мы понадеялись на свое технологическое превосходство и жестоко за это поплатились. Наших изученных Баз вполне достаточно для выживания на заселенных планетах и в Пространстве, но для жизни на диких, неисследованных планетах знаний и навыков, техника, аналитика и медика недостаточно. Все мы вместе составляем очень неплохой экипаж торговца, неплохо справляемся с потрошением погибших кораблей, но в качестве исследовательской группы…

— Ладно, пойдемте к Олю, попытаемся с ним хоть как-то поговорить. Черт, Мила, ну почему ты не додумалась обучить его нашему языку сразу, как только он помог отбиться нам от хралов.

— Так я же не знала!

— Да не бери в голову, это я так, на эмоциях.

Пока длился весь этот разговор, я постарался с помощью ножа нарисовать на земле слабое подобие карты, где изобразил поляну, холм, реку и предполагаемое место своей стоянки. Как ни странно, но мои художества все прекрасно поняли. Из редких реплик я понял только то что они сомневаются, доедет ли их платформа до места, хватит ли ей заряда и успеют ли они дойти до темноты. чтобы развеять их последние сомнения я изобразил небольшую пантомиму, сначала показал, как я иду, потом показал на светило, которое стояло почти в зените, нарисовал на земле линию горизонта, а над ней солнце, ткнув пальцем сначала на рисунок, потом в небо. Затем нарисовал тоже самое, но уже сместив значок светила градусов так на тридцать, попытавшись обозначить временные рамки, которые мне требовались для похода в одну сторону. Как ни странно, но меня прекрасно поняли и радостно заулыбались. путь не такой уж и длинный. На фоне такой сообразительности, проявленной инопланетянами, я решил заодно пресечь коверканье моего имени, что и проделал незамедлительно. Опять постучал себя в Грудь и сказал: "Олег". Мои новые знакомые со смехом повторили "Оль Ег". Пришлось объяснять от противного, показав на Милу, я сказал: "Мил А", ткнув ы сторону Кири, повторил туже процедуру, произнеся: "Кир И" и уставился на девушек вопросительным взглядом. Они засмеялись и попробовали объяснить мне мою ошибку. Тогда уже засмеялся я и опять повторил "Олег". как ни странно, но первым сообразил Шам, подергав Аль за рукав он ему выдал.

— Не тупите, он хочет сказать, что его имя не "Оль", а "Олег".

Повернувшись ко мне Аль вопросительно спросил, на этот раз правильно выговаривая мое имя.

— Олег?

Я утвердительно затряс головой и еще раз повторил "Олег". Взаимопонимание было достигнуто. Собрав последние пожитки и усадив детей на платформу, мы отправились в путь.

Идя, по уже ставшему привычным за последние пару дней, маршруту я непроизвольно удивлялся всему происходящему со мной. Вот ведь, как интересно устроена жизнь. Сколько я уже на этой планете, неделю, две, а может и больше, и ведь ничего такого особенного со мной не происходило, жил себе потихоньку, отдыхал и наслаждался, а стоило один раз отойти от привычного маршрута, сделать всего один шаг в другую, не привычную сторону и события понеслись в скач. Прошло чуть больше суток с того момента, как я принял решение идти не в низ по течению реки, а в верх, и к чему это привело. Я непонятным мне способом выучил язык инопланетян, дважды успел поучаствовать в отражении нападения хищников на людей и сейчас веду за собой целую компанию представителей высокоразвитой цивилизации, которые полностью доверились мне, и даже признали за мной определение превосходство. Шам вон так вообще не отходит от меня, хороший мальчишка, сообразительный и непоседливый, да и с устойчивостью психики все более чем прекрасно, вырастит, станет настоящим мужчиной, это уже и сейчас видно. А вот его сестренка, та что самая мелкая, полная его противоположность, тихая, скромная и предпочитает проводить время со своими старшими сестрами. На меня поглядывает с опаской, но без страха. Что тут поделаешь, детский максимализм, нет для них серых тонов, есть только белое и черное, жаль, что со временем это проходит.

Интересно, всего-то четвертый раз иду этим маршрутом, а уже даже узнаю эту местность, примечаю запомнившиеся места, ориентиры. Вот и это дерево впереди, настоящий исполин, возле него даже кусты не растут, сквозь его крону до земли солнечный свет не достает, да и корни тянут влагу из почвы со страшной силой, ничего не оставляя другим. Только зеленая листва на ветках шевелится. Зеленая? А это тогда что за желтое пятно среди деревьев, да еще с и измазанное черными пятнами? Ба! Старый знакомый, киса! до дерева метров двадцать, в принципе пистолетная дистанция, мне кажется, что я даже вижу яростный блеск оранжевых глаз. Как там Мила сказала: "Золотая Оола", ну вот и будет подарок для Кири, а то очень уж она завистливо глядела на Милу. Так, карабин к плечу, затаить дыхание и плавно тянем спусковой крючок. Выстрел прогремел подобно грому, на соседних деревьях с криками взвилась туча самых разнообразных птиц, а с исполина, немного с задержкой рухнуло большое грязно-желтое тело с черными пятнами. Уже на земле, могучие лапы несколько раз рефлекторно сжались и разжались, крепкие кости проскребли канавки в земле, хищник напрягся, потом вытянулся в полный рост и обмяк. Похоже одной пули кошке хватило. Ко мне подбежал Аль, озабоченно оглядываясь, я ему сделал успокаивающий жест и направился к своей добыче. Этот экземпляр оказался ничуть не меньше первого, а может быть даже и чуток побольше. С трудом взвалив тушу на плечо, я поплелся обратно к платформе. Обе девушки смотрели на меня как на кого-то полубога, пожирая взглядами мертвую кошку. Улыбаясь во все тридцать два зуба, я протянул добычу Кири, мол это ей. Девушка меня прекрасно поняла и судя по ее взгляду предела ее счастью не было конца и если бы не братья и сестры, то боюсь, быть мне изнасилованным от наплыва чувств. Глянув на свою сестру, Аль громко расхохотался и потом долго еще поглядев на нее улыбался. Похоже, что он совсем не против отношений одной из своих сестер со мной, совсем не против, ему это даже чем-то нравится.

К сожалению, перегруженная платформа двигалась намного медленнее чем человек, да еще и не по ровной дороге, а по пересеченной местности, поэтому до места назначения мы добрались намного позже чем я ожидал. Местное солнце уже начало казаться своим нижним краем горизонта. Все мы были уставшие и измотанные событиями прошедшего дня, особенно дети. Поэтому известие, что мы наконец на месте все восприняли с немалым энтузиазмом, а учитывая, что весь день никто из нас ничего не ел, то еще и с ожиданием. Мила вытащила несколько каких-то пластиковых упаковок, нажала расположенные с боку кнопочки и расставила их на импровизированном столе. Как я понял это что-то вроде саморазогревающегося сухпайка. Попробовав безвкусную массу, я понял, что есть подобную гадость я еще долго не смогу. Поглядев как я с отвращением отодвинул от себя предложенный мне ужин, Аль понимающе вздохнул и извиняясь пожал плечами. И вот тут-то я и вспомнил, что вчера утром, уходя на прогулку я решил испытать плоды творчества своих шаловливых ручек. Я сплел несколько рыбных ловушек и перед уходов установил их на реке, когда вернулся, то просто не подумал о них, а вот сейчас пришло время проверить результаты моих стараний. Из пяти штук в четырех оказалось по несколько вполне приличных рыбин. Вытащив свой улов на берег, я занялся приготовлением ужина. Выпотрошив добычу, обмазал рыбины глиной, выкопал небольшую ямку и уложив улов рядком, вновь засыпал. После чего наломав веток и нарубив мечом дров развел над ямой огонь. Мои новые товарищи смотрели на мои манипуляции, ничего не понимая и ожидали дальнейшего развития событий. Минут через сорок, когда по моим подсчётам, рыба была готова я разворошил угли и вытащил наш будущий ужин наружу. Солнце уже село, и небольшой лагерь освещался только светом звезд и неяркого костра. Подождав пока глина немного остынет, я взял одну рыбину и слегка стукнул по глиняной корочке. Глина лопнула, а над поляной поплыл одуряющий аромат запечённой рыбы. Первым опять оказался Шон. Он в точности повторил мои действия и теперь с диким восторгом уплетал рыбу за обе щеки. Очень скоро его примеру последовали и остальные. Короче, ужин удался, а после того, как я достал свою заветную фляжку с остатками коньяка и накапал всем грамм по двадцать, то всеобщему восторгу не было предела.

Пока осоловевшие от обильного, а главное очень вкусного ужина женщины устраивали ночлег, растеребивши пару баулов, я направился к реке, надо было разделать и подготовить шкуру от моего дневного трофея. Со мной пошел и Аль. Присев не далеко от меня на выступающий из воды валун и наблюдая за моей работой, он негромко произнес.

— Кто же ты такой, Олег?

Посчитав, что пора переходить на нормальный способ общения я ответил.

— Человек. Надеюсь, даже сапиенс.

— Ты меня понимаешь?!

— Понимаю, а что тут такого?

— И ты так спокойно об этом говоришь?

— Так это по началу было непривычно, а потом ничего, привык.

— И давно ты стал понимать наш язык?

— Когда кошку подшиб.

— Кошку? А, Золотую Оолу. А почему не сказал?

— А зачем? Да и должен же я был понять кто вы такие и откуда. Отец говорил, что когда-нибудь такие как вы придете и сначала надо будет разобраться что вы за люди, а потом уже и решать что с вами делать, дружить или воевать.

— И как, разобрался?

— Разобрался. Вы не хуже и не лучше других, вы обычные. Конечно можете и умеете намного больше чем другие, а так вполне обычные люди.

— А ты уже встречал таких как мы, ну таких как ты, я имею ввиду внешне?

— Моя мать была такой, правда я ее почти не помню, мне отец рассказывал.

— А он, ну твой отец, он какой?

— Он не похож ни на меня, ни на вас, он другой и братья у меня другие.

— Расскажи мне о своей семье, расскажи мне о себе.

— А что рассказывать, жил, охотился, потом, когда отец умер меня изгнали, вот с тех пор я и живу один.

— Изгнали? Выгнали из племени, расскажи!

Вот тут-то "Остапа и понесло", выдал я Алю занимательную историю в лучших традициях Маугли и Тарзана, сдобрив все это народными сказками в духе "Молодильных яблок". Рассказал о, якобы, своей жизни в горах и лесах, поведал о злобных братьях, отравивших отца и сваливших вину на меня, рассказал, как скитался по планете, как решил устроиться здесь, возле реки, рассказал, как девушки нашего племени шарахались от меня, потому что я не такой как все, в общем заливал от души, сам за собой такого таланта к вранью никогда не замечал, а тут вот выдал. Конечно кто-то скажет, что я поступил неправильно, дескать надо было рассказать всю правду… Вот только я так не считаю, достаточно вспомнить эпизод, когда Аль делился своими впечатлениями о моем мече, дескать невообразимая штука. Что это значит? А значит это, что подземный комплекс не имеет никакого отношения к расе Моих новых знакомых, это что-то другое. а и всеобщего коммунизма в космосе нет, значит надо иметь какую-то заначку на черный день, хотя бы место где можно укрыться, затаиться и переждать. Да и не знаю я ничего о здешней цивилизации, так что светиться лишний раз не стоит.

В ту, первую нашу ночь на берегу реки мы долго еще с Алем разговаривали, он выпытывал у меня о моей жизни, а я исподволь узнавал о реалиях жизни в этом их содружестве. Не знаю, что понял он из моего рассказа, а вот я уяснил одно, — в Содружестве щелкать клювом нельзя, схарчат и не заметят. И это еще одна причина по которой я не стал рассказывать о себе правды, не стал тогда, при моём первом разговоре с гражданами Содружества, не стану и потом.

Хотя мы разговаривали очень тихо, я почему-то уверен, что наш разговор известен и девушкам, причем известен слово в слово, может они все слышали сами, а может Аль вел какую-то запись, но уже утром отношение ко мне резко переменилось. Если раньше для всех я был непонятный и таинственный дикарь из леса, то теперь я стал понятным, много пережившим, много повидавшим и очень полезным членом команды. Конечно полного доверия между нами в скором времени ожидать не стоит, но предложение присоединиться к семье Кор я утром получил. Мне пытались объяснить особенности жизни в Содружестве, рассказывали о поистине фантастических достижениях в технике, науке, медицине. Рассказывали о Звездных Империях, Республиках и Федерациях. Рассказывали о войнах с чужими и со своими, о пиратах и работорговцах, ученых и путешественниках. Показывали фильмы и карты Галактики, документальные съемки с диких и развитых планет, Императорских приемов и военных парадов, показывали записи космических битв, в которых сходились флоты в тысячи вымпелов с каждой стороны. В общем много чего показывали и рассказывали, таким образом эти люди пытались убедить меня в необходимости отправиться с ними, им даже было не в домек, что я уже все решил, и если бы они не позвали меня сами, то я был готов уговаривать их об этом.

Постепенно наша совместная жизнь налаживалась, чему-то учился я, чему-то мои новые знакомые у меня. В первый день произошёл довольно смешной случай. Аль начал разворачивать свой лагерь по новой, вот только теперь в его распоряжении оказалась всего одна палатка, он пытался починить и вторую, но после битвы с подземным монстром она была в очень плачевном состоянии. И если каркас еще худо-бедно подлежал восстановлению, то сама палатка больше напоминала мелко нарезанные полос синтетического материала. Аль с помощью маленького дроида пытался сварить, склеить эти куски, но у него ничего не получалось. А вся проблема оказалась в том, что он пытался придать ей прежний вид, ну разве не проще перекроить оставшиеся куски и изготовить стандартную земную палатку, что я ему и продемонстрировал за не полные полчаса. Конечно работал не я сам, а дроид под управлением Аля, но все выполнялось под моим чутким руководством. Так я стал счастливым обладателем отдельной, по земным меркам четырехместной палатки. И таких вот, на первый взгляд, простых решений в сложных, с точки зрения инопланетян, ситуациях было более чем достаточно. А все объясняется довольно просто, очень уж у нас разный менталитет и там, где жители Содружества привыкли полагаться на технику, земляне больше рассчитывают на свои мозги.

Узнал я и то, что делает эта дружная семейка на планете. Все оказалось очень просто. Еще совсем недавно, Кири проходила стажировку в аналитическом отделе Службы Безопасности на одной из Станций, разбросанных по всему изученному пространству, и ей случайно попались на глаза данные по старым, еще довоенным складам длительного хранения и базам подскока Имперского Флота. Данные были устаревшие, со всех, ну почти со всех этих мест все было уже давным-давно вывезено или использовано по назначению и только напротив некоторых координат стояли пометки, что склады или базы утеряны в ходе боевых действий. Но то, что для Флота Империи считается утерянным, для маленькой группы людей может оказаться самым настоящим Клондайком и Эльдорадо в одном флаконе. Вот и на этой планете когда-то была база обеспечения Тыла Восьмого Флота Империи Аратан. По всем документам она проходила как полностью уничтоженная агрессором с орбиты. Дружная семейка Кор, заполучив такую информацию, решила во что бы то ни стало проверить ее, тем более, что имея в собственности старый, но вполне еще надежный средний транспортный корабль, частенько бывали в этих краях. Вот и в этот раз, заполучив выгодный фрахт на доставку какого-то груза в Систему, находящуюся всего в двух прыжках от этой Системы, решили совместить приятное с полезным. Корабль сделал небольшой крюк и в результате все Кор, кроме еще одной сестры, Селаны, пилота корабля и его капитана по совместительству, оказались на этой планете. Для всей семьи, кроме Кири, корабль был не только средством производства, но и домом, поэтому на семейном совете было решено, что дети тоже спустятся на планету, взрослые посчитали, что под охраной противоабордажных дроидов и системы защиты периметра лагеря, на планете вполне безопасно. Ну а что было дальше уже и так понятно. Само-собой, что в первый и единственный разведывательный выезд Аль с Кири ничего не нашли, да теперь и не найдут. Короче все решили сидеть на попе ровно и дожидаться возвращения корабля в Систему. По возвращению, Селана должна спуститься за родственниками на челноке и всех забрать, а в случаи удачных поисков, можно будет загрузить находки в трюм и с выгодой продать на любой станции. У меня были кое-какие подозрения насчет этой Базы, но я пока не спешил их озвучивать. Нет, я ни в коей мере не думаю, что тот подземный комплекс в котором я побывал и есть эта база. Просто во время своих "прогулок" в низ по течению реки я видел что-то напоминающее развалины небольших построек, собственно говоря именно из-за них я так долго и ходил по одному и тому же маршруту, надеясь найти что-то вроде дороги и уже по ней выйти к людям. На месте развалин никаких больших воронок, или провалов почвы я не видел, а значит если это и есть искомая База, то есть все шансы, что она практически не пострадала. Возможно неведомые мне архи уничтожили жилые и административные постройки и на этом удовлетворились. Если База военная, то основные ее помещения должны располагаться под землей и даже если кто-то из персонала и находился в момент атаки не на поверхности, то скорее всего оказался под завалом и просто не смог выбраться наружу. А после того, как Кири сказала, что весь штат подобных сооружений обычно насчитывал пять-шесть человек, то я в этом уверен процентов на девяносто. В общем надо подумать и на всякий случай обговорить свою долю в найденном, потому как чувствую, что жизнь в Содружестве тяжелая и относительно не дешевая, а значит личные свободные средства никогда не помешают. Тем более, что мне еще предстоит обустраиваться и налаживать свою жизнь в новых и непривычных для меня условиях.


1 глава | Невозвращенец | 3 глава