home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9

Бездна

Около десяти утра позвонила Лена. Говорила взволнованно, нервно, срываясь на крик. Мне показалось, что она плачет:

– Артем! Ты извини меня за вчерашнее… Я бог знает чего наговорила! Ничего не надо, слышишь? Не говори пока с Казимиром! Ты меня понял? Не нужно!

– Лена! Что случилось? – пытался я ее перебить, но она меня не слышала.

– Пожалуйста, Артем, я тебя очень прошу! Пожалуйста!

– Но… почему?

– Я тебе потом объясню. Пообещай, что ничего ему не скажешь! Поклянись!

Что за истерика?

– Лена, не говори глупости! Что произошло?

– Ничего! Костик возвращается в институт и… в общем, ничего не нужно. Мы с тобой еще поговорим. Извини, я спешу! – И сразу же короткие сигналы отбоя.

– Истеричка! – буркнул я, чувствуя облегчение оттого, что не нужно ничего решать немедленно.

Вчера я поверил ей безоговорочно, сегодня засомневался. О таких вещах не врут – это я понимал, но что-то мешало, червоточина какая-то, нежелание поверить, что они решили все без меня, что Казимир посмел промолчать. Это ведь совсем не то, что отбить невесту, это гораздо хуже… Легче думать, что она соврала… с какой-то целью. Какой? Вернуться ко мне и создать новую прекрасную семью с готовым ребенком, как в кино? Во всех этих пошлых сериалах? Мог ли подобный план созреть в ее недалекой и глупой голове? Не знаю! Мы не знаем, на что способны сами и как далеко можем зайти в поисках выхода. Лена не из тех, кто уходит в никуда. Такие, как она, уходят к кому-то, кто обеспечит им привычный комфорт и положение. Похоже, семейная жизнь моего брата исчерпала себя, и теперь самое время оглянуться в поисках запасного аэродрома. Она кинула пробный камень, сделала первый шаг – выбросила ложноножку, как амеба, и тут же втянула ее обратно – попросила не вмешиваться. Если я начну разбираться с Казимиром, получится скандал, дойдет до развода, и куда ей, бедной, деваться? Она в минуту слабости призналась, потом опомнилась, попросила все забыть, и если бы я не внял, она, безмужняя, оказалась бы с ребенком на улице.

Такие или примерно такие мысли проносились у меня в голове, я верил и не верил ей и не знал, что делать дальше. Главное, не рубить сплеча. Вряд ли это план и заранее обдуманное намерение, у Лены интеллект бабочки – кухня, шмотки, косметичка, сплетни, не потянет она на план. И тут же пришли на память ее слова о Казимире, в которых мне сейчас чудился намек. На что? Ему нравилась Алиса? Я попытался вспомнить, что он говорил об Алисе, когда я впервые привел ее в дом родителей, и не смог. Казимир, никогда не упускавший случая высмеять меня и потоптаться по моему хребту, был тогда удивительно сдержан – он не сказал о ней ни слова! Лена выразила снисходительное одобрение, на другой день позвала меня пить кофе, чтобы сообщить, что ожидала большего, а Казимир промолчал. Тогда я просто не обратил на это внимания, мне было ни до кого, а сейчас брошенный Леной камешек стронул лавину, и она, набирая скорость, устремилась вниз. Умело брошенный? Или случайно? Случайный умело брошенный камешек!

Хватит! Одиночество и цифры влияют на характер, человек начинает раскладывать все по полочкам и копаться во всем, что попадается под руку, – в себе, в других людях, в мотивах своих и чужих поступков, в словах и жестах, выискивая тайные намерения, погружаясь в трясину, из которой не выбраться. Он додумывается до чудовищных вещей, никому не верит, всех подозревает и в итоге сходит с ума. Запирается на замок, отключает телефон и задергивает шторы.

Примерно так описал мое будущее Казимир, стараясь вытащить меня из трясины после смерти Алисы. Есть вещи, внушал он, которые навсегда останутся закрытыми. Переступи и иди дальше. Ты все равно никогда не узнаешь – почему. Почему она это сделала. Помрачение нашло. Оставь, не ищи причину, не сходи с ума. Колдун? Возможно. Ненамеренно. Не верю, что намеренно. Ведь она убила себя не сразу, что было бы понятно, а лишь после пятого сеанса… ты понимаешь, что я хочу сказать? Она успела адаптироваться. Их видели вместе? Кажется, видели. Это не доказано, во-первых. Во-вторых, ни о чем не говорит. Случайно встретились на улице. Оставь. Давай лучше выпьем! За упокой. Алиса. Лиска…

«Ему нужно, чтобы у тебя ничего не было», – сказала Лена. Она облекла в слова то, о чем я всегда догадывался. Что там догадывался – знал! Проклятая ревность Казимира всегда толкала его на слова и поступки. Всегда – до смерти Алисы. Мы подружились после ее смерти… Нечего стало делить? Я был уничтожен, размазан, лишился всего, и он мог позволить себе роскошь впервые в жизни признаться, что он ничтожество, пустое место, что он всю жизнь завидовал мне… Я перестал быть соперником, брат сбросил меня со счетов и почувствовал себя неизмеримо выше – уничижаясь, возвышался. Он по-своему любил меня, но любил жалкого и слабого. Я всегда это понимал, просто не хотел додумывать до конца и облекать чувство в слова. Любовь редко бывает однозначной. Часто это гремучая смесь из преданности, ненависти, духа соперничества, мгновенных вспышек бешенства и желания. В отношениях любящих достаточно антагонизма, потому что человек – хищник, рвущийся довлеть.

Как писала Алиска в одной своей заумной псевдофилософской статье, которую я с удовольствием смаковал вслух, а она пыталась выдрать листки у меня из рук и орала при этом, что ненавидит меня: «Мир – это шумный базар, где идет вечная купля-продажа, торг, уступки, обмен: ты – мне, я – тебе, полный жадности, злобы, зависти и страсти. Людские отношения – тот же товар, есть деньги – покупай, нет – отойди. Если ты готов платить за любовь страхом потерять, болью, ревностью…»

– Глупостью, – подсказал я.

– Сам такой, – надулась она. – А что, разве это не правда? Базар!

– Ага! – согласился я, радостно хрюкнув. – Барахолка. Отойди, не мешай читать… опус! Кстати, а как будет женский род от «философ»? Философиня? Философка? И потом – а как же любовь? – спросил я с придыханием. – Святое, прекрасное, настоящее…

Закончить я не успел – Алиска бросилась на меня пантерой и вырвала злосчастные листки, я обнял ее, гневно вопящую, прижал к себе, вдыхая родной запах…

Любил ли я ее? Не знаю… Жалел – однозначно. Баловал, задаривая одеждой, которую она не носила – вкусы у нас были слишком разные. Она безмерно меня трогала – деловитостью, которая казалась мне смешной, наивностью, верой в человечество, победу добра и разума над злом, умением увидеть мир верх тормашками и вытаскивать глубинный смысл из всего, а если его нет, то и присочинить. Хотя, возможно, я, скептик и реалист, просто его не замечал. Не давал себе труда заметить, будучи вполне равнодушным и занятым взрослым человеком.

Вот оно! Моя взрослость против ее детства! Ее интереса к жизни, любопытства, щенячьего желания всюду сунуть свой нос. Возможно, я чувствовал себя с ней моложе? Легкомысленнее? Сбрасывал груз лет? Впадал в детство?

Иногда мне казалось, что у нее не два глаза, как у всех людей, а четыре или шесть, и все смотрят в разные стороны. А еще мне казалось, что я начинаю смотреть на мир ее глазами.

Вот это все и держало нас вместе, и, наверное, это и было любовью.

Ох, Лиска, любовь моя…

Она нравилась Казимиру… А он ей? Она никогда не вспоминала о нем. Однажды мы собирались с ней на день рождения Казимира, и Лиска, которая обожала ходить в гости, сказала, что плохо себя чувствует. Она не смотрела мне в глаза, старательно изображала умирающую, не решив окончательно, что болит – то ли голова, то ли живот, то ли вообще ударилась локтем и не может пошевелить рукой в результате паралича. Я приказал ей не валять дурака и через пять минут быть готовой.

И тут вдруг я вспомнил… Открыл нам Казимир, я двинул прямиком на кухню, они замешкались в прихожей. Лена возилась с тарелками, я поцеловал ее, вручил цветы. Она спросила, ты один? Тут появился Казимир, и Лена впилась в него взглядом, и лицо у нее сделалось такое… такое… Кажется, она обрадовалась! Если это не мое досужее воображение – что можно помнить через столько лет? – я бы сказал, что на лице ее появилось выражение злобного торжества. А Казимир был не в духе, буркнул:

– Давайте за стол! Жрать охота!

И Лиска, обычно оживленная, сидела тихо, как мышь под веником, не поднимая глаз. Лена радостно щебетала. По заведенной ею семейной традиции она и Казимир сидели на разных концах длинного стола, и букет белых лилий с одуряющим запахом стоял в вазе на месте, в центре. После стакана водки Казимир с ненавистью схватил букет и запустил им в стену. Ваза опрокинулась, вода залила скатерть. Женщины вскрикнули. Я сгреб буяна и потащил в ванную, где сунул головой под холодную воду. Он вырывался и запускал словеса, которых набрался у себя на стройке. Потом затих, утерся полотенцем, некоторое время рассматривал себя в зеркале, корча страшные рожи. Потом сказал скучным голосом:

– Если бы ты только знал, Тем, до чего же мне все обрыдло! Это же просто невозможно, до чего! И как подумаю, что это все, финита… спрашивается, на хрен?

Зная неспокойный нрав Казимира, представляя себе, как он сравнивает их обеих – Лену и Алису, не может не сравнивать, как в конце концов протягивает к Лиске руки, потому что не в силах удержаться, да и не собирается – женщина брата никогда не была для него табу, я понимал, что он испытывал. Какого накала достигли его ревность и зависть – я на свободе с Лиской, а он в клетке с Леной! Лиска ничего мне не сказала – постеснялась, пожалела, должно быть…

Мне было невдомек, что мы оба оплакивали Лиску, заливая водкой обоюдное горе…


…В почтовом ящике лежал мятый, криво оторванный кусок оберточной бумаги с просьбой зайти на почту и забрать… что-то. Слово было нечитаемым.

Это оказался маленький жесткий пакет с компакт-диском в прозрачном футляре. Пусто белела этикетка – ни знака, ни слова. Я пожал плечами. Первым побуждением было швырнуть посылку в мусорное ведро, почему-то вспомнился ящик Пандоры из мифологии.

Никогда не читайте анонимок! Друзья не пишут анонимок, а читать написанное врагами – себе дороже.

Это был фильм, снятый любительской камерой. Не особенно умелый, с дрожащим, дерганым изображением, но оттого не менее достоверный. Скорее наоборот – достоверный именно в силу безыскусности. Лиска смотрела на меня с экрана – живая, радостная, в желтой маечке и джинсах. Знакомая серебряная подвеска – монетка-«чешуйка» семнадцатого века… Вот она побежала, смешно подпрыгивая, волосы разбросаны по плечам, размахивает руками – торчат острые локти. Приостановилась было на красный свет, оглянулась по сторонам и тут же рванула через дорогу наперерез машинам. Я невольно усмехнулся – пацанка! Почувствовав боль в глазах, понял, что плачу…


Глава 8 Колдун | Мужчины любят грешниц | Глава 10 Кто?