home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Сергей. Дмитрий. Иван V Алексеевич. Патриарх Иоаким. Митрополит Казанский и Свияжский Адриан.

Сергей.

Проводили Михаила с Петром I, думали, передохнём, то есть поработаем без «мудрых» советчиков и гостей, а не тут-то было. Прибыли в Камышин 28 ноября, а там гости. Уже 9 дней нас дожидались — царь Иван V Алексеевич, Патриарх Иоаким, а также митрополит Казанский и Свияжский Адриан. Вот тебе бабушка и Юрьев день. Михаил! Возвращайся обратно!

Мне бы саблю да коня,

Да на линию огня!

А дворцовые интрижки,

Энто все не про меня!

Но деваться некуда, придётся самому разбираться. Всё это замутил Михаил, в прошлом году, вместе с нашим батюшкой Акимом. Чего-то они там чирикали, чирикали между собой и дочирикались. Решили, тайно отправить посланцев к патриарху в Россию. Аким дал четверых монахов, а у меня отобрали 10 лучших учеников из сыскного отделения. Да ещё пять воинов саловара, которые добровольно приняли православие. Вот они, вместе с нами, в прошлом году через Суэц и добирались. Сначала с Михаилом в Европу, а оттуда в Россию. Судя по тому, что патриарх Иоаким ещё жив, у них что-то получилось.

Хорошая вещь телефон. Ещё в Иловле узнал о гостях. Фрол, старший сыскной бригады выехал к нам на встречу. На половине пути встретились. Пересадили его к нам в карету и всю дорогу до Камышина расспрашивали о проделанной работе в столице. Про его работу конечно. Чем занимались монахи, он не знал. Если изложить коротко, то дело было так:

По приезду в Москву, монахи через неделю попали к патриарху. Это довольно быстро, если учесть, что на тот момент они были никто и звали их никак. Но золото оно и в Африке золото. Ещё неделю отдыхали в Троице-Сергиевым монастыре. Наконец их позвали на встречу с патриархом Иоакимом. Патриарх с удовольствием поговорил с саловарами и остался доволен их познаниями православной веры. Недаром, всё время, проведенное в пути, монахи гоняли нас по текстам из Библии. Потом, после трапезы, Фрол с патриархом остался наедине. Тогда и состоялся разговор, про который другим знать не надобно:

— Скажи мне Фрол. Правду ли говорила честная братия, что князья Беловодские веры православной и крестятся тремя перстами?

— Истинная правда, Ваше Святейшество.

— А ещё они сказывали, что иноземцы, извести меня и митрополита Адриана желают, чтобы Петра I с пути истинного увести.

— То мне ведомо. Велено было, Ваше Святейшество с митрополитом Адрианом оберегать, на что денег и живота своего не жалеть. К тому нам и специальный лекарь придан, что в ядах познания имеет. А мы сыску обучены, дабы измену вокруг святой церкви находить и если Ваше Святейшество дозволит, искоренять. Но об этом, велено, только с Вами разговоры вести. Даже монахи, что с нами прибыли, этого не ведают.

— Ну, для чего Вас прислали, они ведают. Точнее догадываются. А как же Вы действовать собираетесь?

— Сказывал нам князь Михаил, что если все правильно пойдёт, то надо Вашему Святейшеству человека к нам приставить. Такого, которому доверяете, который может к Вам в любое время с докладом прийти. Это для того, чтобы если мы оконфузимся, то на ваше имя, даже тень не упала. А так же, чтобы вороги не учуяли опасность, да не попрятались, до поры, до времени.

— Умно. Ну, а как Вы действовать собираетесь?

— Лекарь наш при Вашем святейшестве останется. Будет яды в еде да в одеждах искать. Говорили нам князья Беловодские, что патриарха с митрополитом, вороги, уже к весне хотят извести. Так мы народ, да монахов потихоньку поспрошаем. Кто из Вашего окружения не по средствам живёт. Проверим. Тех, кто ворует, абы ещё каким способом деньги получает, нам не интересны. А вот тех, у кого лишние деньги завелись, а откуда они неведомо — поспрошаем. Смотришь, ниточка-то и отыщется.

— Добро. Придёт к Вам монах Сергий, вот он и будет моими глазами и ушами. А ежели людишки Вам потребны будут, то к нему обращайтесь.

Вот такой разговор произошёл между Фролом и патриархом Иоакимом. А после всё закрутилось. Лекарь без труда нашёл мышьяк в питие, что подавали его Святейшеству. Питие стали незаметно заменять, а того кто подсыпал мышьяк выследили. Вышли на того кто ему мышьяк давал и потрясли его «маленько». Потом этого служку отпустили, но по дороге к монастырю, на глазах многих свидетелей, «грабители» его побили и зарезали. Бывает. А список рос как снежный ком. Нити потянулись во все стороны — бояре, священнослужители, староверы, придворные и иноземцы. Уже стало понятно, что все эти группы, секты, масоны кем-то управляются втёмную. Каждая такая группа, преследовала свои цели, но эти цели как-то странно складывались в одну картину. Нити вели к посольствам. Ясно было, что и сами посольства являются только передаточным звеном. Вопрос, куда уходит информация, и откуда приходят указания? Пришлось устроить пожар в Голландском посольстве. В огне пожара сгорели трое послов и все документы. На самом деле, там сгорело три неизвестных трупа, а послы сгорели гораздо позднее, уже мёртвыми, в 100 километрах от Москвы. Следы вели в Европу. По следам, под видом купцов уехала группа монахов. Наконец череда «случайных» смертей насторожила верхушку заговора. Многоголовый монстр зашевелился и начал обрубать концы. Как это обычно бывает, многие агенты работали сразу на несколько хозяев. Правда, уведомлять хозяев об этом, не спешили. Когда одни заговорщики убирали своего много знающего агента, другие думали, что это действуют монахи. Одна голова не ведала, что творит другая. В рядах заговорщиков воцарилась паника, труппы бывших исполнителей, а теперь потенциальных свидетелей, стали находить каждый день. Долго так продолжаться не могло и заговорщики, не сговариваясь, пришли к одному мнению — надо устранить саму причину. Нет человека, нет проблем. А проблемы всему иноземному создавал патриарх Иоаким и митрополит Адриан. Над головами священнослужителей сгустились тучи. Надо было срочно увозить патриарха и митрополита из Москвы. В это время пришло письмо от Петра I, к матери, с просьбой отпустить Ивана V в Камышин. Царю, а ведь Иван V тоже царь, надобно соответствующее сопровождение. Вот под таким предлогом здесь и объявилась эта троица — Иоаким, Адриан, Иван V.

А в Москве, под шумок продолжалась чистка. Во время гулянки, Патрика Леопольда Гордона, в своём доме, что иноземной слободе, вспыхнул пожар. Хотя ветер был не очень сильным, но пламя чудным образом перекидывалось с дома на дом. Вся слобода сгорела. Гордон чудом остался жив, но не долго. На следующий день его нашли мёртвым в его городском доме. Врачи констатировали сердечный удар, что после таких событий и в таком возрасте не удивительно. Насчёт удара врачи не ошиблись, хороший скользящий удар, нанесённый умелой рукой, останавливает сердце. Разбойники ограбили английское посольство, убив при этом всю охрану и тех, кто находился в здании. Однажды утром, перед дворцом кремля, нашли в интересной позе, пришпиленных одной шпагой к доске, служивого потешного полка Меньшикова Александра и полковника Лефорта Франца. В общем, конец 1690 года, в Москве, выдался весёлым.


Глава 16 Россия. Поволжье. 20 ноября 1690 года — 20 января 1691 года | Мадагаскар-Россия. Часть 2 | * * *