home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Сильвия изучила свое лицо в зеркале и попыталась улыбнуться. Одна половина ее лица легко выполнила привычное движение, другая осталась неподвижной. Вздохнув, она приподняла уголок упрямого рта кончиками пальцев. Так, конечно, лучше. Но ведь не будешь целый день ходить, держась за лицо рукой!

Отвернувшись от зеркала, Сильвия напомнила себе: чем переживать из-за того, что к ней не вернулось, лучше радоваться успехам. Она уже перебралась в свою спальню на втором этаже и ходила, почти не запинаясь. Речь ее звучала не так бойко, как раньше, но вполне четко. Навыки шитья, можно сказать, не пострадали. Сильвия даже успела закончить свое одеяло к празднику, который решено было устроить воскресным утром по случаю отъезда Кэрол и Эндрю.

Жаль, что они решили покинуть Элм-Крик одновременно. Кэрол, к счастью, достигла цели, ради которой приезжала: они с Сарой наконец-то стали сближаться. Между ними еще осталось много противоречий, но пропасти уже не было, и обе они очень хотели залечить старые раны. Кэрол обещала вернуться на Рождество. С ней Сильвия еще увидится. А вот с Эндрю… Приедет ли он снова? Он пробыл в поместье гораздо дольше, чем планировал, и в последнее время дочь стала названивать ему еженедельно, спрашивая, когда же его ждать. Сильвия знала, что у него есть другие дела, обязательства перед другими людьми. Знала, что он должен уехать. И знала, что ей будет не хватать его.

Еще раз вздохнув, она села в кресло у окна. В Элм-Крик наконец пришло лето. Неужели эти зеленые холмы когда-то были покрыты снегом? Сильвии порой не верилось, что не так давно ее будили не песни птиц, а завывания ветра, качающего голые ветви вязов. Казалось, она до сих пор чувствовала аромат яблоневого цвета, хотя деревья уже отцвели. Листва стала такой густой, что за кронами едва можно было разглядеть амбар, стоящий на другом берегу ручья.

Если не считать недавно заасфальтированной парковки за домом, вид из окна спальни Сильвии не изменился со времен ее юности, когда она встречала каждый новый день в радостном предвкушении. Лето сулило ей море веселья. Если Ричард хотел, она брала его на верховую прогулку, и они ехали далеко-далеко, на самый край поместья, основанного Хансом Бергстромом много лет назад. Будучи в особенно хорошем расположении духа, Сильвия приглашала и Клаудию – хотя бы только затем, чтобы та собрала корзину для пикника. Проведя целый день на свежем воздухе, две сестры и брат возвращались домой как раз к ужину, голодные и счастливые. Потом, в сумерках, Сильвия потихоньку выходила из дома одна и пробиралась к своему любимому местечку – большому плоскому камню под ивой на берегу ручья. Там она лежала, слушала, как вода бежит по камешкам, смотрела на светлячков и на звезды, которые уже начинали загораться в вышине. Она мечтала, строила планы, загадывала желания. Обещала себе, что отправится в дальние края, навстречу приключениям, и влюбится в красивого мужчину, лихого наездника, но потом обязательно вернется домой, в поместье Элм-Крик.

Найдет ли Сильвия теперь ту иву и тот камень? Стоит ли ей их искать? Может, лучше оставить прошлое в прошлом и устремиться в будущее, которого она чуть не лишилась? Сильвия не хотела проявлять неблагодарность по отношению к судьбе, столько раз дававшей ей второй шанс.

Стук в дверь прервал ее размышления.

– Высматриваешь наших друзей? – спросила Агнесс.

Сильвия повернулась к ней и с улыбкой ответила:

– Нет, просто любуюсь видом.

Агнесс скрестила руки и выглянула в окно.

– Сегодня прекрасный день. Как раз для езды на машине, правда?

Сильвия не ответила. Агнесс села в кресло напротив нее.

– Жаль, что Эндрю уже уезжает.

– Гм… Скорее удивительно, что он до сих пор здесь пробыл. Дочь в Коннектикуте его заждалась.

Агнесс взяла Сильвию за руку.

– Эндрю останется, если ты его попросишь.

– Но как я могу?

– Он этого хочет.

Сильвия так растерялась, что не сразу смогла ответить. Наконец она проговорила:

– Нельзя на него давить. Я не могу уговаривать его, чтобы он остался со мной из жалости.

– Он не из жалости останется. У него к тебе другие чувства.

Сильвия, задумавшись, кивнула. В последние несколько недель она уже не могла не замечать своей нарастающей привязанности к Эндрю. Когда он сел на край ее кровати и стал помогать ей шить, она заглянула в его душу, как в свою собственную, и увидела, что там происходит. «Женщине моего возраста влюбляться смех и грех», – твердила она себе, но не это ее останавливало.

– Он не мой Джеймс, – произнесла она тяжелым от переживаний голосом.

– И не должен им быть, – ответила Агнесс, посмотрев на нее с теплотой и сочувствием.

Сильвия сжала губы и кивнула. Конечно, подруга права: Джеймс слишком ее любил, чтобы сейчас ревновать. Прожить всю оставшуюся жизнь одной – не то, чего он ей желал бы.

Агнесс сжала пальцы Сильвии и улыбнулась:

– Может, спустимся и подождем остальных?

Взявшись за руки, они сошли в кухню, где хлопотали Сара и Кэрол. Старшие женщины предложили помощь, но мать и дочь сказали, что все уже готово. Агнесс села за кухонный стол, чтобы поболтать с подругами, а Сильвия извинилась и вышла.

Выйдя на крыльцо, она сразу заметила Эндрю: он открыл капот своей машины и что-то там осматривал. «Если двигатель не в порядке, он задержится», – с надеждой подумала Сильвия, однако, подойдя ближе, почувствовала разочарование: Эндрю просто менял масло.

– У тебя, вижу, все уже готово к отъезду? – бодро спросила она, заставив себя улыбнуться.

Эндрю оторвался от работы.

– Не совсем.

– Очень мило с твоей стороны, что ты у нас так долго погостил.

Произнеся эти слова, Сильвия тут же захотела взять их обратно: они показались ей сухими и чопорными, хотя и были произнесены с теплотой в голосе.

– Я рад, что приехал.

Эндрю влил остатки масла, проверил уровень, захлопнул капот и поставил пустую канистру на землю. Вытирая руки тряпкой, он не отрываясь смотрел на Сильвию.

– Далеко тебе ехать?

– Очень далеко. – Он бросил тряпку и улыбнулся. – Засиделся я тут у вас, в комфорте. Теперь тяжеловато будет снова привыкнуть к дороге.

– Может, и нет. – Сильвия замялась. – То есть, может, тебе не стоит привыкать? Зачем отправляться в такой долгий трудный путь, если можно остаться здесь?

Эндрю поднял брови.

– Остаться здесь? Насовсем?

– Ну… Ну да. Насовсем или столько, сколько захочешь. Никто не собирается тебя здесь запирать.

– И я смогу жить в доме?

– Естественно! Ты и раньше мог! Я же предлагала тебе комнату, ты сам настоял на том, чтобы ночевать в этой… – Сильвия указала на фургон, – в этой штуковине.

Эндрю сложил руки и, слегка отстранившись, внимательно посмотрел на хозяйку поместья.

– Ты хочешь, чтобы я остался?

– Конечно, я бы хотела. – Ох, до чего же ей трудно было вести с ним этот разговор! – Иначе стала бы я тебя приглашать?

Он пожал плечами и задумчиво потер подбородок.

– Наверное, нет. Дочь расстроится, если я к ней не приеду.

Сильвия почувствовала укол разочарования.

– Ну да. Разумеется. Я понимаю, – сказала она, натянуто улыбнувшись, и отвернулась, чтобы Эндрю не видел сожаления в ее глазах. – Что ж, наш прощальный завтрак тебя надолго не задержит. Увидимся за столом.

– Погоди. – Он поймал ее за руку, не дав ей уйти. – Не поехать к дочери я действительно не могу, но могу съездить и вернуться.

– Правда? Ты вернешься?

– Через неделю или две. – Его руки легко легли на ее плечи. – Почему бы тебе, кстати, не поехать со мной? Я бы познакомил тебя с дочерью и внуками. А к концу лета мы могли бы съездить на западное побережье к моему сыну.

У Сильвии перехватило дыхание.

– Неплохая идея. Мне хотелось бы увидеть твоих родных.

– А мне хотелось бы показать им тебя.

Они посмотрели друг на друга, и Эндрю поцеловал Сильвию. Она сначала замерла от неожиданности, а потом ответила на поцелуй. Эндрю взял ее под руку и проводил в дом.

Сара и Кэрол уже накрыли в столовой праздничный завтрак. Теперь, зная, что Эндрю уезжает не навсегда, Сильвия видела предстоящий день в более радужном свете: до сих пор она ждала от него лишь расставаний и одиночества, а теперь он мог стать для нее началом чего-то нового, увлекательного. Она обвела взглядом улыбающиеся лица своих дорогих друзей и от всего сердца сказала себе: «Редкой женщине выпадает такое счастье».

После завтрака хозяева и гости вместе убрали посуду, а затем, по предложению Сильвии, вышли на веранду.

– Я вас ненадолго оставлю. Мне нужно принести одну вещь, – объявила она, когда все расселись.

– Подождите, – ответила Диана. – Не торопитесь. Мы хотим вам кое-что показать.

– И я хочу вам кое-что показать! – крикнула Сильвия, оглянувшись.

Зайдя в бальную залу, она взяла там сверток и папку. Ей не терпелось увидеть лица друзей в тот момент, когда они услышат новость. Вернувшись на веранду, она обнаружила, что все сдвинули свои стулья в кружок, а в центре, на ее кресле, стоит большая белая коробка.

– Боже мой! – воскликнула Сильвия, от удивления чуть не выронив свою ношу. Друзья смотрели на нее, широко улыбаясь. – Это еще откуда?

Сара приподняла коробку, освобождая для Сильвии место.

– Сюрприз?

Сильвия села.

– У меня для вас тоже сюрприз. – Сара хотела передать ей коробку, но руки у нее были уже заняты. – Господи, ну и с чего же мы начнем?

– Давайте вы первая, – предложила Джуди, и все согласились.

– Хорошо. – Сильвия глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. – Давайте я первая. – Она отложила папку и развернула сверток. – Вчера вечером я закончила свою «Разбитую звезду».

Сара и Кэрол помогли ей расправить одеяло. К его углам и краям сразу же протянулось множество рук. Работа была изумительная – даже сама Сильвия, при всей своей скромности, не могла этого не признать. Маленькие голубые, сиреневые и зеленые ромбики образовали в центре восьмиконечную звезду. Вокруг расположились большие ромбы, каждый из которых, как и зубцы звезды, был сложен из шестнадцати лоскутков. Расположение цветов создавало эффект радужного свечения, и кельтские узоры, выведенные на ткани нитками, казались объемными.

Сильвия и раньше шила подобные одеяла, причем уголки выходили острее, а стежки ровнее, но этой последней своей работой она гордилась, как никакой другой. «Разбитая звезда» была не столько образцом ее мастерства, сколько доказательством ее мужества, ее желания бороться. Сильвия надеялась, что подруги без объяснений поймут, почему именно это одеяло должно висеть в холле, приветствуя гостей усадьбы. С его помощью она высказала то, чего не смогла бы высказать словами.

– Какое чудо! – мягко произнесла Сара, и по ее взгляду Сильвия угадала: она все понимает.

– Действительно прелестно, но, надеюсь, вы не в холле собираетесь его повесить? – спросила Диана.

Джуди слегка толкнула ее локтем.

– Именно в холле, – ответила Сильвия. – А почему ты возражаешь? Уверяю тебя, это одеяло даже в глаза не видело ни одной швейной машины.

Диана замялась.

– Да я не то чтобы возражаю…

– По-моему, пора вручить наш подарок, – рассмеялась Гвен.

Сара протянула коробку Сильвии. Та передала свое одеяло подругам, которые тесно ее обступили, открыла крышку, приподняла оберточную бумагу и, нащупав мягкую ткань, ахнула. В коробке оказалось еще одно одеяло, по размеру почти такое же, как «Разбитая звезда». Развернув подарок, Сильвия прослезилась. Это было просто восхитительно! В середине медальон, а вокруг разнообразные рамки: «Квадраты в квадрате», «Вертушки», «Морские компасы», «Ералаш». Центральная аппликация представляла собой вид поместья Элм-Крик. Все было сделано так скрупулезно, что Сильвия сразу поняла: это работа Агнесс. Во внешней рамке чувствовался темперамент Гвен, а над безукоризненно четкими морскими компасами явно трудилась Джуди. Каждый дюйм ткани нес в себе тепло рук дорогих друзей.

– Вы сделали это для меня? – наконец-то выговорила Сильвия. – Честное слово, я никогда еще не получала такого прекрасного подарка. – Она оглядела круг. – Благодарю вас от всего сердца. Буду беречь это одеяло как зеницу ока. И Диана права: в холле должно висеть именно оно.

– Нет, – сказала Бонни. – Мы найдем для него другое место. Первым делом гости усадьбы должны видеть именно вашу «Разбитую звезду». Она пример всего того, чему мы здесь учим: настойчивости, целеустремленности, готовности преодолевать препятствия…

– А ваше одеяло – пример дружбы, взаимовыручки…

– Кто сказал, что мы можем повесить в холле только одно одеяло? – вмешалась Саммер. – Давайте повесим оба. Места предостаточно.

Гвен обняла ее.

– У меня гениальная дочь! Разве я вам не говорила?

– Как минимум раз в неделю на протяжении последних двадцати лет, – сказала Диана.

Все засмеялись, и этот звук согрел душу Сильвии почти так же, как одеяло, которое она держала в руках.

– Почему бы не повесить его прямо сейчас? – предложил Мэтт.

Женщины одобрительно загудели и направились к двери.

– Секундочку, пожалуйста! – крикнула Сильвия. – У меня для вас припасено еще несколько сюрпризов.

Ее друзья с любопытством переглянулись и снова сели. Наслаждаясь тем, что создала интригу, она взяла папку и медленно ее открыла.

– Моя болезнь заставила меня о многом подумать. – Не меньше пищи для размышлений дал ей услышанный разговор Сары и Мэтта, но она не хотела напоминать им о том ужасном вечере. – Я решила привести свои дела в порядок. Несколько раз встретилась с юристом и оформила кое-какие бумаги, которые вам наверняка покажутся интересными.

– Надеюсь, в хорошем смысле? – спросила Диана с сомнением в голосе.

– В самом хорошем. – Сильвия надела очки и, глядя на первую страницу, произнесла: – С этого момента я отказываюсь от своей прежней роли в «Лоскутной мастерской Элм-Крика». Теперь я уже не буду проводить занятия и организовывать досуг гостей, а буду только наблюдать за процессом, помогать при необходимости, иногда давать индивидуальные уроки. Ну а главным образом собираюсь жить в свое удовольствие. Однако это не означает, что на Сару, которая и так очень занята, теперь ляжет двойная нагрузка. – Сильвия посмотрела поверх очков на Саммер. – Иными словами, дорогая, если тебе по-прежнему нужно полноценное рабочее место, оно твое.

– Конечно, нужно! – воскликнула девушка.

– Тогда дело в шляпе. – Пока подруги поздравляли Саммер, Сильвия перевернула страницу. – Следующий пункт касается скейтбордов, горок и демонстраций. – Все замолкли и посмотрели на Диану. – То, что некоторые члены нашего кружка решили не вылезать из-за решетки, может разлагающе повлиять на нравственный облик компании, – сухо сказала Сильвия. – Впрочем, эта проблема решаема. Мы построим свой парк для катания на скейте – легальный.

У Дианы от изумления глаза полезли на лоб.

– Здесь? В усадьбе?

– Ни в коем случае! Многие гостьи приезжают сюда именно затем, чтобы отдохнуть от подростков. Своих они оставляют дома, а мы им сунем под нос целую шайку наших? Нет, так не пойдет. У меня есть небольшой участок земли прямо возле кампуса Уотерфордского колледжа. Я планирую подарить его городу при условии, что он будет использован определенным образом. Кроме горок для скейтбординга неплохо бы поставить там еще и несколько качелей для детей помладше. Мой юрист уже ведет переговоры с городскими архитекторами, и они почти обо всем договорились.

– Сильвия, это чудесно! – воскликнула Диана. – Мои сыновья будут в восторге.

– Хорошо, потому что городские власти планируют привлечь их к работе. Будет собрана комиссия по вопросам строительства, финансирования, страхования и обслуживания объекта. В работе комиссии примут участие дети из местных школ, в том числе Майкл с Тоддом. Думаю, это пойдет им на пользу. – Сильвия лизнула палец и перевернула страницу. – Пускай займутся делом, вместо того чтобы разъезжать по улицам и сбивать беспомощных старых женщин вроде меня.

Эндрю с улыбкой покачал головой.

– Ты какая угодно, только не беспомощная.

Она улыбнулась ему в ответ.

– Сильвия, ваша щедрость просто поразительна! – сказала Бонни.

– Погодите, это только начало. – Хозяйка Элм-Крика заглянула в свой список: – Ах да. Наша компания. Ее я собираюсь разделить между членами «Лоскутной мастерской». – Послышались возгласы удивления и восхищения. Ей пришлось повысить голос: – Доли будут неравными. Все получат по десять процентов, кроме меня и Сары. Нам достанется по двадцать. Когда я умру, моя доля перейдет ей. Но не радуйся раньше времени, дорогуша: я собираюсь жить вечно. Теперь, где Мэттью?

Мэтт поднял руку, чтобы Сильвия его заметила. Вид у него был ошарашенный, как и у всех присутствующих. Хозяйке это доставляло неописуемое удовольствие.

– Да, Мэттью, ты получаешь фруктовый сад. Так, что у нас дальше? Ага…

– Фруктовый сад?

Сильвия поглядела на него, приподняв брови.

– Ну да, Мэттью. Фруктовый сад. Тот, что в западной части поместья. Ты вчера там работал и наверняка помнишь, где это.

– Да, но…

– Он твой: земля, деревья – все. Я оформила дарственную на твое имя. Если он тебе не нужен, можешь его продать, но я надеюсь, он тебе все-таки пригодится. – Она помолчала. – А еще я бы хотела, чтобы ты продолжал работать с нами. Захочешь уйти – я пойму, однако твоя помощь очень важна для нас, Мэттью. Ты наш министр внутренних ресурсов. Владея садом, ты обретешь независимость и чувство уверенности в завтрашнем дне, чего любой мужчина желает для себя и своей семьи. И тогда, я надеюсь, ты останешься с нами, просто потому что захочешь этого, а не из чувства долга.

– Спасибо, Сильвия! Я вам очень благодарен! – сказал Мэтт, несомненно, от чистого сердца. – Но сад… Что мне с ним делать?

– Что делать? – Сильвия удивленно огляделась. – Бога ради! Что можно делать с садом?! Выращивать яблони и вишни, выводить собственные сорта деревьев, учиться, экспериментировать, наладить производство сидра, все выкорчевать и насадить виноградник – развлекайся как хочешь! – Сильвия, украдкой улыбнувшись, захлопнула папку. – Вы поглядите на него! Я-то думала, он прирожденный садовод, а он спрашивает, что ему делать с садом!

Судя по физиономии Эндрю, он прекрасно понимал, как она, Сильвия, наслаждается моментом. Ну а бедняга Мэтт едва начал приходить в себя.

– Спасибо! – снова сказал он и растерянно плюхнулся в кресло.

Конечно же, в уме он уже прикидывал, какие возможности ему открываются.

– Целый фруктовый сад! Большой кусок имения Бергстромов! – сказала Сара, дразня его. – Видно, ты теперь любимчик босса!

Сильвия перевела взгляд на нее.

– Ты так говоришь только потому, что еще не знаешь, какой подарок я приготовила для тебя. – Улыбка испарилась с Сариного лица. Все замолчали. – Но не будем торопиться, – Сильвия покачала головой. – Даже побаиваюсь тебе говорить. Знаю, какая ты нетерпеливая.

– Мне ничего не нужно, – торопливо проговорила Сара, сцепив руки на коленях. – Я даже вообще не хочу, чтобы вы писали завещание. Не хочу, чтобы у вас возникла необходимость его писать. Не хочу, чтобы вы мне что-то передавали, если это означает…

Глаза Сары наполнились слезами, и Кэрол обняла ее за плечи. Сильвия вздохнула: ведь еще минуту назад им всем было так весело!

– Дорогая, недавний удар я перенесла. Оказалось, я сильнее, чем сама думала. Но у любой силы есть предел. Все мы не вечные.

К ее облегчению, Сара кивнула.

– Мне важно знать, что, когда меня уже не будет, об имении кто-то позаботится. Кто-то, кто не измеряет его ценность исходя из рыночной цены за акр. Этот кто-то – ты. – Сильвия протянула руку и погладила Сару по голове. – Мэтт получает фруктовый сад, каждая из наших мастериц – долю в бизнесе, а ты, дорогая, – все остальное.

Сара кивнула. По ее щекам градом покатились слезы. Не помня себя, она очутилась рядом с Сильвией и теперь ее обнимала.

– Я позабочусь о вашем доме. Обещаю.

Хозяйка Элм-Крика была до глубины души тронута благодарностью своей любимой молодой подруги, которая, вероятно, не понимала, что сама подарила ей сокровище, с каким не сравнится ни одно имение в мире.

– Я знаю.


* * * | Время прощать | * * *