home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Урмыт номер два

Утром проснулась отдохнувшая, бодрая и готовая к новым подвигам. Любопытство не дремало и толкало высунуть нос из дома. Открыла глаза раньше урмыта и имела возможность по-тихому сбежать умываться в душевую. Правда, взглядом мужчина меня проводил. Осоловелым, потому что проснулся сразу же, стоило мне только подняться. Почувствовал мою возню, чуткий наш. Но останавливать не стал.

В душе спросила Услада о возможности убрать лишние волосы с тела. Волшебное слово эпиляция осталось в моей прошлой жизни на Земле. А здесь уже успела себя подзапустить. Дом порадовал сведениями, что это вполне возможно, в отличие от принятия ванны с пенкой. И часть времени я потратила на нанесение на тело средства, найденного по соседству с пилюльками для чистки зубов. Как обещал Дом, хватить должно надолго. То-то ни одного заросшего растительностью мужика мне на прошлой прогулке не попалось. Ни бороды не носят, ни усов. Убирают этой прозрачной зеленой массой и в ус не дуют. Несколько дней ничего просто не растет.

Позавтракали мы вместе с непроницаемым урмытом. Косилась на него, ожидая следующего шага-подвоха с его стороны. Но Морок не торопился что-либо предпринимать. Расслабившись и успокоившись, предупредила о том, что будем переодеваться после выхода за порог. Он только уточнил:

– Решила, все-таки?

На мое «да» не ответил и отговаривать не стал, только отправился на выход из комнаты, предупредив:

– Я одеваться.

И вообще, вел он себя как-то отстраненно все утро. Вот и что мне думать после того, что было вчера? Возьму и обижусь, просто так, потому что надоели все эти непонятки. Перестать с ним разговаривать, что ли? Тогда авантюры с походом в люди не получится. А посмотреть на мир не сквозь маску хочется, поэтому попридержала характер, решив просто держать дистанцию и делать вид, что ничего особенного не происходит.

Но долго следовать этому решению не получилось. Если при переходе и последующем переодевании разговоры сводились к чисто техническим деталям – не забыл ли замаскировать все как надо или похожа ли я на местную – то при выходе среди живущего своей жизнью подобия города долго сдерживать любопытство не получилось. Сейчас-то у меня была возможность не молчать и спрашивать обо всем, что интересовало. Очень тяжело было удерживать расстояние и делать равнодушный вид в подобной ситуации.

Морок предпочел как повседневную одежду широченные серые штаны, в которых я его ранее видела. Не по нраву, судя по всему, ему яркие цвета, в отличие от других рэшей. Я же выцыганила у Услада ярко-голубой комбинезончик, подходящий к моим глазам. Без рукавов и с короткими брючинами, чуть выше колена. Легкие сандалики завершали образ, как и распущенные длинные волосы. Урмыт же остался босиком, вполне в соответствии с той мужской модой, которую успела заметить в прошлую прогулку. Содрогнулась, вспомнив, как эта вот мужская особь рассекала босиком в мороз и подивилась его закалке. Не заболел же после этой эскапады.

Урмыт по-хозяйски приобнял меня за талию, предупредив:

– К несвободной араи будет меньше вопросов.

Глянула на него внимательней и заметила, что кое-что в облике Морока поменялось – появилась косичка и пробивающийся ежик темных волос на голове. Надо же… Как интересно! Решил не выглядеть свободным рэшем? Почему? Предупреждая вопросы, Морок повторил:

– Если мы будем изображать пару, никого не удивят твои вопросы, обращенные ко мне, и никто не попытается получить тебя. Только кто-нибудь очень дерзкий, решивший перехватить чужую араи может рискнуть.

– Я же жутко некрасива! Значит, такого точно не произойдет! – не смогла удержаться от заезженной подколки.

А потом мы пошли в люди. Я, напряженная и немного побаивающаяся, и Морок, железобетонно спокойный. И в эту нерушимую стену очень хотелось вцепиться руками, зубами, ногами и не отпускать. Так что рука урмыта на моей талии очень кстати пришлась.

Были взгляды, пристальные, цепкие, заинтересованные от мужчин, что проходили мимо нас, и я внутренне содрогалась. Если бы Морок не предусмотрел нашу «женатость» для окружающих, как бы я справилась с этим обращенным на меня вниманием? Такого интереса к своей особе не ожидала, если честно. По сравнению с девушками, которых видела в прошлый раз, я – моль бледная. Да, у меня имеется и талия, и грудь, и попа, и стройные ножки. Густая копна светлых волос тоже зависть когда-то у подружек вызывала. И мордаха ничего, симпатичная. Но тут же вокруг одни секс-бомбы? Как после них я могу привлекать так много внимания к себе? Или мужики здесь просто отвыкли от естественности?

Не скоро смогла расслабиться и перестать цепляться время от времени за свободную ладонь Морока. Мужчина терпеливо сносил выверты моего сознания и держал за талию крепко. Шел медленно, лениво, расслабленно. Но чувствовалось, что расслабленность эта обманчива. Уж очень жестко он держал окружающую обстановку под прицелом собственного внимания. Легко лавировал так, чтобы никого по пути не зацепить. Легко пресекал ледяными взглядами интерес к моей персоне. Только это не со всеми проходило. Находились и такие, кто чихать хотел на угрожающий вид Морока. Упорно мерили меня взорами от кончиков пальцев ног до кончиков волос. Акцентировали внимание и на ножках, и на груди, и даже на глазах, чем безмерно меня удивляли. А улыбались-то как… С таким подходом к бедной мне, я скоро инфаркт миокарда заработаю. Столько внимания, и все со скрытым подтекстом! Что-то мне идея прогулки без маски тэйалии не кажется уже такой прикольной. Как я смогу посмотреть на жизнь этого мира изнутри, если мне все время придется шарахаться от озабоченных мужиков?

И даже летающий гроб в этот раз из-за полноты других ощущений такого впечатления не произвел. И на здания я теперь не таращилась. Не до того было. Тут постоянно мысль о том, что шаг вправо-влево и сопрут, покоя не дает. Какие гробы? Какие здания? Да хоть десять ярко-оранжевых тонких спиралей, упирающихся, как кажется издалека, прямо в небо! Что нам огромные звезды на тонких ножках, тоже жилой дом, как сказал Морок в ответ на мой вопрос? Тут чуть ли не взглядами насилуют! И очень некомфортно от этого.

От своих всполошенных мыслей отвлеклась, когда столкнулась взором с очередным заинтересованным мужиком. Поджарый, высокий, в темно-бежевых широких штанах. На запястьях резные, коричневые, широкие наручи. Пристальный взгляд карих глаз, и я поняла, что в ауте… Моя влюбчивость резко вспомнила о том, что ей давно воли не давали, и потянулась к этому самцу, который в отличие от многих до него просто окинул меня заинтересованным взором да широко и тепло улыбнулся. Не смогла сдержать ответной улыбки, уж очень пришелся мне по душе этот рэш. Морок, наверное, что-то такое почувствовав, притянул меня к себе поближе и окинул соперника напряженным взглядом, разом перестав быть внешне расслабленным.

Но молодой человек прошел мимо, словно не заметив поведения моего сопровождающего, просто еще разок улыбнулся напоследок и был таков. Подавила взметнувшееся разочарование и послушно пошла вслед за урмытом, который потянул меня дальше. Но больше равнодушным он не притворялся, чуть ли не зубами скрипел и, наконец, не выдержал, прошипел:

– Ты зря ему улыбалась.

– Да? А нельзя было? – фыркнула в ответ.

Разочарование от того, что понравившийся мужчина просто прошел мимо, следовало на ком-то сорвать. А тут так удобно с разборками Морок влез.

– Ты поощрила его к поединку со мной, – пояснил свою позицию урмыт.

– Он прошел мимо… Успокойся, – нахмурилась, поняв, что, наверное, все-таки сглупила.

Ведь говорил же мне спутник раньше, что могут и на поединок вызвать, стоит мне только кому-нибудь приглянуться. Но как-то всерьез это не воспринимала. Наверное, хорошо, что этот рэш просто прошел мимо. А если бы не прошел? Запоздалые угрызения совести проснулись и основательно подпортили и так плохое настроение. Как же сложно переучиваться жить иначе! Столько нюансов, которые лучше бы впитались с молоком матери, а точнее, вложились бы в голову сразу в инкубаторе.

И я снова вцепилась в урмыта крепче, разом помрачнев и стараясь больше ни на каких прохожих не смотреть. Да и любопытно стало. Не видела ни одного пожилого человека за те два дня, что мы прогулкам посвящаем. Обратилась с вопросом к не менее мрачному, чем я, Мороку, чтобы хоть немного его отвлечь и сменить тему разговора. Неохотно, но мужчина ответил вопросом на вопрос:

– Что такое по-жлой? – слово далось ему нелегко, но он справился.

– Старики, – попыталась донести смысл иначе.

– Не понимаю, – заинтересовался новым необычным понятием Морок и сосредоточенно глянул на меня.

На объяснения того, что такое старый человек, мне потребовалось много времени. Как оказалось, в этом мире такого понятия не было. Путь от ребенка до смерти проходил для жителей Руалонэ без этапа старения. Активный разговор на интересную тему отвлек как меня, так и Морока от излишнего внимания окружающих, и стало чуток полегче.

Когда урмыт привел меня в парк искусственных растительных конструкций, я чувствовала себя более свободно. Да и любопытные ажурные предметы, искрящиеся в лучах жаркого солнца, очень быстро поглотили мое внимание. Разные цвета, формы, размеры… и ни одна не повторяется. Это было красиво и интересно. Переходила от одного экспоната к другому, таща Морока на поводу, который только усмехался моему проснувшемуся энтузиазму. А я радовалась как ребенок, ловя яркие радуги, порхающие между этими растительными конструкциями. Как объяснил урмыт, тоже постепенно расслабившийся, как и я, их специально выращивают рэши-художники. И каждой из этих конструкций требуется внимание и уход, чем те самые художники и занимаются. Своеобразный вид искусства. Меня привели на прогулку в выставочный зал под открытым небом. И да, работы поражали! Были и абстрактные, были и изображающие что-то конкретное.

Странные животные, растения, птицы и даже люди. И все такое ажурное, искрящееся, цветное! Голова шла кругом от обилия потрясающих впечатлений. Не выдержала, довольно улыбнувшись, обратилась к Мороку:

– Спасибо, что привел меня сюда. Так красиво…

– На Руалонэ много красивых мест, – ответил он с мягкой улыбкой, перестав напоминать такого привычного вредного урмыта. – Но без масок мы мало что сможем посмотреть. В более крупных сборах единомышленников, – так они тут что-то похожее на города называли, – нас легко разоблачат.

Из этого парка-выставки мы оба выбрались в очень благостном настроении, нагулявшиеся и довольные.

– Ты что-то в прошлый раз говорил про Дворец Удовольствий… – бросила тонкий намек.

– Туда лучше идти в масках, – нахмурился урмыт.

– А почему? – задала каверзный вопрос.

Ответа на него услышать не успела. Свист над головой заставил насторожиться и посмотреть вверх. Морок среагировал немного раньше и рванул ко мне. Как-то за время прогулки забыл о том, что надо бы все время руку на моей талии держать, отпускал время от времени. И сейчас старался максимально быстро сократить разделявшее нас расстояние. Я же, наоборот, глядя на несущийся в нашу сторону прозрачный гробик, с потрясенным пассажиром внутри, постаралась, следуя инстинкту самосохранения, от возможного места падения подальше отскочить.

Вокруг мгновенно образовался лишний народ, который помог мне отпрыгнуть на безопасное расстояние и при этом помешал, вклинившись между нами, Мороку достать меня. Гробик, после того как меня быстренько закрутило и завертело в круговороте мужских тел, выровнялся, сумел избежать столкновения с землей и полетел дальше по своим делам. А мне только оставалось соображать, что это было. Запланированная акция? Зачем и для чего? Когда и кто успел организовать?

– Идем, скорее, – прошептали мне на ухо. – Его долго задерживать не смогут…

– Како… – проглотила слова возмущения на половине, когда обернулась на тихий голос и встретилась взглядом с давешним кареглазкой.

Шок сработал на пользу наглому рэшу, который обхватил меня за талию и мягко потянул за собой. Пока соображала, что ответить и как очарование наглеца преодолеть, чтобы вернуть себе способность здраво соображать, растерянную меня успели увести с места происшествия.

– Он нас найдет! – попыталась привести хоть какой-то аргумент.

Звучало жалко и глупо, но ничего другого в голову не пришло.

– Вот если бы ты была тэйалией, а он твоим урмытом, обязательно нашел бы, – довольно улыбнулся кареглазый, заталкивая в какое-то здание. Мои слабые попытки сопротивления его не смущали и никак не мешали. Он был упорен и последователен, как паровоз, несущийся на всех парах по рельсам. – Связь араи и рэша легко заглушить. Если знать как. Не найдет.

– А ты знаешь? – обреченно спросила я.

– Повернись! – не стал отвечать на вопрос рэш.

– Что? – мигом забыла о крутившихся в голове вопросах, не поняв того, что от меня хотят.

– Повернись! – повертел в воздухе рукой так, что стало понятно, мне предлагают покрутиться на месте.

Очень хотелось едко ответить ему на это предложение что-нибудь про то, что я не белка в колесе, чтобы вертеться. Но сдержалась, очень вовремя вспомнив рассказы Морока о том, как ведут себя араи с рэшами. Выполняют все их желания, если память мне не изменяет. Можно, конечно, взбрыкнуть… Или не можно? Стоит злить похитителя или не стоит? Замешкалась с этими размышлениями и, заметив в карих глазах недоумение, решила пока подчиниться и посмотреть, что из этого выйдет. А если Морок не найдет, то у меня есть туз в рукаве – личная охрана прямо под кожей. Медленно, но изящно покружилась.

– Так? – спросила тихо.

– Так, – отозвался он довольно.

Огонек вполне определенного интереса в карем взгляде вызвал отклик внизу живота. Моей влюбчивости все так же сильно нравился этот рэш, и тело было с ней солидарно. Сердце скакнуло в груди и сладко екнуло. И на что нарвалась с этим похищением? На внеплановый сеанс секса с симпатичным незнакомцем?

– Повернись ко мне спиной, – велел этот наглец.

А игра стала мне нравиться… наверное. Что-то забавное было в том, что понимала, мальчика ждет большой облом и смогу все прекратить в любой момент. И раньше не следовало сопротивляться, выдавать в себе иноземку. У меня охранная лиана имеется и урмыт где-то там, мчащийся сюда со всех ног. Обломает ведь всю малину, как пить дать. Посему медленно улыбнулась, с предвкушением облизнула губки и повернулась, ожидая дальнейших указаний. А ведь испортить игру наглеца стоит, хотя бы для того, чтобы проучить.

– Нагнись! – отдал следующий приказ парниша.

А польку-бабочку ему не станцевать? Нагнуться, значит? Прогнулась, прищурив глаза и ожидая дальнейших действий похитителя, внутренне посмеиваясь, и при этом стараясь не обращать внимания на вспыхнувшее желание.

– Хватит! Можешь разогнуться и повернуться лицом ко мне. – Надо же, думала предложит раздеться прямо в этой позе буквой зю.

Выполнила и это распоряжение, опустив взгляд долу, дабы не выдать охватившее меня веселье от ожидания следующего приказа. Только губы кривились в улыбке, выдавая с головой. Буду надеяться, что молодой человек ничего не заподозрит.

– Разденься! – Закономерно-то как.

Гораздо большую фантазию этот засранец проявил, когда похищал. Кажется, время выхода на сцену для Морока. А он до сих пор не появился! Уж полночь близится, а Германа все нет. Непорядок. Медленно соображает господин Главнокомандующий. Дома разнос устрою. А вот стриптиз-то не устроишь. Комбинезончик одним касанием снимается, с пожеланием от лишнего избавиться. Это Услад предоставляет то, что нужно снимать так, как мне привычней. Поколебавшись и представив себе выражение лица Морока, когда он заявится, прикоснулась к комбинезону, пожелав, чтобы он испарился.

Думаю, наглец-рэш ожидал увидеть сразу обнаженную натуру лицом. Вскинула взгляд, проверяя реакцию на кружевное белье, и задохнулась. Выражение лица у молодого мужчины было невероятным. Смесь удивления, восторга от любопытного открытия, бешеного желания. Он обвел меня с ног до головы восхищенным взором и сделал шаг вперед. Кажется, пора к охранке обращаться, иначе сдам все бастионы, не успев проучить наглеца. Стоило потянуться мысленно к росточку, как из-под кожи запястий вылетели два быстрых и точных гибких растения. Связали похитителю руки, вызвав в нем сначала недоумение, потом ярость.

Эмоции на лице менялись одна за другой, завершающей стала – ледяное спокойствие. Воздух вокруг наглеца заискрился, и скоро по лианам заскользили язычки пламени. Но растению было глубоко наплевать на воздействие, которое пытался оказать рэш. Это стало для меня приятным открытием. Сделала себе на память зарубку – поинтересоваться у Лешего его способностями противостоять магии, и решила, что теперь пришла пора поговорить с похитителем.

– Зачем ты меня украл?

Отвечать кареглазка не стал, только дернулся очень сильно, а вместе с ним дернулась и я. Как-то не учла, что оружие-то обоюдоострое, а мужчина намного сильнее и тяжелее будет. Еще рывок, и не удержалась на ногах, оказавшись в объятиях очень злого рэша. Ну очень злого, если судить по сузившимся карим глазам. Что-то не продумано у меня с этой охраной. Убивать-то кареглазика не хочу. Яду ему не впрыснешь под кожу. Остается спеленать по рукам и ногам. Лиана принялась расти, оплетая отростками дергающегося рэша. К моменту, когда Морок все-таки соизволил явиться, тоже злой в зюзю, картина Репина «Приплыли!» была готова. Натюрморт а-ля сардинки в банке предстал перед урмытом во всей красе. Рэш-то меня из объятий выпускать не собирался. Как результат, лианка и вокруг меня, и вокруг него обвилась.

Стоим такие классные и злые. Он злой, что попался. Я злая, потому что дура! Глядим друг другу в глаза. Я грудью к нему чуть ли не вплотную прижата, хорошо хоть, белье имеется. Была бы совсем голой, точно не до злости бы стало. А так хоть какой-то барьер между кареглазкой и мной. А потом, когда надоело так стоять, пробило на шалости. Руками-то упиралась в обнаженную грудь этого гада. Погладила раз, погладила два… Пальчиками соски задела. Задышал быстрее и выражение глаз поменялось. Мне это понравилось, решила продолжить, сообразив, что можно лианкой поуправлять и сменить положение и, вообще, распутаться самой, а его оставить запутанным и доступным для щекотки.

Вот в тот момент, когда перемещала руки к животу жертвы, собираясь подарить страждущему немного ласки, и явился урмыт. Как и предсказывала, обломал всю малину. Пришел, глазами сверкать начал на нас с рэшем. Состроила невинную мордаху и, не подумав, велела лиане выпутать меня, оставив добычу связанной по рукам и ногам. И только сделав несколько шагов назад от симпатичного мужчинки, поняла, какую ошибку совершила. Выражение лица Морока стало вообще невменяемым. Дошло не сразу, но дошло почему. Если так легко выпуталась из лианы, он подумал… Подумал, что я добровольно к жертве примоталась. Похлопала ресничками и повернулась к Мороку, который, судя по взгляду, собирался прямо сейчас кого-то там убивать.

– Милый, – обратилась к нему нежно, и он подобрался, с подозрением посмотрев на меня. – Дорогой Морушка, будь так любезен, организуй мне одежду, сладкий.

Подошла к опешившему от моего обращения урмыту, обвила руками его шею и спросила тихо-тихо:

– Сделаешь? – и чмокнула его прямо в губы, а потом в кончик носа.

– Все на благо и процветания тэйалии, – отозвался ядовито и попытался увернуться от коварной меня.

Но, закрепляя достигнутый результат и отвлекая внимание от провинившегося рэша, потерлась о мужчину бедрами и мурлыкнула:

– Спасибо, из тебя получился такой шикарный урмыт!

Добив его этим окончательно, все-таки решила пока не выпускать из объятий добычу:

– Как ты думаешь, милый. А из этого рэша урмыт неплохой получится? Маг как-никак. Творческий потенциал и фантазия зашкаливают. Друзей много имеется… М-м-м? – и куснула жертву за шею, легонько и нежно.

– Зачем ты спрашиваешь, если сама уже все решила? – сдался он, градус ярости явно убавился, и говорил теперь Морок со мной нормальным тоном.

– Мне очень важно твое мнение, дорогой, – проворковала в ответ, наслаждаясь растерянностью мужчины.

Не знаю, что там о нас думал рэш… Но ему теперь уже можно и видеть, и думать что угодно, раз уж я решила тащить его в свой гарем. Не отвертится.

– Делай как решила. Тэйалия – ты, – холодно отозвался Морок и оттолкнул-таки меня.

Правда, мягко и аккуратно, что неплохо. Не так злится, значит, хоть и злится. И убивать теперь никого не станет, зная мои планы на пойманного наглеца. Пришло время и с дичью разобраться. Обернулась к трофею с нежнейшей улыбкой маньяка, дорвавшегося, наконец, до жертвы.

– Ну что, сладкий, – окинула его оценивающим взглядом. – Ловля на живца удалась. Ты попал! – на мне появился наконец-то знакомый комбинезончик, стала чувствовать себя более уверенно. – Я решила, ты идешь урмытом в мой Дом. Не занят, без одежды меня видел и даже разговаривал. Деваться тебе, голубь, некуда.

– Тебя не только я видел, – прищурив карие глаза, без вожделения и с плохо скрытым неудовольствием смотрела на меня жертва обстоятельств. – Всех в урмыты позовешь? Ты – тэйалия? Не верю!

– Отвечаю по порядку, – связанность объекта и наличие Морока за спиной подбавили наглости. Не все же мужикам наглыми быть. – Всех в урмыты не позову. Тебя, ты мне приглянулся. И да, я тэйалия. Веришь ты или нет, а факт остается фактом. И признан Советом урмытов. Ты же сам говорил, что только мой урмыт меня найти сможет. Нашел, как видишь. Хоть и не сразу, – это такой легкий камешек в огород Морока.

– Тэйалия и без маски? – недоверчиво усмехнулся.

– Представляешь себе, да! – довольно рассмеялась.

– Я не согласен, – категорично заявил упрямец.

– С чем? – не удержалась от ерничанья. – С тем, что я без маски? Морок, вон, тоже не согласен. Да, только, тэйалия – я! Решать, как ходить, – мне! Будем обращаться в Совет за подтверждением? – поддела его в очередной раз. – Чтобы уж наверняка убедить тебя в том, что я тэйалия. Или начнем сразу с Обряда Единения? Морок, – обратилась уже к своему урмыту. – Стереть ему память сможешь?

– Зачем? – и урмыт, и рэш спросили одновременно.

– Затем, что он не хочет в урмыты, – пояснила терпеливо. – Прокололась я, следовало сначала узнать, хочет или нет. И только потом карты раскрывать. Впрочем, он и так бы догадался, по тому, что ты в чужой дом вломиться смог вопреки всему. Вот и получается, что вариантов два. Либо стереть ему память о произошедшем, либо силком тащить в храм, на Обряд Единения.

– Есть третий вариант, – улыбнулся хищно Морок. – Убить.

– Прибережем на самый крайний случай, – одернула его, решив в открытую не спорить с урмытом на глазах у упрямого рэша.

– У тебя все равно выбора нет, – решила обратиться к гласу разума кареглазки. – Ты видел меня без маски и ритуальных одежд, знаешь, кто я. Если пойдешь в мои урмыты… получишь возможность сопровождать меня в рискованных эскападах, участвовать в новых и непривычных для этого мира проектах, – надавила на авантюрную жилку, которая точно в этом наглеце имелась, не зря же меня в открытую умыкнул. – Возможно, даже стать моим советником. Или же ты можешь выбрать смерть, либо чистку памяти. Решать тебе. Жизнь с перспективами и по-новому, либо по-старому, либо вообще не жить.

– Не самый сильный дом, – сделал свои выводы рэш. – Мало миров, мало энергии, мало урмытов.

– И? – приподняла бровь в изумлении. – Кому это мешало двигаться дальше и жить интересно? Понятно, решил по-старому. Не хватило запала рискнуть. Что же, риск – дело благородное, но не для тебя. Все понятно. Морок, так сможешь ему память стереть?

– Да, он будет сопротивляться. Но смогу. Не гарантирую безболезненность процесса и отсутствие последствий. Но все на благо тэйалии и ее желаний. – Урмыт был явно недоволен моим решением. Ему ближе был бы вариант, нет человека – нет проблемы, но я все-таки пацифистка и за мирное урегулирование конфликтов. – Но потом сразу в Дом.

Перед посторонним рэшем не стала уточнять, зачем сразу. И спорить с бывшим Главнокомандующим не стала. Незачем моей добыче знать о существующих разногласиях между мной и урмытом. Кареглазый что-то усиленно соображал, глядя на нас с Мороком и, наконец, выдал:

– Хорошо. Готов попробовать. Но у меня есть условие. Я и дальше буду кататься на лайкире и участвовать в гонках. Без маски. – Каков наглец, сразу все плюсы ситуации просек.

– Маскировка ауры, на предмет принадлежности к урмытам, на тебе, – выдала я.

Сказала и сразу пожалела. Это его пожелание, оно могло втравить нас в неприятности. Если кто-то из крупных Домов засечет его на соревнованиях и присмотрит для себя?

– Только не центральные соревнования и никаких отборов, – вмешался Морок, тоже просчитавший последствия.

Молодой мужчина еще колебался какое-то время, амбиции спортсмена – а не тот ли это классный парниша, что выиграл соревнования летунов, на которых мы с урмытом были? – не давали ему согласиться с такой сделкой сразу.

– Подумай о возможности обкатать лайкир в других мирах, со сложными условиями для выживания, – подтолкнула авантюриста к правильному выбору.

– Согласен, – вздохнул он.

– Уффф, – выдохнула я. – Сразу в храм? – последняя проверка перед стартом.

– Одежда, – напомнил мне Морок.

– Здесь никак не получится? – кинула задумчивый взгляд на рэша.

Демонстрировать ему, как мы с урмытом друг друга одеваем-раздеваем… не наведет ли это его на ненужные подозрения? Не откажется ли? А Дом без ритуальной одежды его не впустит… Услад, думаю, обрадуется кандидату в урмыты, но обычаи постарается соблюсти. Оставить добычу под приглядом Лешего? И браслет… В храме ведь могут заметить, что браслета на мне нет. А важно ли это? Идти без Морока? А не опасно ли? Справлюсь ли с рэшем в одиночку? Лиана, конечно, хорошо себя показала… но все равно. Остается только одно, переправить дичь в лес, пусть Леший сторожит. А самой побеседовать с Мороком по душам. Маскировка-то выдержит проверку храмом? Как много проблем-то с приобретением нового урмыта образовалось! Хоть прямо сейчас и здесь давай Мороку, радуй его вредную душеньку и потом беги в храм за новым Обрядом Единения. Замкнутый круг какой-то. Придется решать проблемы по мере их поступления и надеяться, что решения окажутся верными.


Глава 9 Прогулка | О боже, какие мужчины! Знакомство | Глава 11 Обряд номер два