home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Новый мир

Сделала несколько шагов к экрану, разглядывая странный пейзаж. Легкий материал верхней юбки в движении разошелся, демонстрируя сквозь разрезы ножки, потом скользнул обратно, стоило мне остановиться. Резко развернулась к мужчинам, ткань мягко обвилась вокруг ног, на мгновение приоткрывая их взорам урмытов. Поймала два заинтересованных взгляда. Морок забылся и тоже следил за занятной одеждой, которая, как игрушка для кошек, манила и дразнила, и подбивала совершить прыжок за желанной добычей. О, да! Сравнение было удачным! Два больших и хищных кота, дразнить которых, как показала практика, нужно с осторожностью.

– Как ты ходишь на этом? – кивнул на мои босоножки с высокими каблуками любопытный Ярило.

– Как видишь, легко, – сделала несколько шагов, возвращаясь на место, на котором стояла ранее.

Вспомнив приказ, который он мне отдавал не далее как вчера, проказливо улыбнулась и легко повернулась вокруг своей оси. Юбка вслед за мной разлетелась в стороны, вновь дразня мужчин. Их явно заинтересовала не только она. Ярило, например, заинтриговали пляшущие у меня в ушах сережки. Тоже раздражитель для огромных и хищных котов. Кошки любят вот такие вот мельтешащие игрушки.

– У вас там все так одеваются? – и снова рыжий Лис задал вопрос.

– У нас там по-разному одеваются. И так, и иначе, – загадочно улыбнулась, приопустив ресницы.

– А как еще? – заинтересовался Ярило.

– Увидишь, – склонила голову набок и закусила губу.

– Очень красиво, – серьезно отозвался он.

– Спасибо за комплимент. – Какой лапочка, не то, что вредный Морок, который сделал вид, что этот разговор его не интересует.

– Что такое комлмэнт? – спросил Ярило.

– Комплимент – это приятное замечание, которое делают женщине, – плохо у меня получается значения слов объяснять, пришлось начинать сначала. – Комплимент – это когда говорят человеку что-то приятное про его внешность или одежду, например говорят, что человек хорошо выглядит. Или красиво одет.

– Значит, когда я говорю тебе, что ты красивая, я делаю тебе комплмэнт? – уточнил неугомонный Лис.

И вот как ему объяснить разницу между комплиментом и тем, что я красивая? Слишком тонкий нюанс, поэтому пусть остается так, как есть.

– Да, почти так и есть, – не стала углубляться в это дальше. – Кто со мной пойдет к Лешему? Оба? Или кто-то хочет посидеть дома?

– Я не откажусь, – ну кто бы сомневался, что это будет второй урмыт.

– Я тоже хочу пройтись, – надо же, и Морок сподобился.

– Тогда одевайтесь. Я тоже соберусь, и пойдем, – покрасовалась перед мужчинами и хватит, долг тэйалии зовет облачиться в красные одежки.

– Как скажет тэйалия, – все-таки Морок та еще вредина, снова не удержался и влез с этими своими любимыми словами.

Но хоть не так хмуро на меня смотрит теперь… Ведь действую и в его интересах, на самом деле. Кому, как ни ему, хочется наступить на хвост Совету? Правда, и самой нравится мысль напакостить, крупно так, всем этим заносчивым урмытам-советникам. Дух противоречия требует перевернуть все с ног на голову и провести хотя бы мини-революцию в умах жителей Руалонэ. Эффект взаимного смешения культур никто не отменял. Для того смешения одной меня мало, конечно, но Москва не сразу строилась. И можно же не пытаться сломать все устои и построить что-то новое. Достаточно незаметно, без кровопролития что-то свое попытаться взрастить. Наполеоновские планы. Есть такое дело. Но никто не мешает попробовать. Посидеть в Доме, прячась от враждебного мира, еще успею. Да и азарт в крови бурлит. Так и тянет узнать, получится или нет провернуть авантюру. Таких масштабных проектов в моей жизни еще не было. Оттого-то так и интересно.

Урмыты, стоило мне одеться и позвать, мигом явились пред светлы очи. Оба как братья-близнецы. В красном, высокие, широкоплечие – Ярило поуже немного в плечах и постройней – лица скрыты масками, головы покрыты тканью наподобие капюшонов. Не отличить с первого взгляда. Все стройны как на подбор, с ними дядька Черномор. Если воплощу в жизнь все честолюбивые планы, тридцать три богатыря у меня точно будут. А дядька Черномор уже имеется. Чем Морок не он?

Шаг в знакомую воронку вслед за Мороком – Ярило замыкал нашу группу – и я окунулась в приятные эмоции, которые дарил мне Леший. Он был безумно рад меня видеть, и час пришлось потратить на мысленное и физическое оглаживание растений. Опять попросила урмытов стянуть с меня перчатки и помочь с обувью и маской. Уж в этом-то лесу, мне точно ничего не грозит. Парк сам оградит меня от любой опасности и жизнь положит, чтобы никто вреда не мог причинить.

Босиком по розовой мягкой траве и тихая, неслышимая для посторонних, беседа с Лешим, который согласился принять под свою опеку временных жильцов. И даже с кормежкой обещал помочь, в лесу имелось достаточно живности, которая охотно селилась под прикрытием деревьев. Урмыты общению с лесом не мешали, только молчаливыми тенями следовали за мной по пятам. А мне того и нужно было.

Помощь, которую обещал лес, была не столь велика, как хотелось бы. Не стоило забывать, что по большей части Леший находится на иждивении Услада и не сможет существовать без той энергии, что тратил на него Дом.

Прогулка растянулась на половину дня. Уж очень не хотелось уходить из леса, хоть дела и не ждали. И так нравилось лежать, растянувшись на траве, и чувствовать, как нежный легкий ветерок касается щек, ласкает, перебирает пряди выбившихся из косы волос. Ярило, недолго думая, устроился рядом со мной, тоже попросив снять с него перчатки и маску. Предупредила Лешего, чтобы не шалил и вреда моему новому урмыту не причинял, и помогла рыжику справиться с мешающими ему предметами одежды. Морок, укором нашему легкомыслию, стоял в полном облачении и следовать дурному примеру не стал.

– Вот скажи, – не выдержал второй урмыт. – Ты говорила про то, что вашим мужчинам женщины легко не достаются. А что они делают, чтобы получить женщину? Говорят комплмэнты?

– Говорят. И не только, – усмехнулась, надо же, как заинтересовал этот вопрос второго урмыта. – Приятные вещи говорить – этого мало. Надо еще быть интересным собеседником, обладать хорошим чувством юмора, уметь заинтриговать женщину и сделать так, чтобы она захотела сдаться без борьбы. Своеобразная игра, в которой победитель получает все. И участвуют в ней две стороны. И женщина, и мужчина.

– И все? Так мало? А быть сильным и ловким не надо? – удивился Ярило.

– Надо. Надо быть интересным и сильным человеком, чтобы привлечь интересную женщину. Люди разные бывают – и мужчины, и женщины. Бывает так, что мужчина слабее женщины характером, например… Но и для таких мужчин находится своя женщина. В таком случае она руководит и направляет, – как же сложно объяснять то, что впитывается с молоком матери и не пишется ни в каких учебниках. – И обоих такое положение вещей устраивает. Не получается подобрать слова, чтобы понятно описать суть взаимоотношений между женщинами и мужчинами у меня на родине. Прости.

– Значит, – подытожил второй урмыт, – говорят комплмэнты и разговаривают? И все?

– Умение вести завлекательную беседу с противоположным полом называется флиртом, – и вот зачем пытаюсь запутать все еще больше своими неумелыми объяснениями? – А кроме этого, мужчина дарит подарки понравившейся женщине. Конфеты, например, цветы… Может целый праздник подарить, если фантазии хватит на что-то необычное. Вот, например, Морок, – к месту вспомнила о первом урмыте, – подарил мне прогулку по парку искусственных растительных конструкций, этим сделал мне приятно и заинтересовал. – Морок ощутимо вздрогнул, когда это произнесла, а я тихо рассмеялась. – Такая прогулка или что-нибудь похожее на нее называется свиданием. Это когда мужчина приглашает женщину провести время вместе. То есть погулять, где-нибудь посидеть, поговорить, узнать друг друга как личность. Выяснить, подходят ли друг другу. И только через какое-то время, поняв, что друг другу нравятся, переходят к более близкому и интимному знакомству.

– А женщины не приглашают мужчин на это свиданье? – полюбопытствовал Ярило.

– Самые смелые приглашают, – уже пожалела, что поддержала этот разговор.

Поди теперь объясни, почему приглашают, но не все, и чем это обусловлено.

– А поцлуй? – вот ведь неугомонный и любопытный.

– Поцелуй – промежуточный этап между знакомством, присматриванием друг к другу и занятием любовью. Поцелуем обозначают свое желание перейти к более интимному общению, – даже догадываюсь, каким будет следующим вопрос, и урмыт не подкачал, спросил именно о том, о чем подумала.

– Ты меня поцлуй, значит, хочешь, чтобы мы занялись любовью? – прямолинейная мужская логика, кто бы сомневался.

Уловила краем уха, что понятие «занятие любовью», явно обозначалось каким-то словом, которое перевелось само собой практически сразу, и я не заметила бы, что значение немного отлично от привычного, если бы случайно не заострила внимание. Словарный запас прижился и внутренний переводчик справляется быстрее и легче? Судя по всему, да. Ведь понимали меня урмыты, хоть и использовала некоторые понятия, которые так легко бы с ходу не перевелись раньше.

– Иногда поцелуй – не более чем провокация и игра. Мне захотелось наказать и тебя, и Морока. За то, что не слушаете ничего и сразу переходите в горизонтальную плоскость, даже не желая меня лучше узнать. Поступаете как с привычными вам и безотказными араи. Вот и хочется ответить вам той же монетой. Заставить вас почувствовать, как это, когда ты вещь, с которой играют и которую за человека не считают, – кажется, меня занесло в опасные дебри и последние слова явно были неуместны. – Ни один из вас еще не доказал мне, что ему можно доверять, и при этом каждый из вас через занятие любовью пытается воздействовать на меня и привязать к себе. Мне это не нравится. Тэйалия я или кто? – постаралась свести все к шутке.

Гробовое молчание стало мне ответом. Теперь дуются оба? Да пошли лесом, если честно! И к чему было с утра пламенные речи толкать, если сама же все сейчас испортила? Стоило бы сдержаться, наверное… Дернул же кто-то за язык. В досаде на саму себя поднялась с травы и вздрогнула, когда услышала глухой и неживой голос Морока:

– Урмыт – игрушка для тэйалии. Так было всегда. Ты не сказала нам ничего нового, тэйалия.

– Обиделся, бедненький?! – кажется, ему все-таки удалось вывести меня из себя. – А ничего, что я тоже игрушка для вас? Игрушка, которую вы используете в своих интересах. И вам глубоко наплевать на то, что я могу хотеть вернуться обратно, к привычной жизни и своему жениху! Вам глубоко наплевать на то, что я даже саму себя обманываю, когда улыбаюсь и делаю вид, что все в порядке и ничего плохого не произошло! Что это нормально, когда какой-то сумасшедший мужик тащит тебя в другой мир и считает, что так и надо! Ты меня забыл спросить, понимаешь?! Да из хэцо в урмыты сам рвался. Если бы не хотел, отказался бы. Так что не надо меня попрекать этим, ясно? Научись уже, Морок, признавать собственные слабости и ошибки. Сколько можно юлить и делать вид, что это я дура и ничего не понимаю?

– Кто такой жних? – опять Лис любопытствует.

Ну, если уж просят гвоздей в гроб забить, кто я, чтобы перечить? Это всегда пожалуйста и с удовольствием.

– Мужчина, которому удалось меня завоевать и получить. Если бы кое-кто меня не увез, мы бы поженились. Женитьба – это специальный обряд, который связывает любящих друг друга мужчину и женщину на всю жизнь, делает их семьей и единым целым, – дала разъяснения раньше, чем влез бы Ярило со следующим вопросом.

Покривила душой, конечно. Не были мы с Вадиком единым целым. Он был удобен и легко поддавался моему влиянию. Та самая ситуация, когда мужчина слабее женщины. Теперь я столкнулась с упрямыми и сильными мужчинами. А командовать-то привыкла, только переломить доставшиеся мне в урмыты личности и характеры, чувствую, не по силам. Да и незачем. Сломленные мужчины, не смогут стать мне подмогой и стеной, за которой можно будет спрятаться, если что. Но приручать как-то нужно, а все мое умение находить общий язык даже с очень сложными людьми куда-то подевалось. Не удается пробиться сквозь менталитет местных мужиков. Они слушают и не слышат.

Больше не произнесла ни слова, как и сами урмыты. Оделась, моему примеру последовал Ярило, и чуть ли не бегом отправилась поближе к Усладу. Ему меньше энергии тратить придется, если на маленькое расстояние портал открывать. И выставила мужиков из комнаты сразу же, как мы там появились. Даже раздеть себя не дала, как и раздевать их не стала. Потерпят, не маленькие.

Злая и раздраженная заметалась по комнате, стараясь взять себя в руки. Стресс все-таки давал о себе знать. Копился незаметно, даже не чувствовала этого толком, увлеченная новой игрушкой – необычным миром, но даром вся эта новизна для меня не прошла. Сейчас просто трясло от обиды на судьбу, злости и вдруг накатившей усталости. Да и месячные скоро, если, конечно, цикл не собьется. С такими-то потрясениями неудивительно будет. Может, моя нынешняя нервозность как раз с гормональными, привычными проблемами связана? Это объяснило бы все. Устало прислонилась к стене, и чуть не отпрянула, вспомнив, что прикосновения может оказаться достаточно. Но оглянувшись, поняла, серая поверхность и не думает двигаться. Так хотелось стукнуть по ней кулаком, но сдержалась. Вчера и так пульт пострадал. А ведь такое легкомыслие может привести к серьезным проблемам. Если пульт сломается, что буду делать?

Попробовала переключить картинку, коснувшись знакомых значков, – она послушно сменилась. Вернула старое изображение обратно. Игольчатые высоченные скалы, казалось, пронзали темное звездное небо, самое то для моего раздраженного состояния. Включила звук и вздрогнула, услышав шелест прибоя. Какой прибой, если на картинке скалы, а единственный мир с морем – это тот, который с песчаным пляжем? Пощелкала изображения туда-обратно. Еще раз туда, еще раз обратно. Сосчитала. Раз, второй, третий. И вылупилась на пульт, осев на невидимое ложе. Откуда лишняя картинка?

– Ярило! Морок! Срочно ко мне! – позвала урмытов вслух, забывшись.

Впрочем, Услад охотно передал приказание и так, судя по тому, как быстро явились двое братцев кроликов на мой зов. Молчаливые и послушные тени стояли и не шевелились, ожидая указаний. Ну-ну. Как-то они себя поведут, когда я их ошарашу?

– Морок, пожалуйста, напомни мне, склеротичке, сколько миров находится в ведении нашего Дома? – задала вопрос на засыпку.

– Ормат, – ответил четко и ясно, мой внутренний переводчик сначала запнулся, подстраиваясь под местные цифры, потом бодро перевел: «Десять!»

– Тогда считай, вслух. Ты, Ярило, можешь присоединиться, чтобы просто так не стоять, – сглотнула, криво улыбнулась под маской и принялась медленно, давая возможность оценить, менять изображения.

– Торма, – досчитали Морок с Лисом.

В помещении воцарилось многозначительное молчание, тяжкое и недоуменное.

– Если хотите, – добавила сарказма в тон. – Можем пересчитать еще раз.

– Это то, о чем я думаю? – спросил севшим голосом Морок.

– А что ты думаешь? – переспросила у него, будучи не в состоянии осознать открытие.

– Новый мир? – шепотом, словно боялся, что кто-то подслушает, спросил первый урмыт.

– Может, галлюцинация? – задала глупый вопрос, не надеясь на положительный ответ.

Что-то как-то массово нас глючит, так не бывает.

– Но, новый мир… – теперь шепотом заговорил Ярило. – Их только для хэцо открывают и ненадолго, проход удержать нескольким Домам еле удается. Как?

– Не знаю, – развела руками, пребывая в растерянности. – Честно, не понимаю, как и почему именно с нашим Домом. Услад, ты можешь ответить как?

«Только тэйалия знает», – получила в ответ. Замкнутый круг, однако. Я-то как раз и не знаю. Может, то, что по пульту постучала вчера со злости, сыграло свою роль? Или что-то еще? Где взять информацию? Ее катастрофически не хватает.

– Когда туда пойдем? – к Мороку вернулся нормальный голос, и любопытство проснулось, видимо.

«Может быть опасно», – вмешался Услад. Нахмурилась и протянула к первому урмыту руку ладонью вперед, останавливая и прося попридержать коней.

– Подожди, – только и сказала, погрузившись в общение с Домом. – Неисследованный мир может быть опасен.

– Мы выходили в другие миры, – попытался запротестовать Морок.

– Не торопись, – прислушивалась к тому, что говорил Услад, потом озвучила основное вслух: – Новые миры очень давно не открывались. Требуется специальная экипировка. Наши костюмы – защита, но только в тех мирах, которые уже изучены. Первым идет Услад. Вживается в мир, перерабатывает энергию, только потом выпустит нас. Сказал, что процедура для обживания новых миров всегда одинакова. И будет так, как записано у него в инструкции. Как скоро Совет узнает об открытии нового мира? – рефлекторно задала вопрос вслух, задумавшись над тем, что удалось узнать.

– Неизвестно. Прецедентов не было, – процедил сквозь зубы Морок, судя по интонации, Совет – последнее сборище, с которым он хотел бы поделиться открытием. – Дом сразу же попытаются забрать, уничтожив, как бы случайно, тэйалию и урмытов. Заберут мир, если в нем обнаружатся какие-нибудь перспективы.

– Тэйалию не станут убивать, – не согласился с ним Ярило и порадовал меня следующими словами. – Оставят в живых в надежде, что сможет открыть еще новые миры.

– Оптимисты! – жизнерадостно заметила я. – Ну просто любо-дорого смотреть!

«Услад», – позвала мысленно, решив уточнить вопрос с Советом. По словам Дома, выходило, что открытие мира должно пройти мимо внимания других тэйалий. Не тот у них уровень. На вопрос что за уровень и какой был бы тем, который нужен, зараза ответил, что нет доступа к информации. Спросила, а будет ли тот доступ когда-нибудь и ошарашенно застыла, неприлично открыв рот – мне сообщили, что будет. Вот подучусь открывать новые миры – и добро пожаловать в мир настоящих тэйалий. Настоящих? А что это такое и с чем это едят? А я тогда кто? Самозванка? Или так, игрушка? Все эти вопросы остались без ответов.

Как мило. Всего лишь научиться открывать миры. А ничего, что я и понятия не имею, как это получилось? Что, теперь целыми днями сидеть и пульт гипнотизировать, вспоминая, что там такое нажалось и что подумалось в тот момент? Все подробности для чистоты эксперимента? Может, попросить Услада повторить все то, что предваряло мою вспышку? Поспорить с ним в попытках узнать, откуда такие запреты и прочие радости? Сложно-то все как… Крышей поеду и не замечу из-за всех этих новостей.

– Так, друзья-товарищи, – обратилась к урмытам. – Следуем нашему плану и придерживаем любопытство. Выйти туда, – кивнула на картинку, – пока не получится. Значит, концентрируемся на проблеме Свободного края. Мир еще успеем изучить. Да и втроем… Сложно нам придется, если начнем на все подряд распыляться. Помогите мне переодеться, потом можете заниматься тем, что поручено. Мне пока хотелось бы побыть одной.

Распускать руки урмыты не стали. То ли впечатлились открытием нового мира, то ли прочувствовали все мои агитирующие речи. Гадать, что стало толчком к сдержанному поведению, не стала. Даже если обида на то, что призналась в том, что для меня они пока тоже игрушки, то сейчас мне глубоко на это наплевать. Столько мыслей в голове. Такой сумбур… Не сойти бы с ума от перенапряжения. Я же теперь пока не пойму, как можно открыть мир или какое сочетание значков на пульте это делает, не успокоюсь! Это дает такие перспективы! И все они меркнут на фоне возможных проблем. Что делать с урмытами? Они нужны будут теперь как воздух. Но спать с каждым, кого проведу через Обряд Единения… Как переступить через себя? Или как уломать Услада, открыть путь посторонним личностям в другие миры?

«Обряд – защита от предательства», – пришло сообщение от Дома. Замечательно, и точно ли есть гарантия на сто процентов, что не предаст урмыт свою тэйалию? Стопроцентной-то гарантии нет, Услад нехотя сознался и в этом. Но обряд помогает Дому держать живчиков-мужиков хоть под каким-то контролем. То-то вредное здание так и стремится урмыт под меня, тьфу, на меня подпихнуть. Хочет заполучить ценный материал в свои загребущие ручки и контролировать, контролировать, контролировать. Путем улавливания настроения урмыта. Если почует что-то направленное на причинение вреда Дому и тэйалии, предупредит. Жаль, что мысли только мои читать может, да и то в основном те, что я ему адресую. С урмытами все сложнее. Только через связь, возникающую после Обряда Единения, может что-то услышать и понять. И не столько мысли, сколько отголоски намерений. Но это тоже неплохо… Хотелось бы мне знать, что он услышит, когда я все-таки решусь довести начатое до конца. Способ узнать хоть что-то о намерениях моих подозрительных урмытов. Любопытство захлебнулось слюной, узнав о такой возможности, и стало подбивать меня сдать бастионы. Пришлось отмахивать от него при помощи благоразумия. Иначе точно сдамся и не успею хорошенько поиграть на нервах вредных мужиков.


Глава 11 Обряд номер два | О боже, какие мужчины! Знакомство | Глава 13 Дворец Удовольствий