home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



11

Благополучно дожевав свой полдник или вечерник, мы были готовы к началу движения. Наша колонна пропустила вперёд, наверное, всех кто может ехать быстрее, поэтому от сытости и безделия мы в пол глаза успели подремать.


Задремали не мы одни. Спросите почему? Всё просто, вдоль колонны побежали бригадиры, стуча по дверям кабин и матюками, подымая всех спящих. Мы с Саней растерев рожи сидели с лицами мятых рыб. Подбежавший к нам Колесник махнул в нашу сторону рукой и побежал дальше.

— Ты тоже думаешь, что мы сигнал пропустили?

— Врядли Сань, я рацию перед тем как кемарить на максимум накрутил.

Бегущий обратно Бригадирыч заглянул к нам.

— Слушайте рацию, сейчас селектор будет. Экстренное оповещение.


На селекторе объявили, внизу возник непредвиденный конфликт между местными жителями и нашей охраной. Руководство решает вопрос. Скорее всего, всем быть готовым к маршу за пределы юрисдикции Форта Уорт. Сейчас внизу решают вопрос, кто заплатит за восстановление заграждений, которые необходимо снять. Проезд закрыт местные подготовились к миграции и не ждали больше конвоев.

Саня прокомментировал услышанное:

— Ага подготовились. Все слепые. Мы как будто не видели как там в низу их самих сейчас готовят. А вперёд кто уехал, они чего им не сказали, что мы едем сзади?

— Врядли. Всё они знали. Дурака включают. Цыганский развод на свадьбе. Такой конвой на халяву пропустить идиотом надо быть. Тут по 10 экю с машины тысяч пять наберут плюс за ночёвку да задержать нас, чтоб завтра свой товар нам впарить втридорога. У них тут явно с деньгами туго. Мясо само растёт и бегает. Овощи и фрукты у всех, кому ты их тут продашь? Кожи да рожи тут Саня. Сельская нищета. Всё что привезли раньше сносили и ушатали. Новое купить — денег нет. Народа мало. Производительность низкая. Транзитники как мы это их золотое дно. Предложить кроме того что едят сами им нечего. Производства тут нет. Тут ни хрена нет. Вот думаю внизу казино, куча кабаков с дешёвым пойлом потому, что на другое никто не будет тратится, и куча проблемного народа нарывающегося на конфликт. Скорее всего, подпольные или даже легальные мордобойни со ставками и проститутки с трипперами. Давай забьемся на пару фофанов, что я прав.

— Ты ещё со Степановым предложи на щелбаны играть. Там сотрясение мозга это лучшее последствие проигрыша. Нет, я тебе и так верю. И лоб целее будет.


Чем ближе было подножие кряжа тем явнее становилась видна местная великая стена.

Уходящая в обе стороны на несколько десятков километров по верхушке невысокого, но крутого вала деревянная ограда из положенных параллельно земле между двойных столбов окорённых жердей. Таким способом местные фермеры защищают свои поля от сезонной миграции диких животных. Перед валом на основных тропах стояли уступом цепочки отбойников из коротких стенок. Их предназначение отвернуть несущееся по ни кому неизвестной причине стадо от хлипкой ограды.


С большим трудом охрана загоняла колонну и ставила рядами по бригадно вдоль ограждения. С той стороны поперёк полотна дороги плотной стеной стояли автомобили местных жителей. С нашей стороны броневики охраны и толпа не довольных самоуправством местной власти.

Первое впечатление по прибытию полная не реальность происходящего. Неужели мы были так высоко? Краски в унылый пейзаж до полного сюрреализма добавляла разномастная ярко одетая толпа вооружённых до зубов толи фермеров буров, толи мексиканских чарро в привычных им сомбреро во главе с местным шерифом и мэром. Все они смачно жевали непонятно что зелёного бурого цвета и постоянно плевались.

Сразу после остановки с разных сторон к нам пришли медики и швейцарцы с Крузом, получилось, что наша бригада центр притяжения. Пароли и явки были оговорены заранее.

Не успели мы обменяться мнениями по поводу, как к нам пожаловал начальник колонны с четвертинкой свиты.

— Я так и думал что вы все здесь! Василий Евгеньевич можно вас на минутку?

— Чего.

— Понимаете, там местные условие выставили. Два варианта. Первый мы проезжаем, но после себя сами восстанавливаем заграждение, а это задержка небольшая, но день мы потеряем всё равно. Охрана нам не рекомендует, тут оставаться они найдут способ задержать нас на больший срок. Второй — они выставляют бойца, и если мы выиграем, то они нас пропускают, без каких либо условий. Если удача будет на их стороне у нас всегда остаётся первый вариант. У охраны нет достойного бойца, у фермеров мужчина солидный с вашей конституцией. Вот я. Точнее мы хотим попросить вас Василий Евгеньевич выступить от нашего коллектива.

— А мне какая радость.

— Вы поможете всем нам.

— Не начальник мне какая от этого польза? Я вообще драться с детства не могу — мама запретила. Мне лично это не нужно. Здоровье нынче дорогое удовольствие. А по мне так я сутки только лишние отдохну. Всё равно я на работе, поэтому спрашиваю ещё раз сколько?

— Что сколько?

— Сколько ты мне заплатишь за местный перформанс с жуткобитием. Что я получу за потерю калорий?

— У меня нет сейчас для вас предложения. Мне необходима консультация с коллегами. Но мы согласны вам дать одну тысячу экю.

— Не жмись начальник две тысячи и по рукам. Деньги сейчас в руки Быкову.


Не знаю, но мне показалось, что вся история срежиссирована и наша охрана в сговоре с местными авторитетами. Ещё до нашего прихода бойцы Русской Армии забилась с колхозниками на деньги. На кон победителю за участие кинули в шляпу, чтобы все видели тысячу экю золотом.

Увидев всё это безобразие Михаил Владимирович громко чтоб все слышали, озвучил своё мнение.

— Эк они загнули. Сейчас тотализатор слепят и купюры стричь начнут. Все кроме нас в плюсе. Предлагаю как врач увеличить гонорар бойцам до приличной суммы. — И нам шопотом — Василий не подведи я две тысячи в добавлю!

Противник выглядел достойно и стрёмно одновременно. Он был выше Василия сантиметра на три, самый крупный среди местных он стоял с голым торсом в кожаных шортах бундхозе с помочами в стоптанных вытертых кожаных же башмаках. На голове сухого и жилистого мужика было мятое плетёное из соломы и листьев сомбреро не первой и не второй свежести. Волосатую грудь украшали разводы от пота по грязной коже и татуировки смысл которых нам остался непонятен. От него несло перегаром и запахом немытого несколько дней тела. Под широким морщинистым лбом были кустистые сивые брови и маленькие глаза, цепко смотревшие за предполагаемым противником.

По будущему ристалищу бегал в потёртом черном костюме и лакированных туфлях дрыщь с внешностью адвоката или почтового служащего.

— Андрей чего орёт американец?

— Ну он наверное не совсем американец но его родители где-то рядом спали. Принимает ставки на бой. Говорит, что с их стороны выйдет самый крутой боец. Он служил инструктором по выживанию и АРБ. Порвал кучу баянов и натянул, что надо натянул.

— Не понял Юричь, говори понятнее я не красна девица.

— Говорит, нагнул кучу народа и отлюбил их противоестественно. Что сказать ему?

— Скажи, эта выдра задогляд знает, что такое стройбат?

— Говорит, русские байки его не пугают.

— Зря он про моцики вспомнил, они у нас самые страшные. Сегодня парень узнает про печень в пролёте. Андрей Юрьевич впишись за меня. Кон бойцовский ещё подыми тысячи на три, из тех что писатель подарил. Нам деньги нужно легально получить, чтоб все видели, пусть собирают. Бригадир ты деньги на тотализатор ставь, всё что есть. Михаил Владимирович, а чего наша охрана скромничает, пусть тоже в фонд мне денег вложат.

Здесь им не тут! Будем строить местных и пришлых папуасов хвостами на юг, с шляпами в руках в шахматном порядке и чтоб все блестели как у мурзика шаровары. На обновки деньжат коллективу надо. Пора наше общество вооружать, смотри у них тут каждый с целым арсеналом ходит, а у нас семь пукалок на всех. Человек без пушки в этом Техасе инвалид на всю голову.

В этот момент шериф и мэр подошли к шляпе и стали в ней шерудить руками.

— Это чего они туда полезли?

— Пересчитывают. Не верят, что такие деньги мы победителю со своей стороны кинули.

— Вы это мазурики свои корявки к моим бабкам не тяните, а то у нас на излечении своих инвалидов хватает.


У местных закончились деньги. Все бабки что были с собой они спустили на ставки. Вместо наличных в шляпу полетели расписки фермеров, которые они писали на листках из блокнота шерифа с указанием суммы и количества товара на эту сумму.

Увидев размер гонорара за бой Ватли неожиданно для всех начал раздеваться. Европейская меркантильность явно победила осторожность.

— Круз скажи братухе, умерла так умерла! Контракт на бой я принял, мне конкуренты не нужны. В следующий раз будет его очередь, пусть смотрит за моей спиной и за шляпой.


Наконец все ставки были приняты и озвучена общая сумма и соотношение два к одному на Маклауда. Шериф толкнул речь за справедливость и здоровье. Ага бой без правил но глаза не выбивать в промежность не стучать иначе дисквалификация. Начало боя и конец боя по выстрелу. Как он это выговорил с полным ртом — не понимаю!

После чего полотно дороги с нашей стороны освободили, получился квадрат метров восемь на восемь. Бойцов вызвали на середину. Маклауду было удобно выходить он уже стоял на дороге в своей шляпе в отличии от Степанова, которому пришлось расталкивать стоявших плотным строем зрителей. Выйдя на импровизированный ринг коротко стриженый Василий расплылся в улыбке шире не бывает — аж гланды видно. Размашистыми шагами широко раскинув руки он подошёл вплотную к техасцу слегка ткнув того животом. Глядя в глаза суровому ковбою, Степанов моргнул то тому левым глазом. В этот момент одновременно с выстрелом фермер скинул свою шляпу в сторону, обнажив загорелую лысину в окружении чёрных кудрявых волос. Бой был кроткий. Пока все провожали взглядом планирующую солому, рослый техасец резко ударил в лицо Василия лбом. Тот неожиданно стал падать вниз мешком, а противник начал подымать руки, радуясь столь лёгкой победе. Народ ахнул. Всё произошло слишком быстро. Из разбитого носа американца неожиданно для всех фонтаном хлынула кровь на спину Степанова. Большой Вася низко присев, глубоко просунул руку между ног противника и ухватившись за пояс сзади рванул её на себя, резко вставая. В этот момент, не выдержав приложенного усилия, помочи и пуговицы с треском разрываемой кожи и ткани полетели в разные стороны. Недоштаны вместе с отсутствующими трусами сползли до середины бедра открывая зрителям прыщавый зад и лохматый пах. Подсечка рукой под колени за шорты, лишила американца опоры, от чего он совершенно глупо отсвечивая мужским кренделем начал падать на спину. Василий, отпустив одежду противника, всей массой своего тела вложился всего в один удар. Вдогонку уходящему в отрыв противнику Василий в падении нанёс правым локтем удар в солнечное сплетение и по нижним рёбрам. Бой закончился. Противник с отбитой печенью и сломанным носом лежал скорченный на земле.

— Печень в пролёте. — Поставил финальную точку в шестисекундном бое Степанов. — Против лома нет приёма, если нет другого лома. Говоришь, байки про стройбат знаешь и мужиков любишь. Вот ты мне американец теперь скажи в чём твоя сила. А то слышал звон мудозвон, да не понял, где он! Степанов отряхнул ладони от дорожной пыли и пошёл в нашу сторону.

— А что нам теперь делать? — Ему в спину на чистом русском спросил один из местных.

— Проезд открывать очень быстро и аккуратно. — Не оборачиваясь и не останавливаясь, ответил всем Василий.

— What did he say? (что он сказал) — спросил шериф у мэра.

— Open the gates of Dick and be friendly with them we need to return their money without scandals and fights. (Открывай ворота Дик и будь с ними приветлив нам надо вернуть свои деньги без скандалов и драк.)

— А с ним что делать? — снова спросил местечковый.

— А с ним я не знаю ваших традиций. Хотите любите, хотите уносите. Главное без нас. И оденьте его, а то чинарик совсем съёжился. Если есть совесть — пригласите ему доктора. Хотя, что такое совесть вы не понимаете. Пошли братуха опрокинем стопочку. — Это уже к Ватли обратился Большой Вася.

Ватли вытряхнул деньги из шляпы в куртку Степанова. Покрутившись, надел её на первую попавшуюся пустую голову. Рыкнул, для порядка и толпа, отшатнулась в сторону, освобождая проход. Кто этих страшных русских знает, что у них в голове.

Обескураженный шериф стоял с открытым ртом и хлопал глазами как филин. От избытка эмоций он забыл выстрелить из своего револьвера в воздух, чтобы обозначить окончание скоротечной схватки.

— Who was that? (Кто это был?)

— Who?(Кто?)

— This guy that fought with MacLeod? (Этот парень, что бился с Маклаудом) — Обратился шериф к бойцам Русской Армии.

— For each of your MacLeod, we have Fedor Emelianenko. (На каждого вашего Маклауда у нас есть свой Фёдор Емельяненко.)

— Who is this guy Fedor Emelianenko? (Кто этот парень Фёдор Емельяненко?)

— You are quite wild here. Do not know who the Last Emperor is! (Вы совсем тут одичали. Не знаете кто такой Последний Император!)

— Fedor Emelianenko The Last Emperor. — Шериф словно пробуя на вкус, медленно проговорил незнакомые слова. — Where were my brains when I listened to the city council? (Фёдор Емельяненко Последний Император…. Где были мои ишачьи мозги, когда я слушал городской совет?)

Вспомнив про свои обязанности Дик Найтли выстрелил в воздух из револьвера.

От выстрела неожиданно зашевелился на дороге Грегор Маклауд.

— The sheriff was hit by a car? (Шериф меня сбила машина?)

— No Gregor dropped you as a child. (Нет Грегор тебя в детстве уронила мать.)

— Why am I without pants? (Почему я без штанов?)

— Because in our fort everyone is without money and brains. (Потому что в нашем форте все без денег и мозгов.)

Грегор сидел на пыльной дороге ощупывал залитое кровью лицо и огромную шишку на затылке. Он ничего не помнил, но твёрдо решил больше не пить. Пора ему уезжать в Аламо. Хватит работать на чужих. Поеду к брату на нашу ферму, тем более, что он звал его после их размолвки.

Грегор забыл, что четыре года назад брата с женой и племянниками убили заезжие бандиты. По их следам он оказался здесь в Форте Уорт, но так и не смог найти убийц родственников. Отсутствие цели в жизни и внутренний надлом привели его на ранчо местного мэра, где он раньше периодически подрабатывал сезонным рабочим. Идти ему было некуда, так он здесь и прижился. Ещё с братом они решили, чтобы не спускать все деньги на дешёвое пойло и шлюх при заключении любого контракта они оговаривали перечисление на личный банковский счёт половины гонорара.

Надо собрать вещи и заплатить за перевозку до Аламо. Вон сколько машин стоит. Пришёл большой конвой. Наверняка найдётся кто-нибудь, кто сможет его подвезти. — Принял окончательное решение поверженный и немного не в себе техасец.

Маклауд попытался встать, но его сильно повело в сторону, и он снова свалился в дорожную пыль. Извиваясь, он натянул эти дурацкие кожаные шорты на свой исцарапанный зад. Встав на четвереньки он наконец смог передвигаться в выбранном направлении. Добравшись до забора бывший военный инструктор, цепляясь за жерди встал на ноги. Одна из стоп где-то потеряла ботинок. Чёрт с ним у него есть приличная одежда и деньги. Нет сейчас ему надо в Форт, там есть душ и магазин пора привести себя в порядок. Завтра утром он уедет отсюда навсегда. От сильного сотрясения мозга у Грегора кружилась голова, но его не тошнит и это пока единственный положительный момент за вечер. С трудом перевалившись через ограду Грегор вихляющей походкой, не глядя на копошащихся вокруг людей, целенаправленно шёл по обочине дороги, в сторону виднеющегося в двух милях башен Форта. Неожиданно его окрикнули сзади.

— Маклауд ты куда собрался?

Судя по голосу это был Боб Уиллс местный мэр и работодатель.

— Домой сэр. Я увольняюсь сэр! Меня сбила машина. Я уезжаю к брату в Аламо.

— С чего ты взял, что это была машина? Ты что ничего не помнишь?

— Не знаю сэр. Но там был очень злой шериф сэр!

— Я понял тебя Грегори. Давай я тебя подвезу. Садись в кузов. Я дам команду тебя полностью рассчитают и привезут тебе твои вещи с ранчо. Приедешь в Аламо покажись обязательно доктору. Мы всегда будем рады, если ты вернёшься.

Боб сел за руль своего форда и быстро подъехал к едва стоящему на ногах человеку.

Грегор встав на пыльное колесо просто перевалился через борт на горячее ещё более пыльное железо кузова и тут же отрубился.

Осмотрев пассажира, мэр Уиллс задумался о произошедшем и нашёл, что все сложилось даже лучше чем могло быть. Он единственный кто остался при своих. Взвинтив ставки, он поставил через подставное лицо на приезжего больше чем на этого алкаша Грегора. Наверное, поэтому его переизбирают каждый год мэром, а не потому что половина округи ходит у него в должниках. Вторая половина сейчас будет балансировать на грани, и они все вместе снова придут к нему.

Осмотрев ещё раз Грегора, Уиллс сунул под разбитую голову свёрнутый старый тент, чтобы тот окончательно не лишился памяти на обратной дороге. Уставший от суеты и споров мэр стоял возле машины и пространно размышлял о работе, которая не оставляла его ни на минуту даже во сне.

— После дождей надо будет заказать новый грейдер из брёвен, старый совсем стёрли и пусть лучше разровняют шоссе до самого форта.

Хорошо, что он уедет….

Народ за сезон дождей успокоится. Распоряжусь, пусть парню в мотеле бесплатно выделят номер с душем и отправят вчерашнюю новую девку. Она его отмоет, а он эту беспокойную кобылу, наконец объездит. Студентка по обмену. Инфантильная кукла решила поиграть в греческие буквы. Сидела бы дома и жила бы спокойно с родителями. Видимо там после посвящения не держала язык за зубами и тут ума не набралась, раз её сюда в Форт Уорт отправили. Правильно люди говорят «A close mouth catches no flies» (В закрытый рот муха не влетит).

Боб кивнул сам себе, соглашаясь со своими мыслями «Spare the rod and spoil the child» (Пожалеешь розгу — испортишь ребёнка).

Шериф постарается и найдёт попутную машину, а я оплачу дорогу, чтобы с утра он благополучно уехал. Надеюсь, если бог есть он пожалеет несчастного и тот не свихнётся окончательно. В Аламо Грегор снова узнает, что потерял брата и его семью. В любом случае он сюда вернётся, но не раньше чем через три месяца.

Дику надо собирать помощников и разгонять всех местных алкашей и задир по их норам. Может лучше сразу арестовать всех до утра или на пару дней? Дам команду отпустить цены на жильё и обеды процентов на двадцать. Нет лучше на тридцать. Да? Да!

Да и надо отправить людей по фермам до кого не сможет дозвониться утром у нас тут должен стоять большой торг с бесплатной дегустацией самого забористого пойла прямо вдоль Западного Аламо Стрит. Мы умеем быть гостеприимными — внутренне усмехнулся Боб. Завтра у нас по календарю Форта Уорт день урожая. Мэр я или где!

Мечты. Мечты! До Аламо ещё далеко. Люди устают, а у нас большой бассейн и настоящее мороженное. На транзитниках от настоящего мы бы денег в двое поднимать стали. Начнём собирать деньги на новый водопровод! Завтра же торжественное объявление на празднике.

Мало времени, но организовать народ снова нужно. Сейчас сразу до отъезда дам команду шерифу и почтальону собирать людей. Есть план, как вернуть наши деньги. Завтра на празднике произнесу речь об обеспечении форта водой. Тринити все равно теряется понапрасну в песках. Будем её поворачивать сюда по трубам. Деньги сначала пустим на цементный завод, который мне орден обещал поставить в длительную рассрочку.


Пока местные разбирали несколько пролётов ограждения и снимали с шоссе стенки отбойников, обложенные мешками с песком. Мы всей автокомуной считали полученный гонорар. Со ставок и призового фонда наличными вышло на десять тысяч экю к ним прилагалось расписок на пять тысяч экю различными местными товарами. Большие деньги по местным меркам.

Швейцарцы предложили выкупить у нас часть расписок. Им для экспедиции продукты закупать необходимо. Они нам сразу сейчас готовы заплатить. С оставшимся обещал помочь разобраться Круз.

Главврач и Бригадирыч дали своё согласие на обмен. Из гонорара Василию единогласно выделили три тысячи экю на личные нужды. Сколько заработали на Степанове наши швейцарцы осталось тайной. Те подходили, улыбались и благодарили Базилевса. С сегодняшнего вечера Степанов у нас котируется. Без маузера не сотрёшь. А что? Прынц на железном Буцефале Камского автозавода! Так Колесник прокомментировал паломничество особей обоего полу на поклон к Базилевсу. Я пойму если люди сфотографироваться хотят, а тут к руке приложиться и автограф на память.

Не знаю, но старшаки видно подумывают сдать нашего прынца на ночь за деньги, так сказать для снятия стресса и повышения общего благосостояния. Заманчивое предложение поступило от местной фермерши. Ей аккурат от такого сыночка хочется, прямо невмочь, аж платье трещит.

После часовой задержки колонна тронулась. Перед городком снова стоял указатель Форт-Уорт и название W. Alamo St. (Запад Аламо стрит). Через десять минут мы прибыли на огромную площадку прямо напротив широких тройных ворот форта. Дальше по дороге метрах в шестистах на нашей стороне была видна отдельно стоящая с вышками молниеотводов заправочная станция. Резервуарный парк которой был обнесённая валом и металлическим заграждением из толстых труб.

Город, находившийся за дорогой, смотрел на нас своими глухими стенами за невысокой стеной из глинобитного кирпича которая шла позади глубокой канавы выполнявшей роль рва и водоотводящего стока. Войти и въехать на территорию поселения, можно было только через сам форт. Поэтому все кто собирался ночевать в гостиницах, заезжали внутрь после проверки документов местной милицией и службой шерифа.

На стоянке из удобств, присутствовали несколько деревянных многодверных гендерно не определяемых кабинетов уединения и два контейнера для мусора по углам. Получив информацию о ночёвке и быстро раздав указания Быков, Колесник, Нехаев, Круз и Ливио Вебер ушли решать вопрос с расписками.

Мы в это время занимались привычным для нас делом обустройством места ночёвки и сдачей термосов в столовую.

Ожидаемо для всех прибежал Саня и начал передавать ценные указания. Первое взять с собой нашу женскую рать, второе собрать всех носильщиков. Кто остаётся сторожить технику пусть даст свой «Ай-Ди» Воробью, бригадир по деньгам определится, что покупать. На месте остался доктор Ижицкий и несколько человек из нашей бригады. Василий Григорьевич Фёдоров передавая свой «Ай-Ди» напутствовал Воробья.

— Ты молодой Михал Степанычу скажи от меня чтобы пистолет мне купил или винтовку какую. Нет не дам я тебе документ. Николай Афанасьевич возьми карточку на сохранение, и выберите мне там хорошее ружьё.

Большой группой почти в двадцать человек мы пошли в сторону посёлка.

Перед приметной кучей камней нас ждал один Круз и несколько местных охранников.

Центральные ворота были закрыты, а сам проезд блокировала гора камней приличных размеров. Оказывается за въезд необходимо заплатить пять экю, за вход одно экю с человека. Об этом говорила табличка на нескольких языках с пояснением, что данный сбор идёт на содержание городских улиц. В случае если у вас нет денег, вы можете заменить деньги камнями для пешехода пять камней и для машины двадцать пять камней.

— Дорогие у них камни — оживился дядя Коля.

— Нет. Работа по укладке дорогая. Если вы к тому, что бы наладить поставки. То сразу скажу, что не получится. У мэрии на это денег нет. — Ответил Круз. Проход сейчас оплатим, доставайте свои «Ай-Ди» будем регистрироваться.

— Круз, а скажите зачем там у кучи камней доска с двумя дырками? — спросила одна из медсестёр.

— Это не дырки, а калибры чтобы не привозили слишком маленькие и слишком большие камни.

— А в куче всякие валяются.

— Что не понятно бросили их. Не везти же обратно.

— Правильно на строительстве и эти сгодятся, но в зачёт их не принимают.

Изнутри форт почему то казался больше чем снаружи его стены на широком насыпном валу были образованы зданиями различного назначения и видимо первоначально все были жилыми. Сейчас там располагались склады и магазины вперемежку с гостиницами. Отделение местного банка Техаса и здание мэрии, стояли вместе друг напротив друга, между ними находился единственный, но очень широкий проезд на северной стороне который смотрел на мощёную двухцветным камнем площадь Санданс. Отдельным блоком у трёх южных ворот, где мы сейчас находились, был выстроен местный арсенал, казарма милиции и офис шерифа над которыми возвышалась единственная башня.

Первым пунктом по списку оказался магазин одежды и тканей. Где мы отоварились кучей шляп и сомбреро. Я себе выбрал светлого брата близнеца к своему стетсону. Вторым пунктом стал магазин посуды, инструментов и скобяных изделий. Тут мы взяли посуду и сопутствующие приготовлению пищи ложки поварёшки, этим у нас распоряжался Ильдар даже что-то за наличные прикупили. Третьим пунктом у нас был оружейный магазин-мастерская «Two legs» (Две ноги). В залог были выставлены патроны и малокалиберный револьвер. Здесь мы не стали торопиться так как по распискам знали, что в посёлке есть ещё один фирменный магазин «Ремингтон». Но к товару приценились было много оружия бывшего в употреблении, но исправного и вполне надёжного. Круз обратил внимание Степанова на клон FN FAL австрийского производства Steyr Stg.58 (Штаер) и модификацию этой же штурмовой винтовки для воздушно-десантных войск — FAL «Paratrooper». Оба ствола выглядели прилично и ухоженно, и отдавали с торгом условно по пятьсот экю за единицу.

— Василий если ты хочешь мощное и надёжное оружие с функцией автоматической стрельбы то это отличный и не дорогой вариант. Под него у вас много патронов.

— Не внушает, может такое как у Вас.

Круз уточнил. Сказали, что у них нет, но возможно есть похожее в «Ремингтоне».

— Из короткоствола выбирать особенно было нечего, всё слишком поношенное и старое. Покрутившись немного у прилавков мы подгоняемые бригадиром пошли дальше. Все купленные товары несли с собой. Нас просветили, что за каждый вход на территорию Форта-Уорт надо платить. Жадности вроде и не было, но своя копейка она если сэкономлена считай заработана.

Решили сразу перейти к основной части выхода в люди покупке оружия. В свете угасающего дня мы вышли на площадь Санданс.

Все питейные заведения, мелких частные магазины и мотели располагалось вокруг этой площади, которую по кругу огибал широкий бульвар Stockyards (Стокярдс) на котором вперемежку с чахлыми от недостаточного полива местными деревьями и пальмами, пышно росла голубая агава.

Все дороги, тротуары, стоянки для машин покрывала мостовая из камня, набранного с осыпей в предгорьях. Любой едущий автомобиль было слышно далеко из-за характерного звука колёс и подвески выбивавших дробь по каменным рёбрам улиц.

Как правило местный судья за мелкие провинности назначал исправительные работы по благоустройству. Так что камень перед воротами сильно не залёживался. Даже образовалась группа маргиналов, которые по необходимости нарушали порядок, чтобы бесплатно помыться и поесть. Работа за еду и кров в принципе устраивала обе стороны поэтому все соблюдали негласный уговор.

— Нам туда. — Указал рукой Круз в дальний левый угол площади.

Наискось через площадь с мешками звеня кухонными железяками мы прямиком пошли к второму оружейному магазину. Уже на подходе, на углу дома в котором находился Отель «Hyatt Place Fort Worth Stockyard», что стоял на пересечении бульвара и Quiet street (Тихой улицы) мы увидели пучок цепей.

— Андрей Юрьевич это для чего?

— Это. Это сеть из цепей на ночь ими перекрывают дороги. Чтоб бездомные не шлялись и от шальных зверушек защита. Удобно и практично. Тронешь — сразу звенит. Ночью слышно далеко.


Внутри магазина нас встретили два молодца продавца с натянутыми улыбками. Ремингтон нам задолжал патронов на пятьсот экю.

— Осмотрев витрины Андрей Юрьевич сразу перешёл к делу. Если вы хотите много то лучший вариант и практичный Ремингтон 770 цена в кейсе с полным обвесом включая прицел и сошки, с средствами по уходу и сотней патронов двести пятьдесят экю. Бери и стреляй. Из гладкого Верса Макс Тактикал но цена в двое от карабина. Если брать что по серьёзнее то карабин R11 RSASS но он дорогой по 850 экю. Остальное даже нет смысла смотреть слишком дорого. Что брать из пистолетов решать вам их тут три модели ремингтон и четыре спрингфильд. Сразу необходимо уточнить комплектацию при продаже и наличие в каждом калибре.

Василий спросил есть ли в продаже пулемёты. Оказалось есть Варрет M240 LW с ленточным питанием осмотрев агрегат Василий выдал вердикт.

— Красивая машинка. Но нам сиротам она не подходит у неё лента рассыпная.

— А вам его и не продадут вы не жители Техаса. Пулемёт особенно крупнокалиберный это стратегический оборонный потенциал каждого поселения. Здесь с этим строго.

Различные варианты автоматического оружия в калибре 5.56 мы даже не рассматривали. У нас калашниковы от фирмы есть. На витринах лежали автоматические пистолеты Ремингтон R51 от ста тридцати экю, клон кольта 1911 R1 от трёхсот тридцати экю, RP9 и RP45 от двухсот экю. Второй маркой были четыре модификации пистолета Спрингфельд XD в пяти калибрах от ста семидесяти экю. Всем приглянулся девяти миллиметровый тактический. И цена небольшая и калибр подходящий. Приценились к патронам если девятка парабеллум стоила сорок экю за сотню то 357 SIG и 45 ACP уже по сорок пять но как уверял продавец данные патроны практически везде и всегда есть в наличии.

Пока все ходили смотрели Быков Колесник Степанов и Круз решали что покупать. Вооружить условно тридцать человек на семь тысяч экю задача весьма не тривиальная.

Решили просто купить всем по пистолету. Револьвер Нагана конечно оружие надёжное но слабое. Автоматы в крайнем случае позже можно выкупить у фирмы. Стрелков и кто дружит с оружием, у нас оказалось мало. Из охотников только двое и те уже в возрасте когда пролетающая мимо утка успевает гадить на плечо. Исходя из ситуации, решили брать под патрон девять на девятнадцать двадцать пять штук пистолетов. Объяснили продавцу, что мы хотим тот посмотрел в компьютере и сказал что в наличии SA XD Tactical 9х19 восемнадцать штук, SA XD Tactical 357 SIG девять и есть в наличии SA XD Sub-Compact семь штук в калибре 9х19.

В этот момент меня в сторону отозвал Степанов и предложил залезть в кубышку. Я не понял сразу в какую. Степанов мне показал два пальца.

— В нашу с тобой. Андрей себе бумагу забрал я уже все перенёс к себе. С собой пачка одна на кармане. Круз сказал тут платить безопасно такие магазины по всему Техасу стоят. Патроны что мы взяли все нам передаст, а стволы он уже все потерял.

— Да. Круз прав, так лучше будет и жаба не душит.

Степанов, обернувшись, позвал Колесника и Быкова. Вы народ берите и идите дальше мы с Колей тут сейчас всё перепишем и сделаем как надо. Вы нам ещё Ганженко и Негипу оставьте, чтобы всё унести. И это деньги давайте я со своих патронов куплю. Сколько нам карабинов брать?

Быков задумался, Колесник сразу ответил. У нас из стрелков только четыре молодых у Николая ружье имеется. Выходит только четыре с Василием Георгиевичем он у нас стреляет точно хорошо. Ещё Ильдар он бывший военный ему тоже надо, что то по серьёзнее. Быков ответил просто у нас все кроме Сульженко. Бабам карабины. Негипа Степанов пулемёты остальным можно что будет. Оружие у нас есть только достать его надо. Так спрятали, что близок локоток да не укусишь. Карабины охотничьи и два РПК старых. Все под семёрку. Есть ружья охотничьи, но их мы в расчёт не берём. Я на витрине рации Кенвуд видел по двадцать экю с зарядным от автомобиля давайте купим пять штук.

А то так не набегаешься.

После передачи денег и настройки свеже купленных радиостанций на один канал наша дружина пошла собирать дань дальше во главе с Крузом, а мы сидели и сверяли «Ай-ди» с свеже оформленными WRC. Я себе взял и оформил SA XD Tactical 9х19 у меня к нему уже патроны есть и стрелял я из похожего и вроде попадал.

Попросили у продавцов блокнот и ручку. Василий написал 9х19 23 х 300 и 357 9 х 200. В ответ быстро посчитав продавец написал три тысячи пятьсот семьдесят экю. В ответ Степанов помахал распиской и написал 3070. Продавец согласился. Степанов показал на висевшие на стене ремни и разгрузки. Итог 32 регулируемые модульные системы нам обошлись ещё в четыреста шестьдесят экю.

Василий всё оплачивал, фиолетовыми банкнотами ни разу не давая обратно сдачу мелкими купюрами.

На листе блокнота появилась надпись 770 308win — 4? 770 223-4? R11 308 — 4?

Продавец зачеркнул 223 и написал 243win. Не слышал про такой калибр пошли к витрине смотреть что за зверь оказалось это почти триста восьмой только меньше шесть и две десятых миллиметра.


Степанов написал 308 и нарисовал автомат как он это понимает. Продавец написал НК 417 — 1200 экю. Со склада принесли автомат. Покрутил его Степанов и сказал:

— Справная машинка. Нам четыре заверните нет лучше восемь.

— Василий пиши он нас хоть его режь не понимает — Одёрнул Степанова Ганженко.

— Точно. Забыл.

Василий ручкой вывел НК 417 — 8? 308 — 8000.

Тут во мне взыграло толи самолюбие толи осторожность но свои пять копеек я Степанову вставил:

— Василий ты не разгоняйся. Если кто увидит все это то быстро просчитает, что по чём. Мы как это всё вчетвером унесём ты подумал?

— Мы это всё пока вообще уберём Николай. Совсем. Я не дурной расклад понимаю. А унести и спрятать это мы сможем. Мужики — кивнув головой на Ганженко и Негипу, раскладывавших на полу комплекты кучками. — Молчать будут о кредите от Круза — шёпотом продолжил Степанов.

Глядя на него я промолчал. Человек заботится о других и явно не прикрыто доволен собой и наверное счастлив оказывая безвозмездную помощь.

— Коля больше таких магазинов не будет. Совсем. Круз сказал это последний крупный поселок на нашей дороге до Сао- Барнобеу остальные мы мимо проедем.

Продавец принёс магазины к автоматам. В комплекте шёл только один прозрачный на десять патронов. Нам предложили на выбор прозрачные и не прозрачные на десять и двадцать патронов, а также барабаны на пятьдесят.

Неожиданно ожила рация.

— Большой ответь Быку. Нам гробы нужны? Есть дешёвые как ящики и дорогие в лаке.

— Возьми четыре дешёвых.

— Возьму больше пригодятся они разборные много места не занимают.

— Пришлите нам штуки четыре мы в них крупу и мануфактуру сложим.

— Сейчас отправлю.

Вернулись к покупке этих магазинов давай так 8-10 24–20 20-50 продавец снова начал считать и кивнул положительно.

Со склада принесли запасные стволы к автоматам. Из наших не глубоких познаний английского мы поняли длинный ствол снайперский второй штатный сорок сантиметров.


Василий нарисовал короткую палочку и написал 8 тоже самое продублировал для длинной. Продавец как фокусник снова принёс нам развод на деньги. Съёмные сошки и штатный оптический прицел с кронштейном для крепления.

— Эх твою ж мать. Надо брать. Давай всего по восемь.

Единственное что было бесплатно это укладка в специальные оружейные кейсы которые шли бонусом.

Оказалось, что с автоматом стволы шли сразу в комплекте просто продавец уточнял надо не надо. А то вдруг мы сами откажемся. Ушлые американцы. Или честные? Если бы мы отказались может цену скинули? Там же в кейсе уже лежали средства для чистки и пресловутая ручка на цевьё.

Тут Василия пробило и он решил отказаться от R11. Но его остановил Негипа мотивируя тем что данный аппарат пристрелян и подготовлен с мощной оптикой решили что пусть будет. Один. Для единственного толкового стрелка Игоря Дуба.

Василий добавил ещё четыре Хеклер унд Кох четыреста семьнадцать в выбранной комплектации.


Тут Василию как лучшему покупателю за пять лет выкатили презент МП 7А1 маленький малокалиберный автоматик, сантиметров сорок длинной. Микро пукалка понравилась всем, но оказалась в единственном экземпляре. Степанов требовал ещё продавцы аж вспотели объясняя, что он всего один был.

Напряжение в торговом зале росло, а выход из лингвистического тупика не просматривался. Первым сообразил Негипа. Нарисовал автомат и поставил напротив через дефис калибр дня 9х19.Обрадованный продавец с облегчением понял что от него хотят и вынес для образца почти такой же по размерам как МП 7.

В блокноте появилась свежая запись HK UMP 9х19 — 10, 1 UMP + 200 9х19 = 600 экю. МП 7А1 + 400 4,6х30 = 0 экю В принципе всё сразу понятно.

— Нам как раз столько и нужно. Заверните. И патронов добавьте 9х19 ещё на 920 экю.

Тут уже все вымотанные покупками по запискам закричали в один голос.

— Василий рисуй!!!

Снова ожила рация.

— Большой принесли тару. У вас дверь закрыта.

— Оставьте мы чуть позже заберём.

Оказалось, что видя объём закупок, хозяин закрыл магазин, чтоб не мешали.

У двухметровых ящиков с верёвочными петлями по бокам вместо ручек, внутри как и снаружи была голая обожжённая доска. На дне лежали два маленьких скорее декоративных замочка с ключиками.

Оригинальность и продуманность конструкции двойного назначения удивили. Крышка гроба была на петлях и закрывалась на два навесных замка. Все покупки с трудом мы смогли распихать в четыре ящика. Встал вопрос доставки в лагерь. Унести вчетвером не реально, каждый ящик в среднем весит около восьмидесяти килограмм.

Сидим на ящиках прямо на дороге и думаем.

— Большой ответь Быку.

— На приёме.

— Вы там закончили.

— Да. Сидим на дороге решаем как унести.

— Ждите. Мы сейчас будем.

Через минуту к нам подъехал открытый бортовой грузовичок форд с весьма странной картинкой на двери. В гробу лежит счастливый клиент. Из кабины вылез Быков.

— Что встали.

— Э..

— Не бойтесь, он не кусается. Это не катафалк, а гробовщик. Мы его наняли. Уже рейс сделали. Сейчас второй. На руках не натаскаешься. Грузитесь. В кузове поедете.

В пустой кузов у которого вместо заднего борта была натянута цепь быстро поставили все четыре ящика.

— Вы это езжайте и смотрите, чтоб никто ничего не открывал! — Напутствовал Ганженко и Негипу Большой Вася — мы вас с Колей догоним у нас ещё один магазин остался.

— Мы сейчас сначала соберём все, что взяли таких сидельцев на вещах как вы у нас ещё три. Не задерживайтесь. Ильдар там ужин готовит. — сказал как отрезал наш хирург и по совместительству Главврач.


Были у Вас в жизни случаи и неловкие моменты, когда вы удачно зашли? Думаю, были!

Входим мы в оружейный магазин «Two legs». А там два взволнованных бородатых джентльмена разглядывают лежащий на полу раскрытый фанерный ящик.

— Привет басурмане.

При звуках голоса Василия те резво отпрыгнули в сторону, как будто их поймали на горячем. Старший зашипел на того что по моложе. Но наше внимание уже было сосредоточено на содержимом. На полу лежал в фанерном ящике ручной пулемет. Василий увидев, что лежит стал шкрябать шею пальцами от ключицы к челюсти.

— О. Печенька. Сколько ты ирод попросишь за мою прелесть?

— Десять тысяч экю без регистрации — на чистом русском ответил молодой.

Язык мой враг мой. Подумал я и думаю Степанов тоже. Слово вылетело, уже не вернёшь. А цен на пулемёты мы не знаем. Хотя почему не знаем за американца цена вроде в три тысячи стоит.

— Решил я брать инициативу в свои руки.

— Где продавец?

— Его хозяин отпустил.

— А ты я так думаю помощник хозяина магазина. И наверное забыл случайно закрыть дверь? Мы правильно друг друга понимаем?

— Да.

— Он — я показал на стоящего рядом бородача — Хозяин и зовут его?

— Коди Буш. Сэр.

— Замечательно. Переводи своему нанимателю мои слова и за дверью получишь от меня пятьдесят экю. Договорились.

— Да. Сэр.

— Скажи Коди, что его обманули и продали пулемёт без запасного ствола.

— Cody, this Russian says that they sold us a machine gun without a replaceable trunk. (Коди этот русский говорит что нам продали пулемёт без сменного ствола.)

— I can see for myself. Ask what they want. (Сам вижу. Спроси. Что они хотят?)

— Коди спрашивает. Что вы хотите.

— Мой друг хочет купить этот пулемёт со всем содержимым за две тысячи пятьсот экю и пять центов. Также он хочет купить за восемьсот экю две этих старых штурмовых винтовки. — Я показал пальцем на Штеер и Паратрупер. — Оружие зарегистрировать здесь и сейчас. И не забывай добавлять слово сэр. Мне это нравится. Чтобы у нас было правильное понимание ситуации, посмотрите оба сюда. — С этими словами я им показал свой значок на кожаном держателе.

Старая банальность — глаза зеркало души. Нет. Глаза — это зеркало поступков. Совершённых и планируемых. И сейчас в них светилось отражения стоп сигнала в виде значка Рейнджера.

— Всё что сейчас мы вместе будем делать должно остаться между нами и не выходить за двери этого магазина. Вы оба за это получите пятьсот экю. Переводи.

— Cody is a ranger. He wants to buy everything in the box for two thousand five hundred crowns and five cents. Two old FN FALs for eight hundred crowns. All to register. He will give us another five hundred crowns for the silence. (Коди это рейнджер. Он хочет купить все что в ящике за две тысячи пятьсот экю и пять центов. Два старых FN FAL за восемьсот экю. Всё зарегистрировать. Он нам даст ещё пятьсот экю за молчание.)

— Say I agree. And ask them they need more cartridges and machine guns.(Скажи я согласен. И спроси им нужны ещё патроны и пулемётные ленты.)

— Он согласен. Вам нужны ещё патроны и пулемётные ленты?

Василий осмотрел ящик в нем лежал пулемёт в смазке и вощёной бумаге. Четыре коробки с набитыми лентами на сто патронов. Прицел с кронштейном. Упакованный в отдельную коробку. Кронштейн для прицела с планкой пикатини. ЗИП. Средства для чистки. Инструкция по эксплуатации. Машинка для снаряжения лент. И два цинка с восьмьюстами восьмьюдесятью патронами.

— Василий нам нужны ещё ленты и патроны. — повторил я увлёкшемуся новой игрушкой Большому.

— Да Коля нам наверное надо длинных лент хотя бы пару и наверное два цинка я ещё унесу.

— Скажи хозяину. Пусть несёт. Посмотрим. По цене договоримся.

— Хозяин вынес четыре коробки две больших и две стандартных.

Василий осмотрел.

— Ленты полные. Тут шестьсот штук патронов. Пойдёт. Это то, что нужно. Сколько он хочет за них?

— Триста двадцать экю — вступил в разговор помощник, и увидев мой вопросительный взгляд добавил — Извините. Сэр.

— Цинки есть? Если есть возьму два.

— Cody they want two more metal boxes with cartridges.(Коди они хотят ещё две металических коробки с патронами.)

— I have. They are three hundred and seventy crowns. (У меня есть. С них триста семьдесят экю).

— Так любезный. Скажи Коди, что для винтовок нужно двенадцать запасных магазинов и разгрузки под них самых больших размеров. Две оружейные сумки.

— Три оружейные сумки — уточнил Василий и вызвал по рации Быкова.

— Бык ответь Большому.

— Слушаю.

— Отправьте Негипу в «Две ноги». Помощь нужна.

Всё пакуем коробки и цинки в сумки, а винтовки кидай пока в ящик.

Очень быстро в магазин прибежал наш фельдшер.

— Чего мужики.

— Ничего «Ай-Ди» давай мы тебе шпалер прикупили как Круз предлагал.

Когда у ящика на место вернули крышку оказалось, что прошлое его предназначение это транспортная тара для токарного станка по дереву.

Рассчитавшись за товар и оформив оружейные карточки, мы стали собираться на выход.

— Сэр вы нам обещали пятьсот экю.

— Да. Верно. Василий отдай хозяину его долг и этому пятьдесят.

Василий протянул Коди его расписку. А переводчику пятьдесят экю за работу.

— Сэр. Вы обещали деньги.

— Я вам их дал. Даже больше. Я вернул твоему хозяину честь.

На этом мы распрощались и вышли на улицу, где стало практически темно.


предыдущая глава | Кружка | cледующая глава