home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



20

Мы снова пошли к Эдуарду!

— Что же вы любезный молчите, что вы у нас такой ценный работник и главное заботливый. Где списки грузов и дубликаты ключей и не говори мне про то, что я не имею права. Имею и на право и на лево, горизонтально и вертикально. Жена начальника колонны мне только что поведала, что ты сам собирался всё нам принести но видимо переволновался и забыл?

— Вы знаете столько всего за один день. Я действительно забыл.

— От лица коллектива спасибо и давайте обменяемся. Я вам дам ещё один AR-10, а вы мне отдадите ключи и списки. Согласны.

Снабженец кивнул.

Сходив в машину он принёс два прозрачных пластиковых бокса и четыре толстые папки скоросшивателей.

— Подскажите в какой машине жил главный инженер? В первой слева. Она закрыта ключей у меня нет и в боксах тоже нет.

— Спасибо за сотрудничество. Обязательно приходите на обед будем говорить и планировать. Это в ваших интересах. Мужики заберите боксы и папки пожалуйста.


Разобравшись с вооружением мы вернулись к себе.

— Михаил Степанович вскрывайте прицеп вашей машины. И доставайте из него то что там лежит.

— Ключей нет.

— Ключи здесь.

Алексей Логачёв поставил на стол боксы, а Виталик положил папки.

— Ищите должны быть. Нам сейчас нужно выставить наблюдателей с карабинами на них оптика есть. По углам. С остальными пойдём копать могилу.

— Коля, а что в прицепе?

— Пулемёты станковые должны быть. А что лежит на самом деле никто не знает.


По совету Быкова нашли батюшку взяли инструмент и пошли копать могилу. Решили копать общую два на два. Пятнадцать человек это сила в четыре лопаты посменно это быстро. Верхний плотный слой ворошили кирками, а ниже пошёл песок с мелким камнем, который копался легко.

Прибежал посыльный от Бригадирыча.

— Там в прицепе ящиков много с пулемётами, винтовками и патронами. Бригадир спрашивает СГМ что за зверь?

— Я не знаю. У Василия спросите.

— Годный аппарат. СГ43. Пулемёт Станковый Горюнова Модернизированный. А винтовки какие.

— СКС в ящиках.

— От нас что нужно?

— Бригадир спросил что делать?

— Скажи пусть распакуют четыре пулемёта. Ищите машинки для набивки лент. Там должны быть. Набивайте ленты. Освободимся я всё посмотрю.

Сладив могилу, завернули мертвецов в куски тентов и уложили их на дно.

Чтобы не копать второй раз, решили пройти по лагерю и тщательно осмотреть территорию и технику.


Прочёсывать территорию мы начали от угла с нашей стороны. В одной из машин было обнаружено тело ещё одного погибшего. У него была сильно разорвана нога, от чего он истёк кровью. Чем мы ближе подходили к столовой тем сильнее была изрыта земля. В воздухе висел смрад фекалий и крови.

— Так нагадить везде это сколько нужно съесть? Чего они такого вонючего наелись? — спросил или пожаловался Жирнов Вадим.

— Друзей твоих из соседней бригады накушались, а потом чтобы ты их долго не искал вокруг кучками разложили. Хошь в домино играй, хошь в футбол. Тут их целая команда. После этих слов мало кто смог сдержать рвоту.

— Василий Григорьевич нельзя так это же люди.

— Где?

— Вот это. Ты сам сказал.

— Я предположил. У вас воображение слишком разыгралось. А это просто какашки звериные. Они поели и как утки сразу опростались. Друзья наши пока перевариваются. Тут от них врядли что есть вам головой иногда думать надо. От человека всегда, что-то будет. Волосы, зубы, одежда, пуговицы или кости. Много чего может не перевариться сразу.

Дальше все шли стараясь не глядеть вниз, обходя пахучие кучи, страшась увидеть в них пуговицы или кости.

Так гадливо озираясь мы дошли до жёлтого американского автобуса. Женщины, что ехали на нём не смогли закрыть двери. Я не стал заглядывать внутрь. Жутко. Весь салон перевёрнут и залит кровью и содержимым кишечников. Гиены ворвались с двух сторон не дав шанса спастись ни кому. Под сиденьями и в вещах нашли две руки, часть спины и одну обглоданную голову. Нашли целую сумку с вещами из полиэстеровой мешковины. С такими челноки обычно таскаются. Уложили в неё останки и отнесли их в братскую могилу.

Тут я вспомнил про машины что стояли в ста метрах от конвоя.

Распределившись кто будет охранять, а кто осматривать мы двинулись к ним. В машине без двери нашлась связка ключей, предположительно от КШМки главного инженера. В багажниках лежали побитые сумки с вещами и продуктами. Под ними нашлась оружейная сумка с деньгами и двумя не новыми американскими штурмовыми винтовками. Часть денег была повреждена случайными попаданиями пуль. Главным призом была полная картонная коробка с знакомой водкой.

— Вот мужики чудо небывалое! Всё вокруг в лохмотья, а на беленькой ни царапины! — обратил внимание на казус Два Ивана.

— Так мужики. Собираем всё что цело и несём к себе. Тут всем зарплата и приварок будет. Водку разбить! Она может быть отравлена. — скомандовал я.

— Жалко, мы бы похмелились.

— Бейте я вам плохого не посоветую. Вечером будет вам наркомовская норма обещаю.

— Помрём начальник до вечера.

— До сих пор не померли теперь точно не помрёте.

— Идите страдальцы, а то у вас инфаркт будет. Я сейчас её переколочу — пообещал старший Иванов. Только мы немного отошли сзади раздался глухой звон битого стекла.

Нда сильно их плющит. От каждого удара плечи вздрагивают. Это у них сейчас личная трагедия или алкогольный невроз?

В ходе дальнейшего поиска был найден ещё один погибший. В трёх машинах от КШМок, лежал в кабине на спальнике под одеялом. Его убили двумя выстрелами в грудь. Не понятно только зачем его в машину спрятали. Кровь под ним ещё не высохла, поэтому пришлось его вытаскивать на одеяле вместе с матрасом.

Похороны прошли быстро собрались все кто хотел. Поп отслужил панихиду, после препирательств с Василием. Отказывался отпевать не крещёных. Василий ему показал кулак и тридцать экю, в результате был найден приемлемый компромисс. Споро забросали могилу землёй, а сверху выложили крест из камней.

Что-то мы все стали привыкать к похоронам. Эмоций нет и нет чувств. Рутинная обыденность зарывать в землю мёртвых людей. Наверное так ощущают себя могильщики для которых это просто работа, а не погребение близких родственников. Глупая мысль, могильщики когда своих хоронят также без эмоций быстро делают свою работу и идут дальше зарабатывать деньги?

Обед у нас сегодня из двух блюд суп с галетами и кулеш. Кофе пока без ограничения. Два наших котла позволяют накормить шестьдесят человек но порции скажем так скромные.

— Граждане коллеги товарищи! Вопрос первый и самый главный. Что мы будем делать? Сразу после обеда обратился ко всем наш Главврач.

— Я думаю вам всем ситуация в какой то мере понятна и я предлагаю по возможности уехать отсюда. Я как единственный из выживших руководителей проекта выберу технику на которой мы поедем. До ближайшего населённого пункта. Там я как представитель фирмы с вами рассчитаюсь за фактически отработанное время и выплачу премиальные в размере одного оклада. Мне нужен список водителей чтобы понять, что мы сможем забрать отсюда.

— Хорошее предложение но вы любезный по моему забыли ху из ху. Мы сами выберем себе машины, а вы решайте на чём и с кем вы поедете со своим семейством. Доверие коллектива ещё заслужить надо. Тем более вы не руководитель, а наёмный работник с очень маленьким процентом акций. Или мне сюда позвать жену начальника колонны? — улыбаясь, ответил Красножскому Быков.

— Пусть так. Но я имею опыт руководства и управления. Что в данных обстоятельствах важнее наших разногласий. Ирина она никаких прав на компанию не имеет. Основные Акционеры находятся в Порто-Франко и Нью-Портсмуте и они будут очень не довольны.

— Поверьте они будут счастливы когда узнают что мы не будем предъявлять к ним претензии, но мы об этом подумаем позже. — оборвал я наглого инженера.

— Вы наверное Эдуард не понимаете во что мы тут все вляпались. Приборы показывают постепенное падение уровня напряжённости магнитного поля и радиации.

— Как радиации? Откуда радиации? Вы же сказали что ничего страшного нет.

— Верно нет. Здесь нет. Мы за горой, а там где произошёл взрыв и вокруг даже очень может быть. Мы замеры только здесь делали по началу приборы зашкаливало сейчас уже можно делать замеры, но фон вокруг на пределе. Чтобы все понимали нам отсюда не технику нужно вывозить, а самим выезжать и как можно быстрее. Пока не начались осадки. Мы в чистой зоне, но это временно.

— А с чего вы взяли что был ядерный взрыв?

— А по вашему это что? Вспышка, ударная волна и землетрясение сами по себе три не связанных происшествия в одном временном отрезке. Предположим это метеорит или вулкан. Тогда объясните мне, раз вы человек с высшим образованием, откуда электромагнитный импульс от которого сели все аккумуляторы и горела электроника?

Все сидели молча переваривали слова доктора.

Первым от шока пришёл в себя бригадир.

— Так сейчас усе механики и водители собираемся и решаем как нам машины завести.

Ильдар с товарищами идёт осматривать автолавку и ПАКи на предмет продуктов и остального. Надо найти топливо оно должно быть от него плясать будем. И воды наносить в канистрах.

— Все канистры что найдёте несите сюда. — добавил дядя Коля Гуккин — тут нам и топливо сливать и воду набирать.

— Я с Николаем и Женей Микуленко, двумя новыми шпалами и этим как тебя звать? — уточнил Степанов.

— Алексей можно Йоха.

— Вот с ними я разберусь с пулемётами. Остальные на посты наблюдать и помогать Ильдару, а то он один на всех готовит из наших продуктов.

— У кого-то есть вопросы и предложения? — спросил для проформы Быков.

Руку подняла женщина с детьми.

— У меня вопрос и предложение. Где мы будем все сегодня ночевать? И как нам перенести вещи?

— Извините запамятовал как вас зовут?

— Клавдия Яковлевна.

— Клавдия Яковлевна у нас есть место в палатке и мы найдём вам раскладушки. От вас требуется принести сюда свои вещи. Мы никого не заставляем. Принимайте решение сами. Место найдём всем. Думаю нам надо осмотреть все машины на наличие продуктов оружия и полезных в пути вещей. Чтобы не было вопросов предлагаю всё найденное складывать пока здесь, а на сортировку и опись имущества назначим ответственного. Клавдия Яковлевна вас не затруднит немного поработать в качестве кладовщика? А на поиск мы сейчас организуем кого-нибудь чтобы они вам отчитывались какие машины осмотрели. Николай принёс ключи вот вы им их и выдавайте от машины там связка пусть проверяют. Записывайте где сколько топлива в баках. Деньги и документы складывайте отдельно потом коллективно решим что с ними делать.

— Вот вам для начала. Уже нашли. — На стол Бригадирыч положил оружейную сумку с деньгами.

— Я в штабной машине видел бумагу и канцелярию разную. Нужно туда отправить человека пусть принесёт для работы. — подсказал я.

— Можно ещё вопрос? — встала наша приметная троица.

— Что у вас?

— Нам бы патронов. А то автоматы есть, а патронов нет.

— Как нет. Вы чего молчали всё это время?

— Так плохо нам. Таблетку какую дайте раз похмелиться нельзя.

Бригадир посмотрел на них с сомнением.

— А работать сможете?

— Несомненно. Мы кулешовские меру знаем. Нам только здоровье поправить.

— Идите со мной. Сейчас я вас полечу. А с патронами вон к Василию он у нас по этой части.

— Все вопросы?

— Нет, а что за зверюшка в кабине сидит? — спросили наши медсёстры.

Про зверушку мы забыли!

Василий подорвался и вытащил из кабины хрюнделя. Обрадованный пришёл к нам.

— Во зверь! Умный. В салоне чисто.

— Ага ему просто нечем. Ты его не кормил, а мамка егонная убежала.

— Вот что ты такой вредный Василий Григорьевич? Все у тебя не так! А почему?

— Почему?

— Потому что у тебя своего просёнка нет!

— Зато у меня вон целая бригада свинтусов с секачём. Ты его чем кормить будешь?

Степанов призадумался.

— Выход есть! Ильдар дружище выдели мне сгущёнки немного и бутылку какую-нибудь.

Свиненок то молочный еще. Михаил Владимирович одолжите на растерзание перчатку медицинскую.

— Вот ещё дикобраза твоего сгущёнкой потчевать пусть вон кашу лопает.

— Не будет он кашу наверное. Вам что сгущёнки жалко?

— Не жалко. Вредность характера у меня такая. Для порядка!

Собрали импровизированную соску. А свин он и есть свин не жрёт он из бутылки. Не понимает.

— Сдохнет он у тебя Степанов, как пить дать сдохнет. Не вышла из тебя нянька.

От расстройства Большой макнул палец в сгущёнку и сунул зверьку в морду. Прошаренный хрюн тут же всё лакомство с пальца слизнул. Василий снова испачкал палец. Ушастый четвероногий снова всё подчистил. Так наладился у них личный контакт. Василий макал мизинец в сгущенку и протягивал зверьку тот сидя на попе старательно слизывал с пальца деликатес.

— Вот видишь ты оказывается вкуснее сгущенки ничего в жизни и не ел. — гладил по голове зверёныша Степанов — Как тебя назвать? Фунтик? Борька? Несуразный ты какой.

— Василий отвлекись на секунду!

При звуках имени хрюн взвизгнул и издал Гау. Василий повторил свое имя — собакин снова издал Гау. И вильнул хвостиком. С тех пор их звали Вася большой и Вася маленький. Васька повадился ездить на пассажирском сидении или на спальнике. Пока был маленький так и сосал мизинец как соску. От Большого он не отходил ни на шаг. Авторитет и мамка кормилица его. Василий приучил его к кашам и хлебу иногда давал овощей. Очень полюбил Васька местные сухофрукты. На растительной диете Васька оставался стройным и очень резвым. Общительным и ласковым. Не гадил, где попало — чистоплотная зверушка!

Позже Василий во избежание негативного сценария завел баллон с краской и ошейник. На боку у Васьки всегда были две оранжевые буквы. ВС — Василий Степанов, Вооруженные Силы или Васина Собака! Кто как переводил эту аббревиатуру.

Как то подвернул зверёк ногу, Вася Большой принёс маленького к доктору оба ревут. Слезы ручьём текут. Васька Василия жалеет лижет ему руки. Василий чешет тому за ушами и гладит живот. Позже когда животинку показали биологам Васька оказался Василисой и неизученным ранее карликовым подвидом или отдельным видом всеядных. Лапки не совсем копытца, а больше на четырех палую ногу похожи с короткими широкими тупыми когтями. Если гиены совсем лысые с серой кожей то Василиса имела на себе красивую коричневатую щетинку с серыми продольными полосками. Не было внешних клыков как у гиены. Не эталон совсем. Другая зверушка. Этот вид в книги вошёл как Васина собака. Потом переврали получился Василиск Базилевса. Красиво. Мимикрия под гиен. Отсутствие запаха. Васька совсем не гиена другое животное хотя внешне очень похоже на мелких гиеновых подсвинков.

А чтобы их не сожрали, как сказал Бригадирыч они дерьмом мажутся для маскировки. Представляете так и оказалось. Хочешь жить учись выживать!


Разобравшись с хрюндедем и передав его на руки детям Клавдии Яковлевны мы занялись пулемётами. Не тут то было свинёнок тут же сбежал от детей и прижался к Василию.

— Что с тобой делать малыш?

— Так он нам и не мешает особо пусть сидит.

— Пусть сидит.

Большой сходил и принёс куртку в которой до этого нёс «Ваську» и постелил на землю.

— «Васька» место! — похлопал по лежащей на земле куртке Степанов.

Зверёк на приглашение отреагировал сразу и улёгся на импровизированный коврик.

Пока мы ковырялись с расконсервацией пулемётов и разбирались с Наставлением по стрелковому делу 7,62-мм пулемёта Горюнова 1968 года хрюн так и сидел рядом не делая никаких попыток убежать.

— Он походу Василий напуган сильно. Боится тебя потерять. Смотри как хвост будет за тобой ходить. — предупредил Степанова бригадир.

Пулемёт оказался даже очень неплохим. В фильмах про войну всегда показывают пулемёты Максима и ручные Дегтярёва. Хотя войну мы заканчивали именно с этим пулемётом СГ-43. У нас была его поздняя модификация СГМ. В сборе с треногой без патронов он весил двадцать семь килограмм восемьсот грамм. Собственно сам пулемёт всего тринадцать килограмм шестьсот грамм без сменного ствола. Ленты на двести пятьдесят патронов были идентичны лентам для Печенега. Оба пулемёта были под один патрон 7,62х54 Р. Набивая коробки снаряжёнными лентами мы думали куда нам это богатство поставить. Вот оно наше могущество, а куда его впихнуть непонятно внутри периметра не постреляешь пространство лагеря заполнено колоннами машин. Снаружи у нас открытое пространство. Сплошной травяной ковёр с небольшими перелесками. Единственная умная мысль сделать ближе к дороге пост и поставить туда пулемёт а второй спрятать под одной из машин. Оборудовав скрытую защищенную позицию.

С патронами 5.45 у нас образовался дефицит, поэтому всем предложили получить СКСы для которых патронов было много. Думаю что карабинами в магазине задабривали за отсутствие ПКМов. В нагрузку дали. В ящиках лежали хорошие не стрелявшие ни разу карабины со складов длительного хранения. Мой 196 среди них смотрелся бы Золушкой. Ушла моя Золушка с неведомым прынцем. Продать дорогой обвес кому? Охотничий карабин теперь у меня есть.

— Народ кому крутой обвес на СКС нужен?

— Что за?

— Полный обвес с сошками и прицелом. Американский ADVANCED с двумя сменными магазинами на двадцать патронов. Бонусом прицел оптический. Отдам по братски за триста экю и пять центов.

— Дорого.

— Нет. Отдаю дешевле чем взял. Мужики я себе тогда его оставлю возьму СКС и переделаю будете завидовать.

— В долг дашь до вечера? — Неожиданно меня спросил только что подошедший Сергей Доруничев.

— Дам? А почему до вечера?

— Бригадир обещал деньгу дать. Что у нас в залог забрали. Дашь?

— Бери мне для хорошего человека ничего не жалко. Помощь нужна?

— Нет. Мы деревенские сами управимся. Если что не выйдет спросим.

В этот момент я вспомнил как и у кого я покупал этот апгрейд для карабина. Внутри резанула по сердцу досада. Зоя твою дивизию! Вот я осёл, как теперь сказать Сане что его девушка меня сдала? Она единственная кому я светил свой «Ар-Си» и ещё мужик из магазина «Две ноги» тому я показывал значок. Мужик будет молчать это не в его интересах, а вот с девушкой не узнаешь пока не выяснишь наверняка.

Сглотнув неожиданно полный рот слюны я посоветовал Сергею:

— Ты сам пока ничего не делай. Попроси фельдшера Игоря Дуба он тебе поможет выбрать ствол с наименьшим разбросом. Он единственный у нас толковый стрелок и в этом разбирается. Я тебе патрон специальный пристрелочный дам по нему прицел выставите.

— Спасибо пойду. Нас ваш бригадир загонял.

— Так ведь вы не для него, а для нас всех стараетесь.

— Он так и сказал: «Коммунизм не построим, но постараемся».


Пулемёты у нас есть а куда их поставить не знаем. Нет у нас пулемётчиков одни теоретики. Десантники, моряки, связисты, артиллеристы, мотострелки и танкисты — есть, а пулемётчика какого завалящего плешивенького нет. Плохо в деревне без пулемёта, хуже только без пулемётчика. Нужны нам военные кадры, а их нет. Нет офицеры у нас есть — медики. Вот и ходили думали куда нам пристроить нашу прелесть. Решили копать Две позиции между машин. Выкопали окопчик и насыпали бруствер обложив его дёрном. Установили пулемёты и выставили посты наблюдателей там же следить за дорогой.

Пока мы повышали обороноспособность нашего коллектива остальные ломали голову над необъяснимой утечкой электричества в пространство, и пополняли закрома нашей временной коммуны. К вечеру при помощи грубых слов и переносного генератора смогли завести несколько автомобилей, но факт остается фактом аккумулятор даже отключенный терял заряд как будто он имел замыкание в банке. Феномен однако как сказал Ганженко. Ближе к вечеру снова стали видны всполохи зарниц. Ужин Ильдар готовил с нашими девчонками в одной из передвижных кухонь. Из остатков муки он напёк немного хлеба. Если крупы и макароны у нас были то с хлебом намечался жёсткий кризис. В автолавке нашли запас пайков и всякой бытовой мелочёвки, продуктов осталось приблизительно на три дня из расчёта на четыреста человек. Нам этого хватит дней на десять при условии экономии. Частные машины практически все были закрыты и осмотреть их не получалось. На завтра планировали попытаться аккуратно вскрыть хотя бы несколько перспективных кемперов и спилить с закрытых прицепов замки. В грузовиках нашли триста восемьдесят пять экю и небольшое количество продуктов в основном всё те же консервы и пайки.

Касса предприятия со слов Родионовой Ирины жены начальника колонны была у главного инженера. Где её искать не понятно. Вариант, что она лежит в закрытой КШМ не рассматривается слишком просто. То что нашли больше похоже на выручку из автолавки — одиннадцать триста мелкими купюрами.

Вечером на ужине подвели итоги дня. Первым высказался Колесник:

— Ну что товарищи кратко по ситуации! Машины мы заведём и поедем. Вопрос на чём? Нас пятьдесят восемь человека из них водителей штатных двенадцать не считая медиков. Трое ещё могут сидеть за рулём. Итого грубо пятнадцать водителей. Как не крути пятнадцать машин нам отсюда не выгнать.

— Почему?

— Сил не хватит. Нам нужно ехать каждый день без остановки желательно днём и ночью. Поэтому необходимо исходить из расчёта три или четыре водителя на машину. Скоро если вы помните начнутся обещанные дожди. Три месяца бездорожья. У нас продуктов хватит на полтора месяца если экономить и охотиться то возможно на два. Мы тут в западне. Клавдия Яковлевна в списках грузов продуктов не нашла. До жилья при благополучном исходе нам пять шесть дней пути. В принципе у нас есть немного времени подготовиться и выехать. Проблема первая топливо. Оно есть в достаточном количестве. Проблема вторая вода. Её у нас мало. Проблема третья мы не знаем есть ли на обратном пути заслон оставленный гарными хлопцами. Вот над этим всем нам предстоит подумать, а завтра с утра принять решение. Предлагаю организовать посменное ночное дежурство. Если есть добровольцы прошу записываться.

— Яшников пусть первым идёт! Он у нас самый хитрый оказался. Раз он рейнджер вот пусть и сторожит. Ему вон всё как с гуся вода. Водки выпил и не заснул может он казачёк засланный?

— Никакой я не засланный Василий Григорьевич. Водку пил только мало совсем. Я её в свою кружку наливал. Пока они смотрели, да мы говорили она через дырочку вся вытекла. Если бы не кружка возможно мы бы сейчас мёртвые были. Они там с катушек совсем съехали.

Все сидели и молчали. Я встал и рассказал о событиях ночи с самого начала и до утра когда снял со стрелы Пеликана со всеми подробностями которые сейчас пришли в голову.

Дополняя мой рассказ ночные события описала Клавдия Яковлевна:

— Нас на ужин всех позвали и сказали, что без нас остальных ужином кормить не будут. У нас собой продукты есть в машине немного вот для такого случая. Я детей покормила и мы с мужем поели. Мы спать ложились, когда к нам прибежали и потребовали присутствия в столовой. Пришлось идти. Там муж с кем то разговорился, а нам кофе предложили раз мы не стали кушать. Всем по рюмке предлагали кто хочет для снятия стресса. Мы не стали задерживаться сразу пошли к себе. Буквально через пару минут нам всем стало не хорошо. До своей машины мы не дошли. Началась стрельба. Муж нас в самосвал посадил. В кузов. Сказал, что там безопаснее. Сам побежал к нашей машине у него ружьё было. До машины он дошёл. Я в машине видела он был, но к нам не вернулся. Не смог. Ночью нас тошнило. Мы так в машине и сидели до утра пока не рассвело потом пришли к вам.

— А мы на ужине хорошо поели. Правда водку пить не стали как многие. Предлагают чего отказываться? — продолжил Валерий Рачинский, — Мы со столовой уйти не смогли нас крутить начало всех. Народ когда понял, что нас потравили, кинулся к кухням, а поваров уже след простыл и кухни закрыты. Но многие никуда не ушли тех кого сильно покрутило и кто водки выпил. Они на землю как подкошенные падали и хрипели. Потом прибежал автоматчик и стал отравленных добивать. Жить захочешь побежишь. Многие побежали. Мы тоже. Вот от нашей бригады только пятеро осталось, куда остальные делись непонятно. Вроде вместе держались, а до наших машин только мы дошли. Там нас Игорь от отравы пить воду заставлял. Рвало нас долго но потом сразу легче стало. Тех кого не рвало они все умерли. Мы в кузов тоже забрались потом уже ночью в кабины перебежали.

— Кого не рвало у тех понос начался я видел. Так со спущенными штанами их и сожрали. Кто от водки заснул те рвотой многие захлебнулись сразу. Мы с сыном в машине рядом спрятались видели почти всё пока свет горел. — добавил Два Ивана.

— У меня вопрос к Вам Эдуард. Вы голубчик случайно не знаете чем людей на ужине потчевали? — обратился к резко побледневшему Красножскому наш терапевт. — Николай утверждает, что вы знали об этом. Пока не могу решить как выразить культурно свою мысль. Но вы фактически соучастник данного преступления. Мы вам не судьи. Поэтому расскажите нам как вас угораздило массово людей травить.

— Я никого не травил! Он ничего не знает ваш Рейнджер. Нас взяли в заложники. Мы ничего не могли сделать! Нас из машин не выпускали. Мы тоже люди и хотим жить. Жить, а не лежать навозом на земле. Нас заставили пойти на эту сделку. У меня жена и дети они ни в чём не виноваты. Да я купил нам жизнь. А вы? Вы все, что не сделали бы так если бы у вас была такая возможность? Вас самих не травили, а усыпили! Не вам меня судить! Вас пожалели видетели! За какие такие заслуги чем вы лучше всех кто здесь был? За Игната вашего. Вы сами как а? Морали они мне читают. А Игнат ваш где? Где ваш спаситель? Чего его ваш рейнджер не спас? Вы тут из себя оскорблённую невинность не стройте.

— Заткнись и дыши через раз. Тебя док о чём спросил мразота? — навис над инженером Степанов.

— Ягодами ядовитыми. Они их насобирали в дороге. Давно ещё. Вы что не понимаете? Они давно их насобирали. Давно! Они изначально вас всех собирались убить! Вы им были не нужны. Точнее нужны как мёртвые свидетели. Из ваших автоматов они поехали убивать там дальше. Вас всех для того и травили. Чтобы следов не осталось. Эта колонна вещественное доказательство вашего нападения на Орден. Вы все живы только до тех пор пока вас не начнёт разыскивать Патруль. Про это Мирон нам всем говорил. Вы что думаете выедете отсюда и всё? Нет на вас розыск объявят и убьют всех за покушение и убийство сотрудников Ордена. И рейнджер Ваш Яшников вам не поможет. Его первого и шлёпнут чтобы рот не открывал. Он кто? Никто! Колхозник со значком. Он так и сказал, мне Леонид не даст соврать. Леонид ты чего молчишь? Как будто я один там был. Ирину спросите она тоже не жертва и пусть из себя не строит.

— Спросили уже.

Леонид Бояринцев сидел с опущенной головой.

— Да так и было. Только про рейнджера ты не ври я такого не слышал.

— А про то что всех надо жизни лишить чтобы наверняка из-за него ты тоже не слышал? Если бы не он, может быть все были бы живы. Он ваш разлюбезный Коля виноват больше всех. Ему что не жилось спокойно? Нееет! Он сразу в Орден побежал! Возьмите меня на должность стукача! Я вам буду всё рассказывать за деньги. Он вас всех продал сразу оптом. Мы тут все жертвы обстоятельств, а он сексот продажный и наушник легавый. Вы мне в вину моё молчание ставите. Я от вас всех только тем и отличаюсь что знал чуть больше и ничего не мог сделать! У меня руки связаны были женой и детьми. Вы своего иуду лучше поспрашиваете как он здесь оказался и что вынюхивал. Откуда у него кружечка специальная появилась в нужное время? Где та волшебная кружечка? Может и не было её?

— Ты сиди крыса и не звизди. А вы чего все уши развесили? Он сейчас оправдывая себя вам ещё не то споёт. — оборвал разошедшегося Красножского бригадир. — Кружка она есть! Принеси её Коля. У меня вопрос ещё к одному человеку.

Все стали переглядываться. Кто у нас такой особенный?

— К тебе батюшка я обращаюсь. Расскажи нам как ты выжил?

— Пост. Я скоромное не ел.

— Ага! Я тут за тобой с утра наблюдаю. Вермишель с мясом ты у нас трескал как манну небесную и елей с просвирками. Сдается мне ты отец Никодим нам бессовестно врёшь!

— Вы это о чём Михаил Степанович? — просил я Колесника.

— Думаю, что знал этот подрясник бородатый о потраве.

Я посмотрел на инженеров те кивнули и опустили вниз головы. Что не укрылось от многих.

— Человек слаб, а тайна исповеди священна!

— Я тебе за молчание твоё епитимью накладываю. Ты олень двуногий крест надел и под образа встал думаешь святее папы римского заделался или бессмертным стал? Нет. Ты теперь моё сомнение в твоей вере земными поклонами за грехи свои будешь с лопатой отрабатывать. Столько людей извели за так! Я из тебя дурь выбью или святым станешь с нашей помощью или сдохнешь надорвавшись. В любом случае тебе этот подвиг земной там зачтётся. И чтоб каждый день молитву о спасении детей божьих читал я тебе список дам кого с твоего молчаливого согласия на тот свет отправили. Не осуждайте меня. Я не помню кто это сказал, но сейчас это будет к месту. «Не бойтесь врагов — они могут только убить; не бойтесь друзей — они могут только предать; бойтесь людей равнодушных — именно с их молчаливого согласия происходят все самые ужасные преступления на свете.»

— Вот она. — я поставил на стол кружку.

Сын Красножского без разрешения схватил мою спасительницу и начал вертеть.

— Это не кружка, а стакан железный с дыркой.

Ему лучше всех ответил Главврач:

— Нет мальчик это не дырка, а отверстие через которое мы сегодня высшую благодать получили.

— Как? — удивлённо спросил подросток.

— Представь в кружке не было отверстия и всё случилось так как было запланировано. Этот разговор не состоялся и ты у меня не смог спросить «Как?» по причине преждевременной смерти меня, тебя, твоих близких. Всех присутствующих. Мы все просто пропали навсегда, потому что в этой кружке здесь и сейчас не было отверстия. Мойры запнулись об этот невозможный парадокс и судьба перевернулась. Одни получили жизнь, другие смерть а третьим наплевать. Это не кружка, это откровение. Кому то его мало, а кому то много…

Особенная кружка она не всегда к месту, но ты сам себе отмеряешь когда не знаешь, что лучше — больше или меньше! С ней всегда выходит меньше да лучше….


— Извините меня я сейчас. У меня в куртке в машине. — вскочил с места Ильдар.

Из машины он принёс небольшой свёрток.

— Вот они. Там на кухне в машине я флакончики нашёл и списки. Ими нас кормили только я не знаю что это.

— Ильдар передай их Александру Николаевичу.

Сульженко осмотрел упаковки. Тяжело вздохнул и резюмировал свои выводы:

— Хлорпротиксен и Неулептил. Сильные лекарства. Оба можно использовать как успокоительные для контроля поведения. Интересно долго нас ими кормили? Эдуард!? Леонид? Что вы можете сообщить по этому поводу?

— Я не знал. Ничего не знал. А детям это разве можно такое давать? — ответил встревоженный Красножский.

— Все живы — значит можно! Скорее всего они использовали очень маленькие дозы. Буквально по капле в день на пару человек. Термосы у нас пронумерованы, а список своих вот он. То-то нас как зеков в робы приодели чтобы не перепутать кого фармакологией потчевать. Я понять не мог думал, что у нас такой народ покладистый, а оно оказывается чудес не бывает химию в массы так сказать. Игнат с четвертинки таблетки спал как убитый. Есть одна несуразица как людей ночью тошнило если один из препаратов сильное противорвотное?

— Может оно у них кончилось поэтому и решили всех того? — предположил Степанов.

— Боюсь теперь нам эту тайну узнать случиться никогда. — задумчиво ответил Сульженко.

— Что-то мы все скисли. Не всё так плохо товарищи, как кажется. Нам дальше жить надо. Сейчас предлагаю помянуть безвинно погибших. Михаил Степанович пожалуйста выдай нам грамм по пятьдесят, а лучше по сто вашей амброзии. Сегодня надо. Я рекомендую как врач. — предложил Быков.


предыдущая глава | Кружка | cледующая глава