home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Ехать нам двадцать дней без остановок в крупных городах. Это последний в этом году конвой перед мокрым сезоном. Первый день едем до Порто-Франко, там встаем у городской стены. Утром завтрак и обслуживание техники. Потом старт и марш в четыреста километров. Каждый день норма эти четыре сотни лучше с плюсом. Впереди идет разведка конвоя ищет место для стоянки и разгоняет зверушек. Если вопросов нет всем ровно один час на решение личных вопросов.

— Разойдись!

Отдал Колеснику деньги залога. Все пошли к своим машинам.


— Саня нам в канистру которая душ, надо тоже воды набрать.

— Уже набрал. Думаю, нам её на двоих не хватит. Надо ещё купить пару простых. За день вода нагреется, вечером тёплой мыться будем. Пошли Коля сразу в магазин. Времени мало.

— Раз пошла такая пьянка пошли. Только сначала в хозяйственный. Айди для регистрации возьми без него оружие не продают.

Канистры нашлись быстро, они тут самый ходовой товар.

Оружейный нас встретил относительной тишиной. Народ больше смотрел, чем покупал.

— Саня за мной. — На складе я увидел девушку, которая продала мне СКС. Та показывала ассортимент пистолетов и револьверов. Мы стоим с Саней и тоже слушаем интересно. Саня на девчонку явно запал. А девушка молодец старается, рассказывает. Хороша и умна. Ну у нас парень тоже не промах в усах и не урод, с чёрной как антрацит шевелюрой и карими глазами — вылитый Генри Фонда в молодости только с усами. Девушка то и дело искоса поглядывает на нас или на него? Волосы поправляет. Точно химия жизни.

— Пистолеты у нас только советские разного состояния ТТ, ПМ, АПС от двухсот до четырехсот экю. Больше предложить Вам я ничего не могу. В Порто-Франко и на других базах есть европейские и американские образцы, но к нам сюда их не привозят.


Мужчина с животиком из нашей колонны, которому она объясняла, сказал, что немного подумает. Нам думать нечего, денег нет. Продавец повернулась к нам. На груди у девушки появился бейджик с именем.

— Здравствуйте Зоя. Я у вас недавно был. Моему другу нужен револьвер Нагана.

— Выбирайте. Вон там по десять экю в ящиках, любые даже командирские. В наличие на складе есть офицерские наганы, в масле поздних выпусков, по тридцать пять. Идут сразу с кобурой и набором для чистки. Патроны в пачках по четырнадцать штук и россыпью. Предложат 32 HR — не берите, стрелять будет, но не лучше родных 7.62х38 R. Ну что вы готовы?

— Да мне два за тридцать пять пояс широкий, чтоб как в вестернах. — Саня в детстве явно пересмотрел кино про индейцев.

— Как в вестернах молодой человек это на заказ в Порто-Франко. Там и шляпу прикупите. — улыбнулась Зоя — А Вам?

— Мне ничего я с ним за компанию чтоб не потерялся. У вас в магазине такие красивые девушки, что моего друга нельзя одного отпускать уведут. Что я потом без водителя делать буду?

Девченка смутилась и убежала на склад. — Сейчас я принесу Вам револьверы. — послышалось из-за стеллажей.

Саня стоял грустный.

— Чего такой смурной Саня? Девушка понравилась?

Тот в ответ молча кивнул.

— А мы уезжаем. Не тупи. Возьми адрес там телефон. Скажи вдруг патроны понадобятся срочно и ты будешь знать к кому обратится.

— Денег нет, времени нет что за жизнь. — Мой товарищ совсем упал духом.


Зоя вышла со склада с коробкой, в которой лежали четыре револьвера и две кобуры.

— А вам ганфайтер сколько патронов? Тысяча штук это семьдесят одна пачка с хвостиком. В пачках это много сами считать будете или россыпью возьмете.

Я лично не уверен знает ли Саня кто такой ганфайтер?

— Вам револьверных патронов сколько вешать? — Уже неуверенно спросила Зоя.

Саня окончательно завис. Пришлось мне включиться в процесс.

— Зоя у моего друга шок. Он таких красивых девушек никогда не видел, а пистолет только в кино. Друга моего именуют Александр Анатольевич Нехаев. Помогите ему выбрать револьверы и приличный нож. Патронов ему две тысячи половину в пачках вместе посчитаете. И добавьте мне один револьвер. Еще ему нужен пояс или портупея лучше две и очки для стрельбы если есть. Я буду ждать вас на кассе для оформления. У нас ограничено время тридцать минут. Оплачиваю все покупки я. Он у нас стеснительный напишите ему адрес, куда, если что можно будет позвонить или написать на счет патронов к револьверам.

Зоя стояла и хлопала ресницами, убивая, моего нового друга своими глазами. Любовь она сука. Пипец котёнку. Попался усатый Мурзик.

Время течет неумолимо и я уже начал волноваться — не опоздать бы. Идут оба довольные улыбаются. Саня как вол тянет небольшую оружейную сумку.

— Зоя что вы сделали с Александром, он от счастья помрет сейчас или от тоски в дороге.

— Саша мне обещал, как закончится контракт через шесть месяцев сразу вернуться. Вы куда вообще едете Николай?

— Ой не знаю за Сао-Барнабеу какую-то.

— Это далеко, но от туда ходят конвои Русской Армии — это она уже сказала своему пыхтючему коту.

Кот пыхтел в мою сторону. Вращал глазами, намекая на что? А заткнуться! И не смущать его. Нет брат этот спектакль ты просмотришь до конца. Надо было прислушаться к нему тогда. Эх жалеть и думать о событиях этого часа я буду почти год.

— Сколько с нас Зоя.

— Двести тридцать четыре экю за всё. Вы там смотрите аккуратнее. Много переселенцев погибает в первый год жизни здесь.

— Не переживайте я за ним пригляжу и показал ей часть весьма приметной Рейнджер кард.

Глаза Зои немного увеличились от удивления, но она тут, же исправилась и не подала вида.

— Давайте ваши «Ай-Ди», я оружие оформлю.

— Зоя оформите меня первым, я Сашу на улице подожду. Мой револьвер положите в его сумку.

Забрав айди и учетную карточку на револьвер, я с канистрами вышел наружу. Солнце в зените, а мы еще не стронулись с места. Да за два дня я не стал экспертом в местных правилах жизни, но вооружился, опасаясь этих самых правил до зубов.

Наконец Александр вышел из магазина.

— Побежали Саня бегом. Боюсь твоя любьвя нам сейчас выйдет боком. Прибежали мы вовремя и без эксцессов. Первая линия начала прогревать машины. Отметились у Михаила Степаныча. На месте и готовы. Тот кивнул и вдогонку крикнул: — Радио включите и слушайте сейчас тронемся. Я покидал все в кабину. Водитель побежал вокруг машины проверять сцепку и остальное.

— Коля! Колька иди сюда с канистрами.

— Чего?

— С канистрами новыми иди быстрее тут водовозка еще стоит. Воду набирай!

Через десять минут дали команду прогреваться всем. Первая линия начала вытягиваться со стоянки. Прошла по рации команда дистанция десять метров скорость пять километров в час. Выпускали по номерам. Наконец и нас назвали:

— Восемьдесят восьмая пошла!

Саня снял с ручника машину. Двигатель рыкнул и Камаз на удивление плавно без рывка тронулся с места. А водитель мой могёт, не хухры — мухры а профи. Саша действительно хорошо чувствовал любую технику и не смотря на возраст был отличным водителем.

— Сань, а ты где так шикарно водить научился?

— Батя у меня водитель ас. А я так середнячёк.

С этих слов началась наша дальняя дорога в новый неизвестный мир за приключениями и куда нас эта дорога приведёт, не знал никто.


На воротах патруль проверял у всех «Ай-Ди», и распечатывал кому необходимо сумки с оружием. По рации постоянно шла информация по выстраиванию колонны, которая медленно ползла по дороге со скоростью около десяти километров в час. Наши машины прижимали к обочине, чтобы не перекрывать движение охраны и дать возможность проехать другим переселенцам.

Суть да дело я стал наводить порядок в кабине раскладывая вещи более менее упорядочено. На остановке надо все лишнее выложить в кузов, а все нужное наоборот перенести в кабину.

— Сань который мой?

— Без кобуры. Зоя там положила еще тебе нож с зеленой ручкой и книжку. Там она ветоши дала и средство для помывки и блистол.

— Балистол это чистить оружие.

Забрал из сумки свой револьвер и сбрую. Проверил номер по карточке. Револьвер точно мой. Распределил на ремне подсумки и картонная пачка на четырнадцать патронов. Нож был все тот же Венгер Рейнджер с деревянными накладками зеленого цвета.

— Мне Зоя красный выбрала чтоб мы не путали ножи. — увидев мои манипуляции сказал Саня. — Ты мне пестики вычисти, пожалуйста, и заряди один в кобуре я сюда за сиденье суну. Пусть под рукой будет. А второй как у тебя на ремень сделай. Ладно.

— Сделаю. Надо будет на остановке нам вещи разобрать и канистры с водой из кабины в кузов перекинуть.

— Точно скоро минут на десять пятнадцать как колонну вытянут, встанем технику перед маршем еще раз осматривать будем.

Порылся я в Саниной сумке нашел пакет с средствами по уходу за оружием.

Зоя нам даже клеенку одноразовую положила вот на ней и вычищу наганы. Постелил на кожух двигателя клеёнку и положил бумажных салфеток сверху. Выложил все три пистоля. Одна партия даже номера в ряд. Ого, а они у нас 1945 года выпуска со звездой клеймом завода. Достал инструкцию раскрыл на странице неполной разборки, что куда и зачем. Посмотрел основной налет дефицитного солидола или пушсала был в каморах барабана и стволе. Брызнув из первого баллончика смывку смазки во все интимные места трёх наганов, немного подождал, потом стал их разбирать и протирать по очереди. Устройство простое дернуть шомпол, отвести в сторону и вытащить трубчатую ось барабана, выдавить сам барабан. Сборка в обратном порядке. Натер блестят как у кота комиссара. По Сашкиной просьбе, собрал ему сбрую, даже чехольчик для ножика нацепил. Главное что все в тон и в масть. Нам по кожаной куртке и можно в ЧКа идти работать. Достал патронов зарядил Санины револьверы. Рассовал их по кобурам. Тот что без ремня Саня сунул на верхнюю потолочную полку, а второй я закинул пока на спальник. Свой я зарядил и тоже убрал в кобуру на пояс. Закончив с револьверами, я достал свой СКС. Саня изредка бросал взгляд на моё длинное и страшное ружьё.

— Коля, а оно стреляет вообще или как?

— Или как. Оно не для стрельбы, а для эстетики. Этим можно пугать. Колоть вон штык есть и еще бить оно тяжёлое.

— Шутишь?

— Конечно. СКС он надёжный и убойный уж лучше того что выдадут Вам.

— Да ладно врать. Калаш всегда лучше карабина. Там и патронов больше и автоматический огонь есть.

— Я патроны видел, вам 5.45 выдадут, а этот калибр здесь не рулит, меня уже просветили. У СКСа 7.62 он серьёзнее ваших шарманок будет.

Достал инструкцию к карабину, эта валялась где-то долго, её даже подмочить успели на инструкции жёлтое пятно. Почитаем.

— Саня тебе там Зоя две книжки сунула для развития, читай.

— Какие книжки?

— Такие. Ты куда смотрел в магазине. Две книжки маленькая голубенькая и большая беленькая.

— Что за книги о чем?

— «Памятка переселенца» и «Юридические аспекты и права человека в Новом мире».

— Почитаешь?

— Если не будет сильно трясти, возможно. Вечером вслух устроим чтения как в Ленинской комнате.

— Тоже вариант — согласился Саня.


По рации пошли команды увеличить скорость и дистанцию до двадцати, потом до тридцати. Колонна начала уходить все дальше от базы «Восточная Европа». Дали команду на скорость в пятьдесят километров в час. Так мы разогнались в несколько этапов до крейсерской скорости. Прогноз Сани не оправдался. В облаке пыли поднятом сотнями машин мы без остановки поехали к Порто-Франко. Дорогу между базами я пересекал в пятый раз и уже ориентировался в местоположении. Американскую базу обошли стороной и вышли на прямое как струна гравийное шоссе. Водителям в такой пыли ехать очень тяжело видно как Саня весь в напряжении. В машине душно кондиционер периодически включаем но это не климат контроль постоянно сидеть с включенным не получается. По времени раз не встали у Американцев должны встать минут через десять. На проверку техники. Не успел об этом подумать пошла команда на снижение скорости. Через пять минут конвой встал.

— Водителям поднять кабины. Осмотреть машины. Доложить бригадирам.

Пока Сашка бегал вокруг, я совершал ротацию вещей. Всё лишнее из кабины в кузов на склад. Вентиляторы что зря покупали, на стекло их пусть работают. Два пайка и кружки в салон пожрать захочется. Тапки себе и Сане. Очки солнечные тоже нужны.

— Саня зачем кабины подымать?

— Двигатель и системы на протечки осмотреть. Уровни жидкостей проверить.

— Долго.

— Нет быстро.

— А то я с вещичками. Мне в кабину их закинуть надо и борт задний запереть.

— Жди. Я момент и готово.

Волшебное дело сотня машин на трассе стоит с задранными кабинами. А потом они практически одновременно опускаются. Есть в этом промышленная машинная эстетика. Словно гусеница колонна конвоя идет волнами. Нда думал буду сидеть смотреть по сторонам, как же в такой пылище без ветра много не наглядишь. Не курорт с экскурсией получается.

Пилим и пилим проехали без остановки мимо частного микрика сломавшегося по дороге. По рации предупредили: — «Не останавливаться им поможет патруль.»

Решили поесть, ну как поесть я Сане галеты паштетом из пайков мажу, он трескает. Проглот. Мою банку тоже съел. Я его тушёнку рубану. Вроде наелся ага мы теперь пить, оказывается, хотим. Надо ему рот вытереть и памперс поменять. Предложил, а он сделал вид что обиделся. Ехать нам вроде и не много скоро должен быть Порто-Франко до него всего около ста пятидесяти километров плюс минус. Железка которая тянулась с левой стороны начала приближаться. Переезд? Точно конвой пошел через переезд, а в вдалеке справа километрах в трёх виден город и голубая полоска океана. Пошла команда всем слушать сейчас начнём сбавлять скорость и вставать лагерем. Слушать команды и следить на месте за регулировщиком. На месте машины ставить плотно не более метра дистанции сразу всем устанавливать решётки на внешнюю сторону. После остановки проверка машин и селектор для бригадиров.


Лагерь выставили большим квадратом из четырех колонн по двенадцать машин с прицепами на сторону. Получился квадрат приблизительно двести пятьдесят на двести пятьдесят метров. Внутрь загнали все частные машины, автобусы, машины управления и кухни. На внешней стороне в два слоя накидали решёток. Пришла охрана приказала связать нашу конструкцию. Оказывается, для этих целей у нас есть: большие карабины и куски троса с коушами и болтами, чтоб к кузову верхний край притянуть петли из арматуры для этого наварены. Бурчание охраны в наш адрес можно выразить в четырёх предложениях.

— И где нас столько дебилов набрали? Руки у нас у всех вроде на месте, а вот голова точно нет! На её месте другое учреждение, поставленное отверстием вверх, и чердак ему не ремонтировали. В связи с всем выше перечисленным проблема рук, произрастающих, не там встает всё острее.

Злой после селектора Колесник пытаясь выразить свое возмущение его содержанием пыпыкал и тытыкал через слово.

— Я вас вылюблю если вы пролюбите инвентарь. Меня пролюбит начальник колонны. И всех нас вместе вылюбят в день получки. Железяки с болтами не потерять все поштучно будут у нас принимать в конце пути. У всех описи. Проверять погрузку старшему машины по описи всего и водительского тоже.

И стоило ради этого орать? Плохо быть руководителем нижнего звена не любят тебя с двух сторон сразу.

— Эта мужики предупредили, если кто заболеет докладывать сразу. Сейчас разбивка лагеря с инструктором и заправка машин. Потом медосмотр будет по бригадно. После на ужин.

Выделили нам пять легких тентов из полиэстерового полотна. Один на крышу десять на двенадцать и два три на двадцать на стены, и два на входные пологи. В наших машинах вдоль задних ботов лежали стойки — сорок четыре арматурины длинной по два метра сорок сантиметров на одном стороне шайба, приварена в десяти сантиметрах от края, на другом поперечина из той же арматуры в тридцати сантиметрах. Нижний конец заточен кое-как, лишь бы в землю заходила.

Мда. Без инструктора эту очумелую хрень строить пришлось бы до утра. На палатку не похоже совсем. А так даже и ничего.

Инструкция пошаговая для идиотов, но простая.

«Расстелить крышу. Растянули. Расправили и определились с местом. От построек отодвинуть на три метра. Отодвинули от машин на три метра. Определить место входа или двух входов. Инструктор сказал два, пусть будет два. Один в центр лагеря другой к машинам. Надеть угловыми люверсами узкий тент на стойку. Надели. Пузырь. Инструктор сказал так надо, и мы верим. Последовательно вставлять стойки в противолежащие люверсы и втыкать в землю стойки напротив люверсов крыши. Ага получилось через каждый метр по стойке. Вышло страшно. Две пузырчатые стены, вокруг лежащей на земле крыши. Надеть пологи на обозначенные проходы. С этим примерялись и думали итог нацепили волевым решением вдоль пока инструктор крыл соседнюю бригаду добрыми словами. Коллегиальное, конструктивное решение инструктор одобрил и сказал что все правильно. Начиная с любого угла надеть крышу на стойки поверх люверсов стен. Надели. Пузырь в пузыре. При ветре думаю нам сложно будет. Дал команду тащить колья с веревками. Колья из уголка двадцатки с кольцом стальным и веревкой трёхметровой с петлями на концах. Крепим верёвки кольям и больше не отвязываем. Петлю в кольцо и кол на удавку как поводок для блесны. Одеваем четыре угловых. Растягиваем и кернимся слегка. Ставим растяжки на проёмы чуть в стороны. Сделали ставим все остальные растяжки перпендикулярно стороне крыши. Натягиваем не сильно с легким провисом в центре. Тоже выполнили. Забиваем колья. Кувалды у всех в машинах. Ну вот и финальный штрих четыре деревянные стойки длинной той же длинны два сорок установить в распор изнутри в ряд».

Мужчины подбрасывают шапки, женщины плачут, дети писают в штаны. Ой, нет! Хлопают в ладошки!

Мы первыми поставили своё жилье и все пошли к нам изучать образец, как это должно быть. Инструкция у всех одинаковая? Инструкторы разные или все дело в бригадире? Он у нас один пустынный орёл на весь конвой или куда…?

— А пузыри на стенах как прижать? — это не мы честно, это соседняя штрафная уже любимая бригада инструктора спросила.

Инструктор этот как позже выяснилось, был инженером и обладал талантом пользоваться инструкцией и схемой.

— А пузырями своими вы раскладушки к земле прижмёте, а боковые карманы личными вещами если припрёт заполните. Места на двадцать таких пузатых там даже много.

Всё финал истории. Разрезание ленточек и праздничный фуршет.

Колесник вытянув шею стал смотреть над толпой зевак.

— Размещайтесь быстрее. Вон медики бегут с румяным вазелином. Они вам банки с клизмами ставить будут.

Неожиданно возник вопрос права первой ноги.

— Кто первый пойдёт?

— Вроде уже все были?

— Не считается, это мы строили. Тут это надо чтоб по людски в дорогу.

— Давайте Саню он у нас усатый как кот и самый молодой! — предложил я.

— Кот у нас Василий, а твой Саня воробей усатый — откоментировал Михал Степаныч.

— Запускай усатого воробья бригадир! — Не выдержала бригада — Раскладушки руки оттягивают и медики близко.

История вроде житейская, а прозвище Воробей так к Сане и прилипло.


— Здравствуйте граждане. Медицинский осмотр. Давайте размещайтесь и надо со светом решить вопрос. Темно у вас тут. Двое из ларца сопля и мамонт.

Мы раскладушки свои по стенкам расставили не разбирая. Михаил Степаныч цэу выдал всем:

— Тащите переноску, а лучше две от машин. Удлинители есть у водителей. Ставьте столы, что покупали и стулья несите. Доктора надо уважить у него спирт есть!

Наше шапито после мебелировки в натуральный мед блок превратилось.

Главным по осмотру у нас был терапевт Сульженко Александр Николаевич. В качестве медперсонала выступал здоровенный фельдшер из Одессы Александр Негипа. Вот природа мать оного одарила, а над вторым надругалась. Фельдшер натуральный лось и кулаки как пивные кружки, такой в носилки уложит с одного удара и сам на них унесет. А в обычной жизни культурный, воспитанный, мягкий человек с добрым сердцем и стальной волей. Хлипкий доктор в очёчках на его фоне просто терялся, но врачом оказался отменным.

Терапевт осматривал и опрашивал, проверял сведения в мед карточках. Фельдшер измерял давление, раздавал градусники и кормил витаминками.

По обоюдному согласию все прошло быстро и степенно. Для установления доверительного контакта и перспектив получения спирта для компресса и протирки клемм, Колесник пригласил медиков к нам вечером на чай. Те дали согласие и удалились.

В центре лагеря стояли два камаза перед ними раскладные столы с хлебной нарезкой. Рядом два десятка обеденных пластиковых столов и десятки стульев из разряда для организации летнего кафе на выездной торговле. Обычно такую мебель пачками возят компактно много и дешево. В центре на раздаче поварёнок в белом чистом халате.

— Подходим не стесняемся. Моем руки. Получаем комплексный ужин: Борщ, мясное рагу и компот.

Наниматель разорился и на всю дорогу закупил одноразовую посуду неплохого качества из толстого твердого пластика. Так мы мисочки и тарелочки прибрали под болтики там еще что. Да просто на стол накрыть у себя в палатке. А сполоснуть пластик с жидким мылом даже в холодной воде можно.


После ужина Михаил свет Бригадирыч нарезал задачу из найденного прутка и тентов организовать по индивидуальной потребности душевые или объекты с поэтичным названием ЖиМ. В замкнутом пространстве возможность вдумчиво уединиться оказалась не просто востребованной, а крайне необходимой особенно для не многочисленных женщин.

Каждый экипаж делает сам свою штору. Из прутка согнули дугу с ножками по пол метра. Народ по кумекал и определился, что дуга провисает слишком большое плечё. Переделали в рамку, с прямыми углами. Вдоль борта получалась загородка, шириной в семьдесят сантиметров и длинной полтора остальное ушло в противовесы, которые цепляли за продольный шнур крепления нижнего края тента к борту кузова. Сталь на прутках оказалась достаточно упругой, но для пущей жесткости в холодную на кувалде расклепали углы в плоский профиль. Китайские тенты с частыми через каждую четверть метра пластиковыми овальными люверсами сели на каркасы просто отлично. Получилось все равно пузырем, но это решалось просто растягиванием нижнего края по земле и укладыванием на него кирки и лома. Канавку шириной в штык и длинной в два прокопали вдвоем на раз, используя широкий мотыжный край кирки для рыхления высохшей каменистой почвы. Если кто не догадливый кучку вынутого грунта с помощью лопаты использовали для сокрытия праведных трудов, естественных надобностей организма.

На эти скажем так благодати цивилизации, Колесник с потрохами купил медиков.

К приему гостей решили подготовиться. Колесник напряг бригаду накрыть поляну, а дядя Коля достал небольшой самовар. Запасливые мужики, почти каждый экипаж купил гибрид щепотницы и чайника со свистком. Я не тем был занят, в магазине даже не видел их. Вот и скажи потом кто из нас умней кот, который усатый «Воробей» или я. Саня на наши деньги в складчину на двоих прикупил продуктов на вечер как все и это чайник тоже. Ещё и специального прессованного в брикеты угля чтоб не искать дрова в дороге, так, что мы могли нагреть литр воды за три минуты. Неловко конечно вышло, но я сам виноват. Потом вечером я Сане об этом сказал. Он мне на это ответил: — «Да все видели, что ты немного не в себе. Вот бригадир и сказал тебя не трогать, чтоб успокоился».

Уютно вышло. Столы составили в ряд к ним стулья и получилось неплохо. Света от переносок было достаточно, но я достал свой налобник для хождения впотьмах по улице. И выложил его на общее пользование. Незаметно пропавший из круговерти подготовки вечернего сабантуя Михаил Степаныч неожиданно вошёл внутрь и торжественно объявил: «Встречаем гостей».

К нам ввалилась приличная толпа. Терапевт представлял всех по очереди.

Фельдшер Игорь Дуб, Александра Негипу вы уже видели, наш главный по технике и всему остальному Ганженко Алксандр. Водитель Валентин Дубовик, Зубной врач Вадим Ижицкий. Это наши девушки операционные сестры Ольга, Галина, Марина и Татьяна.

Сейчас подойдет наш главврач хирург Быков Михаил Владимирович и второй наш водитель Степанов Василий.

Тут меня пока я ртом отлавливал не существующих мух напряг по существу наш Бригадирыч: «Коля там это Санька твой Воробей сказал, что у тебя есть кружка не обычная. Принеси, я в неё штрафную доктору налью? Сладь? Нам с докторами дружить надо!»

— Михал Степаныч кружка есть, только она с небольшим дефектом пока не выпьешь, не поставишь.

— Мне такая в самый раз. Неси давай!


Ну голому одеться только подпоясаться. Пока я бегал народ расселся вокруг столов, ждал и знакомился. Мужики на тарелочки выкладывали кто что. Сыр колбасу хлеб с кухни, печенье кофе сахар немного конфет. Незатейливо и не притязательно, но от души всё, что есть. Наши гости пришли, тоже не с пустыми руками на столе появилась бутылочка коньячка и вина. Степаныч крякнув, извлек литру беленькой и шмат сала.

— Режьте ироды последнее.

Сало взялся строгать дядя Коля на небольшие, тонкие ломтики, чтобы хватило всем.

— Яшников давай свой эксклюзив.

Михал Степаныч осмотрел кружку и сказал хитро и нам сгодится.

— А что за кружка такая?

— Это моя счастливая кружка. Подарок!

Всем стало интересно, что ж такого особенного в кружке. Кто хмыкал, кто просто передавал дальше, но посмотрели счастливую кружку все.


Наконец пришёл главврач и с ним человек гора. Карелин и Валуев курят на лавочке. К нам пришел Василий Степанов. Я конечно преувеличиваю. Наши чемпионы великие люди, но Степанов он тоже очень большой, просто сравнивать не с кем в данной ситуации. Бригадирыч человек бывалый и не робкого десятка потребовал:

— Штрафную медикам!

Кружка моя попала в лапу водителя, тот осмотрел её, хмыкнул и прогудел, словно теплоход о прибытии:

— Наливай.

Хлопнул первую и протянул руку за второй порцией.

— Наливай.

Хлопнул залпом вторую, также не закусывая.

— Хорошооо! С таким тембром и силой голоса можно самолеты сбивать и поезда останавливать.

Поставил на землю металлический табурет, который он держал в левой руке и сел.

— Здравы будем! Всех благ честной компании.

— Чья? — покрутив кружку в пальцах сардельках спросил Василий.

— Моя — ответил я.

— Со скольки?

— С девяносто до тридцати, с рук по набегающей.

— Могёшь! — Сделал вывод Степанов и протянул кружку мне.

— Василий — протянул для знакомства ладонь водитель.

Я наверное пожал его ручищу, если это так можно назвать. Моя кисть просто утонула в его лапе. Наверное, если бы он в этот момент напряг мизинец, то сломал бы мне руку.


Быков Михаил Владимирович полноватый мужчина с суровыми брежневскими бровями был полным антиподом хлипкому и субтильному терапевту. Его мы и видели в магазине у Зои, где она ему объясняла про пистолеты. Увидев нас с Саней, он нам кивнул как старым знакомым.

Посидели душевно. Главврач тоже человек и принес с собой, и выпить и закусить. Все рассказывали кто откуда. По поведению наших новых знакомых, манере общения и рассказам было видно, что все они бывшие военные.

Бригада и медики знакомились по второму кругу. Потом по третьему. Четвертому. Кружили, пока спиртное не закончилось. Потом перешли на чай и кофе. Осмотрели медицинско-технической комиссией выстроенные удобства. Выделили девушкам с барского плеча одну персональную уборную. Медицинский коллоквиум пришел к заключению о соблюдении нашей бригадой всех правил гигиены и наличии глубоких знаний в ЖиМ строении и постановил, на следующем привале встать с нами как наиболее подготовленными в части медицины. В конце чтобы девочки были под присмотром и ближе к удобствам медики, попросили — пусть они у вас переночуют. Наши мужички водители уступили четыре раскладушки девушкам, а сами пошли спать в машины.


Раннее утро нас встретило непонятным гомоном. Оказалось, что раз мы не заезжаем в Порто-Франко, то Порто-Франко приезжает к нам. Последний конвой да ещё такой крупный перед мокрым сезоном шанс распродать залежалый товар и сделать дополнительную выручку.

Стихийная торговля растянулась вокруг всей стоянки конвоя. По часам до начала выезда у нас ещё три часа. Чтобы успеть, коллективно осмотреть рынок, Бригадирыч погнал всех на завтрак. Вот все учли на старой земле. Всё продумали, а про централизованную организацию отхожих мест забыли. Утром лагерь превратился, в пахучее минное поле внутри закрытого периметра и только возле нашей палатки была чистота и порядок. Некоторым паразитам лень было вырыть яму, в темноте гадили кто куда, по зову организма. Пока шли к пункту питания даже аппетит пропал. На завтраке нам выдали термосы с мясным бульоном и лапшой. И буханку еще горячего хлеба на двоих. В дороге пообедать.

Не давая расслабиться Михал Степаныч, по возвращению обязал всех убрать личные вещи и приступить к уборке бригадной палатки. Колесник из вредности в конце работ выборочно сличил перечни описей с наличием. И только после этого оставив двух наиболее ответственных на охране нашей техники, дал добро на выход за покупками. Для большинства это был первый выход за границу привычного русскоязычного мира без тур агента и переводчика. Поход за покупками для некоторых стал полётом на Луну туда и обратно с массой впечатлений и обычного житейского опыта. Первое и самое главное торговцы зная о контингенте старались максимально больше нанять для торговли русскоговорящих местных жителей. Торговали бабушки, дедушки, внуки и их родители. Там где, не было продавцов были ценники на всем.

Интересного и нужного было много да денег мало. Там мы прикупили большой гейзер-кофейник конструкции самовар две штуки и много хорошего уже молотого кофе. Саня выморочил из меня в долг денег, себе на ковбойскую сбрую и непромокаемый кожаный плащ пропитанный соком местного растения и шикарную кожаную шляпу. Оказывается, тут стрелковые клубы есть везде, и револьверы Нагана пользуются спросом из-за дешевизны патронов. У другого продавца кожевенных изделий Колесник, Гуккин и Фёдоров купили по плетеной кожаной шапке.

Михаил Степанович выбрал ковбойскую шляпу с сильно загнутыми полями этакий красношеий пастух. Василий Григорьевич с внешностью Пьера Безухова в исполнении Сергея Бондарчука на пенсии, в бессрочное пользование получил кожаную бейсболку с козырьком сантиметров в двадцать. Николай Афанасьевич был родом из Твери коренаст и широкоплеч с прямым как у индейского вождя носом, ему приглянулась тирольская охотничья шляпа с пышными перьями непонятно какой птицы.

Нашлись в продаже неплохие книги и новые карты с участками местности прилегающей к нашей дороге. На выбор предлагали несколько видов разноязычных разговорников, взял два англо-русских большой и карманный. Несколько лавок торговали холодняком и металлической посудой. О бутлегерских лавках вообще молчу как блох в торговых рядах. Народ под воздействием агрессивной рекламы набрал местного алкоголя. Ценители и эксперты дегустировали все подряд переходя от лавки к лавке. Мы с Саней тоже не удержались, взяли четыре бутылки местного пива. Не хранится оно долго. Сегодня вечером после баньки и приговорим.

Наткнулись на магазин раскладной деревянной мебели. Сравнив ощущения от раскладушек и шезлонгов, сделали выбор в сторону дерева. Тут уже пошла оптовая закупка на всех шезлонгов и складных стульев. Рядом в соседней палатке торговали всем от наволочек до матрасов как раз под купленную ранее мебель. Тут оставили практически все наличные. Навьючившись, как верблюды пошли к себе. На месте Колесник первым делом отправил наших сторожей с провожатым за новыми койками. Остальным указал: — «Раскладывайтесь как хотите, но чтоб нигде ничего не торчало». В момент раздачи распоряжений к нам примчался доктор Быков с Василием для осмотра состояния с остатку. У нас все были трезвы и бодры, несмотря на вчерашнее усердие в исполнении дружеского долга в братании и утренних дегустаций. Осмотрев наши покупки и признав вещи действительно годными врачи убежали в след за нашими.

— Да доктор мужик! Смотрите вот, что он мне дал на поправку! — Степаныч потряс медицинским шкаликом ноль пять. — Но так как все у нас меру знают, оставим для медицинских надобностей в аптечке.

— Бригадирыч мы аптечку твою так укомплектовали год не выпить!

— Согласитесь, что это правильно и необходимо. Я вот что думаю, там куда мы едем деньги нам будут точно не нужны. Я предлагаю сделать бригадную кассу на всякий пожарный, и главное надо нам купить продуктов здесь и по больше. Чуйка у меня свербит, приедем а там голое поле. Без приварка своего и околеть можно. На рынке видел, крупы в мешках продают и мясо сушёное разное. Я предлагаю скинуться и на остатки закупить продуктов и казан бригадный.

В этот момент вернулись наши с медиками. Василий купил деревянно-металлическую разборную кровать Быков шезлонг как у нас.

— О чём кипешь камарады — спросил Василий я за все кроме пьянки.

— Да вот думаем прикупить продуктов на всякий случай. Путь не близкий и неизвестно, что там на месте, может голое поле? В дороге можем встать, вдруг поломки, что кушать будем? Тут последние магазины.

Доктор разложил свой шезлонг и сел. В ногах правды нет и возраст не молодого сайгака.

— Нам машину выделили для наших девчонок и медоборудования, там место есть можно сложить. Мы тоже в долю войдем, только нам народ нужен, таскать это всё. От машин нам всем отходить нельзя у нас лекарства по списку «А» на хранении. Там дальше вы не дошли мы лампы видели керосиновые. Думаю, они вам тоже нужны будут.

Бросил бригадир на землю свою новую шляпу и выгреб из кармана остатки наличности. Тута у меня вот всего. Народ начал кидать, что у кого было. Не густо. Посчитали, вышло всего двести четыре экю. Это я еще свой полтинник кинул заначеный. Слёзы, а не деньги. Решили купить четыре лампы на остатки казан и продукты. Время торопит, лагерь начали сворачивать повсеместно.

Нас с Саней в этот раз оставили на охране. Саня нацепил пояс с револьверами и старательно набивал его патронташ патронами. Если его пару дней не брить будет вылитый бандит с дикого запада, который собирается на ограбление очередного почтового дилижанса. Я в кабине перекладывал в дорогу вещи. Потом прошёл с лопатой вдоль машин, засыпал все ямки вырытые вчера. Подумал немного и достал из рюкзака переносную рацию с автомобильной зарядкой. Слушать распоряжения по колоне приятнее на улице чем в душной кабине. Пошла проверка связи. Ответил, как дежурный по восьмой бригаде:

— Техника исправна, средства связи проверены. Бригадир проводит пред маршевый инструктаж и проверку сцепок.

Видимо мой ответ удовлетворил, потому что половины бригад не докричались. Все разбрелись по рынку, потеряв чувство времени и дисциплины.

Саня кричит:

— Колька смотри вон наши как шпарят.

Вся бригада как взмыленные кони неслась к своим машинам.

Отдышавшись Михаил Степанович сунул мне в руки бумажный пакет.

— Это вам с Санькой покушаете в дороге. Спасибо Коля выручил. А мы то, пока все сложили в машину, чуть не опоздали. Я от доктора только и услышал, что ты в перекличке отчитался. Там мясо вяленое да орехи с сухофруктами. Печенья взяли кофе пить будем с ним вечером. Много всего купили. Еле утащили оно и лучше своя ноша не тянет. Все эти экю потратили. Это у тебя, что рация своя есть. — наконец увидел Бригадирыч «Баофенг» у меня в руках.

— Ну купил при случае вот пригодилась.

— Колька ты молодец всю бригаду выручил. Думал шалопутный и от переезда этого умом тронулся, а ты видишь как, и ружьё себе купил, и Саньке пистоли. И сейчас выручил. Не оштрафуют нас теперь как других. Спасибо Николай. Народ подходил и просто жал руку.

— Так не чужие дядя Миша, чай свои!

— Точно Коля свои, других то долго не будет! Эх как нам теперь семьи свои вернуть. Главное куда?

Колесник, сгорбившись от своих мыслей, повернулся и пошёл к восемьдесят первой машине. Со спины его лягающая походка выдавала возраст и проблемы со здоровьем у этого ответственного и не молодого уже человека.

Мужики делились впечатлениями. Продукты здесь копейки стоят. Набрали сушёных овощей и фруктов. Сухарей и печенья, а главное много круп и мяса вяленого, пемикана в плитках нарезанного на бульонные кубики. Соли и специй брали банками. Масла купили растительного на бригаду три больших канистры. Доктор сиропов набрал разных, сказал витамины. До первой зарплаты точно доживем, а там и деньги за автоматы вернуть обещали. Поговорить долго не удалось. Из рации пошла команда новой переклички. Опять половина народа молчала. Терпение руководства лопнуло. Пошла команда сплошной переклички по машинам. Кто по спискам не отзывался всех на карандаш. По окончании дали команду водителям посигналить десять секунд всем разом кто на месте. Колонна взвыла заполошной сиреной авионалёта. Пошла новая проверка наличия по спискам. С одновременной раздачей люлей и штрафов. Дали команду на сбор и погрузку ограждения. Народ забегал, зашевелился и мы с Саней приступили к разборке и погрузке.

Пока грузили объявили всем получать оружие через тридцать минут прогреваем двигатели и начинаем движение. Я зарядил свой карабин и одел недоразгрузку, из офицерского ремня и портупеи с подсумками и револьвером.

Вернулся Саня со своим АК-74М. Кинул его на спальник.

— Не кидай там термос.

— Поздно. Уже улетел.

— Поехали бы уже. Жара скоро будет надо раньше выезжать.

— Да как тут поедешь. Оружие получали, так половине не выдали бухие. Торговцы не все свернулись. Колонну сейчас вытягивать начнут, там конвой больше нашего мы к ним пристраиваться будем. Покидая Порто-Франко, мы оставляли после себя довольных торговцев и пахучую замусоренную площадку возле городской стены.

Длинная разношёрстная колонна пыля, уползала в глубину местной сельвы. Растворяясь в бесконечном мареве нагретого воздуха. Каждый час конвой по команде вставал на десять минут. По рации провели опрос и решили растянуть интервал до полутора часов по обоюдному согласию охраны и нанимателей. Желания частников, пристроившихся к конвою, не учитывали. Хлеб который нам выдали слегка подсох, но наверное это даже лучше. С легким горячим бульоном да хрустящей корочкой буханка в нас провалилась незаметно быстро. Или мы уже голодные. За одиннадцать часов колонна прошла четыреста тридцать километров. На финише от колонны откололись частники которые встали на сборном пункте там заправка охрана на ночь и свежая вода из скважины. Мы двигались до подходящего места при условии выполнения дневной нормы километража.

Встали рядом с дорогой по привычной схеме карэ из колон. Единственным новшеством стала установка охраной еще до нашего приезда, в центр будущего лагеря, прибора для распугивания живности. Аппарат создавал ощутимую вибрацию в грунте все мелкие зверьки, змеи и насекомые разбегались в разные стороны. Кто не успел, мы не виноваты. Первой жертвой нашего автопоезда стала огромная змея. Чтобы бившаяся в агонии безногая животина не тяпнула любопытного разиню охрана выстрелила ей в голову. Не успели встать как вдоль колонны пошли наши собственные заправщики. Внутрь лагеря сегодня загнали гораздо больше чем в Порто-Франко машин частников и нашей охраны из Русской Армии. Как только заправщик отошёл от нас, мы выставили заграждение. Удобно иметь длинные сутки. Подали команду сдавать оружие. Я законопослушный гражданин сдал свой СКС как все.

— Твой номер какой? — Единственное что спросил у меня оружейник.

— Сто девяносто шестой вот карточка заменитель.

— А точно мы с тобой тогда говорили. Ещё оружие есть?

— Нет! — Слукавил я.

К нашему возвращению, вдоль бригадных автомобилей параллельно встал ряд из четырех машин мед службы. Получилось отделить пустое пространство для палаток и небольшого дворика между ними. После установки палаток стало очень уютно, а главное получилась закрытая от чужих глаз внутренняя территория.


предыдущая глава | Кружка | cледующая глава