home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5

Медики убежали на осмотр новых попутчиков, со стандартным опросом на общее состояние и жалобы, наличие хронических заболеваний, сыпи и потертостей ног.

Все остальные в ожидании ужина обустраивались на ночлег. Ужин выдавали при условии сдачи термоса. Сдал термос — получи две порции. На раздаче висело объявление подъём в пять утра выход колонны на марш в шесть тридцать. Тут же стоял ответственный от руководства и предупреждал устно всех. Просили, утром есть быстро не затягивать завтрак. Поход в импровизированную столовую стал затруднителен, внутреннее пространство было забито техникой и палатками. В центре был не широкий проход около трёх метров. Центральная пешая дорожка не решала проблем скученности, но создавала иллюзию порядка. На обратном пути, я увидел — приметные грузовики друзей Круза. Сам Андрей на глаза не попался, но я знаю, что он здесь и мы наверняка встретимся.


После ужина с напарником решили организовать себе душ. Навесили шторку и вытащили перегретые за день канистры с водой. Собрали установку «Жми и мойся» уличного душа. По совету дяди Коли Гуккина обмотали пивные бутылки мокрыми полотенцами для охлаждения.

Удобно вышло, даже очень, канистры хватает помыться вполне, а по две на нос как у нас так хоть заплескайся. Поменять нижнее бельё и спать на нормальной кровати с новыми чистыми простынями это удовольствие и полноценный отдых. После баньки просто перевесили занавеску на другое место к заранее вырытой ямке. Народ глядя на нас тоже начал расчехляться. Все делились впечатлениями о марше и обсуждали размеры местных змей, сравнивая с староземными гадюками.

Бригадир наш взятой взаймы у фельдшера зеленкой, делил бутылку местной водки на ежедневные порции. Высунув кончик языка, он старательно по одному ему известному принципу рисовал на стекле тонкие зелёные линии. Не удержался спросил:

— Михаил Степанович зачем такой замечательной бутылке ваши художества. На кой ляд вам эти граффити. Не проще завести стопочку нужной ёмкости?

— Ты Николай парень вроде не глупый, а головой думать не научился. Зачем мне стопочка. Она пачкается и теряется в самый ответственный момент. А мне доктор «лякарства» прописал от нервов. Я свою норму знаю тут самое главное, чтоб вовремя и больше ни ни.

Как позже показала практика, доктор у Колесника был гений. Тяпнув свои медицинские тридцать грамм, он преображался из заики зануды в уверенного чётко формулирующего и ровно изъясняющегося руководителя. Чуть не сказал со взором горящим, хотя вид менялся из придурковатого на лихой точно.

Для получения полного вечернего релакса народ наставил во внутреннем дворике столиков и стульев, где сидел и отдыхал от дневной тряски.

Заправили и запустили наши новые кофемашины на угольном ходу. Саня к пиву принёс из кабины подарок от Бригадирыча. Вяленое мясо под пиво оказалось самое то что нужно.

Наши аксакалы: Колесник, Гуккин и Фёдоров, натянули свои модные шляпы и как три почитателя древней игры в домино в образах Ковбоя, Охотника и Бейсболиста стали энергично забивать козла, обзывая его рыбой.

— Михал Степаныч вы где домино взяли?

— Где, где? В этой как её? Аа! Там, где мы машины получали в поселке «Эстонская Вилла» охранники нам купили.

— В каком поселке переспросила, наверное, половина бригады?

— Эстонская вилла — На полном серьёзе ответил бригадир. — Она так называется Ест Виладжа.

Все через силу промолчали и не подали вида, и я промолчал. Да и какая разница! Пусть будет «Эстонская вилла». Название не хуже других и не перепутаешь. Тем более раз Бригадирыч решил чего спорить. Я лопух у Круза не спросил и в карту не посмотрел.

Народ видя это форменное безобразие решил присоединиться, но не тут то было. Василий Григорьевич достал из необъятного кармана своих вечерних шаровар второй набор.

— Идите тренируйтесь сначала.

— А чего они белые.

— Это учебные. Научитесь играть — будут вам чёрные. Если там кто умет, есть ещё нарды и шашки. В кабине лежат. Сейчас доиграем, и Николай Афанасьевич выдаст инвентарь.

Наш Бригадирыч оказывается умный руководитель, даже организацию вечернего досуга продумал.

На запах кофе потянулся весь наш народ и медики. Пришёл Василий и Игорь фельдшер принесли из бывшего нашего Нефазовского автобуса приварок на ужин печенья и сухарей к кофе. И большую пластиковую бутыль сгущенного молока местного производства. Прибежали мокрые медсестрички, они выпросили у кого то из наших душевой аппарат. Девушкам надо такая жарища без душа нельзя и даже вредно. Наконец вернулись все наши медики. Кофе оказался небывало крепким. Срочно, потребовалось ставить обычный самовар для кипятка, чтобы разбавить этот ядрёный взвар.

Быков с Сульженко подсели к нашим командирам, а те позвали нас с Саней. Доктора наши сидели с серьёзными лицами шпионов КГБ на задании.

— Коля у Вас с Александром, сколько оружия личного? — спросил меня бригадир.

— Карабин и три нагана. А что?

— Михаил Владимирович и Александр Николаевич сейчас в обходе были и там тоже видели оружие у людей личное. Вот говорят проблемы могут быть. С нами два больших автобуса с девицами низкой социальной ответственности едут. У народа алкоголя упиться. Мужиков только у нас в колонне почти триста человек в конвое может и вся тысяча наберётся. Вы не видели, а рядом с нами почти такое же каре стоит. Там в основном иностранцы. От них уже народ к нам пришёл, сразу прямиком женихаться. Охрана наша из этих блядовозок трех скандалистов уже вытряхнула. Женщинок они не поделили. У нас тут свои четыре красавицы да склад лекарственный. Михаил Владимирович говорит, вас в магазине видел и по вашему следу купил тоже четыре револьвера. Вот он и просит, чтоб мы значится, за девчушками нашими да вон за той машиной, что без окон совсем приглядывали.

— Не вопрос мы всегда на месте если что.

— Вот видите Михаил Владимирович парни у нас ответственные не подведут у Коли даже рация переносная есть.

Доктора видно отпустило он потянулся и спросил у своего товарища:

— Александр Николаевич у нас ведь тоже, где то рации переносные есть. Покупали эти болталки уоки-токи.

Сульженко кивнул в знак согласия.

— Купили, так они все вместе с ружьями у передней стенки кунга лежат. Не достать, пока не выгрузим. Если сейчас выгрузим, за неделю обратно не уложим. До места придётся терпеть.

Быков тяжело вздохнул и видимо в душе матерился почём свет, но виду не подавал. Сам всё организовывал, сам распоряжения давал. Всё равно в нынешних обстоятельствах уже ничего не изменить Сульженко прав на сто процентов. Собирались впопыхах. Предложение, от которого в их обстоятельствах не отказываются. Работы на Украине нет сами они наследие советского прошлого там стали не нужны. Тут такой шанс изменить полностью жизнь и уехать от этого молоха революции гидности навсегда. Им надо только устроится. Через год приедут их семьи. Им обещали через орден переправить всех без проблем.


Есть магия в любых настольных играх, и она в свои тенета затягивает любого созерцателя не хуже зомбоящика при отсутствии альтернативы. В бригаде кроме нас с Саней были еще два товарища из помоложе: водитель Леонид Сизюхин и его напарник Женя Микуленко. Евгений уже отметился нездоровой тягой к холодняку. Нравятся ему хорошие ножи, говорит дома целая коллекция, даже сам делает. Вот и сейчас сидит, разглядывает три своих хлебореза купленных на рынке в Порто-Франко. Моложе они конечно относительно. Оба женатые тридцати пяти летние состоявшиеся в той жизни мужики. Но ведут себя как дети. Леонид с уязвленным самолюбием решил оспорить доминирование ковбоя, охотника и бейсболиста в праве на место за игровым столом.

— Я умею и хочу с вами сыграть!

Спортсмены в шляпах переглянулись и согласились. При условии, что они играют на желание. Проигравший выполняет желание выигравших. Между собой они определились играть на десять приседаний без ущерба для авторитета.

Проиграв три партии подряд, Леонид присел тридцать раз под молчание своих оппонентов и собрался уходить. Михал Степаныч его остановил. В глазах Леонида блеснул огонек надежды на успешное внедрение в эту социально опасную группу доминошников.

— Э нет Лёня, мы с тобой на что договаривались?

— На желания. Я присел тридцать раз!

— А тебя кто-нибудь из нас просил это делать?

— Нет. Так вы сами приседали.

— Так у нас такой уговор между нами, с тобой такого уговора не было. Согласен?

— Да.

Трагедия, разыгравшаяся перед нашим коллективом, неожиданно перешла в трагикомедию.

— Саня! — крикнул Воробья Бригадирыч — Ты у нас самый молодой придумай желание, чтоб не обидное и с пользой!

Саня почесал затылок. Постоял с задумчивым видом. Сел.

— У Коли книг много разных про этот мир. Пусть проигравший читает вслух для всех книгу.

— Дельное предложение и радиоточка, и польза для народа. Вот тебе наше желание Леонид. Почитай-ка нам десять минут книжку. Коля выбери, что по интереснее и с картинками. Он нам сейчас лекцию про животный мир с презентацией прочтёт. Василий будь любезен засеки время, пожалуйста!

Так зародилась традиция всех слишком уверенных в своих силах поощрять чтением вслух для расширения кругозора коллектива и улучшения дикции, у отдельно взятых индивидуумов.

Под кофе с печеньками мы слушали рассказ об опасных животных Ново Терры. Первым и самым опасным числилась Большая Гиена. Какое заблуждение! Везде здесь и там на старой Земле самым опасным хищником был и есть хомо сапиенс. Хищник опасный всегда и всем, даже самому себе. Хищник, убивающий ради удовольствия и комфорта, в погоне за мнимым доминированием.


Раннее утро нового дня встретило нас побудкой по сигналу автомобильного клаксона.

День не задался с самого утра пока шли на завтрак умудрились вляпаться в фекалии, лежащие прямо на тропинке между машин. Пока оттирали и отмывали обувь, чуть не опоздали на завтрак.

Утром рядом с пунктом питания, я увидел стоящего между машин Круза, который ждал моего прохода на завтрак. Рассмотрев номер на куртке, он мне кивнул и ушёл.

Первое что мы услышали на первой перекличке — слова глубокой озабоченности доктора Быкова, санитарно эпидемиологической обстановкой на стоянке.

— Я вечером пройду с комиссией по всем. И если обнаружу, что отхожие места не подготовлены вылюблю противоестественным способом с особым цинизмом. Это касается всех. Попутчики если хотят ночевать внутри закрытого периметра, также участвуют в данном мероприятии, иначе будут ночью ходить в туалет за каре без охраны. Руководством конвоя установлена премия в сто экю за обнаружение нарушения санитарного режима. Народ озадачился и начал думать о том, куда он потратит сотню экю за одного засранца, а за двух?

При получении оружия на правой щеке ложа СКСа обнаружил размашисто написанную белым маркером цифру сто девяносто шесть. Паразиты оружейники видимо из вредности и для порядка отмаркировали инвентарной записью мой единственный карабин среди калашей. Могли бы и аккуратней цифирь написать.

На второй перекличке объявили о промежуточной стоянке для отдыха в один час в середине дня. Задача на марш пройти сегодня пятьсот километров. В установленное время колонна тронулась в путь. Легкий ветерок уносил пыль в сторону от дороги. Подымающееся светило рисовало длинные тени на пересохшей земле. За день оно перекатится по небу, и вечером будет светить прямо в глаза уставшим водителям.

В кабине снова уже привычно пахло свежим хлебом. В прокипяченном и намытом термосе ждал обеда горячий мясной бульон с овощами. Я смотрел на свою сторону. Сегодня видимость, не в пример вчерашней, намного лучше. Вдалеке помимо деревьев видно различных зверей живущих в своем пока не понятном нам мире. Однообразие печальное и унылое однообразие всё, что можно сказать про окружающий пейзаж.

У нас оставалась ещё одна канистра технической воды, поэтому Саня попросил меня на большой остановке полить ему. Он хочет ополоснуться, чтобы взбодриться перед остатком дороги. У нас будет целый час: искупаемся, перекусим и поедем дальше.

После остановки на обед по Саниной просьбе, я организовал ему помывку, поливая ему на спину из кружки воду. Так по честному мы и ополоснулись, Саня по пояс я по шею голову помочил.

На остановке во время переклички, в голове колонны в одну из машин запросили мед помощь. Кому то на жаре стало не хорошо, поднялось давление.

Быков в очередной раз читал мораль о недопустимости употребления в пищу незнакомой флоры и фауны. Так и сказал: «Хватит жрать всё подряд. Кому невтерпёж, подходят на стоянке к доктору, тот проверит по атласу определителю». Кстати, по моему личному благо их у меня уже два комплекта старый я доку презентовал. Ели кто не понял, то Быков лично в случае факта не санкционированной кормёжки покажет мать Егорки внука деда Кондратия.

После обеда на горизонте с моей стороны показались горы. Дорога стала поворачивать, все сильнее приближая нас к ним. Вечернее солнце вытягивало длинные тени от машин в их сторону Мы стали двигаться на северо-запад. Машины медленно ползли к подножию горного хребта. Начали попадаться отдельные пока невысокие скальные выходы. Подножие гор радовало пятнами зелени на фоне серо желтой природы саваны. В лучах опускающегося солнца черными трафаретами на фоне неба вырастали колоссы деревьев с вытянутыми плоскими кронами. В некоторых местах особенно сильно отмеченных зелёной травой с гор текли маловодные ручьи и небольшие реки теряющиеся где-то в глубине сельвы, исчезая полностью в перекаленной растрескавшейся земле.

— Скоро стоянка — Посмотрев на спидометр, предупредил меня Саня.

Через десяток минут пошла команда:

— Сбрасывать скорость и следить за сигналами регулировщика. Стоянка справа от дороги вдоль небольшой речушки. Вода в речке питьевая. Не расслабляться! Речка местный водопой, для всех включая хищников! Кому нужна вода — выдача без ограничений сразу по прибытию. Необходимо освободить цистерны от старых запасов.

Пока водители заправляли машины топливом остальные, у кого были канистры, направились к водовозкам. Я всю нашу пустую тару и самовар, залил горячей водой из перегретых за день на солнце бочек. Намочил свою старую футболку и протер внутри кабину от пыли. Как только ушёл заправщик привычно накидали с напарником решёток на внешний борт и прикрутили всё по отработанной схеме. Сегодня стоянка была организована лучше. Машины в нутрии каре выставили двойными рядами. Так появилось больше открытого пространства.

В нашем мини лагере так же произошло изменение, внутренний двор удлинился. В хвост медикам пристроились, четыре больших переделанных машины и одно знакомое мне багги, которое закрыло своим корпусом открытый торец импровизированного коридора.

Для осмотра безобразия в виде незнакомых нашему дружному коллективу попутчиков и установления позитивного контакта. К месту вопиющего волюнтаризма выдвинулся от нас Бригадирыч, а от медиков как всегда, самые представительные и авторитетные Негипа и Степанов. Чуть не сказал самые красивые. Утверждение спорное, но девушкам они нравятся.

В советское время были сигареты СОЮЗ-АПОЛОН, в честь встречи на орбите двух космических кораблей. Сегодня мы наблюдали встречу и знакомство двух тепловозов импортного и нашего доморощенного. Импортный паровоз мне лично показался в ногах похлипше, а вот гудок громче! В переводчиках я увидел Круза, который объяснял, что они экспедиция ордена. Здоровяка швейцарца зовут Ватли Хубер. Имя и фамилия на русский переводятся как могучий воин землевладелец. В экспедиции девять человек испанец, француз, австриец, немец и четыре швейцарца. Старший у них Андре Круз. С нами они едут до Аламо. Нас они не побеспокоят народ у них спокойный. На том пока и разошлись.

Нам надо ставить палатки и готовиться к ужину, им готовить ужин и ставить палатки. Не русские люди. Индивидуалисты у каждого свой домик и своя пайка.

Сходили обменяли термос на ужин. Игроки запустили свою карусель развлечений, громкими криками «рыба» привлекая потенциальных чтецов декламаторов. Запахло сваренным кофе. На аромат потянулся народ из импровизированных душевых. Врачи наши в две бригады ушли в обход. В этот идиллический момент нас посетили иностранцы и Круз с бутылкой мятного ликёра. Познакомились, наверное. Честно кроме здоровяка, если сейчас спросят, даже не вспомню, как кого зовут. Не красиво конечно, но пользуясь тем, что наши иностранные друзья по русски не шпрехают, все обсуждали Ватли, сравнивая его с Василием. Человек так устроен сначала фантазирует, а потом верит в то, что сам придумал. Итогом обмена мнений стала удивительная коллизия, голоса спорщиков разделились пополам. Сутью спора стала физическая стать нашего нового знакомого. Отчего не понятно, но все категорично заявляли, что надо выяснить — чей тепловоз сильнее. Мнение и желание тепловозов не учитывалось, потому что они чайники. К моменту возвращения Степанова страсти кипели как гейзеры в кофейниках.

Партия Степанова перехватила его на подходе и начала активно агитировать за дружбу между народами. Главным аргументом было, что етот Ватлик, больно горлопанист и надо нам точнее Василию остановить швейцарскую экспансию.

На волне энтузиазма и полного пофигизма на мнение и желание кандидатов единоборцев набежавшие к нам подстрекатели из соседних бригад предлагали устроить встречный мордобой. Видя такой беспредел, а главное наглую оккупацию наших бригадных стульев и вообще двора Михаил Степанович тык пык но высказал:

— А не пошли бы вы товарищи к себе в палатки и попейте там своего кофейку. Пришли играть, сидите тихо и на своих стульях. Я вам в раз сейчас тотализатор устрою. Вон доктор вернулся, он вас живо на педикулёз проверит.

Не знаю, угроза или сердитый вид Бригадирыча подействовал, но гвалт прекратился.

Однако мысль, повторенная несколько раз, имеет свойство материализоваться и нашим великанам запала идея выяснить кто из них более могуч.

Круз сказал слово за Ватли, что тот не против. Главное чтобы все было культурно и демократично.

Тут Николай Афанасьевич Гуккин и подал мысль о мас-реслинге. Есть такая якутская борьба перетягивание палки через лавку «Мас тардыссыы». Доска есть толстая. Палку для вас не найти. Лом дадим. Правила простые — отобрать палку или перетянуть противника на свою сторону.

Постелили на землю тент. Доску поставили на ребро, а чтоб она не елозила, забили по концам в упор четыре кирки да народ на них поставили, чтоб не разъезжались. Судьёй определили терапевта Сульженко.

Для участников и зрителей дядя Коля объяснил простые правила ещё раз. Палку не крутить. По доске можно двигаться в любую сторону. Соревнования состоят из двух или трёх подходов до двух побед. Для выигрыша нужно вырвать палку из рук противника или перетянуть его на свою сторону. Два добровольных помощника держали над ребром доски лом, пока наши недобровольные участники раздевались по пояс. По закону жанра я должен сказать наши мускулистые богатыри, прям сплошь Арнольды отцы их Шварцнейгеры. Нет банально два жирдяя с пузиками и жирком совершенно не атлеты, но в теле сели по удобнее, согнув в коленях ноги и ухватились за лом. По команде дока добровольцы отпустили лом и ушли с импровизированного помоста, а наши парни Василий и Ватли стали тянуть то что вытянуть невмочь. На глазах изумленных зрителей лом деформировался в странное похожее на парфянский лук или фигурный гриф для штанги нечто кривое и горячее. Деформационный нагрев заставил одновременно бросить лом обоих борцунов. На стальной калёной поверхности появились следы от пальцев, давивших метал как пластилин. Турнир закончился без результата в виду безвозвратной порчи спортивного инвентаря. Кто-то из соседних бригад недовольный результатом стал бурчать:

— Два гоблина ничего не могут только лом испортили.

Василий услышал комментарий и включил свою сирену:

— Пошёл отсюда на….!

Ватли наверное для куража и просто для выхода адреналина разразился в сторону комментатора за компанию с Васей своим фирменным рыком. Убежал не только комментатор, а наверное все посторонние. Я и сам слегка от неожиданности в ногах ослаб.

Василий надевая футболку сказал, что теперь Ватли его братуха и предложил идти смотреть как три гнома дурят чужих хобитов и пить кофе с мятным ликёром под сладостные рулады нового чтеца. Данное предложение нашло глубокую поддержку в изрядно поредевшей группке зрителей.

Сегодня был вечер знакомства с панголином и шипохвостом. Панголин это крупный броненосец размером с барана зубастая и опасная при неожиданной встрече тварь — может кинуться. Особо опасны шпоры пяточного пальца, которые не участвуют в процессе копания и от этого не тупятся. Шпоры присутствуют на передних лапах режущие края в мелких как у серпа зубцах. Панголин использует их для нанесения урона змеям, основной своей пище, которых хватает пастью и потом топчет, ломая хребет, и рассекает тело костяными пилами шпор. Часто делает гильотинный захват, разрезает шпорами тело змеи на две части. Встречается повсеместно. Мигрирует в поисках еды на большие расстояния. Как правило проживает парами.

Второй интересной зверушкой стали Шипохвосты — Вараны скорее крупные сухопутные крокодилы с хвостовыми ядовитыми шипами как у дикобраза. Гад охотится используя различные засады. Зарывается в пылевые ямы, любую грязь, в кучу опавшей листвы или прелой травы. Может залечь в мутные водоёмы. Основной способ нападения удар хвостом. При ударе метит в уязвимое место, как правило — брюхо жертвы. Ядовитый шип, попав в тело как жало у пчелы сокращаясь вгоняет под действием специальной быстросохнущей луковицы парализующий дыхание токсин. Шипохвост преследует свою жертву на расстоянии и ждет, пока подействует яд. Прочная тварь, по ней стадо пробежит ей хоть бы что, отряхнется и ковыляет неспешно за своей едой. Охотятся шипохвосты группами, располагаясь веером на пути движения животных, как правило, на водопой. Могут прятаться в воде. Резкие в атаке, но медленные в беге. Человек в состоянии убежать от них без проблем. Убить можно в пасть и открытый глаз. Тварь в позиции ожидания закрывает глаза костяными надбровными пластинами. Крепкое на рану животное, поэтому первичная задача поразить суставы ног.

Андрей Круз слушал вместе с нами и поэтому дополнил описание характерной приметой присутствия хищника. Не уплывающая по течению кочка или пучок травы. Не утонувшая солома или трава в середине грязной лужи. Шипохвост набирает в рот траву и на месте засады выбрасывает её. Потом прячет свой нос под этим пучком, маскируя ноздри, а иногда и всю голову. Хитрый и опасный зверь. Были случаи, когда он нападал на проехавшие по нему автомобили. Удар хвоста пробивает тонкое железо кузова легковых автомобилей. Человеку шипохвост при ударе ломает ноги. В таком случае если нет помощи, лучше застрелиться самому. Шипохвост не добивает жертву, а просто ест то, что первым попадет в пасть. На этом позитивном примере у впечатлительных пропал аппетит. О том, что шип человека пробивает насквозь, и при ударе от болевого шока и оглушения человек в девяти случаях из десяти теряет сознание, рассказывать было уже некому.

Севшее Солнце в сумраке вечерней зари ярко освещало вершины гор. Словно часы, отсчитывая убегающей вверх линией света последние мгновения этого дня. На столы расставили керосиновые лампы. Народ стал расползаться, готовясь ко сну. Завтра будет ранний подъём и снова марш на пятьсот километров.


Раннее утро началось с криков скорее доктора. На завтраке мы узнали от медиков без излишних подробностей историю несчастного случая произошедшего в соседнем лагере. Наши врачи лишь констатировали смерть. Молодая женщина и мальчик лет четырёх во время утреннего туалета были укушены змеёй. Женщина до последнего билась за своего ребёнка. Сыворотка у доктора и охраны конвоя есть в наличии в специальном холодильнике, но у мальчика был малый вес и яд подействовал быстро. Мать получила множественные укусы и находилась в шоковом состоянии. Она не смогла сразу позвать помощь, а может уже и не хотела после смерти сына. Молодая женщина с ребёнком стали первыми жертвами нашего континентального перехода.


Через полчаса после начала марша проехали мимо отворотки направо с указателем «Орлеан»243 mile — 389 км. Рядом в двухстах метрах от перекрёстка располагалась станция «44» (44 Servicing depot) — блокпост и пункт заправки. Сегодня в дороге я решил читать «Памятку переселенца», обязательный атрибут набора мигранта. В небольшой голубой глянцевой книжечке был собран весь жизненный опыт первых дней пребывания в новом мире. История освоения Ново Терры, основные законы и правила поведения для всех. Рекомендации не покидать первые недели, а лучше пару месяцев обжитые места для адаптации к местным реалиям мы пропускаем. Хороший совет всем путешественникам на автомобилях запастись водой и запасными колёсами в дорогу в связи с отсутствием в принципе сервисов и мастерских.

Настоятельно рекомендуется без крайней нужды не выезжать без охраняемого конвоя в соседние города. Особое внимание на наличие в дороге оружия под рукой для отражения нападений диких животных. Тут мне снова вспомнилось утреннее происшествие. Возможно, даже просто тяжелая палка могла спасти жизнь мальчика и его матери.

Осторожность и осмотрительность в поступках, вот чему учит Памятка. Оружие и средства защиты не блажь, а жизненная необходимость. Мы не в парке развлечений и не на пикнике. Мы привыкли отмахиваться от назойливых инструкторов по безопасности и различных специалистов по охране здоровья и труда. Тут нет никого из них. Никто не придёт, и не подскажет. За всё ты отвечаешь сам. Полная свобода под гнётом самодисциплины, и другого не дано. Любая оплошность или невнимательность может привести к тебе пушистого северного зверька. Жить страшно. И страшно как хочется жить. Нет места жалости в этом мире. Сострадание это добродетель, уносящая каждый день в мир иной добрую душу. Голубая глянцевая книжка с умными советами как спасти своё тело от напастей. В ней нет слов, как потом спасти свою душу отданную на откуп практичным советам по реалистичным прогнозам. Нужная книга, но гадостно на душе от патоки чужой мудрости. Не для русского человека она написана, а для таких как эти с собственной палаточкой и индивидуальным рационом питания. Эти цивилизованные если им будет угроза, пальцем не шевельнут без профита для своей шкурки.

Саня видя моё настроение решил поддержать меня:

— Коля ты чего раскис? Ну бывает такое. У нас в поселке случай был. Девчонка молодая в траве оцарапала ногу, там осенью кусок троса рваного выбросили. Несильно и оцарапала ерунда. Она и забыла почти сразу. А через пару дней нога у неё стала краснеть. От огневицы девка померла на следующий день. Вертолёт за ней прилетал. Ничего не смогли сделать. Общее заражение крови и нет человека от царапины. А тут змеюка да еще ядовитая.

— Да нет Саня. Я не за девчонку с мальцом переживаю. Жалко их. Понятно всё. Случившееся не исправить. Книжка эта, не правильная что ли или я сам неправильный. Не по мне советы эти не для жизни они — для выживания. Волки в лесу живут дружнее, чем люди.

Бросил я чтение и книгу бросил на спальник, словно от грязи избавился. Сегодня появились облака. В синеве неба среди пушистых дождевых куч не мелькают крылья птиц. Из высот не льется трель и переливы птичьих голосов. Пусто в небе изредка видно крупных летающих насекомых. В разделе птицы Ново Терры Атласа определителя практически пустота. Зубатые чайки пеликаны и большие недопингвины. Из летающего много насекомых. Есть нечто похожее на летучих мышей или белок летяг. Сумасшедший планирующий гибрид кожаного зонта и грызуна с мордой птеродактиля. Урод но полезный изводит насекомых.

А не посмотреть ли нам карты лучше и настроение не портится и польза от наглядности.

— Саня смотри, по новой карте горы с моей стороны называются Каскадными (Cascade Mountains), а с твоей стороны, их не видно Восточный горный хребет (East mountain range).

— Ага эстонские горы Бригадирыча — согласился со мной Александр.

— Точно они еще и на остров Новая Англия выходят.

— Вообще тема Эстонские горы Новой Англии главное им не говорить — определенно верно заметил мой шофёр.

— Саня там дальше есть Средний, Меридианный или Срединный горный хребет (Middle mountain range). За Каскадными горами какой то Куньлунь (Kunlun Mountains) и хребет Кхам, а за ним китайцы живут город Бейджик. Нет наврал! Бейджинг правильно будет. За китайцами дальше на запад будет Латинский Союз. А мы с тобой сейчас едем по землям Европейского Союза. Чувствуешь, какая вокруг заграница сплошь автобаны и грудастые немки с пивом.

— Ага и мы тут с тобой с унылыми сосисками. Завязывай. А тоя к Зое сегодня ночью убегу или к санитаркам.

— К санитаркам нельзя доктор тебе твой пестик в ремонт Степанову сдаст или на профилактику к Негипе.

— Все желание отбил. Вот что ты за человек Николай?

Мы долго смеялись над своей не умной шуткой. Увы из развлечений в дороге только разговор да песни. Пели, что вспоминали перевирая текст. Иногда меняли слова до полного изумления автора. Главное чтобы складно было и смешно. А немки с пивом увы остались позади в городах Нойехафен и Веймар на восточном побережье.


предыдущая глава | Кружка | cледующая глава