home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Пока мы таскали воду, с берега возвратились наши рыбаки с уловом. Рыба была вычищена и выпотрошена на месте, осталось только её приготовить.

В наряд за дровами отправили самых крепких: Ватли, Васю «Большого», фельдшера Негипу, Василия «Старого», всех молодых восьмой бригады и Андрея Круза. Снарядились они бензопилой, топором и лопатой. С длинным оружием пошли всего трое два рейнджера и швейцарец. Идти в принципе не далеко метрах в четырехстах от лагеря видны сухие кроны невысоких деревьев.

По пути Андрей показывал на следы животных и объяснял, что мы своим присутствием нарушили местный баланс в границах охотничьих территорий. Животные идут на водопой по другим тропам. В результате съели не того и не там и не те. Всё не так. На небольшом пятаке раньше стояла рощица деревьев, которую извели местные зверушки. Земля была изрыта, словно пьяный экскаваторщик поработал. Поломанные стволы были перемешаны с землей. Круз объяснил:

— Рогачи года два назад тут видимо самок делили. Так вспахать только они могли. Все корни у деревьев выдрали, пока бодались. Дров позже наберём сначала гарниром и приправами займёмся.

Из бокового кармана знакомого рюкзака Круз достал современную складную рогатку с упором в предплечье.


— Леонид будь другом, впереди, где кактус видишь очень высокую траву?

— Вижу.

— Держи рогатку и камешки.

— Стреляй туда на уровень колена. Все кто с оружием приготовиться!

— А сколько раз стрелять?

— Столько сколько нужно! Главное заставить выйти того кто там сидит.

— А кто там сидит?

— А я откуда знаю. Сейчас посмотрим.

Сизюхин обстреливал этот пышную кочку травы относительно прицельно, но ожидаемого эффекта не наблюдалось.

— У меня камни закончились!

— Ну, раз закончились, пойдем осторожно вперёд.

Не доходя до травы метров пятнадцать, Круз обратился к Воробью:

— Александр вы для практики прямо сейчас можете выстрелить туда из своего нагана.

Его упрашивать не надо, он этого момента ждал несколько дней.

Сухо треснул сдвоенный выстрел Саниных револьверов.

Из-под острых перьев травы, словно вода вытекла навстречу нам огромная змея.

Ржаво-коричневое бревно уставилось на нас своими подвижными черными глазами.

Круз вскинул свою HK 417R и тут же дал команду:

— Все медленно отходим назад это Панцирный питон. Если будет атаковать стрелять в голову. Смотрите друг за другом, питон может гипнотизировать!

Только Андрей Юрьевич предупредил, как этот гад словно танцуя из стороны в сторону двинулся на нас. Мгновение и последовал короткий рывок на ближайшего обидчика. Откинув толчком плеча в сторону Воробья, Большой Вася наотмашь влепил по разявленой морде стальным штыком БСЛ-110 (большой сапёрной лопаты). От удара змеюка слегка очумела, чем воспользовались наши охотники на больших ужей. Василий схватил на мертвый удушающий захват голову твари, а Ватли за конец хвоста. Патовая ситуация моментально зашла в цугцванг. Отпустить они её не могут, она обязательно кого-то из них тяпнет своими острыми вогнутыми внутрь пасти зубами. Мы не можем стрелять в эту извивающуюся колбасу, она того и гляди расшвыряет наших друзей борцунов.

Василий кряхтит, но держит, а Ватли не дает ей мотать своим десятиметровым хвостом. Неожиданно взревела на высоких оборотах бензопила. Вжик сказала пила, раскидывая в стороны куски кровавой трухи! Вых ответила змея и распалась на две части. Из нутра выкатилась шевелящаяся масса из маленьких змеек, крови и чего-то ещё склизко противного. Порванный бешеный шланг в предсмертной агонии стал молотить двумя огрызками с удвоенной силой. В стороны, словно сопливые пули, полетели остававшиеся внутри детеныши. Если Ватли просто бросил свою часть и отбежал, то у Василия голова шлепала челюстями со скоростью швейной машинки. Андрей Юрьевич подскочив к Степанову, закричал тому в лицо:

— Василий падай. Дави к земле! Я сейчас её успокою.

В прижатую к земле голову Круз разрядил свой клон кольта SW1911.

— Держи! Сейчас должна издохнуть!

С расстрелянной головой змея ещё была способна если не убить, то покалечить ударом своего тела.

Мы стояли обляпанные кровью и смотрели, как Василия всё медленнее подкидывает, словно не объезженный мустанг, трёхметровый кровавый обрубок.

— Что стоим, кого ждём? — вывел всех из оцепенения Василий Григорьевич.

— Да вот смотрим, как твой тёзка живой столб задушил.

— Да хорошая колбаса жаль не съедобная. А зачем мы сюда шли Андрей?

— Нам надо десяток стеблей лемонгарасса!

— Чего? — Никто не понял, о чем говорит Круз.

— Цитронелла или лимонная трава — Круз махнул рукой с пустым пистолетным магазином в сторону приметной двухметровой кочки, — Её стеблей надо. Для рыбы вместо лимона. Режьте больше. Лимонад сделаем.

Нервное напряжение выходило из всех легким тремором конечностей. Перекурив, пошли дальше к склону холма. Там немного по бродив Андрей Юрьевич нашёл понравившуюся всем «пшёнку». Накопали, как и велел бригадир батат с ботвой. Оказалось, что это ползучий вьюн или травяная лиана с корнями утолщенными до внешнего вида клубней. Там, на склоне нашлась местная, настоящая дикая картошка и понравившийся всем лук. Запоздало на звуки выстрелов к нам подъехала патрульная машина Русской Армии. Убедившись, что все живы они укатили смотреть редкий трофей.

Нагрузившись дарами природы по самое немогу, мы пошли в обратную сторону к оставленным дровам. Неожиданно от охраны поступило предложение приобрести свеже убиенную гадину. Сторговав два куска, по цене целой шкуры без головы Ватли с Василием получили по триста экю. За голову договорились о транспортировке дров и накопанных овощей машиной до лагеря.

Замызганные внутренностями и кровью, оставляя все разговоры на потом, мы дружно отправились к реке. Поливая друг друга из вёдер, мы мылись и тут же стирали одежду. По нашему примеру только без хитрой снасти народ, рассевшись группками по берегу ловил рыбу на импровизированные удочки и донки. Вечером особо удачливые рыбаки на стальной крюк и толстый шнур вытянули на берег после сорока минут борьбы трех метрового осетра. Эта новость тут же затмила все предыдущие события дня и обсуждалась на ужине, всеми кто там присутствовал.

К нашему возвращению все варилось и пеклось. Проходящие мимо нашей части стоянки люди невольно сглатывали слюну. Запах жареной рыбы, ароматной ухи и кофе уносило легким ветерком в сторону холмистых пустошей через наших соседей. Мне кажется, они уже ненавидели нас только за эту гастрономическую пытку. Сейчас мы добавим в эту симфонию запах ещё тёплого хлеба с кухни, и этих мытарств, кто-нибудь не выдержит и прибежит получить свежий отлуп от бдительного бригадира.

От руководства по указанию доктора всем участникам интендантского продотряда Бригадирыч для успокоения нервов выдал по пятьдесят грамм местного бренди, а Ватли и Василию по двойной норме.

Когда вы долго сидите на мясорастительном рационе любая жареная рыба кажется вкусной. Прожаренная на решётках под колпаками нежная малокостистая рыбка была безумно вкусна. Тонко нарезанная соломкой лимонная трава вложенная внутрь выпотрошенного брюха давала легкий оттенок цитрусовых нот. В меру просоленная и сдобренная специями она удивительно таяла во рту. Уха из двух видов рыбы, сваренная в казане нашим татарином Ильдаром Шарафутдиновым, с свежим чёрным хлебом поразила европейцев в самое сердце их желудка. Возможно, такого эффекта могло не быть без литра местного самогона влитого лично Бригадирычем для нажористости! После ухи рыба, выложенная на пергамент горками, расходилась по рукам не успевая остыть. Все понимали, что завтра рано снимаемся и неизвестно когда ещё удасца так душевно посидеть. Федоров правильно понял расклад и употреблял рыбу с тройной скоростью. Воробей сидевший рядом не успевал бегать за новой порцией из которой по пути Василий Григорьевич реквизировал часть на нужды общественности. Общественностью была наша старшаковская троица. Первым не выдержал дядя Коля, а то он и рыбину еще не съел, а Фёдоров уже третью обкорнал до хребта.

— Василий Григорьевич и куда в вас столько рыбы влезает?

— Куда надо. Там еще место есть!

— Твоё куда надо, сейчас ремень на штанах порвёт. Не боишься пузо потерять?

— Это не пузо, а мозг, который в голову не влез! И и вообще. Пузо лопнет наплевать! Под рубахой не видать!

В разговор для прекращения, не санкционированного применения секретного оружия ночью в палатке, вступил Колесник — Ты это Григорич свою бомбу завязывай с такой скоростью снаряжать, а то вдруг у неё фитиль короткий?

— Какой фитиль?

— Мужской! Который ты без зеркала не видишь!

Я лично чуть не подавился рыбой. Девчонки вообще убежали от конфуза подальше. Смеялись все даже иностранцы, которым смысл шутки перевел Круз.

Налопавшись всех потянуло к прекрасному.

Сытый и слегка под градусом наш сегодняшний докладчик с трудом читал лекцию о хищниках предгорий и каменистых полупустынь. Хватило его на одну зверушку. Далее силы покинули чтеца и он упал в объятия морфея с книгой в руках. Заснул прямо на стуле в позе мыслителя.

Бригадирыч грустно вздохнул и определил:

— Умаялся жрамши. А я говорил — не кормите его много, он и так снулый. Надо его положить или домой отправить.

Гуккин осмотрел слабака и ответил бригадиру:

— Пусть так спит. Как свалится так и проснется. Там своими ногами к себе убежит. Не отработал он свой проигрыш. Твоя правда Михаил — сами виноваты!

Узнали мы не много. В предгорьях встречается огромное хищное пресмыкающееся — каменный варан. Выглядит как огромная игуана. Укус вызывает необратимый некроз мягких тканей. Варан очень опасен и стремительно быстр в коротких до пятидесяти метров бросках. Свою раненую жертву может преследовать сутками. Промахнувшись в атаке, обычно больше не нападает. На выстрел слабый. Достаточно нескольких попаданий чтобы его остановить.

— Андрей Юрьевич забыл Вас по благодарить за свежие овощи — На кривой кочерге бригадир решил сменить тему беседы и докладчика, — А не расскажете нам, что за змею вы сегодня в холмах приговорили.

Круз усмехнулся на лихой заход, но в беседе не отказал. Он рассказывал короткими предложениями сразу на двух языках. Иногда переходя на испанский и французский.

— Панцирный питон совсем не змея, а безногая живородящая ящерица как земная веретеница. На брюхе если кто заметил, есть две пары недо плавников, это рудиментарные пястные кости стоп. Слегка уплощённый хвост позволяет ему отлично плавать. Это своего рода дракон пресных водоёмов. Охотится на змей, рыбу и мелких млекопитающих. В отличии от змей челюсти у него жёстко фиксированы. Он не может заглатывать слишком крупную добычу. На подбородке у него костяной скребок, которым он роет норы. Когда он охотится на суше, то издаёт звуки, которые мы частично слышим, частично нет. Звуки эти влияют через среднее ухо на вестибулярный аппарат слегка дезориентируя человека головокружением и гипнозом акустических модуляций. На кого-то действует на кого-то нет. Тварь опасна даже для небольших групп. Другое его название Night Fear (Ночной Страх). Днем он не нападает. Обычно. Любит тихие места чаще озёра и болота. На побережье его нет вообще и тут не должно быть. Возможно, самка искала место для своего молодняка. Впереди мокрый сезон самое время для выведения потомства для таких тварей.

— Андрей Юрьевич если тут этот «надфиль» водится то океане, что «рашпиль» плавает? Это ж какие в море зверюги живут?

— Сам не видел, но ихтиологи утверждают, что в океане водятся очень крупные звери. Я панцирного питона сам вижу четвертый раз в жизни. Он описан и картинка в атласе есть, но толком не изучен. Редкая животинка и очень осторожная. Фактически мы его или её застали в самый уязвимый момент. Все случаи нападений так и фиксировались в начале сезона дождей.

Следующий вопрос самый важный за этот вечер задал Василий Степанов:

— Андрей Юрьевич, а не расскажете дилетантам часто тут такие встречи и с каким оружием здесь надо из дома выходить. Какое оружие вы предпочитаете по своему опыту.

— Первое это с кем тут можно встретится? Да с кем угодно от диких зверей и до бандитов! И чаще не знаешь кто опаснее. Все зависит от места и времени. Сейчас здесь на северной дороге просто затишье перед началом массовых миграций. За сухой сезон охрана конвоев и частники разогнали зверьё от дороги. Но это ненадолго, через три месяца тут будет не протолкнуться.

Оружие в городе? Тут даже сложно сказать. Обычно короткоствол и скорее всего, если у вас есть разрешение на его ношение в населенном пункте это самозарядный пистолет. У меня для города Зиг Зауэр, а для поля 1911. Тут все субъективно кому, что нравится и как в руку легло. Нет единого рецепта! Всё зависит от комплекции, настроения и просто случая. С длинным оружием это вечный компромисс между убойностью, удобством и ценой боеприпасов. Тут все сразу практичность и надежность спорят с ценой и весом.

Сюда изначально завозилось много старого американского и советского оружия снятого с вооружения. Все остальные образцы это единичные частные случаи и малые партии. Мы тут как полярники на льдине что привезут с тем и ходим.

Одно если вы охотник или работаете за пределами городских стен и второе, если вы домосед и дальше городского пляжа не выезжаете. Целесообразность. Тут встает выбор калибра. На Ново Терре можно найти любое оружие, даже экзотику, но пользуются все в основном четырьмя видами боеприпасов для длинных нарезных стволов — это 308 win. (7.62х51), 30–06 (7.62х63) и двумя основными советскими 7.62х39 и 7.62х54 R. Все эти патроны условно одного калибра и производятся в Демидовске на патронном заводе. Конечно, есть и другие боеприпасы, но одни слишком слабые для местной фауны, а другие редкие в основном привозные и слишком дорогие.

Гладкие стволы самого распространённого 12 калибра с тяжёлой пулей на ближних дистанциях до пятидесяти метров очень хороши. Но первый их недостаток низкая скорострельность и дальность уверенного точно по месту выстрела. Ружье это как дополнительная опция второму или третьему стрелку для гарантии стопроцентной остановки внезапного нападения.

Пуля 7.62 при попадании с дистанции тридцать метров в боковую проекцию дичи пробьет её на вылет. По факту из местного опыта скорее всего мы получим злого подранка. Бесспорно для стрельбы по зверю с дальних расстояний, нет ничего лучше нарезного оружия. Но при стрельбе в группе как сегодня в кустарнике, лесу или травяных зарослях гладкоствольные ружья не заменимы. Тяжёлые свинцовые пули 12 калибра не рикошетят и наносят значительные повреждения, и как правило являются самыми лучшими стопперами на коротке, где дистанция принятия решения менее тридцати пяти метров.

В продаже присутствуют неплохие патроны с стальными пулями фирмы ДДуплекс (DDupleks) Монолит и Гексолит 32 по шесть экю за десяток, есть патроны с лучшими в том мире французкими пулями Совестр (Sauvestre) по двадцать два экю за десяток. В магазине вам предложат патроны всех известных брендов Clever, Rottweil, Fiocchi. Выбор пуль, что душа пожелает, и дульные сужения позволят, от Бреннеке, Шеддит и Гуаланди до Майера и прочих поделок. Цена варьируется от трёх до десяти экю за десяток. Всё зависит от глубины вашего кошелька. Опытные охотники снаряжают патроны сами. Очень популярна вязаная картечь и пули тандем Боло. Картечь на коротких дистанциях если не успел раскрыться контейнер работает как сегментная пуля. В любом случае при весе снаряда более тридцати грамм удар будет выше трёх с половиной тысяч джоулей.

Выбор гладкого оружия, очень личное мероприятие. Важны не столько технические и тактические характеристики сколько личные ощущения и скажем так совпадение эргономики и конституции стрелка. В основном в ходу здесь тактические модели, предназначенные для армии и полиции, но народ пользует и обычные охотничьи ружья.

— Андрей Юрьевич, а из гладкоствольного оружия самое хорошее какое? Вы себе что взяли? — спросил один из наших водителей.

— Нет у меня ружья. И не было. Мне оно ни к чему. Если бы встал вопрос приобретения, наверное купил бы Benelli M3 Super 90. Оно наиболее удачное для местных условий и приемлемая цена не больше четырёхсот экю в коробке. Точно знаю за дробовик М1014, что в девичестве Benelli M4 Super 90 просят от 550 экю за вторичку и 700 за коробку. Можно найти бывшие в употреблении Fabarm SAT-8 и Franchi SPAS-15 до 400 экю. Русские Вепрь и Сайга тут продаются по 250 экю. По остальным моделям я ничего вам не могу сказать. Не интересовался.

Главное не забывайте — лежащий на земле зверь жив до тех пор, пока вы не сделаете верный контрольный выстрел. Не подходите к добыче, не убедившись, что она точно мертва.

Для общего понимания ситуации — без машины в саване делать нечего. После выстрела зверушки разбегутся не далеко, так чтобы вы их не видели. Первыми обратно вернутся хищники на запах крови. Будьте готовы к тому, что не всегда Ваша добыча гарантированно Ваш ужин.

В Демидовске постепенно налаживают выпуск патронов наиболее популярных и продаваемых. Ассортимент боеприпасов местного производства постоянно расширяется.

Под 30–06 и 308 на старой Земле выпущено множество охотничьего оружия. Соответственно есть масса вариантов исполнения самих боеприпасов. В этой отрасли работает множество фирм, которые постоянно работают над увеличением дальности и убойности производимых патронов. Здесь в Демидовске тоже работают над улучшением качества и останавливающей способности советских патронов, внося изменения в конструкцию пуль по опыту эксплуатации оружия в местных условиях.

Сейчас у меня для охоты болтовой финский карабин Sako «Tikka T3 Tactical», а для полевых выходов штурмовая винтовка HK 417R оба в калибре 308 win. Два пистолета оба под патрон 9х19 Люгер. Удобно иметь всего два вида самых ходовых патронов в полевом выезде унификация боеприпасов один из элементов безопасности экспедиции.

Из советского и русского тут часто пользуются СКС, СВТ и СВД, а также охотничьими вариантами калашникова. АК тоже берут, но уже не для охоты. Оружия здесь у населения много. Единственное ограничение пулемёты крупных калибров и приборы бесшумной и беспламенной стрельбы.

Местные прибор бесшумной стрельбы, с высокой степенью подавления называют силенцер (silencer). Он предназначен для спецопераций с использованием дозвуковых боеприпасов за его применение расстрел на месте.

Супрессор (suppressor) или саунд модератор (sound moderator) — это прибор беспламенной стрельбы. С модератором можно вести стрельбу очередями обычными патронами. Он дает не полное шумоподавление, устраняет вспышки выстрела и помогает удерживать линию прицеливания. Модератор — разрешён для использования на стрельбищах и специальным службам Ордена. В случае использования в криминальных целях наказание тоже — расстрел на месте преступления.


В беседе возникла пауза. Все переваривали полученную информацию. Василий решил уточнить:

— Андрей Юрьевич, а нам вот выдали АК74, это что получается оружие в местных условиях бесполезное?

— Для защиты от нападения бандитов достаточно, а от зверушек хлопушка. Семёрка тоже не достаточна. Бывает, рожок высадишь, а гиена бежит, как и бежала. Тут стрелять нужно точно и по убойному месту — мазилы долго не живут! Читайте памятку переселенца и изучайте атласы. Не пренебрегайте советами, даже если они вам кажутся глупыми и детскими. Там каждая страница написана по случаю утраты здоровья и жизни.

Здесь как вы видели не всегда нужно оружие, важнее осторожность и мозги. Убить вас может насекомое или элементарное пренебрежение правилами безопасности. Оружие это способ защиты в условиях пренебрежения опасностью. Здесь на Ново Терре голова должна быть всегда на плечах. Страх. Да! Именно страх лучший советчик! Стереотипы и поведенческие привычки старой Земли убили людей больше чем местная флора и фауна.

— Так, что Андрей Юрьевич у нас контракт закончится и нам надо будет самим себя защищать? Оружие то у нас только Николай купил. Остальные понадеялись на фирму. Стоит нам калаши дарёные забирать или лучше деньги вернуть? — добавил в беседу перца Бригадирыч.

— Честно не знаю. Не понимаю я, куда вы едите. Вижу колонну. Много техники вижу и охрану. Много охраны. Едите вы не в Русский союз, а куда-то на север западного побережья. Подрядили Вас под какой-то большой проект и видимо важный, раз информации по месту прибытия остаётся в тайне. В организации конвоя участвовал Орден, значит должно быть всё нормально. Но после Сао-Бернабеу вам придётся двигаться самостоятельно или вас под охрану перехватит другая служба. Оружие вдали от населенных мест необходимо, безусловно, но решать вам. У меня нет готовых рецептов на все случаи жизни.

Если бы я попал в такую ситуацию как вы, то дальше Порто-Франко никуда не поехал и подал бы в суд Ордена на «Газсервис корпорейшен» с целью взыскания средств на обустройство. Но вы сами все согласились с предложенными условиями и подтвердили контракт. Теперь закон на стороне компании.

Не скажу, что для большинства слова Круза были как ушат холодной воды, но осадочек остался. Все вдруг засобирались спать. Полежать и подумать о своей участи.


В гордом одиночестве в нашей палатке нас дожидался тракторист и просто хороший мужик по прозвищу «Рыба» — Мосейчук Игнат Петрович. Бывший житель сонной Полтавы.

Рыба пускал во сне пузыри и счастливо улыбался. Веселые лекарства доктор Рыбе прописал, главное чтоб его не отпустило, пока мы спим. Очнётся от морока, а рыбалка то закончилась!

Утро красит красным светом

тенты пыльные машин.

Просыпаются с рассветом

сотни взмыленных водил.

Жарища!

Вонища!

Духотища!

Вот правильные слова описывающие утро в палатке. Все эти прелести совместного проживания выгнали нас на берег реки. Тёплая вода из ведра приводила во вменяемое состояние одного за другим потных обмороков. Нельзя на такой жаре долго стоять на необорудованной площадке. Несмотря на все принятые меры, вонь от испражнений при таких условиях стала тошнотворной. Завтрак превратился в пытку.

Сначала настраиваемся открыть рот и быстро глотать. Второй этап это борьба за удержание того что успело провалиться. Желудок невыносимо бунтует. Контрасты запахов пищи и миазмов, выводят из равновесия системы организма отвечающие за аппетит. Хитрый Бригадирыч заткнул нос кусками бумажных салфеток. С торчащими из носа бумажными соплями он с нескрываемым удовольствием в одиночестве пьёт кофе и лопает чужие горячие булочки горкой сваленные на столе. Некоторых по-моему мутило больше от того с каким удовольствием ел наш Михаил Степанович. Опыт и отсутствие комплексов всегда побеждают в нестандартных ситуациях. Я по примеру «старшого», тоже сделал себе бумажные турундочки и забил их в нос. Мир изменил свой окрас с негативного на приемлемый. Не всем данный способ помог, так как не каждый способен дышать и принимать пищу через одно отверстие. Трудности контроля дыхания приводили к залповому чиху с освобождением всех полостей лицевой стороны головы.

Утром нашего психа индивидуально кормил булочками с кофе и заставлял есть кашу наш субтильный терапевт под надзором двух бледно зелёных санитаров делавших вид, что тоже шибко голодные после завтрака.

— Доктор можно я к себе в бригаду пойду? Я же не болею ничем у меня всё хорошо.

— Конечно Игнат Петрович. Но у вас вон аллергия на руке. В дороге плохо станет, помрёте, не дай бог. А тут вы под присмотром в хорошей компании. Недельку другую поживёте с нами, и всё будет хорошо! Вот таблеточки выпейте не забудьте. Укол больше вам мы делать не будем вы вон как на поправку пошли.

— Доктор меня в сон клонит от таблеток ваших.

— Все правильно все антигистаминные препараты, имеют такой побочный эффект. Кто же знал Игнат Петрович, что тут такие жуки водятся. У нас лекарства от обычных случаев сенной лихорадки, весеннего чёса и от аллергических коньюктивитов. С вами видите какая незадача спиритус дермалис наложился на делириум тременс. Вам сейчас покой нужен. Особенно важно больше употреблять растительной клетчатки и воды. Так сказать выводить токсины естественным путём.

В этот момент проходящий мимо по непонятно каким делам Сизюхин без задней мысли и наверняка и без передней спросил:

— Как дела Рыба!

Игната Петровича словно подбросили вверх. С глупой улыбкой он стоял и озирался, не понимая где он.

— РЫбааа! РЫбаа! — Кричал Игнат и махал руками и показывая всем размер улова.

Ловко крутанувшись фельдшер Негипа в одно движение прямо через штаны сделал укол в нижний филей беспокойного пациента. Рыба от конской дозы успокоительного неожиданно обиженно всхлипнул и быстро заснул.

На экстренном собрании по факту нового приступа психоза терапевт задвинул короткую экспрессивную речь про ажитацию и слова триггеры. Главврач для подкрепления и весомости угроз не угомонившимся комментаторам и подстрекателям Рыбы пообещал клизму с ежами.


Отдых закончился! Сегодня поедем до первого попутного жилья «47 сервис депо» (47 Servicing depot). На этой старой заправке будем пополняться топливом, проводить ТО и мелкий ремонт. Там нас покинет часть колонны с людьми и грузами.

Душно как перед грозой, но на небе нет даже намёка на дождик. Адское безветрие, в котором плавятся мысли и висит, не оседая пыль. В дороге по рации дали указание обтираться мокрыми полотенцами и пить умеренно воду. Снова вокруг стали появляться миражи довольно интересные. Как-то на несколько минут показалась в воздухе каменная стена разрушенного города с высокими пирамидальными крышами домов. Точно глюк. Нет тут никаких пирамид, и города появились только два десятка лет назад. Вентиляторы в кабине без толку гоняют горячий воздух. Мы катимся длинной вереницей по пересохшему потрескавшемуся от жары полотну дороги. Дорогой этот участок называют условно. После каждого сезона дождей возможно дорога будет пробита немного в другом месте. К броневику или грузовику прицепят деревянную волокушу — треугольную косынку из тяжёлых брёвен. Одноразовым грейдером наметят новое полотно и раскатают его за сухой сезон, как и сейчас до состояния пыльной лужи.


Для общественного пользования Орден выстроил ремонтную площадку с бетонными смотровыми ямами, стационарными душевыми и парой полузакрытых навесов с двух ярусными нарами для отдыха совсем безденежных и отчаянных. В закрытом периметре есть несколько частных магазинчиков и кафе, мотель и автомастерская. У восточной стены от депо база дорожных строителей набитая техникой, а с другой стороны небольшой посёлок, выросший вокруг оазиса с красивым родниковым озером. На берегу компактный научный городок, в котором есть метеорологическая и биологическая станция. Постоянное население не превышает четырёх сотен человек. В городке есть медицинский центр и школа. Вне периметра стоят два блокпоста Опорный пункт Русской армии и Орденского Патруля. Сюда переждать мокрый сезон приезжают охотники и строители, а также охрана стратегических мостов северной дороги через два основных притока верховий реки Рио-Бланко.

В медицинском центре платно осмотрели нашего «Рыбу». Подтвердили план лечения и диагноз. Вкололи Игнату укол от укуса и вакцину от местных вирусов. Со слов Негипы острая фаза психоза прошла и пациенту требуется покой и время для восстановления.

Обслуживание техники в основном свелось к её помывке и замене фильтров с маслом. Со слов местных жителей пройденный участок самый пыльный на всей северной трассе и дальше пойдут участки хорошей гравийной дороги до самого Аламо.

По общему мнению, посещение «47 депо» было лишним. Лучше бы мы туда не заезжали, а встали лагерем рядом. В бесплатных ночлежках народ был искусан клопами и блохами. Так же некоторые обзавелись попутчиками в виде вшей и чесотки. На следующей остановке у второй реки, судя по карте, основного русла Рио-Бланко будем отмываться, а наши медики выявлять запаршивевших.


Рано утром мы спешно покинули слишком приветливый городок и буквально через пару километров выехали на плотное укатанное отсыпанное щебнем и мелким гравием полотно не достроенного тракта. Вдоль трассы, через каждые двадцать пять километров была выстроена небольшая типовая закрытая площадка с воротами и навесом. На таком чек поинте могли встать на ночлег два десятка легковых автомобилей. Орден начал вкладывать средства в развитие северного направления, оставив южное прибрежное шоссе на попечение местных администраций. За десять лет по плану несколько десятков дорожно-строительных бригад должны будут обеспечить безопасный сквозной проезд легковых автомобилей. Появились километровые столбы и указатели с номерами пунктов отдыха. Старые блокпосты-заправки частично разрушенные бандами заменяли на блокпосты Ордена и местных служб правопорядка. Со слов Круза ситуация меняется в лучшую сторону. Тонкая струна цивилизации в этом краю дикого запада даст лишний шанс на выживание и освоение территорий ранее совершенно не доступных.


Речку мы пересекли по новому капитальному металлическому с каменными быками однопутному мосту и сразу повернули налево. Там практически вплотную к дороге была расчищена большая площадка ограниченная широким глубоким рвом по южной и западной стороне.

Через дорогу выше по течению была искусственно насыпана возвышенность на вершине которой стоял пятигранный небольшой земляной форт одетый снаружи в дикий камень с пятью импровизированными барбаканами — внешними дотами кругового обстрела, к которым под землёй вели оборудованные потерны с казематами. Серьёзная фортификация вызывала уважение и вопросы от кого тут такие экзерции в сапёрном деле?


предыдущая глава | Кружка | cледующая глава