home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8

Развернув свои палатки, мы впряглись всей бригадой помогать нашим медикам, разворачивать медицинский модуль в стороне от общего лагеря ближе к берегу реки. Новые технологии мать его женщина. Распаковали три тяжеленных баула внутри пневмокаркасные палатки мобильного госпиталя. Я такие конструкции только по телевизору в передачах у МЧС видел. Завели генератор и от него запитали электронасосы. Иностранцы наши прибежали тоже толи помогать, а наверное больше глазеть на процесс. Стоят в сторонке не мешают. Видя такое беспечное времяпрепровождение наш Главврач отловил Круза активно помогавшего процессу надувательства, раздал ЦУ и выдал ярко оранжевые жилетки с надписью «Санитарный контроль». Широким жестом он расставил их по периметру разгонять праздношатающихся со словами: «Знаю я их! Сначала ходят, потом любимую лопату не найти».

За сорок минут были развёрнуты два смотровых модуля и одно отделение санитарной обработки. К ним пристроили две простые каркасные палатки на всякий случай. Внутрь от генератора завели электрическое освещение и расставили специальную раскладную медицинскую мебель. Вишенкой на торте был флагшток из фидерного удилища с флагом красного креста. Меня с Воробьём озадачили следить за генератором и транспортными баулами палаток. Остальные ушли на осмотр и мыться. Колесник пообещал до ужина нас сменить.

Народ вяло и не стройно, после десяти часов езды с одной остановкой, двигался на осмотр.

Работать надо с комфортом. Ничего не делать тоже. Сбегав по очереди к нашим машинам, мы с Воробьем принесли свой столик и стулья. Раскочегарили кофемашину аля Порто-Франко производства АО «Пирна Свис Индастри». Сидим и созерцаем лучшее из трёх — как работают другие. Ждём, когда зарастёт народная тропа, чтобы сходить ополоснуться.

— Коль! Может давай по очереди помоемся? Я сбегаю к нам налажу душ. Как люди на ужин пойдём.

Я уже готов был согласится, но в нашу беседу неожиданно вклинился любопытствующий.

— Парни, а где тут у вас дурачка можно посмотреть?

— Зачем?

— Народ говорит он жжёт не по детски! И кум это мой проведать надо, а то обидится, скажет не навещал.

Видимо не только мне в голову пришла эта замечательная мысль.

Саня взял его под руку и отвел немного в сторону от тарахтящего генератора, но так чтобы я слышал их беседу.

— Мужик тема гнилая. Тебя как зовут?

— Сергей.

— Серёжа понимаешь он как бы есть и посмотреть его можно.

Мужик было рванул ко входу, но Саня ловко ухватил его за локоть и развернул в обратную сторону.

— Не торопись! Сергей он там не один и боюсь, если мы туда просто так зайдём, нам с тобой санитары сделают больно. Думаю если с ними переговорить, а лучше что ни будь им предложить.

— Чего?

— Что чего?

— Чего им предложить?

— А! А чего есть?

— Выпивки нет! — Сказал, как отрезал Серёга, — Сами сидим всухомятку второй день!

— Незадача. А может, ну его твоего кума пройди комиссию и топай на ужин? — Предложил Воробей.

— Не могу я так он мне вроде не чужой. Спрошу его как здоровье. Может чего надо ему. Я честно ни разу настоящего психа не видел! Любопытно мне как кум ум потерял.

— Эк тебя распёрло. Нельзя с ним говорить доктор запретил. Да он и сам молчит. Жрёт и спит от таблеток. Ладно. — Саня встал в задумчивую позу и взялся рукой за подбородок — Если найдёшь десять экю, я попробую с ними перетереть. Думаю уговорю.

— А чего так много?

— Их там двое. Плюс если доктор узнает им и мне лучше сразу удавиться.

— Чёй то?

— Да у него какой-то делирий. Доктор если узнает, из-за кого не дай бог у него будет повторный нервный срыв. Прибьёт! Как пить дать прибьёт! Начальник колонны несколько раз просил доктора, чтоб дурика нашего на ноги поставил. Редкой специальности этот чудик оказался.

— Да ладно!

— Он какой то тракторист перперфидикатор.

— Ктооо? — не поняв, что произнёс Воробей, спросил Серёга.

— Да не знаю кто! Это слово я выговорить не могу и сам не понимаю.

Я решил спасти ситуацию и помочь Сане. Главное врать почти не пришлось, начальник колонны действительно приходил:

— Престидижитатор. Вроде? Главное, что он отличный тракторист!

— Так чего он совсем молчит? — спросил Воробья кум Серёга о куме Игнате.

— Совсем и никто с ним старается не общаться, там у него триггеры какие-то завелись. Док железно обещал всем мошонки удалить, если хоть кто пискнет в его сторону.

— Так что получится глянуть?

— Получится ты главное деньги неси, а мы пока всё организуем и молчи. Гляди сколько хочешь главное молча.

Серёга убежал за деньгами, а мы метнулись за помощью в этом лукавом предприятии.

Для проворачивания данной афёры нам нужен антураж, который предоставили нам Игорь Дуб и Саша Негипа. Врачи наши сидели на осмотре, и что творилось за стенами модулей, не видели. Осмотр и медицинские услуги для работников нашего предприятия проходили бесплатно, а для всех сторонних вывесили прейскурант честно сфотканый мной на телефон в медцентре и переписанный позже от руки нашими девчонками. После «47 депо» у нас словно спала пелена с глаз. Рыба наш в своём состоянии помог понять — мы в другом обществе с совершенно с другим укладом. Больше альтруизма не будет. Наш сплочённый коллектив медленно, но точно превращается в организованную банду.

Всех одели в медицинские халаты и одноразовые голубенькие маски. Единственный кто не одел белый халат был Воробей. Саня расхаживал, как и я в оранжевой жилетке санитарного контроля поверх своего нового кожаного плаща при револьверах с тонкой щепкой лемонгарасса в зубах. Медицинская маска на растянутых шнурках болталась мятым комком на его шее. У выхода скромно сидели два санитара Степанов и Хубер в белоснежных шапочках и халатах с закатанными по локоть рукавами. Для суровости алюминиевой ложкой им под глазами навели по синяку. Василию накрасили правый глаз, а Ватли левый. Наши скромники сидя на стуле словно чётки перебирали рукава смирительной рубашки.

В углу не задействованной дополнительной каркасной палатки натянули две простыни и в закутке повесили круглое зеркало. Другое не нашли, это девчонки наши где-то раздобыли.

За столом сидел дипломированный фельдшер Негипа вооружённый и опасный с стетоскопом на шее, неврологическим молоточком в руке и лобным рефлектором Романовского поверх шапочки. По правую руку от него сидел и изображал врача без диплома Рыба. В маске и своих очках светило психиатрии был не похож сам на себя. После осмотра в медцентре он уже знал свой диагноз и вёл себя спокойно. По уговору Игнат должен был молчать и иногда кивать. Его основная обязанность была выписывать справку о психическом освидетельствовании по образцу, ставить печать и подпись. К зеркалу приставили Ганженко, чтоб не разбили. А вдруг к нам псих придёт?

Для пробы Игнат написал первую справку «Справке дана поименованному лицу. Комиссией установлено, что он сам психически здоров и дурака видел. И. ПЕтрович.» Поверх подписи он ловко шлёпнул прямоугольную печать «ГОДЕН» и треугольную неизвестного учреждения «Походный передвижной многопрофильный полевой госпиталь».

— Это у нас док на старой Земле расстарался, заказал кучу печатей, штампов и бланков! — Прокомментировал полученный результат Негипа.

Справку и стиль признали годными. Почерк Рыбы почти как у настоящего медика — ничего не понятно.

Прибежал Игорь Дуб принёс пузырь с готовым раствором «Медифокса» для обработки заражённых.

— Поработайте тоже, Людей много идёт.

Осмотрев помещение, он через пару минут принёс ещё большой шприц с огромной иглой и ректальное двустворчатое зеркало для антуража. Из стратегических запасов коллектива со словами: — Чтоб сосали и не ржали, — Негипа сунул всем в рот по конфете.

Моему удивлению не было предела, но вместо кума Серёги к нам пришёл другой человек из первой бригады.

— Где Игната можно посмотреть за деньги?

— Там как пройдёшь осмотр правая палатка. Деньги фельдшеру с зеркалом на голове. Он всё знает.

Друг Игната, озираясь, зашёл в ярко освещённую палатку. Молча протянул деньги фельдшеру.

— Где Игнат?

— Тут, — сам Игнат ответил на его вопрос.

— Где?

Игнат молча махнул рукой в сторону занавесей.

— Пациент не задерживаем комиссию. Проходим оплаченный по прейскуранту профосмотр, — Переключил на себя внимание единственный настоящий медик.

— Фамилия. Имя. Отчество.

— Выгунок Микола Осипович.

Негипа осмотрел склеры глаз. Поводил молотком перед рожей и с умным видом постучал по коленкам. Подсунув таблицы Рабкина, проверил клиента на дальтонизм. Наклонившись, фельдшер шёпотом спросил:

— Ты всё ещё хочешь увидеть дурака?

— Да!

— Иди смотри за занавеской. Но не ори, а то вот эти дяди санитары тебе сделают очень больно.

Через три секунды с готовыми сорваться с губ матюками, красный от внутреннего возмущения Микола выскочил наружу.

На выходе Саня вежливо его спросил тихим голосом:

— Как видел дурака?

— Да!

— Хочешь деньги вернуть?

— Да!

— Верну половину. Приводишь двоих, получаешь пять экю.

— А если я больше приведу?

— А не боишься в рожу от них и санитаров получить?

Задумчивый и согласный на предложение новоявленного антрепренёра первый Карабас-Барабас убежал на поиски Артемона и Пьеро.

В паузе между клиентами, шедшими непрерывным потоком, ведущий фельдшер нашего шоу обратился к Рыбе:

— Коллега обратите внимание. Как идут к папе Карло Игнату Петровичу его деревянные дети. Мне нравится, как вы ловко выдаёте своим буратинам справки за их деньги. Чтоб мы всегда так жили.

Через тридцать минут после начала приёма остались два вопроса «Справка нужна?» и «Дурака видел?».

За вечер случилось всего две осечки первая и последняя.

Первая осечка это вооружённый боец Р.А. из охраны нашего конвоя. Того сразу предупредили без обид тут парад глупости. Без обид он осмотрел зеркало и наших санитаров.

— Парни всё нормально. Деньги ваши. Можно я с вами посижу, погляжу для охраны.

Нам не жалко билет в зрительный зал на VIP место он оплатил. К завершению у нас сидело уже три бойца Р.А. с автоматами, что способствовало спокойному поведению пациентов.

Второй прокол случился уже очень поздно вечером. Клиент начал орать:

— Я известный писатель и это наглый обман, и издевательство! Верните деньги!

Охранники Р.А. понимая, что шоу может прерваться вытолкали визжащего шпака на улицу.

— Заткнись пИсатель или сейчас сразу станешь какателем. Получил справку по прейскуранту теперь беги к своей машине.

На крики, к нашему сожалению, пришёл доктор Быков. На этом наш балаган закрылся.

Вечером на позднем ужине состоялся разборе полётов. Под храп Рыбы Бригадирыч спросил:

— И кому из вас соколики в голову пришла столь светлая идея?

— Да? — Подтвердил вопрос Главврач.

Я парень скромный и честный, других не подставляю, а Саня мне друг. Сдались вместе.

— И сколько вы друзья сегодня заработали?

Негипа выставил на стол оцинкованное ведро.

— Тут всё! Ещё не считали.

После подсчёта все впали в ступор две тысячи шестьдесят пять экю. Поделив, эту сумму на пять, получили четыреста тринадцать человек.

Быков хлопнув ладонью себе по лбу потребовал водки:

— Сколько идиотов мы везём с собой и все они наши!

— И сколько их ещё бегает вокруг без телевизора? — добавил Бригадирыч, — Отдайте Ватли его долю остальные пойдут в кассу на питание и лечение Игната.

А я подумал странные люди. Вроде бы ругают, а выходит, что хвалят!

После этого все потребовали подробностей. Смех он такой пусть не бодрит, но снимает усталость точно. В развитие темы культурного отдыха одессит Негипа решил порадовать коллектив анекдотом:

— Хотите я Вам новый анекдот расскажу?

— Хотим конечно!

— Встречаются Лондоне, вечером в клубе два английских джентльмена Троцкий и Абрамович.

— Эээ?

— Не важно! Бородатый, спрашивает у второго.

— Они оба с бородой!

— Тогда встречаются два английских джентльмена в клубе и тот, который в очках спрашивает; «Дайте денег на борьбу за счастье нашего народа».

— Сколько?

— Для полного счастья нам не хватает, каких-то жалкие пятьсот миллионов долларов.

— Абрамович: «Вы в своём уме? Как я такие деньги просто отдам? Мене не поймут друзья и налоговая служба!»

— Тогда купите у меня для своего «Челси» футболиста! Это будет самый ценный, самый дорогой футболист в мире.

— Он настолько хорош?

— Нет! Он просто очень дорогой футболист!

На следующий день Абрамович приезжает в клуб, а там прямо у двери его ждёт бледный тренер.

— Тренер что случилось?

— Вы вчера купили нового игрока!

— И что-то с ним не так?

— С ним всё не так. Он одноногий, одноглазый и немой!

— Тренер это очень, очень дорогой спортцмэн. На столько, что его могут случайно покалечить, а мене это надо? За шо я потеряю свои деньги? Поэтому он будет замечательно сидеть на скамейке запасных и не будет меня учить как мне делать бизнес. У вас есть ещё до меня вопросы?

— Нет сэр! Отличный выбор сэр!


Увидев, как я отреагировал на анекдот, Колесник показал на меня пальцем и сказал:

— Даже не думай!

— Вы это о чём Михаил — оживился полусонный Круз.

— О нем. О Коле нашем. Наш малый не дурак и дурак не малый!

— А что он сделал?

— Пока ничего. Но вижу решил он молчание Рыбы его первому куму Миколе продать! Или я не прав?

А какая была отличная идея отправить на переговоры Степанова и Негипу. Пообещать этому куму кормить Игната таблетками до края возможности в пределах разумного. Кто узнает кончились таблетки или нет, а с самим Игнатом можно тоже договорится. Главное палку не перегнуть и не продешевить. Но ответил я другое:

— Даже не думал, но ход ваших мыслей мне нравится Михаил Степанович.

Круз посмотрел на меня и усмехнулся.

— Думаю, никто из вас не будет совершать необдуманных поступков. С этими людьми вам ещё шесть месяцев вместе работать и жить. Давайте лучше ужинать у нас сегодня тушёный дикий картофель с мясом. Ильдар у вас очень хорошо готовит.

Пробу первым дали снять уставшим врачам и старшакам. Врачи дали добро, а Гуккин с Фёдоровым устроили перебранку. Дядя Коля увидев синий картофель не удержался и спросил у Круза:

— Страсть какая и как вы тут живёте?

— Нормально живём. Это дикий картофель. Сорт такой.

Понюхав парящее горячее блюдо, Василий Григорьевич констатировал:

— Эка невидаль синяя картошка. Лопай давай! Горячее оно завсегда полезней, а я пол часа подожду пусть остынет. Мне доктор горячее из-за гастрита запретил.

Гуккин не удержался и съязвил в ответ:

— Горячую рыбу позавчера трескать, тебе доктор прям прописал!

Тут все вспомнили про бомбу Фёдорова и безудержный смех снова покатился внутри нашего выгороженного машинами двора. День как обычно завершился настольными играми под кофе с печеньками.

Чтобы не волновать Рыбу наши доминошники хлобыздали по столешнице костями и орали «Петрович», толи так заменяли обыденную «Рыбу» толи Петра Первого поминали в суе с его трёхэтажным загибом.


Не обращая внимания на шум, под чёрным незнакомым звёздным небом в свете керосиновых ламп не доев свою порцию, спал на столе уставший терапевт. Девчонки принесли одеяло и укрыли Александра Николаевича.

Негипа осмотрев это безобразие, взял безвольное утомлённое тело на руки и попросил снять с доктора сапоги.

— Отнесу его в кровать. Пусть спит. Ему сегодня больше всех досталось. Он весь осмотр больных вёл сам. Крикуны «Петровичи» давайте тише. Видите, человек от работы умаялся.

— Твоя правда Саша. Пойдемте мужики тоже спать! — за всех ответил Колесник.


Засыпая, я думал хорошо, что завтра будет выходной день. Как всё изменилось буквально за неделю, этой новой жизни. Кем мы станем в конце этого странного ралли от Порто-Франко до Сао-Бернабеу. Какой финал будет, у этой надеюсь счастливой истории? И отчего, мне кажется, что я снова на срочной службе в армии? Ыыы зевнул и провалился в сон. Снилось мне, как я крадусь по джунглям, а вокруг змеи. За листвой бесшумно крадутся огромные тени преследователей. В руках у меня автомат, а патронов нет. Я как последний раздолбай протерял единственный магазин. И куда бы я не шёл, воды становилось всё больше, а тени всё ближе. Духота и сырость. И тут у меня с ноги свалился сапог. Начал я шарить ногой, по холодному дну, искать свою обувку. В этот момент из глубины меня кто-то схватил за ногу. Внезапно проснувшись, я увидел стоящего у моей койки улыбающегося Воробья.

— Что велосипедист приехал? Станция «Вставайка»! Извини, что разбудил, ты так своей ногой махал, что пришлось её придержать слегонца.

— Ничего. Сон приснился, будто я сапог потерял. А тут ты меня за ногу схватил вот я и проснулся.

— Вставай уже пора. Завтрак начался.

Вот есть у человека такое чувство неосознанное, что сегодня понедельник. Даже если у тебя выходной.

После завтрака к доктору прибежал кум Серёга с передачей для Игната. Сильно просил о свидании, но док был не в настроении и выгнал родственника.


Буквально через десять минут пришли люди из первой бригады принесли пациента с болями в животе. С ними пришёл кум Микола Осипович. Тот не стал валять Ваньку и сразу стал прессовать Главврача.

— Доктор у меня тута проблема одна помогите. Спросите Игната, куда он мои деньги дел? Он мне денег должен.

— Любезный если у Вас есть расписка, то возможно вы сможете когда-то взыскать с него свои средства. Я не знаю местного законодательства по таким случаям. Он ничего не помнит, и убедить Игната в наличии долга, врядли получится.

Пока терапевт разбирался с симулянтом, а Быков беседовал с Выгунком, в палатку к Игнату просочились члены первой бригады и успели к нему пристать с расспросами. Мы запоздало отреагировали на диверсию. Видимо у Игната судьба такая общаться с полудурками. Он упорно никого не узнавал, до тех пор, пока они не спросили его про рыбу. Взрыв Везувия наверное был тише истошного крика тракториста Мосейчука.

— РЫыбаааа, Рыыыба. — кричал Игнат. Вытаращив глаза, он кидался, то на одного то на другого собеседника, которые от неожиданности делали в Помпеи.

Сердобольные, заботливые и участливые на карачках выбежали из палатки. На вопли Рыбы сбежались все и просто выдавили толпой с нашей территории всех незваных гостей. Вдогонку за ними от Сульженко побежал моментально выздоровевший от колик в животе.

— Думаю, снова кого-то подошлют, — Констатировал случившееся Колесник.

— Вечером играть придут, — Согласился с ним Быков.

— Думаю Вам доктор надо Игната расспросить конфиденциально. А то проблема есть. Факт! А с чем её закусывать непонятно?

— Как проснётся после укола, сразу поговорю.


Не прошло и двадцать минут, как к нам со свитой прибежал взбешённый начальник колонны. Чувствуя поддержку четырёх прихлебателей с краснополосными бейджиками он сходу начал орать:

— Что вы тут творите? Почему мне люди на вас жалуются каждый день? Вчера вы, что устроили? На вас сам Гоголь жаловаться приходил. Нашего единственного инженера по обслуживанию выгребных септиков к тому же известного писателя выставили дураком. Да ещё вот эту справку ему за деньги выдали. Это что я вас спрашиваю происходит?

— Что за справка? — уточняет доктор Быков.

— Вот эта! — И кидает на стол всем известный бланк.

— Вчера проходила массовая обработка от педикулёза и чесотки. Никакой психиатрической комиссии у нас не было. Тем более болгарского врача психиатра с фамилией ПЕтровичь у нас нет.

— Как же нет там ваши санитары с синяками в пол лица сидели и охранники из Р.А.

— Какие санитары, с какими синяками?

— Вот эти здоровые и показал на Василия с Ватли.

— Это не санитары. Не буду отрицать один из них наш водитель, а второй вообще швейцарец мы с ним даже общаться не можем. Швейцарским языком у нас никто не владеет. О каких синяках идёт речь? Я лично сейчас в здравом рассудке, как и вы надеюсь, оных не наблюдаю. Охраны Р.А. у нас, как видите нет. Они к нам не заходят.

— Почему вы родственников к больным не пускаете?

— Каким больным? У нас всего один и тот не по нашему профилю. Я хирург, Александр Николаевич терапевт, Вадим Игоревич зубной врач. Больного осмотрели за наши личные средства специалисты на базе «47». Там нам дали рекомендации и план лечения, которого мы придерживаемся в силу своей некомпетентности. Больному указан покой и сон. У него амнезия. Ваши родственники только что довели его до нового приступа. Хотите его забрать? Пожалуйста! Но если он ночью в состоянии аффекта прирежет кого-то, то я конечно рану зашью. Но есть маленькая незадача, воскрешать я не умею.


— Почему вы нарушаете согласованный режим и правила, установленные приказом по колоне?

— Не понимаю Вас. К нам замечаний до сих пор не было.

— Кто вам разрешил питаться отдельно ото всех и костры без разрешения разводить. Кругом техника и топливо вы в своём уме? Людей шашлыками дразните, всячески унижаете, заставляете книги читать, а у них нет времени технику к маршу подготовить. А самый здоровый, ещё и время засекает, и за людьми приходит. Это что тут у вас за непонятная секта?

— Играть к нам люди приходят и будут приходить. У нас здесь единственное место, где организован культурный досуг. Меньше алкогольных психозов будет. Для людей хоть какое-то развлечение.

— Так вот и развлекайтесь между собой — Не выдержал Большой начальник, — Восьмую бригаду и так уже как только не склоняют. Вы в курсе, что вас «бешенными» зовут. Запугали всю колонну своим не адекватным поведением. Вам кто, я спрашиваю, разрешил заряженный револьвер в нос человеку вставлять? С какой такой медицинской целью?

— Исключительно для коррекции душевного здоровья и устранения спермотоксикоза.

— И что помогло?

— Вы знаете, иногда не стандартные решения приводят к не предсказуемым позитивным результатам.


Василий сидел и тихо посмеивался над замечательной справкой.


«Справка.

Выдана Аркадию Гоголю.

В ходе медицинского осмотра установлено, что он сам дурак.

И. ПЕтрович.»


Увидев не почтительное поведение подчинённого, начальник обратил свой гнев на него:

— Ты здоровяк как тебя зовут? Чего тут ржёшь? Вот ты! Да ты! Он указал на сидящего рядом с Негипой Степанова. — Ты чего сам не сядешь с ними играть?

Степанов переменился в лице. Образ добродушного увальня сменил резкий в действиях и мыслях суровый браток.

— Начальник ты ничего не попутал? Я не знаю, из какой психушки надо клоуна брать, чтоб с этими шулерами сел за стол. Не умеют играть пусть не приходят. У нас есть второй набор, там люди в очередь записываются. Много гонора у твоих челобитчиков. Не тем прикрываться стали. Ты начальник о людях подумал? Нет! Бригадир на свои кровные для людей закупил инвентарь. Всех предупреждают по честному не лезьте к профи. Они сами уговаривают, чтоб их тут прилюдно раздели. Я с ними лично играть не садился и не сяду! Они по глазам все лунки на костях считают, и ходы у них до начала игры все расписаны. Такие по каменной роже, всё определят! Хоть на кости садись. Хоть в карман прячь. Шансов нет!

Скажи своему попоболику, чтобы он прекратил выплёскивать свои эротические фантазии в наш единственный вечерний аудио журнал.

— Какой журнал?

— Мурзилка или Хочу всё знать про животных. За то, что читать их тут заставляют, так они сами рады с нами посидеть, информация полезная, организованный досуг, вечерний кофе и приятная интеллигентная компания. Просмотр свежей серии «Домино в Деревне дураков».

За пистоль в ноздре док все сказал. Кроме того, что утырка этого данная манипуляция спасла от травматической ампутации конечностей. И я не собака начальник, чтоб меня звали или кликали. Меня именуют Василий Евгеньевич Степанов.

Начальник стоял слегка обалдевший, давно его так качественно и прилюдно не макали в сами знаете что. В голове, словно ураган летели мысли — «И не по споришь, у этого здоровяка кулаки как его голова. Такой душегуб его прихлопнет как муху. В том, что Василий душегуб, он не сомневался. Кого набирали в этот мир, он судил по себе. И зачем он согласился на этот контракт?

Отсутствие выбора. Бежать он не мог. Не успевал! В тюрьму за растрату сесть не хотелось там могли и партнеры достать, единственный шанс, великолепный шанс эта работа и новая жизнь с чистого листа. Оказалось, что проблемы только начинаются. Нельзя, нельзя с этим быдлом построить, что-то новое определённо хорошее. Они все испоганят. Будут болеть, находить тысячи объективных причин ничего не делать и постоянно просить денег. Нет, я с ними не останусь! Я к иностранцам подамся! Денег у меня много очень много. Жадный главный инженер тут все оплатил. Я свои кровные все перевёл в экю, а ему захотелось быть акционером. Вот пусть потом думает, как деньги вернуть. Как чувствовал, что хватит!

Домик в приличном месте и свой небольшой бизнес, и главное чтобы ни одного русского, чтоб не видеть и не слышать. Так! Определённо так надо поступить, а сейчас сделать вид, что ничего не произошло, и гори оно — синим пламенем! Вся их эта затея с газом».

Начальник перевёл дух и обращаясь ко всем ответил:

— Я Вас услышал, надеюсь больше конфликтов у нас не будет. До свидания.


Василий проводил взглядом очередного в его жизни щегла. Сколько их было не упомнить. Тридцать шесть лет и всё как у людей, семья: жена, двое детишек — девочка и мальчик. Детство и юность промотавшись по гарнизонам за отцом военным, Василий не желал такой участи ни себе, ни своим детям. Отец с матерью так и остались в военном гарнизоне. Мать работала в кафе, на территории военного городка. Отец пристроился сторожем у частника.

Дурная слава Василия преследовала с самого детства, не было такого бойца, чтоб Василия смог уложить и сам на ногах остаться. Срочную он отслужил по специальности водителем в сапёрном батальоне. Дрался Вася всегда аккуратно и никогда не калечил народ. Бывали случаи, когда в одиночку разгонял десяток контрактников. Дрался без злобы и чаще для обоюдного удовольствия. Сегодня он приехал к родителям и сидел пил пиво пока ждал, когда мать закончит смену, чтобы сходить вечером в гараж отца передвинуть там что-то и принести домой из запасов солений и картошки. В кафе ввалилась толпа подпитых молодых лейтенантов.

— Мужик свали пожалуйста! Господа офицеры отдыхать будут. Ты дома пива попей. Мы тебе, ящик пива купим. Хочешь водочки.

— Буфетчица, где вы там? Что за гарнизон ни одного приличного места отдохнуть одни бомжатники.

— Тётка неси выпить и закусить — это они снова обратились к продавщице.

Сделав заказ, они снова обратили внимание на Василия:

— Слышь мужик, тебя по хорошему попросили. Иди давай.


Василий сидел молча пил своё пиво. Срочники, которые трескали домашние пирожки, уже сбежали. Пара задержавшихся местных жителей с любопытством смотрела, что будет дальше.

Василий оглядел, оценил, взвесил и сказал:

— Нихрена у вас не выйдет. Идите офицерики по домам.

— Ты что говорить умеешь? — Московский сынок подхватил Васину кружку и вылил оставшееся пиво ему на штаны. — Как не стыдно в общественном месте справлять нужду. Наверное нам надо вызвать полицию! Гражданин ведет себя вызывающе. Наверное он паспорт дома забыл. Ночевать в «обезьяннике» наверное не хочешь? Поэтому собрался и пошел домой к своей жене посудомойке смотреть телик. Вот тебе за неудобства пятьсот рублей. Извини мужик не твой день сегодня.

Василий молча оглядел зал. Мать за прилавком стояла, замерев от страха, и прикрывала рот рукой. Нет! Драки сегодня не будет. Ничего не будет. Василий боялся за мать, которая знала крутой нрав своего сына.

Степанов взял за шкирку двух основных грубиянов и просто вынес их из кафе на улицу. Остальные выбежали за ним сами. Немного потряс как насравших в тапки котят и отпустил.

Не бил. Не унижал. Немного тряхнул, но что то у офицериков с здоровьем стало не того. Стряхнулись мозги или душевно те повредились слегка? А может наряд комендатуры приехал не вовремя и зафиксировал факт нарушения со стороны военнослужащих.

И камера внутри кафе записала совсем не то, о чем пытались, раскаявшись честно рассказать молодые офицеры. Через это дело семьянин и отличный водитель всего, что может ездить Василий Степанов стал личным врагом папика московского сынка. Так как через некоторое время того за сынулину разнузданность подвинули от кормушки государственных финансов.

На Василия завели разом несколько уголовных дел за избиение военнослужащих гарнизона. Вот и собрали его в дальнюю дорогу друзья отца, одарили бронежилетом пятого класса защиты, который мог унести только Василий и штурмовым шлемом. Для самообороны в недрах военных складов были обнаружены списанные со всех учетов СКС и Тульский Токарев.

Семья пока ждёт, когда он устроится и приедет к нему по вызову. А здесь он наверное уже нашёл себе друзей, простых в общении и вроде без гнили внутри, как он успел уже заметить за эти дни.

Теряя — находим.

Беря — отдаём

Приходим — уходим.

Живём — не живём.

В свете утренних событий рыбалка наша отменилась. Идея наловить крупных «Петровичей» для шашлыков из крокодилов, умерла сразу по причине, что кто-нибудь всё равно ляпнет про рыбу. Из вредности общего характера и по обоюдному согласию решили отправить троих за мясом. Главным Круз на своей машине. От нас я как единственный с оружием. На кандидатуре Степанова настоял сам Круз.

— Бери нормальное снаряжение. Свой карабин дашь потом на время Василию. Укладывай всё в багажник. Отъедем подальше, снарядишься Альфой. — чуть слышно распорядился Андрей Юрьевич.

Из большого баула я вытянул оружейную сумку и ходовой рюкзак. Зарядил СКС и взял из подсумка в карман ещё пять снаряжённых обойм. Под пристально изучающими взглядами я нёс к багги Круза не виданный никем ранее у меня рюкзак и слишком толстую и тяжёлую оружейную сумку. Ждали только меня. Закинув вещи в багажник, я сел на заднее сидение.

Откатившись на запад по дороге около километра, Круз свернул с дороги налево и встал.

— Коля снаряжайся. Василий бери у него карабин. Надеюсь ты пользоваться им умеешь?

— Да.

Расстегнув сумку, я стал надевать разгрузку, в которую оставалось только вставить в специальный карман рацию и воткнуть в ухо наушник переговорного устройства.

— Коля частота рабочая 440.440 и запасная 140.140. Василий, чтобы не было глупых вопросов. Коля покажи «Ар-Си».

На мой немой вопрос Круз, спохватившись, помог мне.

— Да твою «Рейнджер Кард».

Андрей Круз для сравнения достал так же своё удостоверение рейнджера.

— Василий! Николай мой помощник и официальное лицо Ордена. У него маловато опыта, но он научится. У меня к тебе просьба и предложение. Первое это пригляди за Николаем. Мне мой напарник нужен живым и здоровым. Второе в случае неблагоприятных событий держись за него, и возвращайтесь в Аламо. Я там буду в течение года, а если всё сложится благополучно, то возможно и дольше. За тебя очень сильно волнуется твой названный брат Ватли. И я думаю, что не без оснований. С вашей колонной что-то не так. Местные сразу чувствуют разницу. Слишком все как-то правильно. Обрати внимание, как едут остальные в составе конвоя. Там всё как обычно и привычно для этих мест. Мордобой. Пьянки. Отставшие. Поломки машин. У вас всё вызывающе идеально организовано. Офицеры Р.А., которые проводят колонну, сейчас пишут новые инструкции по планированию проводки конвоев и рапорта с докладами. Очень тщательно подготовлен план марша неизвестно куда. Состав русскоязычные, но едете вы не в протектораты, а на Север. В любом случае после шестьдесят седьмой станции колонну покинет охрана Р.А. и конвой разделится это я знаю наверняка.

Если вы не поедете через Сао-Бернабеу, то там только одна дорога между Скалистых гор и Большой рекой до перевалов Сьерра-Гранде. А там дальше и дорог нет одни направления. Единственный крупный населённый пункт это Байи на побережье. До него вам будет не менее тысячи километров по прямой. Я не знаю, что там. Карт даже у меня нет! Белое пятно. Но я точно знаю, что южнее будут обширные леса. Если вы всё таки доедете до Сао-Бернабеу, то там всего два пути на Рио или Байи. Там и там тупик. Дорог для прохода такой колонны там нет. Будьте осторожны среди местных много банд контролирующих местный наркотрафик. Там большая часть из вас совершенно не вписывается в местный расклад. Я не понимаю, куда вас везут и главное зачем? Мои друзья швейцарцы предложили, чтобы спасти вас, договорится в Аламо с местным шерифом, и арестовать вашу бригаду под любым предлогом месяца на три. Задержать всю колонну не получится. Поэтому Николай раз ты Рейнджер тебе придётся досмотреть это кино до конца. Теперь Василий Евгеньевич вы второй человек в этом конвое кто знает о присутствии Рейнджера. Надеюсь вы сохраните этот секрет до того момента когда факт наличия Рейнджера станет критически необходимым. Николай ваш обратный счастливый билет для всех кто пойдёт за ним.

Официальная часть закончена, поехали искать нашу антилопу!


предыдущая глава | Кружка | cледующая глава