home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



в которой рассказывается о том, как на пути Танского монаха выросла Огнедышащая гора и как Сунь Укун пытался раздобыть банановый веер

Едина природа пороков людских,

бездонно море страданий;

Тысячи душ пребывают во тьме,

не ведают воплощений.

Но день настанет, и тяжким трудом

Истинный Путь познают;

Ученье Великое мир озарит,

нравы достигнут расцвета.

И люди, киноварь плавя в душе,

взрастят в себе драгоценность,

Блеск ослепительный обретут,

ворону-солнцу подобны.

Станут их души чисты-чисты,

воистину непорочны;

Ученье Великое всем поможет

смирить дракона страстей.

Продвигаясь вперед, путники вдруг приметили в стороне от дороги усадьбу. Дома там были крыты красной черепицей, стены сложены из красного кирпича, ворота выкрашены красной масляной краской. Даже скамейки были покрыты красным лаком.

Танский монах слез с коня и обратился к Сунь Укуну.

– Сходи в усадьбу и разузнай, почему здесь такая жара, ведь сейчас уже осень, – сказал он.

Великий Мудрец поправил на себе одеяние и направился прямо к усадьбе. Вдруг из ворот вышел старец, увидел Сунь Укуна и строго спросил:

– Откуда ты, странный человек, и что делаешь здесь, подле моего дома?

Сунь Укун вежливо поклонился и ответил:

– Почтенный благодетель! Я иду из великого Танского государства на Запад за священными книгами. Нас с наставником всего четверо. А сюда я пришел для того лишь, чтобы спросить, что это за место и отчего здесь такая нестерпимая жара.

Услышав это, старец пригласил путников в дом, велел слугам подать чай и приготовить еду. Танский монах поблагодарил старца и обратился к нему с такими словами:

– Скажи нам, почтенный, отчего здесь такая жара, ведь на дворе уже глубокая осень?

– В наших краях жара стоит круглый год, потому и называется это место Огнедышащей горой.

– А сама гора где находится? – спросил Танский монах. – Не преградит ли она нам путь на Запад?

– Да, вам здесь никак не пройти, – отвечал старец. – Именно из-за этой горы. Она извергает пламя. На восемьсот ли вокруг выжжено все до последней травинки. Будь у человека медная голова и железное тело, ему все равно не пройти – расплавится.

В это время к воротам подошел парень с красной тачкой и стал кричать:

– Кому хлебцы, хлебцы кому?

Великий Мудрец выдернул у себя шерстинку, превратил ее в несколько медных монет, пошел к воротам и попросил у парня хлебец. От хлебца шел пар, и он был до того горячий, что Сунь Укун перебрасывал его с ладони на ладонь, восклицая при этом:

– Ой, как горячо! Да его в рот не возьмешь! – Затем он спросил у парня: – Откуда же вы муку берете для хлебцев, если у вас тут ничего не растет?

– Бывает, что и растет, – отвечал парень, – но для этого надо обратиться за помощью к здешнему праведнику по прозванию Железный Веер. У него есть веер, банановый. Взмахнет он им раз – пламя погаснет, взмахнет другой раз – ветер поднимется, взмахнет третий раз – дождь пойдет. Поэтому мы сеем зерно и убираем урожай, когда угодно этому праведнику. Иначе нам нечего было бы есть.

Выслушав парня, Сунь Укун побежал к наставнику, отдал ему хлебец и обратился к старику-хозяину:

– Не скажешь ли, почтенный, где живет праведник по прозванию Железный Веер? Только что мне продавец хлебцев сказал, что этот праведник с помощью своего волшебного веера может гасить пламя, вызывать ветер и дождь.

– Это сущая правда, – отвечал старец, – но без даров праведник и пальцем не шевельнет. Здешние жители раз в десять лет устраивают в честь его богослужение, приносят ему в дар четырех свиней, четырех овец, красные и цветные материи, разные благовония, свежие плоды, кур, гусей, сладкие вина и просят его погасить пламя и вызвать ветер и дождь. Живет этот праведник в Банановой пещере на горе Изумрудных облаков, в Юго-Западной стране. В оба конца это примерно тысяча четыреста пятьдесят ли, и дорога туда занимает ровно месяц.

– Ну, я мигом слетаю туда и обратно, – весело произнес Сунь Укун и исчез.

На облаке он очень быстро долетел до горы Изумрудных облаков, спустился на землю и сразу же услышал где-то поблизости стук топора. Сунь Укун направился в лес, увидел дровосека и спросил:

– Скажи-ка, любезный, – эта ли гора зовется горой Изумрудных облаков?

– Она самая и есть! – отвечал дровосек.

– А где Банановая пещера, в которой обитает праведный отшельник по прозванию Железный Веер?

Дровосек рассмеялся:

– Пещера есть, а отшельника никакого нет. В пещере живет дьяволица Лоча, ее-то и зовут владычицей Железного веера.

– Так это она обладает банановым веером, которым можно погасить пламя? – спросил Сунь Укун.

– Есть у нее такой веер, – отвечал дровосек. – А сама дьяволица – жена оборотня Нюмована – Быкоголового, служителя подземного царства.

Услышав это, Сунь Укун подумал: «Плохо дело. Ведь усмиренный мною Красный Младенец – родной сын этого оборотня».

Заметив, что Сунь Укун чем-то озабочен, дровосек усмехнулся и сказал:

– Ни о чем не тревожься. Ступай по этой тропинке прямо на восток, пройдешь пять или шесть ли, там и будет Банановая пещера.

– Не стану скрывать от тебя, уважаемый дровосек, – отвечал Сунь Укун, – что я старший ученик Танского монаха из восточных земель, который идет на Запад за священными книгами. В позапрошлом году в пещере Огненных облаков я поссорился с сыном владычицы волшебного веера Красным Младенцем, и она, конечно, ни за что не даст мне своего веера.

– А ты, почтенный, не признавайся в том, что было. Постарайся ублажить ее и попроси одолжить тебе веер. Уверен, что она не откажет.

Сунь Укун выслушал дровосека, поблагодарил его за добрый совет, распрощался и пошел по указанной тропинке. Вскоре он достиг Банановой пещеры и увидел, что ворота крепко заперты.

Тогда Сунь Укун крикнул:

– Эй, старший брат мой, Быкоголовый! Отвори!

Ворота со скрипом распахнулись, и навстречу Сунь Укуну вышла девица с корзиной для цветов в руках и с заступом на плече. С виду она казалась простой, скромной и доброй.

Сунь Укун подошел к девице, сложил ладони и промолвил:

– Прошу тебя, пойди к своей хозяйке и скажи, что я пришел к ней одолжить волшебный веер, чтобы погасить пламя Огнедышащей горы и продолжить путь на Запад.

– А ты из какого монастыря и как прозываешься? – спросила девица. – Ведь я даже не знаю, как доложить.

– Прозываюсь я Сунь Укун, а иду из восточных земель, – отвечал Великий Мудрец.

Девица пошла к своей повелительнице, опустилась на колени и сказала, что у ворот стоит монах по имени Сунь Укун, который пришел одолжить волшебный веер, чтобы погасить пламя и перейти через Огнедышащую гору.

Услышав это, Лоча вспыхнула, словно брошенный в пламя порох или масло, которое плеснули в огонь. Лицо у нее пошло красными пятнами, а сердце чуть не лопнуло от злости.

– До чего же наглая обезьяна! – вскричала Лоча. – Посмела явиться сюда! Эй, служанки! Подайте мне доспехи и оружие!

Сжимая обеими руками обоюдоострый меч, Лоча выбежала за ворота.

Сунь Укун успел спрятаться и, притаившись, украдкой ее разглядывал.

А Лоча между тем ходила перед воротами и громко кричала:

– Где же ты, Сунь Укун?

Наконец Сунь Укун предстал перед Лочей, поклонился и сказал:

– Невестушка! Я здесь!

Плюнув в сердцах, Лоча заорала:

– Какая я тебе невестушка?! Убирайся отсюда со своими поклонами, негодяй!

Сунь Укун как ни в чем не бывало ответил:

– Когда-то Быкоголовый побратался со мной и признал себя моим седьмым братом. Недавно я узнал, что ты изволила выйти за него замуж. Как же иначе величать тебя, если не невестушкой?

– Негодная обезьяна! – крикнула Лоча. – Говоришь, что побратался с моим мужем, а сам загубил моего любимого сына!

– А кто он, твой сын? – будто ничего не зная, спросил Сунь Укун.

– Моего сына зовут Красный Младенец, он великий князь, рожденный в пещере Огненных облаков, у горного потока Сухой сосны. Это ты погубил его! Мы с мужем никак не могли найти тебя и отомстить за сына, а теперь ты сам явился сюда, на свою погибель. Пощады не жди!

Расплывшись в улыбке, Сунь Укун отвечал:

– Милая невестушка! Ты не разобралась в этом деле и незаслуженно меня обижаешь. Твой сынок схватил праведного монаха, моего наставника, и собирался его не то сварить, не то изжарить. К счастью, богиня Гуаньинь спасла наставника от беды, а сына твоего забрала к себе. Он у нее в услужении, жизнь его будет вечной, как Небо и Земля, как Луна и Солнце. И вот вместо благодарности ты еще ругаешь меня!

– Чересчур ты хитер, – немного утихомирившись, произнесла Лоча. – Пусть сын мой жив, но прийти в родительский дом он не может.

– Почему не может? Это легко устроить, дорогая невестушка, – улыбаясь, сказал Сунь Укун. – Ты только одолжи мне свой веер, я погашу огонь, проведу моего наставника через гору и сразу же отправлюсь к Южному морю, где живет твой сын. Я попрошу его тебя навестить и с ним передам твой веер. Если хоть один волос упадет с его головы или ты заметишь у него хоть одну царапину, ругай тогда меня сколько хочешь. Если же он окажется еще красивее, чем прежде, придется тебе отблагодарить меня.

– Нечего болтать! – крикнула Лоча. – Подставь лучше шею, я стукну по ней хорошенько. Стерпишь – так и быть, одолжу тебе веер, а нет – готовься предстать перед владыкой ада Яньваном!

Сунь Укун скрестил на груди руки, вытянул шею и, посмеиваясь, сказал:

– Ты сама поменьше болтай, невестушка! Вот тебе моя шея, руби сколько хочешь. Все равно придется одолжить веер.

И в самом деле, Лоча нанесла Сунь Укуну более десятка ударов, но он стоял как ни в чем не бывало. Лоча даже испугалась и собралась было бежать, но Сунь Укун остановил ее:

– Невестушка! Куда ты? Давай мне скорее веер!

– Я свой веер так легко не даю, – отвечала Лоча.

– Не хочешь добром одолжить, так отведай моего посоха! – крикнул Сунь Укун!

Одной рукой он схватил дьяволицу, другой – вытащил из уха иглу, взмахнул ею, и игла в тот же миг превратилась в посох толщиной с плошку. Но Лоча вырвалась и, подняв меч, бросилась на Сунь Укуна. И вот перед горой Изумрудных облаков начался бой. До самого вечера бились противники. Наконец Лоча не выдержала, взмахнула своим волшебным веером, и тотчас же налетел бешеный вихрь. Вихрь подхватил Сунь Укуна и понес неизвестно куда. А Лоча, торжествуя победу, вернулась к себе.

Всю ночь Сунь Укун летел, уносимый вихрем, словно осенний лист, и лишь к утру опустился на вершину какой-то горы. Придя немного в себя, он огляделся и понял, что попал на гору Сумеру. Однажды ему уже довелось побывать на этой горе у здешнего бодисатвы Линцзи, который спас наставника от оборотня по прозванию Желтый ветер. «Далеко же меня унесло», – подумал Сунь Укун и решил пойти к бодисатве, разузнать у него, как вернуться на прежнюю дорогу.

В это время вдруг ударили в колокол. Сунь Укун быстро сбежал с горы и направился прямо в монастырь. Привратник сразу же признал Сунь Укуна и поспешил доложить о нем бодисатве.

Бодисатва вышел навстречу гостю, ввел его в дом и церемонно поклонился, говоря:

– Поздравляю! Вы, наверно, уже получили священные книги?

– Где там! – печально отвечал Сунь Укун. – Пока еще рано говорить об этом!

– В таком случае зачем ты пожаловал ко мне?

И Сунь Укун все от начала до конца рассказал бодисатве, а потом спросил, как ему быть.

– Когда-то Будда Татагата подарил мне пилюлю, спасающую от ураганного ветра. Возьми ее, и тогда никакой ураган тебе не страшен. Ты одолеешь Лочу, раздобудешь волшебный веер и погасишь пламя на Огнедышащей горе.

Сунь Укун не переставал кланяться и благодарить.

А бодисатва достал из рукава парчовый мешочек, вытащил волшебную пилюлю, отдал Сунь Укуну и сказал:

– Лети прямо на северо-запад, там и увидишь гору, где живет дьяволица.

Сунь Укун распрощался с бодисатвой, вскочил на облако и помчался к горе Изумрудных облаков. Добрался он туда очень быстро, подошел к пещере и стал стучать в ворота своим железным посохом.

Лоча оправила на себе одежды, взяла меч и вышла навстречу Сунь Укуну.

Между ними снова завязался бой. Однако на сей раз Лоча почувствовала слабость в руках, выхватила свой веер и махнула им. Налетел вихрь, но Сунь Укун стоял как вкопанный, даже не шелохнулся.

– Ничего не выйдет, невестушка, – сказал он. – Маши своим веером сколько хочешь!

Лоча еще раз махнула веером, потом еще раз, но Сунь Укун по-прежнему не двигался с места. Тогда Лоча быстро спрятала веер и убежала в пещеру, крепко заперев ворота.

Тут Сунь Укун взял в рот заветную пилюлю, встряхнулся, превратился в цикаду и через щель в воротах пролез в пещеру. Лоча в это время собиралась пить чай.

Сунь Укун прыгнул в чашку, Лоча залпом ее осушила, и Сунь Укун оказался у нее в чреве, приняв свой первоначальный вид.

– Невестушка! – закричал он изо всех сил. – Одолжи мне свой веер!

От испуга Лоча изменилась в лице и сказала:

– Ведь ворота заперты, как же ты попал ко мне в дом?

– С помощью волшебства, – отвечал Сунь Укун. – И не просто в дом, а прямо к тебе в чрево.

С этими словами Сунь Укун пошевелил ногой, Лоча от нестерпимой боли упала на землю и запросила пощады.

– Я дам тебе веер, – с трудом выговорила Лоча, – только вылезай скорее, а то сил нет терпеть.

– А ты раскрой рот, – отвечал Сунь Укун. – Я и вылезу.

Лоча раскрыла рот, а Сунь Укун, снова превратившись в цикаду, выскочил и уселся на веере. Лоча и не заметила, как он вылетел.

Затем Сунь Укун принял свой первоначальный вид, взял веер и крикнул:

– Спасибо тебе за веер! Большое спасибо! – и быстрыми шагами направился к выходу.

Служанки поспешно открыли ворота и выпустили его. Великий Мудрец вспрыгнул на облако, полетел на восток и мигом долетел до красной усадьбы. Чжу Бацзе первым увидел его и закричал:

– Наставник! Старший брат Сунь Укун вернулся!

Увидев в руках у Сунь Укуна волшебный веер, Танский монах обрадовался и сказал:

– Просвещенный ученик мой! Этой твоей заслуге нет равных! Представляю, с каким трудом ты раздобыл веер!

Сунь Укун рассказал обо всем, что с ним произошло за это время, после чего Танский монах и его ученики поблагодарили хозяина за гостеприимство и распрощались.

Но, пройдя около сорока ли, путники остановились. Дальше идти было невозможно. Шасэн закричал:

– Ой, не могу, пятки жжет!

Ему вторил Чжу Бацзе:

– Ой, братцы, копыта горят!

– Вы побудьте здесь и никуда не ходите, – сказал Сунь Укун, – а я пойду погашу пламя и вызову ветер и дождь. Пусть земля охладится немного, тогда мы отправимся дальше.

И Сунь Укун, держа наготове веер, пошел вперед.

Он взмахнул веером первый раз, и из жерла горы ввысь взметнулся громадный столб огня. Сунь Укун взмахнул веером второй раз, и пламя увеличилось во сто крат. Когда он взмахнул веером третий раз, пламя высотой более тысячи чжанов вскинулось к небу. Сунь Укун помчался назад, но, как ни бежал, шерсть на обеих ягодицах у него сгорела дочиста.

– Живей поворачивайте назад! – крикнул Сунь Укун Танскому монаху.

Наставник влез на коня и вместе с Чжу Бацзе и Шасэном повернул обратно. Проехав около двадцати ли, они остановились передохнуть.

– Что случилось? – спросил Танский монах.

– Эта тварь обманула меня! – вскричал Сунь Укун, отбросив веер. – Теперь все пропало! При первом взмахе веером пламя не только не гаснет, но разрастается сильнее.

– Что же делать? – произнес Танский монах, и из глаз у него полились слезы.

В это время откуда-то сверху до них донесся голос:

– Великий Мудрец! Не расстраивайся! Всем вам надо подкрепиться немного, а там посмотрим, что делать!

Они обернулись и увидели старца в накидке из перьев, развевающейся на ветру, и шапке, изогнутой полумесяцем. В руках он держал посох с рукоятью в виде головы дракона, обут был в сапоги с железными голенищами. Позади незнакомца стоял прислужник-демон с клювом орла вместо губ и рыбьей головой. На его голове стоял медный таз, наполненный до краев лепешками, хлебцами и вареным рисом.

– Я – дух земли на Огнедышащей горе, – промолвил незнакомец.

– Без еды мы можем обойтись, – промолвил Сунь Укун. – Ты лучше скажи, как нам погасить пламя, чтобы продолжать свой путь на Запад.

– Чтобы погасить пламя, – отвечал дух земли, – надо выпросить у дьяволицы Лочи волшебный веер.

Сунь Укун подобрал брошенный им на землю веер, показал его духу и сказал:

– Вот он, этот веер. Только от него огонь еще сильнее разгорается.

Дух земли внимательно осмотрел веер и, смеясь, ответил:

– Веер, да не тот! Лоча тебя обманула. Если хочешь добыть настоящий веер, иди к самому Быкоголовому.

Почему надо было идти к самому Быкоголовому, об этом вы узнаете из следующей главы.


в которой рассказывается о том, как был нарушен покой Неба и Земли, и о том, как трудно одному совершенствоваться и достичь подлинного покоя | Сунь Укун — царь обезьян | в которой речь пойдет о том, как Быкоголовый демон покинул поле боя и отправился пировать и как Сунь Укун во второй раз пытался добыть волшебный веер