home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



в которой речь пойдет о том, как Быкоголовый демон покинул поле боя и отправился пировать и как Сунь Укун во второй раз пытался добыть волшебный веер

Итак, дух земли сказал Сунь Укуну:

– Если хочешь добыть настоящий веер, иди к Быкоголовому демону. Дело в том, что Быкоголовый вот уже два года как бросил Лочу и живет в пещере Скребущих облаков на горе Скопления громов с красавицей Яшмовое Личико. Если ты сможешь уговорить князя вернуться к Лоче, она отдаст тебе настоящий веер. Тогда ты погасишь грозное пламя, проведешь своего наставника через гору, а вдобавок навеки избавишь этот край от бедствия, причиняемого огнем всем живым тварям.

Дух рассказал Сунь Укуну, где находится гора Скопления громов, и Сунь Укун не мешкая полетел к той горе.

Он очень быстро добрался до нее и невольно залюбовался окружающей красотой.

Затем он спустился с вершины, нашел едва приметную тропинку и только было подумал, что не у кого спросить дорогу, как неожиданно увидел женщину, которая сорвала цветок душистой орхидеи под сенью сосны и, держа его в руках, грациозно пошла вперед, прямо ему навстречу. Сунь Укун спрятался за какой-то причудливый камень и стал наблюдать за женщиной. Вот как она выглядела:

Красою своей несравненной

способна разрушить царство,

Поступь воздушна и плавна —

лепестка легчайшего легче.

Ликом схожа с дивной Ван Цян,

Повадкою – с чуской дамой,

Каждое слово – волшебный бутон.

Аромат уста источают.

Пышен узел густых волос,

уложены тонкие пряди;

Словно омыты осенней водой,

глаза прозрачны и ясны.

Капли воды увлажнили подол,

на диво крохотны ножки.

Сквозь тонкий лазоревый шелк рукавов

розовеют нежные руки.

Как только женщина приблизилась к камню, за которым притаился Великий Мудрец, он вышел из своего укрытия и, совершив поклон, обратился к ней с такими словами:

– О бодисатва в образе девы, куда путь держишь?

Женщина подняла голову, увидела Сунь Укуна, и сердце ее сжалось от страха. Однако, набравшись духу, она спросила:

– Откуда ты явился? И как смел заговорить со мной?

Сунь Укун отвесил низкий поклон и с улыбкой ответил:

– Я иду с горы Изумрудных облаков, а в этих краях ни разу не был, вот и хотел спросить тебя, где здесь гора Скопления громов и пещера Скребущих облаков? Дело в том, что дьяволица по прозванию Железный Веер из Банановой пещеры на горе Изумрудных облаков послала меня к Быкоголовому сказать, что соскучилась и хочет его видеть.

При этих словах красавица так рассердилась, что даже мочки ушей у нее покраснели, и стала кричать, брызжа слюной:

– Дура она, твоя дьяволица! Подлая рабыня! Сколько даров и драгоценностей за эти два года я ей послала: и дрова, и крупу – все ей привозят. А она никак не отступается. Вздумала звать его к себе. Для чего?

Сунь Укун сразу смекнул, что это и есть царевна Яшмовое Личико, нарочно выхватил свой посох с золотыми обручами и заорал во все горло:

– Ах ты, мерзавка! Подлая тварь! Соблазнила своими богатствами Быкоголового и еще смеешь поносить других! Стыда у тебя нет!

Увидев, как рассвирепел Сунь Укун, женщина перепугалась и со всех ног пустилась бежать. Сунь Укун погнался за ней, и она едва успела скрыться в пещере, с грохотом захлопнув ворота.

Красавица вбежала прямо в комнату, где обычно Быкоголовый занимался писанием знаков киноварью, бросилась ему на грудь, стала дергать его за уши и щеки, а затем разразилась громкими воплями.

– Подлец ты этакий, негодяй проклятый! – кричала женщина. – Загубил ты мою жизнь! Сирота я, некому вступиться за меня. Думала, ты будешь мне опорой, а ты, оказывается, несчастный трус, так и просидишь весь век под юбкой у своей жены!

Быкоголовый заключил красавицу в объятия и принялся ее утешать.

– Милая моя! – нежно произнес он. – В чем я провинился перед тобой? Скажи! Я готов просить прощения.

Немного успокоившись, женщина рассказала, что повстречала какого-то монаха, безобразного на вид, и он сказал, что его послала сюда владычица Железный Веер.

– Он преследовал меня до самой пещеры, размахивая своим посохом, и я едва ноги унесла, – сказала царевна Яшмовое Личико.

– Жена моя с малых лет воспитывалась в благочестии, постигла премудрость жизненного пути и стала небожительницей, – ответил на это Быкоголовый. – В услужении у нас не то что мужчин – даже отроков нет. Откуда же взялся этот безобразный монах? Не иначе как оборотень явился сюда под чужим именем. Дай-ка я выйду погляжу на него!

Быкоголовый облачился в боевые доспехи, взял палицу в железной оправе, вышел за ворота и крикнул:

– Кто здесь шумит?

– О старший брат мой! Узнаешь ли ты меня, своего младшего брата? – спросил Сунь Укун, отвесив низкий поклон.

Ответив на поклон поклоном, Быкоголовый спросил:

– Уж не Сунь Укун ли ты, тот самый, которого величают Великим Мудрецом, равным Небу?

– Я и есть! – отвечал Сунь Укун.

– Зачем же ты напугал мою возлюбленную? – спросил Быкоголовый.

– Не знал я, что это моя вторая невестушка. Спросил, как тебя найти, а она давай ругаться. Ну, я и попугал ее маленько. Ты уж прости меня!

– Так и быть, в память о нашей прежней дружбе прощаю. Можешь идти!

– Спасибо тебе за великодушие, – промолвил Великий Мудрец, – но я хотел попросить тебя о помощи. У твоей жены Лочи есть волшебный веер, которым можно погасить пламя на Огнедышащей горе. А мне через эту гору надо перевести наставника, который идет за священными книгами. Вот я и хотел просить тебя вместе со мной отправиться в Банановую пещеру и попросить твою жену одолжить мне веер. Я ходил к ней, но мне она веера не дала.

При этих словах сердце Быкоголового вспыхнуло неукротимой яростью. Он заскрежетал зубами и заорал:

– До чего же ты наглый! Мало того что ты явился к моей жене, чтобы выманить у нее веер, так ты еще напугал мою возлюбленную. Ну-ка, подойди поближе, я угощу тебя моей железной палицей!

– Вот что, брат! – сказал тут Великий Мудрец. – Хочешь драться, изволь, я тебя не боюсь. Но еще раз прошу: помоги мне раздобыть веер.

– Вот как мы сделаем, – проговорил Быкоголовый. – Одолеешь меня в трех схватках – я велю жене одолжить тебе веер, не одолеешь – убью тебя и этим умерю свой гнев.

– Идет, – спокойно ответил Сунь Укун.

И вот Быкоголовый своей железной палицей нацелился на Сунь Укуна. Но тот успел отбить удар, и между ними разгорелся жаркий бой.

Более ста раз схватывались противники, но так и нельзя было сказать, на чьей стороне перевес. Вдруг с вершины горы до них донесся голос:

– Князь! Мой повелитель давно уже ждет тебя на пир!

Быкоголовый отразил удар Сунь Укуна и крикнул:

– Жди меня здесь! Я побываю у своего друга на пиру, а потом мы продолжим бой.

Сказав так, Быкоголовый покинул поле боя, вернулся к себе в пещеру, снял боевые доспехи, облачился в просторный кафтан темного цвета, вышел из ворот, оседлал исполинскую черепаху с золотистыми глазами, велел привратникам хорошенько стеречь ворота и на облаке полетел на северо-восток.

Великий Мудрец с вершины горы видел, как Быкоголовый куда-то отправился, и подумал: «С кем же это он завел дружбу и где собирается пировать? Последую-ка я за ним и все разузнаю!»

Сунь Укун встряхнулся, превратился в легкий ветерок и вмиг догнал Быкоголового. Вскоре они достигли какой-то горы, и князь вдруг пропал. Великий Мудрец принял свой первоначальный вид и отправился на поиски. На горе оказалось глубокое прозрачное озеро, на его берегу высилась каменная стела с высеченными на ней шестью большими иероглифами: «Озеро Лазоревые Волны на горе Разбросанные Камни».

«Не иначе как князь скрылся в этом озере. Там, видно, живет какой-то оборотень: крокодил, дракон, рыба, черепаха или тритон. Опущусь-ка я на дно, посмотрю, что там происходит».

Сунь Укун щелкнул пальцами, прочел заклинание, встряхнулся и сразу же превратился в краба, не очень большого и не очень маленького, весом примерно тридцать шесть цзиней. Бултыхнувшись в воду, он сразу же опустился на дно и увидел арку тонкой резной работы, а возле нее на привязи черепаху с золотистыми глазами. Сунь Укун вполз внутрь и пополз дальше, внимательно оглядываясь вокруг. Вдруг до него донеслись звуки музыки.

Он продолжал ползти, пока не достиг залы, где на почетном месте восседал Быкоголовый, а рядом с ним старый дракон – судя по виду, оборотень. Подле дракона справа и слева сидели его сыновья, внуки, жены и дочери. Сунь Укун вполз в залу, и дракон-хозяин его заметил.

– Хватайте этого невежу-краба! – крикнул он.

Краба схватили, а он вдруг заговорил человеческим голосом:

– Пощадите! Пощадите!

– Откуда ты взялся, – спросил старый дракон, – и как посмел войти сюда? Живей выкладывай все как есть, тогда, может быть, я пощажу тебя.

Тут Великий Мудрец стал выдумывать всякие небылицы и сказал, что впервые в жизни попал во дворец дракона.

Все, кто здесь был, вступились за краба и, кланяясь, стали говорить дракону:

– Он и в самом деле впервые в жизни попал в твой дворец, откуда же ему знать дворцовые порядки? Отпусти ты его с миром!

Великий Мудрец пробормотал что-то в знак благодарности и поспешил убраться. Он полз не останавливаясь и по дороге думал:

«Теперь Быкоголового не дождешься. Уведу-ка лучше я его черепаху, приму его облик, обману Лочу и выманю у нее веер».

Очутившись за воротами, Сунь Укун принял свой первоначальный вид, отвязал черепаху с золотистыми глазами, уселся в резное, изукрашенное седло и отправился в обратный путь. Выбравшись из озера, Сунь Укун принял вид Быкоголового и, погоняя черепаху, на облаке очень быстро добрался до Банановой пещеры на горе Изумрудных облаков.

– Эй, отворяйте ворота! – закричал он.

На шум выбежали привратницы, приоткрыли ворота и, увидев своего повелителя, стремглав бросились с радостной вестью к госпоже:

– Госпожа! Наш повелитель вернулся!

Лоча, не веря своим ушам, торопливо поправила прическу и, семеня своими крохотными ножками, побежала за ворота встретить мужа. Они поговорили о том о сем, затем принялись пить вино, и, когда Лоча опьянела, Сунь Укун сказал:

– Слышал я, что в окрестностях Огнедышащей горы появился этот негодяй Сунь Укун. Как бы он не пришел сюда просить у тебя волшебный веер.

– О повелитель мой! Он уже был здесь, но я дала ему ненастоящий веер, а настоящий – вот он.

Сказав так, Лоча хихикнула, выплюнула изо рта листик и прижалась к Сунь Укуну.

Сунь Укун взял листик в руки, повертел его и спросил:

– Как же можно таким маленьким листиком погасить пламя, бушующее на пространстве в восемьсот ли?

Вино настолько разобрало Лочу, что она, ничего не подозревая, промолвила:

– О великий князь мой! Прошло всего два года, а ты, день и ночь предаваясь любовным утехам, уже успел забыть тайну своего собственного талисмана! Большим пальцем левой руки надо скрутить седьмую красную шелковинку на ручке веера и при этом произнести заклинание. Листик сразу увеличится до целого чжана и двух ли! Одним его взмахом можно погасить пламя даже на пространство нескольких тысяч ли!

Великий Мудрец крепко-накрепко запомнил все, что сказала Лоча, положил листик в рот, потер лицо руками и принял свой первоначальный вид.

– Ну-ка, Лоча, погляди на меня! – заорал он. – Посмотри, каков из себя твой родной муженек! Ай-ай-ай! И не стыдно тебе было завлекать меня в свои сети!

Увидев перед собой Сунь Укуна, женщина в ужасе перевернула стоявший перед нею стол с яствами, упала на землю и, сгорая от стыда, стала громко причитать:

– Убил! Без ножа зарезал!

А Сунь Укун, не обращая никакого внимания на Лочу, повернулся, вышел из пещеры, вскочил на облако, перемахнул через гору и достал изо рта волшебный талисман, чтобы испытать его. Большим пальцем левой руки он начал скручивать седьмую шелковинку на ручке веера и произнес заклинание.

Листик действительно увеличился до одного чжана и двух ли. Сунь Укун хорошенько разглядел его и убедился, что этот веер совсем не похож на тот, который ему в первый раз дала Лоча. Крохотный листик излучал необыкновенное сияние и был прошит тридцатью шестью красными шелковыми нитками.

Но Сунь Укун узнал только одно заклинание: как увеличить листик, а как уменьшить его, он не знал. Делать нечего, Сунь Укун взвалил веер на спину и пустился в обратный путь.

Между тем Быкоголовый собрался после пира домой, но не обнаружил у ворот своей черепахи с золотистыми глазами. Хозяин-дракон учинил строгий допрос всем своим домочадцам. Однако те, опустившись на колени, клялись, что не трогали черепахи и вообще не выходили за ворота.

Тут выступили вперед сыновья и внуки дракона и сказали:

– Когда мы рассаживались, в зале появился краб. Вот он и утащил черепаху.

Быкоголовый сразу же смекнул, чьих это рук дело, вынырнул на поверхность, взлетел ввысь, оседлал желтое облако и помчался прямо к горе Изумрудных облаков. Подлетая к Банановой пещере, он еще издали услыхал, как бушевала Лоча. Она топала ногами, била себя в грудь кулаками, изрыгала проклятия.

С силой распахнув ворота, Быкоголовый увидел привязанную черепаху с золотистыми глазами и спросил:

– Куда девался Сунь Укун?

Все домочадцы опустились на колени и приветствовали своего хозяина, а Лоча вцепилась в него и стала поносить:

– Чтоб тебя громом поразило! Как же ты позволил этой несносной обезьяне украсть черепаху с золотистыми глазами? Ведь Сунь Укун принял твой облик и явился сюда!

Быкоголовый от ярости заскрежетал зубами и заорал:

– А не знаешь ты, куда он подался?

– Этот негодяй выманил у меня наш драгоценный талисман, принял свой настоящий облик и сбежал! Я чуть не лопнула от злости!

– Побереги себя, женушка! – ласково произнес Быкоголовый. – Не надо так волноваться. Я сейчас догоню обезьяну, отниму у нее наш талисман, а с нее спущу шкуру, раздроблю ей кости, вырву у нее сердце и печень и отдам тебе. Может быть, хоть так ты утолишь свой гнев! Подайте мне мое оружие, живо! – обратился он к служанкам.

– Повелитель! – отвечали служанки. – Твоего оружия здесь нет!

– Тогда несите мне оружие вашей госпожи!

Служанки мигом поднесли ему меч, и Быкоголовый, сняв с себя облачение, в котором был на пиру, в одном исподнем, с мечом в руках выбежал из Банановой пещеры и помчался прямо к Огнедышащей горе.

Если хотите узнать, что случилось дальше, прочитайте следующую главу.


в которой рассказывается о том, как на пути Танского монаха выросла Огнедышащая гора и как Сунь Укун пытался раздобыть банановый веер | Сунь Укун — царь обезьян | из которой вы узнаете о том, как Чжу Бацзе одолел Быкоголового и как Сунь Укун в третий раз раздобыл волшебный веер