home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



повествующая о том, как два монаха учинили разгром во дворце царя драконов, и о том, как с помощью бога Эрлана и его братьев они одолели оборотней и вернули похищенные драгоценности

Итак, Сунь Укун и Чжу Бацзе, прихватив с собой двух оборотней, уцепились за порыв ветра, сели на облако и в следующий миг уже были у озера Лазоревые Волны на горе Каменный Хаос.

Тут Сунь Укун придержал облако, на котором они летели, дунул на свой волшебный посох, произнес заклинание, и вместо посоха в руках у него сразу же оказался острый жертвенный нож. Он отхватил ухо у черной рыбины, нижнюю губу у сома, а затем сбросил обоих в воду и крикнул:

– Живей отправляйтесь к своему повелителю, царю драконов, и доложите ему, что я, Великий Мудрец, равный Небу, Сунь Укун, прибыл сюда и требую, чтоб он немедленно отдал мне все похищенные сокровища пагоды Золотое сияние! Тогда я пощажу его и его домочадцев. Если же он вздумает артачиться, я вычерпаю из его озера всю воду, а его со всеми сородичами, старыми и малыми, предам лютой казни!

Оборотни плюхнулись в воду, переполошив остальных обитателей озера – тритонов, крокодилов, черепах, осьминогов, крабов и рыб, – и вместе с ними направились прямо ко дворцу царя драконов.

– О великий царь! – вскричали они, представ перед своим повелителем. – Беда! Вчера ночью нас изловил в пагоде ученик Танского монаха Сунь Укун и крепко-накрепко связал. А сегодня утром нас притащили к правителю государства, и он учинил нам допрос. Пришлось во всем признаться. Тогда нас посадили в тюрьму, а потом отдали Сунь Укуну и Чжу Бацзе. На облаке они домчали нас сюда, бросили в озеро, велели явиться к тебе и сказать, чтобы ты вернул все сокровища пагоды!

Царь драконов в это время как раз распивал вино со своим зятем Девятиголовым. Услышав имя Сунь Укуна, он так перепугался, что душа у него чуть с телом не рассталась, и он обратился к своему зятю:

– Ну, дорогой зять! Дело – дрянь! Эту обезьяну нам не одолеть!

Но Девятиголовый, выслушав царя драконов, надменно рассмеялся и сказал:

– Не беспокойся, дорогой тесть! Я с детства обучен военному мастерству. Нет такого уголка в стране, омываемой четырьмя морями, где мне не пришлось бы встретиться в бою с прославленными героями. Чего же нам бояться? Вот я сейчас выйду и схвачусь с ним. И если не одолею его с третьего раза, не дерзну показаться тебе на глаза.

Девятиголовый быстро облачился в военные доспехи, взял серпообразную секиру, вышел из дворца, вынырнул на поверхность озера и громко крикнул:

– Кто здесь Великий Мудрец, равный Небу? Ну-ка, выходи и прощайся с жизнью!

Сунь Укун и Чжу Бацзе ничего не ответили и стали внимательно разглядывать выскочившего из воды оборотня.

Вот как он выглядел:

Шлем из белого серебра

слепит, словно свежий снег,

Доспехи тоже шлему под стать —

как иней осенний блестят.

Воистину с яшмой небесной схож

пышно расшитый халат.

Во лбу, на затылке множество глаз —

На север, на запад, на юг, на восток

разом они глядят.

Страшный оборотень стоуст —

Слева и справа отверстые рты

разом слова твердят.

Звуком единым

сотрясает он пустоту,

В страхе взмывает птица

в небесную вышину.

Не дождавшись ответа, оборотень снова крикнул:

– Кто здесь Великий Мудрец, равный Небу?

Тогда Сунь Укун провел рукой по золотым обручам своего посоха и ответил:

– Великий Мудрец Сунь Укун – это я!

– Ты откуда взялся? – насмешливо спросил оборотень. – Где живешь и как попал в государство Благодарственных поклонений? По какому праву охранял пагоду и изувечил двух моих воинов? Как посмел явиться сюда, на мою драгоценную гору, и угрожать мне? Пусть даже я украл сокровища пагоды, тебе что за дело? Ты идешь за священными книгами? Ну и иди!

– Э, да я вижу, ты нахал, понятия не имеешь о справедливости! Ведь из-за тебя невинно страдают монахи из монастыря Золотое сияние! А они – мои братья. Как же мне не вступиться за них?

– В таком случае давай драться! Только, боюсь, не доведется тебе увидеть священные книги.

От этих слов Сунь Укун пришел в такую ярость, что, позабыв обо всем на свете, ринулся со своим посохом на противника.

И вот на горе Каменный Хаос разгорелся бой. Лютый был бой.

Более тридцати раз схватывались противники, но так и нельзя было сказать, кто победит. Чжу Бацзе долго наблюдал за сражением, потом не выдержал, поднял вилы и стал сзади подкрадываться к врагу, чтобы нанести ему удар в спину. Но, как вы знаете, у оборотня было девять голов и девять пар глаз. Он заметил Чжу Бацзе и успел отбить удар. И все же он почувствовал, что биться сразу с двумя ему не под силу, и превратился в страшную гидру о девяти головах.

Тут Сунь Укун вскочил на благодатное облако и принялся колотить чудовище по всем девяти головам. Но гидра расправила крылья, со свистом перевернулась и камнем упала к подножию горы, где стоял Чжу Бацзе. В тот же миг прямо из туловища у нее выросла еще одна голова, гидра раскрыла пасть, подобную кровавой чаше, зубами ухватила Чжу Бацзе за загривок и уволокла на дно озера. Там Девятиголовый принял свой облик, швырнул Чжу Бацзе на землю и крикнул:

– Возьмите этого монаха да покрепче свяжите! Он мне ответит за моих старшин!

На шум вышел сам царь драконов и, увидев пленника, очень обрадовался.

– Ты совершил великий подвиг! – сказал он, обращаясь к своему зятю.

Девятиголовый рассказал, как было дело, и царь драконов велел тотчас же устроить в честь зятя пир. Мы не будем рассказывать, как они пировали, а вернемся к Великому Мудрецу.

Увидев, что оборотень схватил Чжу Бацзе, он не на шутку перепугался.

«Как же я теперь покажусь на глаза наставнику? – думал он. – Да и правитель государства Благодарственных поклонений меня засмеет. А одному мне, пожалуй, не справиться с этим чудищем».

Поразмыслив еще немного, Сунь Укун щелкнул пальцами, произнес заклинание, встряхнулся, принял вид краба и, бултыхнувшись в воду, очутился перед торжественной аркой дворца. Дорога во дворец была ему хорошо знакома еще с того раза, когда он увел черепаху с золотистыми глазами. Итак, Сунь Укун добрался до дворца, перелез через порог и увидел старого царя драконов, который весело распивал вино со своим зятем. Приблизиться к ним Великий Мудрец не решился и подполз под восточную галерею, где увидел оборотней-крабов, затеявших какую-то игру. Сунь Укун прислушался к их разговору, быстро усвоил их язык и спросил:

– Не знаете ли вы, что сталось с тем длиннорылым монахом, которого изловил царский зять? Сдох он или жив еще?

– Пока еще жив! – хором ответили крабы. – Не слышишь разве, как он стонет там, у западной галереи?

Узнав таким образом, где находится Чжу Бацзе, Сунь Укун перебрался к западной галерее и там действительно увидел Чжу Бацзе, привязанного к столбу. Сунь Укун подполз к нему, перекусил клешнями веревки и велел бежать.

– А как быть с вилами? – спросил Чжу Бацзе. – Оборотень их отнял у меня и, наверно, унес во дворец.

– Ступай к торжественной арке и жди меня там, – приказал Сунь Укун и снова пополз во дворец.

Вдруг он заметил слева от себя яркий свет. Это вилы Чжу Бацзе излучали сияние. Сунь Укун стал невидимым, выкрал вилы, выполз за ворота и крикнул Чжу Бацзе:

– Вот они, твои вилы! Забирай их!

Тогда Чжу Бацзе сказал:

– Сейчас я ворвусь во дворец и, если мне посчастливится одолеть оборотня, захвачу и всех остальных, если же нет – постараюсь выбраться из дворца, а ты жди меня на берегу озера. В случае надобности придешь на помощь!

Так они и сделали. Сунь Укун пошел на берег, а Чжу Бацзе ринулся во дворец, ломая вилами все, что попадалось ему на пути: двери, столы, стулья, посуду.

Он до того разошелся, что разбил вдребезги черепаховый щит перед главным входом, вырвал с корнем коралловое дерево и швырнул его с такой силой на землю, что оно разлетелось на мелкие кусочки.

Между тем Девятиголовый, спрятав царевну в тайниках дворца, вооружился секирой и помчался навстречу Чжу Бацзе.

– Эй, ты! Свинья тупорылая! – заорал он. – Как ты смеешь шуметь здесь?

– Я тебе покажу, негодяй! – крикнул в ответ Чжу Бацзе. – Притащил меня на дно озера, вот и пеняй на себя! Живо отдавай все, что награбил в государстве Благодарственных поклонений, не то я уничтожу тебя и весь твой поганый род!

И снова враги схватились. Но тут на помощь Девятиголовому пришел сам царь драконов со своими чадами.

Все они вооружились мечами и бросились на Чжу Бацзе, норовя схватить его. Чжу Бацзе понял, что дело плохо, и пустился наутек. Оборотни бросились его догонять и выскочили из воды.

Но на берегу их подстерегал Сунь Укун. Одним ударом своего посоха он размозжил череп старому дракону. Воды озера Лазоревые Волны окрасились его кровью, а бездыханное тело понеслось по волнам, теряя чешую.

Драконовы чада в страхе разбежались кто куда, а Девятиголовый забрал тело тестя и вернулся во дворец.

– Вот что, Чжу Бацзе, – сказал Сунь Укун, – мы должны во что бы то ни стало добыть похищенные сокровища пагоды. Так что отправляйся на дно озера и постарайся выманить Девятиголового из воды, а уж тут я с ним разделаюсь.

В это время вдруг завыл-загудел ветер и стало темно: это с востока прямо на юг летела черная мрачная туча. Сунь Укун вгляделся повнимательнее и увидел бога Эрлана с шестью братьями, которые, с острыми клинками в руках и самострелами за спиной, изогнувшись под тяжестью добычи, состоящей из серн и лосей, лисиц и зайцев, довольные возвращались с попутным ветром с охоты.

– Чжу Бацзе! – крикнул Сунь Укун. – Да ведь это мои братья! Нам здорово повезло! Сейчас мы их попросим нам помочь одолеть Девятиголового.

Чжу Бацзе поднялся на вершину горы и, преградив путь приближающейся туче, крикнул:

– О премудрый! Задержись ненадолго! Мудрец, равный Небу, Сунь Укун, желает тебе поклониться.

Эрлан остановил тучу и спросил:

– Не скажешь ли нам, где находится Великий Мудрец?

– У подножия этой горы, – отвечал Чжу Бацзе.

– Братья мои, – промолвил Эрлан, обращаясь к шестерым своим братьям, – скорее зовите его сюда!

И все шесть братьев, выступив вперед, стали громко звать:

– Старший брат Сунь Укун! Тебя кличет премудрый Эрлан!

Сунь Укун пошел братьям навстречу, всем по очереди поклонился и направился вместе с ними на гору, где расположился Эрлан.

Они обменялись приветствиями, после чего Сунь Укун сразу же приступил к делу.

– Ты знаешь, брат мой, – сказал он, обращаясь к Эрлану, – что я избавился от тяжкой кары и сейчас оберегаю Танского монаха, который идет на Запад за священными книгами. Бесчисленные препятствия встают на нашем пути. Вот и сейчас мы должны одолеть злого оборотня и отнять у него сокровища, похищенные им в пагоде монастыря Золотое сияние.

– А что это за оборотень? – спросил Эрлан.

И Сунь Укун от начала до конца рассказал Эрлану о том, как Девятиголовый вместе с царем драконов похитили сокровища пагоды, как невинно пострадали монахи и как наставник велел Сунь Укуну и Чжу Бацзе отнять сокровища у разбойников и вернуть их монахам.

– Царя драконов я убил, – сказал Сунь Укун. – Но Девятиголовый жив. Он-то и прячет сокровища. А одолеть его нелегко.

– Хорошо, что дракон убит, – отвечал Эрлан. – Теперь без труда можно будет расправиться с Девятиголовым.

Они решили ночью, при свете луны, попировать, а на рассвете вызвать Девятиголового на бой.

Распивая вино и вспоминая былые дела, они не заметили, как занялась заря.

– Что же, – промолвил Чжу Бацзе, – пора мне лезть в воду, вызывать оборотня на бой.

– Ты только вымани его на сушу, – сказал Эрлан, – а уж тут мы возьмемся за него все сообща.

Чжу Бацзе подогнул полы одежды, взял вилы и, опустившись на дно озера, с громкими криками ворвался во дворец.

В это время сыновья дракона, облачившись в траурные одежды, сидели у тела покойного и оплакивали его. Внуки и Девятиголовый в заднем помещении дворца мастерили гроб.

Неистово ругаясь, Чжу Бацзе взмахнул вилами и изо всех сил стукнул по голове одного из сыновей, проломив ему череп в девяти местах. Жена дракона со всей челядью в страхе забилась во внутренние покои и там вопила истошным голосом.

– О Небо! Длиннорылый монах убил моего сына!

Услышав это, Девятиголовый вооружился секирой и вместе с внуками дракона поспешил навстречу врагу. Начался бой. Чжу Бацзе потихоньку пятился к выходу, а затем выскочил из воды. На берегу озера его ждали Великий Мудрец и семь премудрых братьев-праведников. Прежде всего они расправились с внуками дракона. Видя, что дела плохи, Девятиголовый принял вид гидры и, расправив крылья, взлетел на воздух, кружа над своими врагами. Тогда Эрлан достал золотой самострел, серебряную стрелу и, натянув лук до отказа, выпустил стрелу в девятиголовое чудовище. Чудовище, сложив крылья, ринулось вниз, намереваясь укусить Эрлана, и в этот момент у него появилась еще одна голова. Но ее мигом откусила охотничья собака. Превозмогая боль, чудовище бросилось бежать в сторону Северного моря и исчезло в волнах, а Сунь Укун, приняв вид Девятиголового, опустился на дно озера, чтобы выманить у царевны сокровища пагоды.

Чжу Бацзе последовал за ним.

Когда они приблизились ко дворцу, царевна громко воскликнула:

– Что с тобой, дорогой муженек?

– Видишь, – отвечал Сунь Укун, – за мной гонится Чжу Бацзе. Он хочет отнять у нас сокровища. Надо их спрятать хорошенько.

Царевна быстро пошла во внутреннее помещение, вынесла золотой ларец и, передавая его Сунь Укуну, сказала:

– Вот драгоценность Будды! Его останки!

Затем она принесла ларец из белой яшмы.

– А здесь, – сказала она, – гриб линчжи с девятью листьями. Спрячь все это, а я пока схвачусь с Чжу Бацзе.

Сунь Укун взял оба ларца и, приняв свой настоящий вид, крикнул:

– Ну-ка, царевна, погляди на меня! Похож я на твоего муженька?

Царевна хотела отнять у Сунь Укуна ларцы, но тут подоспел Чжу Бацзе и так стукнул ее своими вилами, что она замертво свалилась на землю.

В живых осталась только царица.

– Не надо ее убивать, – сказал Сунь Укун. – Мы возьмем ее с собой к правителю государства Благодарственных поклонений, пусть расскажет о наших подвигах.

Чжу Бацзе вытащил царицу на поверхность озера, а затем появился и Сунь Укун, который в обеих руках нес ларцы с драгоценностями.

Сунь Укун поблагодарил Эрлана и его братьев за помощь, и они, распрощавшись, продолжали свой путь.

А Сунь Укун с Чжу Бацзе, таща за собой на веревке царицу, на облаках и туманах быстро добрались до государства Благодарственных поклонений. Монахи из монастыря Золотое сияние ждали у городских ворот и пали ниц при их появлении, отбивая земные поклоны, после чего с почетом ввели Сунь Укуна и Чжу Бацзе в город.

Правитель государства встретил героев с почетом и велел устроить роскошный пир в их честь.

Сунь Укун рассказал, как бился с зятем царя драконов, как убил самого дракона, как повстречал бога Эрлана и шестерых его братьев и с их помощью одолел Девятиголового и как, наконец, приняв его облик, выманил сокровища пагоды у царевны.

О том же поведала и жена дракона, царица, которая умела говорить человеческим языком.

– Я, так и быть, пощажу тебя, но при одном условии: что ты будешь вечно находиться при пагоде и охранять ее.

– Плохая жизнь лучше хорошей смерти, – отвечала царица, – и, если ты не убьешь меня, я выполню все, что ты пожелаешь.

Итак, сокровища были водворены на место, и жители дальних и ближних стран вновь увидели их дивное сияние.

Правитель выразил паломникам свою благодарность и после пира проводил их в дальнейший путь.

Если хотите узнать, что еще случилось с нашими паломниками, прочтите следующую главу.


в которой рассказывается о том, как в храме-пагоде было совершено телесное и духовное омовение, как доставили на суд правителя оборотней и как паломники решили сове | Сунь Укун — царь обезьян | из которой вы узнаете о том, как пригодилась путникам исполинская сила Чжу Бацзе на Тернистой горе и как Танский монах вел беседу о стихах с обитателями Скита лесны