home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



повествующая о том, как оборотень воздвигнул ложный храм и дал ему название «Малый храм Раскатов грома» и как четверо путников попали в беду

Итак, паломники продолжали свой путь. Снова прошла зима и наступила весна.

И вот однажды паломники увидели высокую, неприступную гору. Она сплошь поросла лесом, который кишмя кишел разными зверями.

У Танского монаха сердце сжалось от страха.

Но Сунь Укун взмахнул своим посохом с золотыми обручами, рявкнул, и все звери в страхе разбежались, тогда Великий Мудрец провел наставника прямо к вершине горы. Они благополучно перевалили через нее и спустились по западному склону на ровное плато. Тут они вдруг заметили чудесное сияние, исходившее от дворцовых построек с высокими стенами и башнями, и услышали мелодичные звуки колокола и била.

– Братья! – воскликнул Танский монах. – Посмотрите, что это за обитель?

Сунь Укун поднял голову, приложил руку к глазам и стал всматриваться. Вдали стоял монастырь. Места там были очень красивые, но сквозь божественное сияние Великий Мудрец узрел какие-то зловещие струи.

– С виду монастырь этот очень походит на храм Раскатов грома, – сказал Сунь Укун, – но нам ни в коем случае не следует входить внутрь, не то попадем в лапы к злодеям.

– Мимо нам все равно придется пройти, – сказал тут Шасэн. – Иного пути нет. Вот и посмотрим, что это за монастырь!

Они двинулись дальше и вскоре достигли врат монастыря.

Увидев надпись: «Храм Раскатов грома», Танский монах скатился с коня, распростерся на земле и стал ругать Сунь Укуна:

– Ах ты, мерзкая обезьяна! Погибели моей хочешь! Ведь это самый настоящий храм Раскатов грома!

Сунь Укун, смеясь, ответил:

– Наставник! Не сердись на меня, лучше взгляни хорошенько еще раз на вывеску. Ведь на ней не три, а четыре иероглифа.

Дрожа всем телом, Танский монах поднялся на ноги, еще раз взглянул на вывеску и увидел, что там и в самом деле четыре иероглифа: «Малый храм Раскатов грома».

– Ну и что же? – произнес он. – Пусть Малый храм, но и в нем, я уверен, находится Будда. А у древних есть такое выражение: «Где Будда, там и его учение». Я думаю, мы можем, откинув страх и сомнения, войти внутрь! Я должен выполнить свой обет: поклоняться Будде везде, где встретится его обитель.

И он велел Чжу Бацзе достать рясу, сменил головной убор, подпоясался и, приняв осанистый вид, двинулся вперед.

В это время в воротах кто-то крикнул:

– Танский монах! Что же ты не идешь, почему медлишь? Ты ведь прибыл сюда из восточных земель поклониться нашему Будде!

Услышав это, Танский монах принялся отбивать поклоны. Вслед за ним опустились на колени Чжу Бацзе и Шасэн и тоже стали отбивать поклоны. Только Великий Мудрец Сунь Укун продолжал как ни в чем не бывало стоять у них за спиной, держа коня под уздцы, приводя в порядок поклажу. Когда путники вошли в монастырский двор и приблизились ко вторым воротам, глазам их представился великий дворец Будды Татагаты. Перед входом, внизу, у престола Будды, выстроились рядами пятьсот архатов, три тысячи подвижников, вникших в суть учения Будды, четыре великих бодисатвы, восемь Цзиньганов, хранителей Закона Будды, монахи и монахини бицю, а также бесчисленные толпы приверженцев Будды. Вот уж поистине это зрелище являло собой картину, достойную быть воспетой в стихах.

Танский монах, Чжу Бацзе и Шасэн, продвигаясь вперед, не переставали кланяться и так дошли до священного трона, устроенного наподобие лотоса. Вдруг раздался окрик:

– Эй! Сунь Укун! Ты почему не кланяешься, представ перед Буддой Татагатой?

Сунь Укун внимательно всмотрелся в того, кто это крикнул, оставил коня и поклажу и вооружился посохом.

– Ах ты, скотина! – заорал Сунь Укун. – Да как посмел ты принять облик Будды! Сейчас я тебя проучу!

С этими словами Сунь Укун стал яростно вращать своим посохом и бросился вперед, намереваясь нанести удар обманщику. Но в этот момент откуда-то с воздуха вниз полетели две музыкальные тарелки из чистого золота. Сунь Укун очутился между ними, и тарелки захлопнулись. Чжу Бацзе и Шасэн быстро выхватили один – вилы, другой – посох, но не успели они и пальцем шевельнуть, как их сразу же окружили плотным кольцом все архаты, приверженцы Будды, святые иноки и праведники. Танского монаха тоже схватили. Паломников крепко связали и уволокли в заднее помещение. Сунь Укуна так и оставили, захлопнутого тарелками. Великий Мудрец был прав. Восседавший на лотосовом троне Будда оказался главарем оборотней, а его многочисленные приближенные – разной нечистью. Сунь Укуна оборотень намеревался сгноить в своих золотых тарелках, а учителя его сварить и съесть.

К каким только волшебным способам не прибегал Великий Мудрец, чтобы выбраться на свободу! Но все было тщетно. С помощью заклинания он увеличился, увеличились и тарелки. Он стал величиной с горчичное зернышко, стали величиной с горчичное зернышко и тарелки.

Сунь Укун выдернул у себя две шерстинки, превратил их в сверло с пятью лепестками, напоминающими цветок сливы, приладил сверло к посоху и принялся сверлить, но даже крохотной ямки не мог просверлить. Окруженный непроницаемым мраком, задыхаясь от нестерпимой жары, Сунь Укун произнес еще одно заклинание, и снаружи тотчас же послышались голоса духов – хранителей пяти стран света, духов-служителей Людина и Люцзя и восемнадцати духов – хранителей кумирен и пагод.

– Великий Мудрец! Мы давно здесь оберегаем твоего наставника и не допустим, чтобы оборотень причинил ему вред. Зачем ты нас звал к себе?

– Наставник не послушал меня, – ответил Сунь Укун, – и мне его не жаль. А вот я пострадал невинно. Помогите же мне скорей выбраться из этих тарелок. Ведь в такой жаре и задохнуться недолго.

Все духи дружно взялись за тарелки, но те будто вместе срослись.

Тогда Златоглавый дух вознесся на благодатном луче к Южным небесным воротам, вошел прямо во дворец Чудотворного Неба, пал ниц перед Яшмовым владыкой и рассказал ему, в какую беду попали паломники.

И Яшмовый владыка не мешкая отдал распоряжение:

– Срочно отрядить духов – правителей всех двадцати восьми созвездий к Малому храму Раскатов грома, дабы они освободили страждущих и покарали оборотня!

В тот же миг духи – правители двадцати восьми созвездий вместе с духами – хранителями пяти стран света вышли из Небесных ворот и в следующий миг уже входили в ворота монастыря. Наступило время второй ночной стражи, и все оборотни, большие и малые, после обильного возлияния по случаю поимки Танского монаха спали крепким сном. Воспользовавшись этим, духи – правители двадцати восьми созвездий приблизились к металлическим тарелкам и обратились к Сунь Укуну:

– Великий Мудрец! Мы прибыли по повелению Яшмового владыки, чтобы спасти тебя!

После этого духи взялись за дело.

Они попытались разжать тарелки своим оружием, но, как ни старались, даже крохотного просвета не появилось.

Тогда дух созвездия Дракона, обладавший способностью пробивать металлы, вонзил свой рог между тарелками, изо всей силы надавил, и рог прошел насквозь.

Тут Сунь Укун превратил свой посох в сверло, на кончике рога высверлил маленькую ямку, снова стал величиной с горчичное зернышко, забился в ямку и крикнул:

– Ну, вытаскивай свой рог! Только живее.

С огромным трудом дух созвездия Дракона вытащил свой рог и в изнеможении рухнул наземь.

Тем временем Сунь Укун выскочил из ямки, проделанной им на кончике рога, и принял свой первоначальный облик. Выхватив посох, он с размаху ударил им по тарелкам. Раздался оглушительный грохот, словно рухнула медная гора или обвалился горный рудник. Драгоценные тарелки, принадлежность буддийского храма, вдребезги разбились. Все двадцать восемь духов – правителей двадцати восьми созвездий затрепетали от страха, а у духов – хранителей пяти стран света даже волосы встали дыбом. От страшного грохота и звона пробудились все большие и малые оборотни. Проснулся и сам повелитель. Стремительно вскочив на ноги, он напялил на себя одежду, забил в барабан и наспех проверил ряды воинов-оборотней. Тем временем стало светать. Оборотни кинулись к трону Будды и там увидели Сунь Укуна, духов – правителей двадцати восьми созвездий и разбитые золотые тарелки. Повелитель оборотней велел наглухо запереть ворота, у ворот выстроил своих воинов, вооружился короткой палицей, утыканной волчьими клыками, и, выйдя вперед, громко крикнул:

– Эй, Сунь Укун! Если ты не трус, живей выходи! Схватимся с тобой и посмотрим, чья возьмет!

Сунь Укун, который в это время вместе с духами находился на девятом Небе, принялся разглядывать оборотня.

Вот как он выглядел:

Гриву волос

охватил драгоценный обруч,

Сверкают глазища,

торчком косматые брови.

Нос – точно слива,

чутки огромные ноздри,

Отверстая пасть,

зубы огромные остры.

Клыками утыкан

тяжкий железный посох.

Он, верно, не зверь,

хоть ликом и схож со зверем,

Он не человек,

хотя человеку подобен.

Выставив вперед посох, Сунь Укун крикнул:

– Как ты посмел принять облик Будды, захватить гору и воздвигнуть на ней монастырь Малый храм Раскатов грома?! Сейчас я проучу тебя, поганое чудовище!

– Ты, мерзкая обезьяна, конечно, не ведаешь, кто я и как величать меня по имени, потому и дерзнул вторгнуться на мою священную гору. Знай же: это место называется Малым западным Небом, а я прозываюсь Желтобровым Буддой. Я обрел истинное перерождение за свое нравственное самоусовершенствование, и само Небо пожаловало мне эти богатые храмы и чертоги. Здешние жители не знают моего истинного имени и зовут меня или великим Желтобровым царем, или Желтобровым старцем. Мне все про тебя известно. И то, что ты идешь на Запад, и то, что кое-что смыслишь в волшебстве, вот я и устроил все так, чтобы заманить твоего наставника и помериться с тобой силами. Одолеешь меня – пощажу Танского монаха, не одолеешь – всех вас перебью, а сам отправлюсь к Будде Татагате, возьму у него священные книги и буду наставлять на Путь Истины жителей цветущей Срединной империи.

– Ишь как расхвастался, подлый оборотень! – зло рассмеялся Сунь Укун. – Если хочешь схватиться со мной, подойди поближе. Сейчас я покажу тебе, как надо драться!

И вот между противниками разгорелся бой.

Они схватывались уже более пятидесяти раз, но все еще нельзя было сказать, кто из них победит. Вдруг в воротах монастыря забили в гонги и барабаны. Целая толпа оборотней, размахивая знаменами, кинулась с воинственными криками к месту боя.

На помощь Сунь Укуну выступили духи – повелители двадцати восьми созвездий и духи – хранители пяти стран света. Подняв оружие, они обступили плотным кольцом повелителя оборотней.

Но тот ничуть не испугался. Отражая сыпавшиеся на него со всех сторон удары, он достал из-за пояса холщовый мешок и подкинул его в воздух. Раздался пронзительный свист, и Сунь Укун, а также духи – повелители двадцати восьми созвездий и духи – хранители пяти стран света сразу оказались в мешке. Повелитель оборотней взвалил мешок на спину и вместе со своими воинами, торжествуя победу, вернулся в монастырь.

Там пленников вытащили из мешка, связали, да так, что они не могли пошевельнуться, унесли их в заднее помещение и швырнули на землю.

На радостях повелитель оборотней устроил роскошный пир, который длился с самого утра до поздней ночи. Мы не будем здесь рассказывать, как пировали оборотни, а вернемся к Сунь Укуну и небесным духам, которые лежали, крепко связанные, на земле. Около полуночи Сунь Укун услышал жалобный плач. Это плакал и причитал наставник. С помощью заклинания Сунь Укун освободился от веревок, подошел к Танскому монаху, развязал его, Чжу Бацзе и Шасэна, затем всех небесных духов, и они благополучно выбрались из монастыря. Но, едва выйдя за ворота, хватились поклажи. Однако никто не знал, куда ее спрятали оборотни.

Пришлось Сунь Укуну возвратиться в монастырь, а остальные в ожидании его расположились на лужайке.

Сунь Укун тихонько подошел к монастырю, но все двери оказались крепко запертыми.

Тогда Великий Мудрец произнес заклинание, встряхнулся, превратился в летучую мышь и сквозь щель в крыше проник в монастырь. Он быстро нашел узлы, спрятанные под окном третьего яруса, принял свой настоящий вид, взвалил узлы на спину и двинулся к выходу.

Но, будто нарочно, один узел оторвался от коромысла и с грохотом упал на деревянный настил. Повелитель оборотней проснулся и заорал: «Воры! Держите!»

Оборотни всполошились, стали зажигать фонари и обнаружили, что исчез Танский монах, все его ученики, а также небесные духи.

Услышав крики, Сунь Укун бросил поклажу, чтобы снова не попасть в ловушку, выпрыгнул в окно и убежал. Уже стало светать. Повелитель оборотней взял палицу и во главе своих воинов пустился в погоню. Вскоре он заметил под горой, в дымке тумана духов – повелителей двадцати восьми созвездий и духов – хранителей пяти стран света. Повелитель оборотней приблизился к ним и грозно крикнул:

– Так вот вы где? Ну, держитесь!

И тут все духи – повелители созвездий Золотого Дракона, Летучей Мыши, Зайца, Лисицы, Тигра, Барса, Однорогого Барана, Тельца, Енота, Крысы, Ласточки, Свиньи, Рыси, Волка, Собаки, Кабана, Курицы, Ворона, Мартышки, Обезьяны Юань, Шакала, Овцы, Серны, Коня, Оленя, Змеи и Земляного Червя, духи – хранители пяти стран света, а также духи Людин и Люцзя, духи – хранители веры, а вместе с ними Чжу Бацзе и Шасэн с оружием в руках кинулись на повелителя оборотней. Но тот поглядел на них и расхохотался. Затем он издал пронзительный свист, и появилось около четырех, а то и пяти тысяч больших и малых оборотней, один другого грознее, которые и устремились в бой на западном склоне горы. В самый разгар боя примчался Сунь Укун.

– А поклажу принес? – спросил Чжу Бацзе, бросившись ему навстречу.

– Какую там поклажу! Сам едва спасся, – ответил Сунь Укун.

Тем временем оборотни окружили всех небесных духов, а их повелитель, размахивая своей смертоносной палицей, бросился на учеников Танского монаха. Те едва успевали отбиваться. Близился вечер, а все еще нельзя было сказать, кто победит. Тогда повелитель оборотней пронзительно свистнул и вытащил свой волшебный мешок. Заметив это, Сунь Укун успел скрыться на девятом Небе. Остальные же снова попали в ловушку.

Оборотни во главе со своим повелителем вернулись в монастырь, торжествуя победу, вытащили пленников из мешка и связали. Танского монаха, Чжу Бацзе и Шасэна подвесили к столбам, коня привязали позади храма, духов бросили в погреб и заперли на замок.

Сунь Укун видел с девятого Неба, что все его друзья снова попали в плен, и очень горевал.

Он долго думал, к кому бы ему обратиться за помощью, и решил идти на север, к патриарху Чжэньу, владыке Северного Неба, изгоняющему дьяволов, который находился сейчас на горе Уданшань, на материке Джамбудвипа.

Если хотите знать, что случилось дальше, прочтите следующую главу.


из которой вы узнаете о том, как пригодилась путникам исполинская сила Чжу Бацзе на Тернистой горе и как Танский монах вел беседу о стихах с обитателями Скита лесны | Сунь Укун — царь обезьян | в которой рассказывается о том, как небесные духи испытали на себе злые чары оборотня и как Будда Майтрея покорил дьявола