home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



в которой рассказывается о том, как небесные духи испытали на себе злые чары оборотня и как Будда Майтрея покорил дьявола

Итак, Великий Мудрец вскочил на благодатное облако и стрелой помчался прямо к горе Уданшань на великом южном материке Джамбудвипа, чтобы поклониться патриарху Чжэньу и попросить его о помощи. Очень скоро облако домчало Великого Мудреца до владений патриарха, и тут он залюбовался прекрасными видами.

Надобно вам сказать, что наставник Чжэньу появился на свет от правителя царства Чистой радости и царицы по прозвищу Всепобеждающая, которая почувствовала, что зачала после того, как проглотила во сне солнечный луч. Она носила младенца четырнадцать лун, после чего он родился в дворцовых покоях в час «у» первого дня третьего месяца в год цзя-чэнь, который пришелся на первый год правления под девизом Кайхуан.

И вот, любуясь красотами земли праведников, Великий Мудрец не заметил, как пролетел через первые Небесные ворота, затем через вторые и, наконец, через третьи. Когда же он стал приближаться ко дворцу Великого согласия, то увидел вдруг среди благодатных воспарений и благовещих сияний пятьсот духов-сановников, стоявших полукругом. Все они двинулись навстречу Великому Мудрецу, восклицая:

– Кто ты? Откуда явился?

– Я – Сунь Укун, Великий Мудрец, равный Небу, мне надо повидаться с учителем!

Сановники тотчас же доложили учителю, что пришел Сунь Укун, и тот из тронной залы направился во дворец Великого согласия, чтобы встретить там Сунь Укуна.

– У меня дело к тебе! – промолвил Сунь Укун после положенных приветствий и рассказал праведнику о том, как Танский монах, два его ученика и небесные духи попали в плен к повелителю оборотней, воздвигнувшему на пути подобие храма Раскатов грома.

– Я не могу одолеть эту нечисть, – напоследок сказал Сунь Укун, – и вот явился к тебе за помощью.

– В прежние годы по велению Неба мне доводилось усмирять оборотней, а также злых духов в северо-восточных краях. В то время я стал во главе войска, насчитывавшего пять священных громов-полководцев и бесчисленное множество огромных львов, хищных зверей и ядовитых драконов. Ныне же я пребываю в полном покое на горе Уданшань и блаженствую во дворце Великого согласия. В наших землях, Джамбудвипа и Курудвипа, все оборотни усмирены, а злые духи и разная нечисть исчезли без следа… Однако тебе, Великий Мудрец, я не могу отказать в помощи, я охотно пойду с тобой, но самовольно, без приказа свыше, не посмею пустить в ход свое оружие, дабы не навлечь на себя гнев Яшмового владыки. В помощь тебе я могу отрядить двух моих полководцев: черепаху и змею с пятью большими священными драконами.

Сунь Укун поблагодарил патриарха, низко поклонился ему и тотчас отправился в обратный путь вместе с черепахой, змеей и священными драконами, которые взяли с собой отборное оружие. На облаке они очень быстро прибыли к Малому храму Раскатов грома, спустились на землю и направились прямо к воротам монастыря, где принялись вызывать чудовище на бой.

Между тем повелитель оборотней собрал всех своих приближенных и обратился к ним с такими словами:

– Последние два дня Сунь Укуна что-то не видно. Не знаю, куда на сей раз он отправился в поисках помощи.

Не успел оборотень договорить, как к нему подбежали привратники, охраняющие передние ворота, и доложили:

– Там за воротами стоит Сунь Укун и с ним драконы, змея и черепаха. Они вызывают вас на бой.

– Эй! Откуда вы взялись, мерзкие твари, и как посмели вступить на мою священную землю? – заорал оборотень, выйдя за ворота.

Драконы, змея и черепаха с надменным видом грозно отвечали:

– Знай, негодяй, что мы, пять священных драконов, черепаха и змея, служим владыке Северного Неба, изгоняющему дьяволов, который живет во дворце Великого согласия, что на горе Уданшань. Нас привел сюда Великий Мудрец Сунь Укун, и по приказу Яшмового владыки мы должны изловить тебя. Ты можешь избежать смерти, если тотчас же освободишь Танского монаха и всех небесных духов – повелителей созвездий.

Повелитель оборотней, услышав эти слова, вскипел гневом и стал ругаться:

– Жалкие скоты! Какими же чарами вы владеете, что смеете так бахвалиться? Стойте, ни с места! Сейчас я угощу вас своей палицей!

Тут драконы напустили тучи, и хлынул дождь, а змея и черепаха, вздымая пыль и песок, ринулись на оборотня с ножами, мечами и копьями. За ними следовал Сунь Укун, размахивая своим железным посохом.

Жаркий разгорелся между ними бой. Прошел примерно час, и в руках у оборотня снова появился волшебный мешок. «Поостерегитесь!» – крикнул Сунь Укун и взмыл на девятое Небо, а драконы, змея и черепаха мигом очутились в мешке.

Великий Мудрец в полном отчаянии спустился на облаке на вершину горы и, прислонившись к скале, с досадой проговорил:

– Ну и силен этот дьявол!

Вдруг Сунь Укуна одолел сон, и во сне он явственно услышал голос:

– О Великий Мудрец! Проснись! Поспеши на помощь наставнику, ему грозит смертельная опасность, дорог каждый миг!

Сунь Укун очнулся и проворно вскочил на ноги. Оказывается, его разбудил дух времени, стоявший днем на часах.

– Ну и болван! – прикрикнул на него Сунь Укун. – На поверках небось не бываешь, все рыскаешь в поисках наживы, а теперь вдруг явился тревожить меня. Ну-ка, подставляй спину, я пройдусь по ней раза два своим посохом, чтоб развеять тоску!

– Великий Мудрец! – смиренно отвечал дух времени. – Богиня Гуаньинь давно велела всем нам незримо оберегать Танского монаха, а потому я с духами земли неотступно нахожусь при нем и не имею возможности являться к тебе на поверки. Твой наставник, твои братья, все небесные духи, а также драконы, черепаха и змея находятся сейчас в опасности, поэтому ты должен не мешкая отправиться за подмогой.

– Куда же мне идти? – роняя слезы, спросил Сунь Укун. – Я был в небесных чертогах, ходил к богине Гуаньинь, опускался на дно морское, выпросил у патриарха Чжэньу черепаху, змею и пять священных драконов, которые сейчас попали в плен.

– Не отчаивайся, Великий Мудрец, – молвил дух времени. – В земле Джамбудвипа, где ты только что побывал, есть город Биньчэн у горы Сюйишань, то есть в нынешнем округе Сычжоу. Там живет великий святой по прозванию Князь-наставник. Он владеет огромной волшебной силой. Есть у него ученик, по прозванию наследник престола Маленький Чжан, и четыре великих полководца, которые в прошлом привели в покорность повелительницу Воды. Отправляйся к этому мудрецу и попроси его помочь тебе. Если он не откажет, ты наверняка изловишь злого оборотня и спасешь наставника!

Выслушав духа, Сунь Укун обрадовался, вскочил на облако и помчался к горе Сюйишань. Не прошло и дня, как он прибыл на место, перебрался через реку Хуайшуй, вошел в ворота города Биньчэн и вскоре оказался перед входом в монастырь. Здесь Сунь Укун увидел высокие строения главного храма, богато изукрашенные длинные проходы-галереи и величественную пагоду.

На ходу любуясь пагодой, Сунь Укун достиг вторых ворот. Князь-наставник давно уже знал о прибытии Сунь Укуна и вышел встретить его с наследником престола Маленьким Чжаном. После положенных приветствий Сунь Укун все от начала до конца рассказал Князю-наставнику и обратился к нему с такими словами:

– У кого только я ни просил помощи, никто не может одолеть чудовище. Поэтому я и явился к тебе, чтобы ты явил свое могущество, с помощью которого некогда покорил повелительницу Воды, спас здешний народ и вызволил из беды моего наставника! Если ему удастся получить священные книги и он вернется к себе на родину, в Китай, то имя твое будет вечно прославляться в той стране, как великая мудрость нашего Будды.

– Дело у тебя очень важное, – сказал бодисатва, – очень важное, и мне следовало бы отправиться тотчас же вслед за тобой, но сейчас как раз начало лета, время разлива реки Хуайшуй, и я боюсь, как бы Водяная обезьяна, которую я недавно привел к покорности, не натворила здесь бед, – во время разлива она всегда приходит в неистовство и начинает бесчинствовать. Поэтому я дам тебе в помощь моего ученика и четырех полководцев. Они помогут тебе одолеть оборотня.

Сунь Укун поблагодарил бодисатву и не мешкая вместе с четырьмя полководцами и наследником престола Маленьким Чжаном на быстром облаке пустился в обратный путь.

Когда они прибыли к Малому храму Раскатов грома, наследник престола достал копье с древком из дерева чу, четыре полководца начали размахивать своими широкими мечами и вместе с Великим Мудрецом Сунь Укуном стали вызывать оборотня на бой. Оборотень со своими воинами снова вышел за ворота и насмешливо крикнул:

– Кого же на сей раз ты привела с собой, обезьяна?

Не успел он договорить, как наследник престола Маленький Чжан, ведя за собой четырех полководцев, вышел вперед и в свою очередь крикнул:

– Молчи, негодяй! Бесстыжая тварь! Я – ученик бодисатвы Князя-наставника. У меня под началом четыре великих полководца. Я получил приказ изловить тебя живьем!

С этими словами Маленький Чжан схватил копье и принялся колотить оборотня. Четыре полководца и Сунь Укун тоже набросились на него. Но оборотень держался стойко. Не выказывая ни малейшего страха, он вращал свою короткую палицу с волчьими клыками, отбивая удары то слева, то справа.

Долго бились противники, но так и нельзя было сказать, кто победит. Вдруг Сунь Укун заметил, что оборотень вытащил свой волшебный мешок, и крикнул: «Братья, поостерегитесь!» – и быстро взмыл ввысь. А четыре полководца и Маленький Чжан попали в ловушку.

Сунь Укун все это видел, по благовещему лучу спустился на западный склон горы и сидел, предаваясь горестным думам.

Вдруг где-то в юго-западной части горы опустилось на землю радужное облако, хлынул дождь, и Великий Мудрец услышал голос:

– Сунь Укун! Узнаешь ли ты меня?

Сунь Укун поспешил к тому месту, откуда доносился голос, и увидел какого-то человека. Вот как он выглядел:

Толстые щеки, лоснится лицо,

два огромнейших уха;

Покатые плечи, широкая грудь,

колышется жирное брюхо.

Радость его легка и чиста,

душа весною полна,

Нестерпимым блеском блестят глаза,

прозрачные, словно волна.

Исполнены благостным духом

взгляд его и слова.

Самый чтимый из всех святых,

живущих высоко в горах, —

Будда Милодостославный,

улыбающийся монах.

Поняв, что перед ним бодисатва, Сунь Укун распростерся на земле, а бодисатва промолвил:

– Я прибыл сюда для того, чтобы расправиться с оборотнем из Малого храма Раскатов грома.

– О мой повелитель! – отвечал Великий Мудрец. – Не знаю, как и благодарить тебя. Не скажешь ли, что за оборотень это и откуда он взялся?

– Это мой служка – Желтобровый отрок, которого я приставил к билу отбивать часы, – сказал бодисатва. – В третий день третьей луны я отлучился, а его оставил сторожить мой дворец. Так он выкрал мои драгоценные талисманы и стал выдавать себя за Будду. Волшебный мешок, который ты видел, – это моя сума для последующей жизни, или, как ее называют, «Мешок для продления рода человеческого». А палица с волчьими зубами – колотушка для била.

– Нет в твоем доме порядка, – произнес Сунь Укун. – У тебя сбежал служка, а ты и в ус не дуешь. Ведь этот проклятый оборотень чуть не сгубил меня, старого Сунь Укуна.

– Я помогу тебе его изловить, – сказал Майтрея. – Видишь, весь склон горы я засадил тыквами. Ступай же вызови оборотня на бой и постарайся заманить на поле. Тыквы здесь еще не поспели, а ты превратись в самую большую и спелую. Оборотень съест ее, и таким образом ты попадешь к нему в брюхо. А уж там делай все, что тебе угодно. Я же тем временем отниму у него волшебный мешок, засуну туда его самого и отнесу к себе.

– Хорошо ты придумал, – отвечал Сунь Укун. – Не знаю только, удастся ли заманить его сюда.

– Ну-ка, протяни руку, – смеясь, сказал Майтрея.

Сунь Укун протянул левую руку. Тогда Майтрея послюнил указательный палец своей правой руки и на ладони левой руки Сунь Укуна начертил всего один иероглиф: «Запрещаю!» После этого он велел ему зажать руку в кулак, а когда оборотень приблизится, быстро разжать кулак и показать ладонь. Тут оборотень сразу же последует за ним.

Сунь Укун все сделал, как велел ему Майтрея. Он вызвал оборотня на бой, а когда тот бросился на Великого Мудреца с палицей, разжал кулак и показал оборотню ладонь.

После этого Сунь Укун помахал для вида посохом и, притворившись побежденным, бросился бежать. Оборотень, подпав под чары запрета, не стал вытаскивать своего мешка, а пустился за Сунь Укуном вдогонку. Так они добежали до поля, и тут Сунь Укун сразу же превратился в большую спелую тыкву. Оборотень остановился как вкопанный, оглянулся и вдруг увидел шалаш.

– Эй! Кто посадил здесь тыквы? – крикнул он, подбегая к шалашу.

Майтрея, приняв вид старика-огородника, вышел из шалаша и ответил:

– Я посадил.

– А есть у тебя спелые? – спросил оборотень.

– Есть, – отвечал бодисатва.

– Сорви мне одну, – приказал оборотень.

Майтрея тотчас сорвал ту самую тыкву, в которую превратился Сунь Укун, и, держа ее обеими руками, поднес оборотню. Тот, ничего не подозревая, принял тыкву и стал есть. А Сунь Укун превратился в крохотный шарик, проскользнул к оборотню прямо в брюхо и начал кувыркаться, колотя ногами и руками. От боли оборотень стал кататься по земле, скрежетать зубами, громко плакать.

Тут Майтрея принял свой настоящий облик и подошел к оборотню.

– Что, тварь, узнаешь меня? – спросил он гневно.

Оборотень поднял голову и, увидев хозяина, в страхе повалился ему в ноги, принялся отбивать земные поклоны и приговаривать:

– О мой владыка! Мой повелитель! Пощади! Молю тебя, пощади! Никогда больше я не буду поступать подобным образом!

Майтрея схватил его за шиворот, отвязал у него волшебный мешок, отнял колотушку для била и крикнул:

– Сунь Укун! Пощади его!

Тогда Сунь Укун крикнул:

– А ну, тварь, открой рот пошире! Я вылезу!

Оборотень разинул рот, Сунь Укун выпрыгнул и сразу принял свой первоначальный вид. Он хотел добить оборотня своим посохом, но Майтрея уже запрятал его в мешок и привязал к поясу.

– А где золотые тарелки? – спросил Майтрея. – Говори, скотина ты этакая!

– Золотые тарелки разбил Сунь Укун, – ответил, всхлипывая, оборотень. – Осколки сложены на лотосовом престоле в тронной зале.

Неся мешок за плечами, Майтрея усмехнулся и, обращаясь к Сунь Укуну, сказал:

– Пойдем, Сунь Укун, за осколками золотых тарелок.

Сунь Укун повел бодисатву на гору в монастырь, но ворота оказались наглухо запертыми. Тогда бодисатва Майтрея указал на них своей колотушкой, и ворота распахнулись. Бодисатва и Сунь Укун вошли в монастырь, и тут Великий Мудрец перебил всех до единого оборотней. Майтрея собрал золотые осколки, произнес заклинание, и в руках у него оказались золотые тарелки, точь-в-точь такие, какими они были первоначально. После этого Майтрея вскочил на благовещее облако и умчался в свое царство беспредельной радости и блаженства.

А Великий Мудрец Сунь Укун освободил Танского монаха, Чжу Бацзе и Шасэна, они подкрепились, накормили коня и снова двинулись в путь.

О том, какие еще пришлось им вынести испытания, вы узнаете, если прочтете следующую главу.


повествующая о том, как оборотень воздвигнул ложный храм и дал ему название «Малый храм Раскатов грома» и как четверо путников попали в беду | Сунь Укун — царь обезьян | из которой читатель узнает о том, как были спасены жители селения Толочжуан, как укрепилась духовная сила учения Будды, а также о том, как путники избавились от скве