home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



которая расскажет вам о том, как Сунь Укун покорил чудище хоу и как богиня Гуаньинь усмирила повелителя демонов

В пустоте зарождается форма —

издревле известно всем;

Постигнуть ученье о форме

способен любой человек.

Следует лень отринуть,

добродетель растить в душе,

Денно и нощно трудиться,

страданья и муки терпеть.

Тогда снизойдет просветленье —

к Небу приблизишься ты,

Вовеки пребудешь юным,

бессмертие обретешь.

Итак, повелитель демонов велел разыскать Сунь Укуна, но уже близились сумерки, а найти Великого Мудреца так и не удалось. Между тем вы уже знаете, что он превратился в муху и сел на стену. Посидел немного и полетел в задний дворец. Там он увидел Золотую царицу, которая горько плакала, примостился у нее на краешке уха и тоненьким голоском пропищал:

– Царица! Не бойся! Это я, Сунь Укун. Я выкрал у дьявола золотые бубенцы, стал их рассматривать, а они как звякнут. Тут же в воздух поднялся столб пламени, дыма и песка. С перепугу я выронил бубенцы, схватил свой посох и сразился с дьяволом, но одолеть его не мог. Пришлось мне превратиться в муху и сесть на стену. Там я и просидел до этой поры. Дьявол хватился меня, велел разыскать и приказал закрыть наглухо все ворота, чтобы я не мог выбраться отсюда. Ты бы еще раз его позвала, пусть придет к тебе ночевать, как полагается мужу, а я приму облик одной из твоих служанок и буду прислуживать вам. Так мне легче будет действовать.

Царица все сделала, как велел Сунь Укун, позвала служанку Чунь Цзяо и обратилась к ней с такими словами:

– Ступай скажи, чтобы зажгли шелковые фонари. Пусть воскурят камфару и мускус, а потом проведут меня в переднюю залу и пригласят великого князя. Я хочу провести с ним ночь.

Чунь Цзяо выполнила приказ своей госпожи, а Сунь Укун тем временем подлетел к ней, выдернул у себя шерстинку, дунул на нее, и шерстинка превратилась в букашку. Букашка залезла в нос к девушке, и девушка мигом уснула, потому что букашка эта была снотворная. Тут Сунь Укун встряхнулся, произнес заклинание, принял вид Чунь Цзяо и присоединился к остальным служанкам. Тем временем Золотая царица отправилась к повелителю демонов и пригласила его в свои покои.

Не чуя под собой ног от радости, повелитель демонов последовал за царицей и рассказал ей о том, как пробрался в пещеру к ним Сунь Укун и что натворил. Царица стала утешать дьявола, велела служанкам накрыть на стол и подать вина.

Сунь Укун, принявший облик Чунь Цзяо, вместе с другими стал накрывать на стол, подавал плоды, нарезал ровными ломтиками сырое мясо, расставлял стулья.

Но вот царица высоко подняла свою чарку. Вслед за ней поднял свою чарку и повелитель демонов, а Сунь Укун взял в руки кувшин с вином и сказал:

– Великий князь и царица-повелительница! Сегодня ночью вы оба впервые обменялись чарками. Прошу пить до дна во имя вашего супружеского счастья!

Вскоре послышались звуки песни, полилась благозвучная мелодия, зазвенели чистые голоса. Одни служанки пели, другие танцевали.

Повелитель демонов с Золотой царицей пили чарку за чаркой, наконец царица велела прекратить песни и танцы, прислужницы и служанки ушли за ширмы, осталась одна только Чунь Цзяо, которая то и дело подливала вино из кувшина. Царица между тем своими речами и жестами так распалила царя дьяволов, что у него, как говорится, кости размякли. Но не суждено ему было слиться с красавицей. Здесь очень к месту пословица: «Впустую радуется кот, не знает он, что мочевой пузырь грызет!»

Они поговорили, посмеялись еще немного, а потом царица спросила:

– Где же ты теперь будешь хранить свой талисман?

– У нательного пояса, – отвечал повелитель демонов.

Услышав это, Сунь Укун выдернул у себя клок шерсти, положил его в рот, мелко разжевал, приблизился к повелителю демонов, дунул легонько раза три и тихонько произнес заклинание. Тотчас же шерстинки превратились в насекомых: вшей, блох, клопов, которые накинулись на повелителя демонов, забрались под одежды и принялись кусать. Дьявол полез руками за пазуху и, скребясь то в одном, то в другом месте, поймал нескольких насекомых и стал их разглядывать.

– Великий князь! – вскричала царица. – Должно быть, твое исподнее белье давно не стирали, вот и завелась всякая мерзость. Сними с себя одежды, я выловлю насекомых.

Пока повелитель демонов раздевался, Сунь Укун не сводил с него глаз. Наконец дьявол разделся донага, и показались бубенцы. На них вшей было больше всего, они кишмя кишели.

– Великий князь! – сказал тут Сунь Укун. – Дай мне твои бубенцы, я очищу их.

Не подозревая, что перед ним Великий Мудрец в образе служанки, дьявол снял бубенцы и отдал их Сунь Укуну. А тот вырвал у себя еще клок шерсти, превратил его в точное подобие трех бубенцов, какие носил при себе царь дьяволов, и стал вертеть их во все стороны, а настоящие бубенцы спрятал. Затем он произнес заклинание, вши исчезли, и Сунь Укун отдал поддельные бубенцы дьяволу. Тот взял бубенцы и передал их царице со словами:

– Возьми их и храни, только смотри, чтобы они опять не исчезли.

Царица приняла бубенцы, спрятала их в сундук, а сундук заперла на золотой замок.

Но вернемся теперь к Сунь Укуну. Завладев талисманом, он с помощью волшебства снял замки и засов, и ворота распахнулись. Тут Сунь Укун стал кричать:

– Эй, ты! Сай Тайсуй! Отдай мне Золотую царицу!

Он бушевал всю ночь до самого рассвета и переполошил всех обитателей пещеры. Те побежали к своему повелителю и сказали:

– Там у ворот кто-то кричит и ругается, требует, чтобы ты отдал Золотую царицу.

– Вы пока не впускайте его, спросите, кто он такой, как его имя и фамилия, и доложите мне, – отвечал повелитель демонов.

Оборотни побежали к воротам и спросили:

– Ты кто такой? Как твое имя?

– Я – вайгун. Родственник правителя Пурпурного царства. Явился сюда, чтобы взять Золотую царицу и увезти домой.

Оборотни выслушали Сунь Укуна, побежали к своему повелителю и передали ему все слово в слово.

Тогда повелитель демонов пошел в свою живодерню, нарядился, взял многоцветную секиру с узорами и вышел навстречу Сунь Укуну.

– Кто здесь вайгун из Пурпурного царства? – заорал он. – Что-то, смотрю я, уж очень ты на мартышку похож!

– Ах ты, негодяй! – крикнул в ответ Сунь Укун. – Не видишь, кто перед тобой? Пятьсот лет назад, когда я учинил буйство в небесных чертогах, все небесные полководцы величали меня достопочтенным, а ты, мерзавец, забыл всякие приличия и зовешь меня просто вайгуном. Ну, погоди, сейчас я тебя проучу!

Сунь Укун взмахнул своим посохом, но дьявол увернулся от удара и кинулся на Сунь Укуна со своей многоцветной секирой.

Они долго бились, и Сунь Укун стал одолевать повелителя демонов.

Видя, что дело плохо, тот крикнул:

– Сунь Укун! Обожди! Я с утра ничего не ел. Пойду подкреплюсь немного, а потом продолжим бой.

Сунь Укун сразу же смекнул, что царь дьяволов хочет взять волшебные бубенцы, и ответил:

– Хороший охотник не гонится за заморенным зайцем! Ступай, наешься до отвала, – легче будет помирать!

Повелитель демонов стремительно повернулся, влетел в пещеру и прибежал к царице.

– Скорей достань мой талисман! – запыхавшись, сказал он и поведал царице о том, как вызвал его на бой Сунь Укун, как назвался родственником и сказал, что пришел за Золотой царицей.

Царице ничего не оставалось, как открыть сундук, достать бубенцы и отдать их повелителю демонов.

Тот взял свой талисман, вышел из ворот и закричал:

– Эй, Сунь Укун! Не убегай! Погляди, как я сейчас тряхну бубенцами!

Сунь Укун рассмеялся и крикнул в ответ:

– У меня тоже есть бубенцы!

– Какие же у тебя бубенцы? – спросил повелитель демонов. – Ну-ка, покажи!

И Сунь Укун показал Сай Тайсую волшебные бубенцы.

«Вот чудеса! – подумал про себя повелитель демонов. – Точь-в-точь как мои».

– А теперь давай посмотрим, чьи бубенцы сильнее, – сказал Сунь Укун. – Ну-ка, тряхни своими!

Повелитель демонов три раза кряду тряхнул первым бубенцом, но огонь не показался, тогда он тряхнул три раза вторым бубенцом – дым не повалил; тряхнул третьим – опять ничего не вышло. Дьявол не на шутку перепугался, а Сунь Укун сказал:

– Твои бубенцы никуда не годятся. Погляди лучше, как я тряхну своими!

И Великий Мудрец тряхнул сразу всеми тремя бубенцами. Тут с шумом и грохотом вырвалось из бубенцов красное пламя, черный дым и желтый песок. Все вокруг запылало. Тогда Сунь Укун прочел заклинание и, обернувшись лицом к северо-востоку, призвал ветер.

Налетел ураган, раздувая пламя. Густые облака черного дыма поднялись к небу, заслонив солнце. Вся земля покрылась желтым песком.

В это время с неба кто-то позвал Великого Мудреца.

Сунь Укун быстро поднял голову и увидел богиню Гуаньинь. Она смачивала водой ивовую ветвь, которую держала в руке. Сунь Укун поспешно спрятал бубенцы за пояс, опустился на колени и, сложив вместе ладони, стал отбивать поклоны.

Тем временем богиня загасила огонь, дым улегся, а песок бесследно исчез.

– О богиня! – вскричал Сунь Укун, отбивая поклоны. – Не знал я, что ты проявишь великую милость и явишься на Землю. Прости, что вовремя не заметил тебя и не встретил подобающим образом. Осмелюсь спросить, куда путь держишь?

– Я прибыла сюда, – отвечала богиня, – чтобы привести в покорность злого оборотня, золотистого хоу, на котором я езжу. Пастух, который его пас, уснул, а эта тварь перегрызла железную цепь и удрала. Зато она спасла от беды правителя Пурпурного царства. Дело в том, что еще во времена, когда был жив прежний царь Пурпурного царства, нынешний правитель, тогда еще наследник, пребывая в Восточном дворце, пристрастился к стрельбе и охоте. Как-то раз поехал он на охоту с большой свитой, спустил соколов и борзых собак и прибыл к склону горы Приют Фениксов. Там, как на грех, отдыхали два молодых павлина – дети царя павлинов. Наследник подстрелил самца, а самка улетела со стрелой на запад. Их мать-богиня долго сокрушалась, а потом решила наказать наследника и разлучить его на три года с его любимой царицей. В ту пору я как раз проезжала верхом на своем хоу и собственными ушами слышала это повеление богини. Хоу тоже это слышал. Он похитил царицу и избавил царя от беды. С тех пор прошло три года, и срок наказания кончился. В это время появился здесь ты и исцелил царя. А сейчас я пришла за своим оборотнем.

И богиня строго обратилась к дьяволу:

– Негодная тварь! Ты почему не принимаешь свой первоначальный облик? Чего ждешь?

Тут оборотень повалился на землю, покатался в пыли, принял свой первоначальный облик и отряхнулся, а богиня села на него верхом и вдруг заметила, что на шее у него нет трех золотых бубенцов.

– Сунь Укун! Отдай бубенцы! – приказала она.

– Какие бубенцы? – прикинувшись удивленным, спросил Сунь Укун. – Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Ну, в таком случае я сейчас прочту заклинание «сжатие обруча», – промолвила богиня.

– О нет! Только не читай! Только не читай! – взмолился Сунь Укун. – Вот они, бубенцы!

Богиня взяла бубенцы, привязала к шее золотистого хоу, уселась поудобнее и отправилась в свою обитель на Южном море.

А Великий Мудрец привел в порядок свою одежду и, размахивая железным посохом, ринулся в пещеру Чудесного оленя-единорога, где истребил всех до единого оборотней, больших и малых. Затем из травы он сделал дракона и сказал:

– Ну, царица, садись, зажмурь глаза и ничего не бойся. Я мигом доставлю тебя к твоему царю-повелителю.

Царица все сделала, как велел Сунь Укун, и через полчаса они уже были в Пурпурном царстве.

Исполненная радости, царица вместе с Сунь Укуном направилась в тронную залу. Царь, увидев ее, стремительно спустился со своего трона и, подбежав к своей любимой, схватил ее за руки. Он хотел поведать о своей тоске за время разлуки, но вдруг повалился на пол с воплями:

– Ой, рукам больно! Рукам больно!

– У царицы на теле выросли острые шипы, – пояснил Сунь Укун. – Они пропитаны ядом, поражающим мужское начало. Потому повелитель демонов и не мог слиться с ней ни разу за все три года, пока держал ее взаперти.

– Что же теперь делать? Как быть? – наперебой говорили придворные.

Прислужницы и служанки трепетали от страха, две другие царицы – Яшмовая и Серебряная подхватили царя под руки и поставили на ноги.

И вот в тот самый момент, когда всех охватило чувство растерянности и беспокойства, вдруг в воздухе послышался голос:

– Великий Мудрец! Я явился!

Сунь Укун поднял голову и увидел небожителя Чжан Бодуаня.

Чжан Бодуань спустился прямо в тронную залу, поклонился всем и сказал:

– Три года назад я отправился послушать проповедь Будды, и мне пришлось следовать через эту страну, как раз когда царь Пурпурного царства был разлучен со своей царицей. Опасаясь, как бы оборотень не осквернил ее, я превратил колючее одеяние из кокосового волокна в волшебный свадебный наряд редкой красоты и велел оборотню отдать этот наряд царице. Как только царица надела его, на теле у нее выросли ядовитые колючки. И вот сейчас я явился сюда, чтобы снять чары с царицы.

Сказав так, праведник вышел вперед, махнул рукой, и одежда из кокосового волокна сразу же спала с царицы, а тело стало таким, как прежде.

После этого праведник распрощался со всеми, взлетел на небо и исчез из виду.

Правитель устроил пир в честь монахов, и на пиру Сунь Укун рассказал все по порядку о том, как удалось ему одолеть злого оборотня.

Сразу же после пира паломники стали собираться в путь. Правитель никак не мог их уговорить хоть ненадолго остаться. Тогда он обменял им подорожную и приказал подать большой царский выезд. Сам он, все царицы и их служители впряглись в колесницу, и колесница тронулась. Спустя немного царь распрощался с монахами, и они двинулись дальше.

Какие еще злоключения ждали паломников в их пути, об этом вы узнаете из следующих глав.


повествующая о том, как злой дьявол с помощью своего драгоценного талисмана напускал дым, песок и огонь, и о том, как Сунь Укун придумал способ, чтобы похитить золоты | Сунь Укун — царь обезьян | которая повествует о том, как семь красавиц из пещеры Свитых шнуров пытались соблазнить Танского монаха и как бесцеремонно вел себя Чжу Бацзе в водах источника Омо