home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



повествующая о том, как смышленая обезьяна узнала, кому подвластна дева-оборотень, и как эта дева обрела свою истинную природу

Итак, дева-оборотень вынесла Танского монаха из пещеры.

Шасэн и Чжу Бацзе, радостные, приветствовали наставника, после чего Шасэн спросил:

– Где же наш старший брат, Сунь Укун?

– Вот он где! – ответил Танский монах, указывая рукой на живот девы.

В этот момент раздался голос Сунь Укуна:

– Открой рот пошире! Сейчас вылезу!

Дева разинула рот, и Великий Мудрец выскочил наружу. Он тотчас же принял свой первоначальный вид и бросился на деву с посохом. Но у девы неизвестно откуда вдруг появились в руках два меча, и она стала ловко отбивать удары.

И вот между Великим Мудрецом и девой-оборотнем на вершине горы разгорелся бой. Можно сказать, что противники бились не на жизнь, а на смерть. Чжу Бацзе и Шасэн долго наблюдали за боем, потом не выдержали, схватили свое оружие и тоже стали колотить деву. Тут дева поняла, что ей не устоять, и побежала прочь.

Втроем они настигли деву, но она вдруг сбросила с правой ноги башмачок, дунула на него своим волшебным дыханием, произнесла заклинание, и башмачок тут же принял облик девы, которая так же ловко размахивала двумя мечами. Сама же она вдруг скрылась из глаз, превратилась в легкий ветерок и понеслась обратно. Ей и на этот раз не удалось одолеть монахов. Пора бы ей, казалось, подумать о спасении своей жизни, а между тем вышло иначе. Видно, зловещая звезда не покидала несчастного Танского монаха! Подлетев к арке у отверстия, служившего входом в пещеру, дева увидела Сюаньцзана, подлетела к нему и потащила за собой. Уволокла она также поклажу и белого коня.

Тем временем Чжу Бацзе изловчился и изо всех сил хватил вилами двойника девы-оборотня. Увы! На ее месте теперь лежал расшитый башмачок.

– Лучше бы вы оставались с наставником! – закричал Сунь Укун. – Кто просил вас лезть со своей помощью! Оборотень опять утащил учителя!

Они помчались обратно, но учителя и след простыл. Вместе с ним исчезли поклажа и белый конь.

– Придется мне снова лезть в пещеру, – промолвил Сунь Укун.

– Два раза не повезло, на третий повезет, – сказал Чжу Бацзе. – Иди же скорей!

Великий Мудрец снова прыгнул в пещеру и очутился прямо у того места, где было жилье девы-оборотня. Входные ворота оказались запертыми, и Сунь Укун разнес их своим посохом. За воротами никого не было. Из цветочной беседки исчезли куда-то столы и стулья, а также разная утварь и безделушки.

Как вы помните, пещера занимала в окружности более трехсот ли, и у оборотня здесь было видимо-невидимо всяких потайных логовищ. И вот сейчас, опасаясь, как бы Сунь Укун вновь не отыскал наставника, дева перешла на другое место, и Великий Мудрец не знал, где ее искать. От досады он стал топать ногами, колотить себя в грудь и звать наставника, но никто не откликнулся.

Сунь Укун уже впал в отчаяние, когда до него вдруг донесся едва уловимый аромат. Держа посох наготове, он быстро повернул назад и вдруг увидел небольшой домик из трех комнат, а в домике лакированный столик для жертвоприношений с золотой курильницей, из которой шел ароматный дым. На стене висела табличка с надписью из золотых иероглифов: «Место для достопочтенного отца небесного князя Вайсраваны», а пониже другая табличка: «Место для уважаемого старшего брата Ночжи».

Сунь Укун очень обрадовался, взял в каждую руку по табличке, прихватил курильницу и вернулся к Чжу Бацзе и Шасэну.

– Теперь я знаю, что делать, – сказал им Сунь Укун. – Видите эти таблички? На них написаны имена тех, кому дева приносит жертвы. Она наверняка приходится дочерью небесному князю Вайсраване, а значит, младшей сестрой его сыну Ночже. Иначе зачем бы она приносила им жертвы? Так вот, эта дева сбежала на грешную Землю, превратилась в оборотня и утащила наставника. Сейчас я отправлюсь к Яшмовому владыке и подам ему жалобу на небесного князя и его сына. Пусть помогут справиться с девой-оборотнем.

Сказав так, Сунь Укун вскочил на благодатное облако и в следующий миг оказался прямо у Южных небесных ворот. Небесные сановники доложили о нем Яшмовому владыке, и тотчас же последовало высочайшее повеление подвести Сунь Укуна к яшмовому трону.

Сунь Укун положил рядом с собой таблички и курильницу, обратился лицом к Яшмовому владыке и совершил положенные поклоны, после чего подал жалобу. Один из небесных сановников принял жалобу, развернул ее и положил на столик перед Владыкой. Владыка внимательно прочел жалобу от начала до конца и приказал духу звезды Долголетия немедленно доставить небесного князя на суд. А Сунь Укуну велел отправиться вместе с духом звезды Долголетия.

Вскоре оба они прибыли ко дворцу, где жил небесный князь Вайсравана. Стоявший у входа во дворец отрок побежал к небесному князю с докладом.

Небесный князь вышел навстречу гостю и, увидев, что тот держит в руках бумагу от Яшмового владыки, велел немедленно воскурить благовония. Вдруг он приметил Сунь Укуна, и в душе его вспыхнула злоба. Хотя прошло пятьсот лет, он до сих пор не мог забыть, как был послан во главе войска усмирять Сунь Укуна, но не смог его одолеть.

– Великий Мудрец подал на тебя жалобу Яшмовому владыке, после чего последовал высочайший указ доставить тебя на суд, – промолвил дух Долголетия. – Великий Мудрец обвинил тебя в том, что ты вскормил оборотня, который сбежал на Землю и там губит людей.

Услышав это, небесный князь в гневе хватил кулаком по столу и заорал:

– Все это ложь! Гнусная обезьяна возвела на меня клевету!

– Смири свой гнев! – промолвил дух звезды Долголетия. – У Великого Мудреца есть вещественные доказательства, которые он представил Владыке: таблички с твоим именем и именем твоего сына и курильница. Он утверждает, что дева-оборотень твоя дочь!

– Моей дочери семь лет. Она еще ничего не смыслит в людских делах, как же может она быть оборотнем?! Если не веришь, я сейчас ее приведу, сам увидишь! Ну и наглая обезьяна! Возвела на меня напраслину! А в законе сказано: «За клевету взыскивают втройне»! – Небесный князь тут же кликнул своих подчиненных и велел связать Сунь Укуна. Затем он сбегал за тесаком, которым рубят головы оборотням, и обратился к духу звезды Долголетия: – Сейчас я зарублю этого негодяя, а потом мы вместе с тобой отправимся к Яшмовому владыке, и я буду держать ответ.

С этими словами небесный князь подошел к Сунь Укуну и уже замахнулся, чтобы отрубить ему голову, но тут подоспел его сын Ночжа и отвел удар своим мечом.

– Отец! – вскричал он. – Смири свой гнев! У тебя и в самом деле есть на грешной Земле дочь, только неродная. Триста лет тому назад на Чудодейственной горе она съела у Будды Татагаты его драгоценную свечу, и Будда велел нам взять с собой небесных воинов и схватить ее. Ее следовало тогда же прикончить, но Будда велел ее пощадить и сказал: «Если рыб ты разводишь в пруду, если кормишь оленей в горах, в награду получишь ты долгую жизнь!» За твою милость дева-оборотень поклонилась тебе и назвала тебя своим отцом, а меня своим старшим братом. Там внизу, на Земле, она установила в честь тебя и меня две таблички и курильницу, в которой возжигает благовония. Не ожидали мы с тобой, что она снова примется творить зло! Она похитила Танского монаха, чтобы погубить его. Однако Сунь Укун разыскал пещеру, принес оттуда таблички и подал на нас жалобу Яшмовому владыке.

Услышав это, небесный князь пришел в смятение и хотел было развязать Сунь Укуна, но тот заявил, что предстанет перед Яшмовым владыкой связанным.

Небесный князь не на шутку струхнул и стал просить духа Долголетия помирить их с Великим Мудрецом. Долго уговаривал дух звезды Долголетия Сунь Укуна. Наконец Великий Мудрец сказал:

– Ладно! Так и быть, я позволю снять с себя веревки, только пусть это сделает сам князь Вайсравана.

Небесный князь робко приблизился к Великому Мудрецу, снял веревки, пригласил его занять почетное место, а затем вместе со своими приближенными отвесил низкий поклон.

– Живей собирайся на суд! – холодно промолвил Сунь Укун.

Но тут вперед выступил дух Долголетия и сказал:

– Пока вы будете препираться друг с другом перед троном Яшмового владыки, дева-оборотень успеет не только породниться с твоим наставником, но и родить маленького монашка, – ведь один день на Небе равен целому году на Земле. Так не лучше ли небесному князю собрать войско, отправиться на Землю и укротить оборотня? А перед Яшмовым владыкой я один буду держать ответ.

Поразмыслив, Сунь Укун решил, что дух Долголетия прав, и обратился к нему с вопросом:

– Что же ты скажешь Яшмовому владыке?

– Скажу, что истец сбежал, – с улыбкой ответил дух, – тогда и ответчика оставят в покое.

– Ты что же, хочешь оговорить меня перед Яшмовым владыкой? Ничего у тебя не выйдет. К Владыке мы пойдем вместе, а небесный князь пусть собирает войско.

Представ перед Яшмовым владыкой, дух звезды Долголетия и Сунь Укун доложили ему суть дела и просили помиловать небесного князя, который собрал войско, чтобы отправиться на Землю и схватить оборотня.

Яшмовый владыка уже знал обо всем, что произошло, и повелел прекратить дело.

После этого Сунь Укун пошел прямо к Южным небесным воротам, где увидел небесного князя и его воинов в полной боевой готовности, и все вместе они на облаке помчались к горе Провал в пустоту. Там они опустились на Землю и вместе с Чжу Бацзе и Шасэном направились прямо к Бездонной пещере.

– Как же достать тигренка, не входя в логово тигра? – в шутку спросил небесный князь. – А ну, кто из вас отважится полезть первым?

– Я! – воскликнул Сунь Укун.

– Мне поручено истреблять всех оборотней, – сказал Ночжа, – поэтому я должен лезть первым!

– Головным должен быть я! – заорал Чжу Бацзе.

– Не шумите! – строго произнес небесный князь. – Слушайте, что я скажу: пусть Великий Мудрец Сунь Укун и принц Ночжа спустятся вниз вместе с воинами, а мы втроем останемся сторожить вход, чтобы оборотень не мог улизнуть.

На радужном облаке Сунь Укун с принцем Ночжей и войском опустились в пещеру, но там не было ни души.

Все поиски оказались тщетными. Никто не догадывался, что в юго-восточной части пещеры, в темном углу, на самой глубине, была еще одна, совсем маленькая пещера. В нее вели ворота, внутри была небольшая комнатушка, где стояло несколько горшков с цветами, а перед крылечком рос бамбук. Внутри было мрачно и сыро. Сюда и притащила дева-оборотень Танского монаха и всячески старалась его соблазнить, уверяя, что Сунь Укун теперь его не найдет. Кто знал, что ей не суждено было соединиться с Танским монахом? Случилось так, что среди ее маленьких бесенят, которые сидели в пещере, сбившись в кучу, и скулили, нашелся один похрабрее. Он высунул голову и стал выглядывать из пещеры, а в это время проходил мимо воин и заметил бесенка. «Здесь!» – закричал он. Сунь Укун, разъярившись, вооружился своим железным посохом с золотыми обручами и одним прыжком ворвался в пещеру, где собрались бесенята. Принц Ночжа велел принести веревки и всех их связать.

Не избежала этой горькой участи и дева-оборотень. Вскоре на своих лучистых облаках они вылетели из пещеры, где их встретили небесный князь, Чжу Бацзе и Шасэн.

Шасэн и Чжу Бацзе хотели тут же убить деву-оборотня, но небесный князь удержал их, сказав, что Яшмовый владыка повелел доставить ее на Небо.

И вот небесный князь и его сын Ночжа во главе небесного войска, взявшего под конвой связанных оборотней, отправились на Небо. А Танский монах вместе со своими учениками продолжал путь на Запад.

Порваны тонкие сети судьбы,

в море богатства высохли воды;

С клетки сбит драгоценный замок —

пленник вырвался на свободу.

Если вам интересно узнать, что еще случилось с паломниками, обратитесь к следующим главам.


из которой вы узнаете о том, как обольстительная дева хотела сочетаться с силой Ян и как непорочное начало защищалось от ее посягательств | Сунь Укун — царь обезьян | которая повествует о том, как монахи-путники оказались неистребимыми, а также о том, как правитель страны явил свой природный облик