home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



в которой говорится о том, как округ Бессмертного феникса постигла засуха и как Великий Мудрец, склонив жителей округа к добру, вызвал обильный дождь

Итак, паломники простились с дровосеком, спустились с горы и отправились дальше по большой дороге. Через несколько дней впереди показался город, окруженный стеной.

Вскоре путники добрались до него, вошли в городские ворота, и взору их открылась картина полного запустения. Путники пошли дальше и увидели, как люди в высоких чиновничьих шапках, подпоясанные кушаками, прикрепляют над одним из домов большой лист бумаги. Вот что там было написано:

«От светлейшего хоу Шангуаня – правителя округа Бессмертного феникса великой страны Небесного бамбука.

Земли нашего округа обширны и плодородны. Войско и народ всегда жили в достатке. Но вот несколько лет подряд стоит засуха. Земля оскудела, реки обмелели, пересохли каналы и арыки. В колодцах и родниках не стало воды. Но в богатых домах заботятся лишь о своем имуществе. Один доу зерна поднялся в цене до ста лянов серебра, а пучок хвороста ценится в пять лянов. Девочек выменивают на три шэна крупы, а мальчиков отдают просто так. В городах закладывают вещи, в деревнях грабят казну, поедают людей – только бы выжить.

А посему обращаюсь ко всем премудрым ворожеям разных стран с призывом вознести молитвы о ниспослании дождя, за что обещаю щедрое вознаграждение».

Прочитав объявление, Танский монах обратился к своим ученикам с такими словами:

– Кто из вас может вызвать дождь и спасти народ от страданий? Это зачтется вам как заслуга.

– Я умею поворачивать реки вспять и баламутить моря, – сказал Сунь Укун, – менять местами звезды и созвездия, пробивать колодцы в небосводе и напускать туманы и облака, переносить горы и гоняться за луной, а уж вызвать дождь для меня сущий пустяк.

Услышав это, чиновники тотчас же отправили двух гонцов к правителю округа, и те, представ перед начальником, доложили:

– Повелитель наш! Тебя ждет великая радость. Не успели мы вывесить твое объявление, как появились четверо монахов и один из них, узнав, в чем дело, сказал, что может вызвать дождь.

Услышав это, правитель области оправил на себе одежды и пешком отправился прямо на базарную площадь. Там он упал на колени перед Танским монахом, поклонился ему и сказал:

– Я – Шангуань, в звании хоу, правитель округа Бессмертного феникса, приветствую тебя и нижайше прошу помолиться о ниспослании дождя, дабы спасти народ наш от великого бедствия. Яви же милость и сострадание, избавь нас от беды! Избавь!

Танский монах ответил на приветствие и промолвил:

– Здесь не место для разговора! Лучше отправиться в какой-нибудь монастырь и там обсудить все как следует.

– Пойдем со мной в мое управление, почтенный наставник, – сказал правитель округа. – Там найдется для тебя подходящее место.

Как только они пришли в управление, правитель области распорядился подать чай и приготовить трапезу. Когда все поели, Танский монах поблагодарил за угощение и спросил:

– Скажите, почтеннейший, давно стоит засуха в ваших краях?

Правитель округа отвечал ему так:

В стране, которой владею я,

засуха третий год.

Весь урожай сгорел на корню —

в каждом селе недород.

Многие умерли, а остальных

такая же участь ждет.

Мне доложили, что Танский монах

паломником к нам идет.

Умоляю, даруйте хоть маленький дождь,

пожалейте бедный народ,

Я тысячу слитков готов заплатить

тому, кто страну спасет.

Выслушав правителя, Сунь Укун обратился к Чжу Бацзе и Шасэну:

– Ну-ка, подойдите ко мне. Один пусть станет справа, другой слева, будете мне помогать. Все сделаем здесь, в этой зале. Сейчас я вызову дракона и велю ему послать дождь.

Чжу Бацзе и Шасэн тотчас же стали рядом с Сунь Укуном, один – справа, другой – слева, правитель округа воскурил благовония и стал совершать обряд поклонения духам, а Танский монах принялся читать сутры.

Сунь Укун произнес заклинание, и сразу же на востоке появилась черная туча, которая стала постепенно приближаться и опустилась над залой. То был старый царь драконов Восточного моря Ао Гуан. Выйдя из облака, Ао Гуан принял человеческий облик, приблизился и, низко поклонившись Сунь Укуну, спросил:

– Для чего ты звал меня, Великий Мудрец?

– Прости, что побеспокоил тебя, – отвечал Сунь Укун. – Но уже несколько лет кряду в этом краю стоит сильная засуха. Вот я и хотел узнать, отчего ты не посылаешь сюда дождь?

– Да оттого, – отвечал дракон, – что не имею на то высочайшего повеления. Если хочешь спасти здешний народ от бедствия, слетай в небесные чертоги и попроси высочайшего указа о ниспослании дождя да скажи еще, чтобы служители вод выпустили драконов. А я пока вернусь к себе в море и соберу свое воинство.

Сунь Укун так и сделал. Он отпустил дракона обратно в море, а сам, испросив у наставника дозволение, сел на облако и помчался во дворец к Яшмовому владыке.

Четверо небесных наставников ввели Сунь Укуна в залу Чудотворного Неба, а сами отправились с докладом к Яшмовому владыке.

– Десять тысяч лет тебе царствовать, Владыка наш! – молвили они. – Сунь Укун, следуя на Запад, достиг округа Бессмертного феникса в стране Небесного бамбука, и ему вздумалось вымолить дождь для этого округа. За этим он и явился сюда, чтобы испросить твое повеление.

– Да ведь три года назад, в двадцать пятый день двенадцатой луны, когда я лично отправился проверять всю Вселенную, объездил все три сферы и побывал в округе, в котором правит негодяй-правитель Шангуань, я собственными глазами видел, как он, забыв о добродетели, скармливал псам подношения, приготовленные для жертв Небу, и при этом сквернословил и кощунствовал. Я тогда же в наказание дал ему три знамения, они находятся в зале Ароматов. Сведите туда Сунь Укуна – пускай сам посмотрит. Если знамения закончились, я немедленно передам ему повеление о ниспослании дождя. Если же нет, то пусть не суется не в свое дело.

Четверо небесных полководцев тотчас же провели Сунь Укуна в залу Ароматов, где он увидел кучу зерна величиной примерно десять чжанов и еще груду муки около двадцати чжанов. Крохотный цыпленок, величиной с кулак, клевал зернышки по одному: клюнет и проглотит, снова клюнет, снова проглотит; возле муки оказалась маленькая собачонка золотисто-рыжей масти. Она то и дело высовывала язык, подлизывая муку. Слева висела железная перекладина с золотым замком. Под замком теплилась лампада, и пламя ее непрерывно лизало дужку замка, которая была толщиной с палец.

– Что все это значит? – спросил Сунь Укун у полководцев.

– Правитель округа Бессмертного феникса оскорбил Яшмового владыку, и Владыка установил эти три знамения, чтобы его покарать. Пока цыпленок не склюет все зерно, собака не вылижет всю муку, а огонь не расплавит дужку замка – до тех пор ни единая капля дождя не упадет на землю этого округа.

От этих слов Сунь Укун пришел в такое смятение, что даже в лице изменился, и больше не настаивал на том, чтобы его принял Яшмовый владыка. Сконфуженный, он вышел из залы, но небесные полководцы, смеясь, сказали ему:

– Не огорчайся, Великий Мудрец! С этими знамениями легко справиться. Надо только сотворить добрые дела. Если удастся тронуть сердце нашего Владыки, то кучи зерна и муки сами распадутся, а дужка у замка расплавится. Уговори правителя округа заняться добрыми делами, и счастье само явится к нему.

Сунь Укун послушал их совета и помчался назад, на грешную Землю, в округ Бессмертного феникса.

Там его встретили сам правитель округа, Танский монах, Чжу Бацзе и Шасэн, а также множество крупных и мелких чиновников. Сунь Укун повернулся к правителю и грозно крикнул:

– Это из-за тебя, негодяй, народ невинно страдает! Три года назад, двадцать пятого дня двенадцатой луны, ты осмелился нарушить законы Неба и Земли. Скормил псам приношения, предназначенные в жертву самому Небу. Говори по правде, как было дело?

Правитель округа пал ниц и стал рассказывать.

– Три года назад, – начал он, – в двадцать пятый день двенадцатой луны, когда надлежало совершить жертвоприношения Небу, я здесь, у себя в приемной, поссорился со своей женой, неразумной женщиной. Меня охватил такой гнев, что, не помня себя, я опрокинул жертвенник, и все приношения упали на землю. Я действительно подозвал собак, чтобы они съели все яства, лежавшие на земле. Прошло два года, а я никак не могу обрести душевного покоя. Не знал я, что этим прогневаю Владыку Неба и причиню вред своему народу. Ныне я встретился с тобой, почтенный наставник, и молю тебя указать мне Истинный Путь. Скажи, как решили поступить со мной там, в высших небесных сферах?

– В тот день Яшмовый владыка спустился на Землю и сам видел, как ты скармливал псам жертвенные приношения, да еще при этом сквернословил. Вот он и установил для тебя три знамения. – И Сунь Укун поведал о том, что довелось ему увидеть в зале Ароматов. – Пока цыпленок не склюет все зерно, собачонка не вылижет всю муку, а огонь не расплавит дужку у замка, ни единая капля дождя не упадет на эту землю! – сказал Великий Мудрец.

– Брат! – смеясь, промолвил тут Чжу Бацзе. – Ты возьми меня с собой, я приму другой облик и мигом склюю все зерно, съем муку, а дужку у замка сломаю. Ручаюсь, что после этого сразу пойдет дождь!

– Перестань болтать глупости! – строго сказал Сунь Укун. – Ведь это же знамение, придуманное самим Верховным владыкой! Ты даже не смеешь взглянуть на него!

– Что же нам делать? – спросил Танский монах.

– Помочь делу нетрудно! – воскликнул Сунь Укун. – Небесные полководцы научили меня, как поступить: надо только сотворить добрые дела, и все образуется.

Правитель округа при этих словах опять стал ползать на коленях и отбивать земные поклоны.

– Прошу тебя, почтенный наставник, научи меня, как поступить! – молил он. – Я все сделаю, как ты скажешь.

– Если ты готов совершать добрые дела, то молись Будде и читай священные книги, – промолвил Сунь Укун.

Правитель округа, продолжая отбивать земные поклоны, клялся уверовать в учение Будды.

Тотчас же были приглашены местные буддийские и даосские монахи, которые устроили площадки для богослужения, а проповедники написали проповеди и три дня кряду читали их. Правитель округа и все чиновники не выпускали из рук священных свечей, отбивали земные поклоны и каялись в содеянных грехах.

Танский монах тоже читал сутры.

И снова было дано повеление, чтобы во всех домах и семьях, как больших, так и малых, все до единого мужчины и женщины возжигали благовония и прославляли Будду. С этого времени только и слышались призывы к добру.

Видя это, Сунь Укун решил снова отправиться в небесные чертоги.

Он вскочил на облако и направился прямо к Небесным воротам. Там он встретил небесного князя Защитника страны.

– Ты зачем опять пожаловал? – спросил князь.

– Хочу доложить, что правитель округа Бессмертного феникса уже обратился к добру.

Пока они беседовали, к ним подошел небесный гонец, держа в руках даосскую и буддийскую грамоты для передачи Владыке Неба. Увидев Сунь Укуна, гонец поклонился ему как положено и сказал:

– Великий Мудрец! Ты склонил к добру весь округ, и это зачтется тебе как великий подвиг.

Сказав так, гонец направился прямо в залу Прозрения.

Когда он ушел, небесный князь сказал Сунь Укуну:

– Великий Мудрец! Тебе не следует являться к Яшмовому владыке. Ступай лучше в палату девятого Неба – Прощения грехов и освобождения от бедствий – и попроси, чтобы с тобой отпустили на время бога Грома и богиню Молнии.

Сунь Укун так и сделал. Он прошел прямо в палату девятого Неба, где его встретили трое служителей: служитель бога Грома, служитель хранителя записей великих деяний и служитель небесного судьи.

Как только они доложили своему повелителю, небесному судье, о приходе Сунь Укуна, небесный судья тотчас же сошел с трона Девяти фениксов и румяной зари, оправил одежды и вышел навстречу гостю. После церемонии приветствия Сунь Укун сказал:

– Я пришел просить тебя о помощи. Дело в том, что я сопровождаю Танского монаха, который идет на Запад за священными книгами, и вот на пути у нас лежал округ Бессмертного феникса. Мы пришли туда и узнали, что уже три года там стоит засуха. Правитель этого округа нарушил законы Неба и Земли, скормив псам подношения, предназначенные Небу, и за это Небесный владыка послал в его округ засуху. Но сейчас правитель творит добрые дела и молится Будде. Поэтому я прошу тебя отпустить на время твоих начальников-полководцев, чтобы они послали в те края гром. Только что я видел гонца, который спешил к Яшмовому владыке с докладом о свершении добрых дел в округе Бессмертного феникса.

– В таком случае, – отвечал небесный судья, – пусть Дэн, Синь, Чжан и Тао вместе с богиней Молнии немедленно отправятся с тобой на грешную Землю и пошлют гром и молнию в округ Бессмертного феникса.

Вскоре четыре небесных полководца с богиней Молнии и Великим Мудрецом Сунь Укуном прибыли к границам округа и тотчас приступили к делу. Загрохотал гром, засверкала молния. И все чиновники, старшие и младшие, все военные и простолюдины при первых же раскатах грома и вспышках молний разом опустились на колени, поставили на головы курильницы с благовониями и, восхваляя Будду, громко восклицали: «Амитофо! Амитофо!»

Тем временем небесный гонец доставил в залу Прозрения даосскую и буддийскую грамоты, а четверо небесных полководцев передали их в залу Чудотворного Неба. Яшмовый владыка прочел грамоты и промолвил, обращаясь к своим приближенным:

– Ну-ка, посмотрите, как обстоит дело с тремя моими знамениями, поскольку у этого негодника и его приближенных пробудилось стремление к добру!

Пока он отдавал это распоряжение, из залы Ароматов вбежали взволнованные служители и доложили:

– Кучи зерна и муки, сложенные в зале, рассыпались сами собою и мгновенно исчезли, а дужка у замка сломалась пополам!

Не успели они закончить свой доклад, как небесные служители ввели в залу духов земли, хранителей храмов и местных духов из округа Бессмертного феникса, которые стали докладывать.

– В нашем округе, – сказали они, – начиная с самого правителя и кончая простыми людьми, во всех городах и селениях нет ни одного, кто не обратился бы к истинному учению Будды и не помышлял бы о свершении добра, все совершают обряд поклонения и выражают благоговение перед Небом. Просим тебя, Владыка наш, проявить свое милосердие и дать повеление о ниспослании благодатного дождя на весь округ, дабы спасти народ от бедствия.

Услышав такую весть, Яшмовый владыка просиял и с великой радостью передал следующий указ:

«Приказываем повелителям Ветра, Облаков и Дождя принять к неукоснительному исполнению указ, по которому им надлежит в сей день и сей час приблизиться к Земле над округом Бессмертного феникса, послать туда гром, расстелиться тучами и ниспослать дождь на три чи и еще сорок две капли».

Сунь Укун с четырьмя полководцами – Дэном, Синем, Чжаном и Тао, а также с богиней Молнии как раз находился в воздухе. В этот момент к ним присоединились повелители Ветра, Облаков и Дождя. И вот подул ветер, набежали тучи, и на иссохшую землю хлынули потоки живительной влаги.

За день дождя выпало действительно на три чи и еще сорок две капли, после чего все духи стали собираться в обратный путь.

А Великий Мудрец спустился на своем облаке вниз и сказал Танскому монаху:

– Ну вот! Дело сделано, народ избавлен от бедствия, и мы можем спокойно продолжать свой путь.

Но правитель ни за что не хотел отпускать паломников. В ту же ночь он разослал людей за винами и яствами и приказал приступить к постройке монастыря и молельни.

На следующий день был устроен роскошный пир. Танского монаха усадили на самое почетное место. По обе стороны от него разместились его ученики. Правитель собственноручно подносил монахам чарки с вином и блюда с яствами. Нежная музыка услаждала их слух. Весь день длился пир, но рассказывать об этом мы не будем.

Почти полмесяца прожили путники в этом округе. И вот однажды правитель предложил четверым монахам пойти осмотреть новый монастырь.

Танский монах изумился при виде его и воскликнул:

– Какое величественное и красивое сооружение! Даже не верится, что так быстро его построили!

– Его строили день и ночь, работали не покладая рук, чтобы скорей закончить! – сказал правитель. – Прошу вас, посмотрите, все ли сделано как следует!

Паломники не мешкая приступили к осмотру.

Величественные залы и храмы, огромные ворота с красивыми украшениями – все это поразило монахов, и они то и дело громко выражали свое восхищение. Сунь Укун попросил наставника придумать название для нового монастыря.

– Надо назвать его: Монастырь в честь благодатного дождя, – сказал Танский монах.

– Прекрасное название! – промолвил правитель.

По этому случаю он велел тотчас же пригласить всех священнослужителей и монахов и служить молебен с возжиганием благовоний.

По левую сторону от главного храма возвышались четыре молельни в честь Танского монаха и его спутников, где ежегодно должны были четыре раза служить молебен и приносить жертвы. Кроме того, было решено соорудить храмы в честь духа Грома и духа Дракона, дабы отблагодарить их за благодеяние.

Когда паломники собрались в путь, правитель округа, все его приближенные и слуги призвали музыкантов и собрали большую процессию с хоругвями и стягами, которая провожала монахов целых тридцать ли. Все утирали слезы и не отрываясь смотрели им вслед, не смея возвращаться до тех пор, пока монахи не скрылись из виду.

Если хотите узнать, когда же наконец наши путники предстали перед Буддой Татагатой, прочтите следующие главы.


в которой рассказывается о том, как Чжу Бацзе помог победить чудовище и как Сунь Укун с помощью волшебства уничтожил злого оборотня | Сунь Укун — царь обезьян | в которой повествуется о том, как праведные монахи в княжестве Яшмовых цветов устроили ратное представление, а также о том, как Сунь Укун, Чжу Бацзе и Шасэн обрели уч