home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



повествующая о том, как закончилась борьба между монахами и оборотнями, и о том, как утихомирился Премудрый обладатель девяти чудес

Итак, Великий Мудрец Сунь Укун, Чжу Бацзе и Шасэн, покинув город, встретились лицом к лицу с оборотнями-львами разных мастей и пород. Впереди оказался знакомый им Желтый лев, по левую сторону от него еще два: Пожиратель тигров и Ловец слонов, – и по правую тоже два: Смышленый лев и лев – Охотник за лисицами. Позади шествовали львы Обезьяноподобный и Белоснежный, а в середине – Девятиголовый лев. Черномазый бесенок-гонец держал в руках драгоценную хоругвь из золотой парчи, а бесенята Плут-чудак и Чудак-плут – каждый по стягу.

Увидев оборотней, Чжу Бацзе бросился вперед и стал браниться:

– Эй, вы! Оборотни-грабители, похитители сокровищ! Куда лезете? Зачем явились сюда целой сворой, мохнатые твари?

Скрежеща зубами, Желтый лев заорал:

– Негодяи плешивые! Вчера втроем напали на меня одного, я признал себя побежденным и отступил, рассчитывая на вашу порядочность, а вы совершили беспримерное злодеяние: сожгли мое жилище дотла, уничтожили все мое достояние, погубили сородичей и всю мою семью! Я горю жаждой мести. Обида, которую вы мне нанесли, глубже великого моря! Стойте, ни с места! Сейчас я угощу вас своим копьем!

Тут Чжу Бацзе взмахнул вилами и ринулся на врага. Оба яростно сражались, но пока еще нельзя было сказать, кто из них возьмет верх, а тем временем на Чжу Бацзе набросились еще двое. Обезьяноподобный лев с железным стержнем, усаженным шипами, и Белоснежный лев, вооруженный трехгранным бруском.

– Эй, сюда! – закричал Чжу Бацзе.

Размахивая волшебным посохом, покоряющим драконов и тигров, вперед ринулся Шасэн. Но на него разом набросились львы Пожиратель тигров, Смышленый, Ловец слонов и Охотник за лисицами. Тогда и Великий Мудрец Сунь Укун пустил в ход свой посох с золотыми обручами, отражая натиск львов. Лев – Пожиратель тигров действовал дубиной. Смышленый орудовал медной кувалдой, Ловец слонов – стальным копьем, а Охотник за лисицами – огромной секирой.

И вот семь львов-оборотней вступили в бой с тремя смелыми монахами.

Бой продолжался почти весь день, и незаметно наступил вечер. Чжу Бацзе так устал, что у него изо рта потекла слюна, а ноги обмякли. Не в силах больше сражаться, он сделал ложный выпад, покинул поле боя и бросился бежать.

Львы Белоснежный и Обезьяноподобный настигли его и ударами трехгранного бруска по самому хребту свалили с ног, потом вцепились ему в загривок и в хвост и потащили к Девятиголовому льву.

– Одного поймали! – крикнули они.

В это время Шасэн и Сунь Укун тоже покинули поле боя, и оборотни гурьбой погнались за ними. Сунь Укун выдрал у себя клок шерсти, разжевал ее, выплюнул, произнес заклинание, и сразу же появилось больше сотни маленьких Сунь Укунов, которые плотным кольцом окружили львов: Смышленого, Пожирателя тигров, Ловца слонов, Охотника за лисицами и самого Желтого льва. Оправившись, Шасэн и Сунь Укун вновь вступили в бой, и им удалось наконец захватить двух львов: Пожирателя тигров и Смышленого. Другие два льва – Охотник за лисицами и Ловец слонов – сбежали. Желтый лев доложил о случившемся старому оборотню. Узнав, что два льва попали в плен, старый оборотень распорядился:

– Скажите Чжу Бацзе, если они отдадут наших львов, мы сохраним ему жизнь, а не отдадут – уничтожим его.

Вскоре наступила ночь, и оборотни расположились на отдых у городских стен.

Тем временем Великий Мудрец приволок обоих львов-оборотней к стенам города. Львов связали и втащили в город. Тогда Сунь Укун вернул на место шерстинки и вместе с Шасэном поднялся на городскую башню, где предстал перед Танским монахом.

– Ну и жаркий был бой! – воскликнул Танский монах. – Что с Чжу Бацзе, жив ли он?

– Ничего с ним не случится! – уверенно ответил Сунь Укун. – Их оборотни у нас, и они не осмелятся причинить Чжу Бацзе какой-либо вред. Свяжите оборотней покрепче, а завтра утром обменяем их на нашего Чжу Бацзе!

Пришли сыновья правителя, низко поклонились Сунь Укуну, после чего сразу подали трапезу, и все поели тут же, на городской башне. После этого на городской стене зажгли фонари и вывесили стяги, застучали в колотушки, зазвонили в колокольцы, забили в гонги и барабаны, выставили усиленные караулы, стали передавать сигнальные стрелы, пускать хлопушки.

На рассвете старый оборотень позвал к себе Желтого льва и стал с ним держать совет.

– Вы постарайтесь сегодня же изловить Сунь Укуна и Шасэна, – сказал он, – а я тем временем незаметно взлечу на городскую стену, захвачу их наставника да заодно прихвачу еще и правителя уезда с его сыновьями и вернусь к себе, в пещеру Девяти кольцевых извивов, где буду ждать вас с победой!

Получив наказ, Желтый лев тотчас повел за собой Обезьяноподобного льва, Белоснежного льва, Ловца слонов и Охотника за лисицами. Каждый нес при себе оружие. Приблизившись к городской стене, они подняли шум и крик, вызывая монахов на бой. Пришлось Великому Мудрецу и Шасэну вдвоем отражать натиск пяти львов-оборотней.

И вот в самый разгар боя старый оборотень вскочил на черную тучу, помчался прямо к городской башне и несколько раз тряхнул головой. Он был до того страшен, что все военные и гражданские чины старших и младших рангов, а также караульные и сторожа от ужаса кубарем покатились вниз. Тогда старый оборотень ворвался в башню, разинул пасть, схватил в зубы Танского монаха, правителя уезда и его сыновей, затем вернулся к тому месту, где был Чжу Бацзе, и его тоже схватил. Недаром у Девятиголового была не одна пасть, а девять.

Между тем Сунь Укун, услышав вопли и крики, доносившиеся из города, сразу же смекнул, что попался на удочку, сорвал у себя всю шерсть от самого плеча до локтя, сунул ее в рот, разжевал и выплюнул, произнес заклинание, и сразу же появились сотни и тысячи крохотных Сунь Укунов, которые разом бросились на врага. Они мигом повалили и потащили Обезьяноподобного льва, живьем схватили Белоснежного льва, поймали льва – Ловца слонов, сбили с ног льва – Охотника за лисицами, а Желтого льва убили на месте. Всех львов-оборотней связали и притащили в город. Вдруг появилась жена правителя. Она с воплями и плачем бросилась к Сунь Укуну и, земно кланяясь, сказала:

– Духовный наставник! Нет больше в живых моего повелителя-супруга, моих сыновей и твоего наставника! Их погубил злой оборотень.

– Не печалься, почтенная, – отвечал Сунь Укун. – Их утащил старый оборотень в отместку за то, что я взял в плен его семерых львов, но никакого вреда он им причинить не посмеет. А завтра на рассвете мы с братом вдвоем отправимся на гору, изловим старого оборотня и вернем тебе твоего мужа и сыновей!

Жена правителя снова поклонилась Сунь Укуну и вместе со всеми домочадцами и прислужницами удалилась к себе.

На следующий день Великий Мудрец и Шасэн вскочили на благодатное облако и вскоре прибыли на вершину горы Коленце Бамбука. Прижав книзу край облака, они осмотрелись и вдруг приметили внизу черномазого бесенка с короткой дубинкой в руках, который пробегал прямо по ущелью, между скалами.

Сунь Укун окликнул его:

– Эй, ты! Стой!

Но перепуганный бесенок помчался вперед и вдруг исчез. Монахи пробежали еще немного и увидели вход в пещеру. Над мраморными воротами была каменная плита с надписью: «Пещера Девяти кольцевых извивов на горе Коленце Бамбука».

Оказывается, черномазый бесенок скрылся в пещере и успел наглухо закрыть ворота, после чего побежал к старому оборотню и доложил:

– Повелитель! К воротам снова подошли те двое монахов!

– А где Желтый лев и остальные? – спросил старый оборотень.

– Не знаю! – отвечал бесенок. – Не видел их.

Старый оборотень выслушал бесенка, и из глаз его хлынули слезы.

– О горе! Горе! – завопил он. – Желтый лев погиб! Остальных моих внуков-львов монахи забрали в плен! Как же мне отомстить за такую обиду?

Тут старый оборотень, в чем был, даже не взяв с собой никакого оружия, пошел к воротам, распахнул их и, не говоря ни слова, бросился прямо на Великого Мудреца. Тот начал отбиваться своим посохом, нанося удары оборотню по голове. Шасэн завертел колесом свой волшебный посох и тоже принялся бить врага. Тогда оборотень качнул головой, и у него сразу же выросло восемь голов: четыре слева, четыре справа. Все они разинули огромные пасти, вцепились зубами в Сунь Укуна и Шасэна и поволокли их в пещеру. Там обоих связали, и старый оборотень велел высечь всех монахов по очереди. Первым принялись бить Сунь Укуна, но тело его, как вы знаете, было закалено в плавильной печи, и он не чувствовал боли.

Бесенята колотили его до глубокой ночи, пока не выбились из сил, а потом уснули.

Тут Сунь Укун с помощью волшебства избавился от веревки, схватил свой посох и убил разом трех бесенят, которые его били.

После этого он развязал Шасэна, но тут все дело испортил Чжу Бацзе, он заорал во все горло:

– А про меня забыл?

Его крик разбудил старого оборотня, который скатился с постели и громко спросил:

– Кто здесь шумит?

Сунь Укун быстро загасил все фонари и светильники, помчался к воротам, вышиб их и бросился бежать.

– Эй, слуги! – стал звать оборотень. – Отчего не горят фонари и светильники? Уж не сбежал ли кто из пленных?

На его зов никто не откликнулся. Тогда оборотень засветил огонь и увидел на земле в луже крови троих бесенят. Правитель уезда с сыновьями, Танский монах и Чжу Бацзе были на месте. Не оказалось лишь Сунь Укуна и Шасэна. Оборотень зажег факел и принялся их искать, вдруг он увидел Шасэна, прижавшегося спиной к выступу в стене галереи. Оборотень схватил его, повалил наземь, связал и пустился на поиски Сунь Укуна. Но когда увидел проломленные ворота, сразу же догадался, что Великий Мудрец сбежал. Оборотень не погнался за ним, он кое-как заделал в воротах проломы и остался охранять свое добро.

Тем временем Сунь Укун, выбравшись из пещеры, вскочил на благодатное облако и направился прямо в княжество Яшмовых цветов. Над городскими стенами его встретили с поклонами местные духи вместе с духами – хранителями монастырей и богом – хранителем города, а также Златоглавый дух с богами Людином и Люцзя, которые привели под конвоем местного духа и сказали:

– Великий Мудрец! Мы изловили этого негодяя, духа горы Коленце Бамбука, и привели к тебе! Пусть расскажет, что за оборотень здесь живет и откуда он взялся.

Дрожа от страха, дух начал отбивать земные поклоны и рассказал все, что знал про старого оборотня.

– Он появился на горе Коленце Бамбука в позапрошлом году, – промолвил дух горы. – До этого в пещере Девяти кольцевых извивов жили девять львов. С той поры, как в ней поселился оборотень, львы признали его своим дедом. Этот оборотень обладает девятью головами и носит прозвище Премудрый обладатель девяти чудес. Чтобы укротить его, надо отправиться на восточный край Неба, во дворец Таинственных скал, и попросить, чтобы хозяин этого оборотня пришел за ним. Он один может его усмирить.

– На крайнем востоке, во дворце Таинственных скал, живет повелитель Тайи, Избавитель от мук и страданий, – сказал Сунь Укун. – Он и в самом деле ездит верхом на Девятиголовом льве. Значит… – Сунь Укун недоговорил и, обернувшись к духам, решительно произнес: – Отправляйтесь сейчас же обратно и охраняйте моего наставника, учеников его, а также правителя округа с его сыновьями. А боги – хранители городов пусть примут на себя охрану города!

Духи не мешкая отправились выполнять приказ, а Сунь Укун вскочил на облако и полетел к воротам Восточного Неба. Повелитель Тайи в это время восседал на высоком троне, устроенном в виде лотоса с девятью разноцветными лепестками, окруженный благовещим сиянием. Как только ему доложили, что прибыл Великий Мудрец, он велел ввести гостя в залу, сошел с трона и поклоном ответил на поклон Сунь Укуна.

– Давненько не виделись, – промолвил он. – Как-то мне довелось услышать, что ты уверовал в учение Будды и сопровождаешь Танского монаха, который идет на Запад за священными книгами. Полагаю, что ты уже завершил этот подвиг.

– Пока еще нет, – отвечал Сунь Укун, – но подвиг близится к завершению. А сейчас я вот зачем прибыл сюда. – И Сунь Укун рассказал о том, какое препятствие они встретили на пути. – Я учинил дознание местному духу горы, – сказал Сунь Укун, – и от него узнал, что ты являешься хозяином Девятиголового льва. Вот я и решил попросить тебя его усмирить, забрать к себе и избавить людей от мук и страданий.

Выслушав Сунь Укуна, повелитель Тайи велел одному из своих приближенных сходить в помещение для льва и позвать служку. Служка крепко спал и проснулся, лишь когда целая толпа придворных принялась будить его и расталкивать. Служку подхватили и приволокли в залу.

– Где лев? – спросил владыка.

Служка пустил слезу и, стоя на коленях, взмолился:

– О, пощади! Пощади!

– Говори скорей, как это ты упустил Девятиголового льва? – приказал повелитель Тайи.

– О владыка, – робко произнес служка, – позавчера я был в палате Сладкой росы. Там я увидел бутыль с вином и по своему неразумию украдкой выпил его, после чего крепко уснул, а льва забыл привязать и запереть на замок.

– Это вино послал мне в подарок сам наисовершеннейший Лаоцзюнь. Оно называется «Нектар перерождения». Если ты выпил все, то должен был проспать три дня. Сколько же прошло дней с тех пор, как сбежал лев? – спросил владыка.

– По словам местного духа, – отвечал Сунь Укун, – он появился в позапрошлом году, стало быть, уже прошло года два или три.

Владыка засмеялся:

– Так оно и есть! Так оно и есть! Ведь один день на Небе равен году на грешной Земле, – произнес он и обратился к служке: – Ну, вставай! Прощаю тебе смертный грех. Ты отправишься вместе со мной и Великим Мудрецом Сунь Укуном на Землю, чтобы увести льва. А вы, – сказал он, обратившись ко всем приближенным, – возвращайтесь к себе.

И вот повелитель Тайи с Великим Мудрецом и служкою на облаке помчались прямо к горе Коленце Бамбука. Их встретили всеведущие повелители духов пяти стран света, небесные духи Людин и Люцзя, все местные духи и духи гор.

Сунь Укун первым делом спросил их:

– Не случилось ли чего недоброго с моим наставником? Ведь он был на вашем попечении.

– Злой оборотень с горя завалился спать и до сих пор не проснулся, – отвечали духи.

– Мой премудрый лев прошел долгую школу самоусовершенствования и обрел духовную силу Пути Истины, – проговорил повелитель Тайи. – Стоит ему рявкнуть – и его сразу же услышат на Небе трое Бессмертных мудрецов, а под землей – обитатели царства Девяти источников. Прежде этот лев никому не причинял вреда. Ну-ка, Великий Мудрец, подойди к пещере и вызови его на бой! Если он выйдет, мне легче будет его изловить!

Сунь Укун вытащил посох, совершил прыжок, очутился прямо у ворот пещеры и, колотя по ним, стал кричать:

– Эй ты, негодяй! Верни мне моего наставника и всех остальных, кого ты взял в плен!

Оборотень долго не отзывался, потом наконец проснулся, заскрежетал зубами от ярости, помчался к воротам и, разинув пасть, хотел схватить Великого Мудреца, но Сунь Укун отскочил и бросился бежать. Оборотень за ним. Сунь Укун вскарабкался на высокую скалу и, смеясь, крикнул оборотню:

– Берегись! Пришел твой хозяин!

Оборотень кинулся было к скале, но повелитель Тайи прочел заклинание и строго сказал:

– Премудрый! Я пришел за тобой!

Оборотень тут же пал ниц на все четыре лапы. К нему подбежал служка, вцепился в гриву и принялся кулаком бить его по загривку. Он стукнул его раз сто, а то и больше.

Лев, стиснув зубы, молчал, боясь даже пошевельнуться. Служка бил его до тех пор, пока рука не устала, после чего накинул ему на спину парчовый чепрак. Владыка уселся верхом на льва и велел ему ехать вперед. Тот сразу же распрямился, вспрыгнул на радужное облако и направился прямо ко дворцу Таинственных скал.

А Великий Мудрец пошел в пещеру, освободил пленников и повел их к выходу. Чжу Бацзе набрал сухих сучьев и листьев, завалил ими вход в пещеру, поджег, и вскоре пещера Девяти кольцевых извивов стала похожа на заброшенную гончарную печь. После этого они все вместе на облаках прибыли в окружной город. Навстречу им вышли жена правителя округа и все должностные лица. По этому случаю был устроен роскошный пир.

За это время оружейники успели выковать оружие и явились к Сунь Укуну с докладом.

Сунь Укун велел позвать сыновей правителя, чтобы они взяли свое оружие, и трое монахов стали обучать юношей приемам боя. Не прошло и нескольких дней, как юноши в совершенстве овладели всеми приемами фехтования.

И снова был устроен торжественный пир, на котором юноши в знак благодарности поднесли монахам большой поднос с золотом и серебром.

– Золота и серебра нам не надо, – сказал Чжу Бацзе. – А вот новую одежду мы охотно взяли бы, а то нашу изрядно потрепали львы-оборотни.

Юноши тут же приказали швецам сшить Сунь Укуну, Чжу Бацзе и Шасэну новую одежду из парчи. Монахи с радостью приняли подарок, нарядились, а затем собрали свои пожитки и отправились в путь.

На улицах везде гремели барабаны, играла музыка, реяли разноцветные стяги и знамена.

Вот уж, право:

В каждом доме, на каждом дворе

зажжены благовонные свечи;

Вдоль улиц цветные горят фонари

в этот праздничный вечер.

Наконец четверо монахов распрощались со всеми и отправились дальше на Запад.

Долго ли еще шли путники до Чудодейственной горы, об этом вы узнаете, если прочтете следующие главы.


из которой вы узнаете о том, как Желтый лев-оборотень напрасно готовился к пиру в честь волшебных вил и как ученики Танского наставника учинили буйство на горе Барс | Сунь Укун — царь обезьян | повествующая о том, как в округе Золотой Покой путники любовались новогодними фонарями и как Танский монах держал ответ в пещере Великой доблести