home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



повествующая о том, как в округе Золотой Покой путники любовались новогодними фонарями и как Танский монах держал ответ в пещере Великой доблести

Итак, паломники покинули главный город страны Яшмовых цветов и спокойно двигались по ровной дороге, ведущей в страну Высшего блаженства. Через несколько дней вновь показались очертания какого-то города.

Вскоре путники достигли восточной заставы и увидели по обеим сторонам дороги чайные и питейные заведения, из которых доносились веселые крики и шум, а также лабазы и маслобойни, – везде царило оживление.

Зеваки с любопытством разглядывали диковинного вида монахов, но подойти к ним и заговорить не решались.

Путники прошли еще несколько кварталов и увидели вход в монастырь, а над воротами надпись: «Монастырь милосердия Будды».

Пока все четверо разглядывали монастырь, с галереи сошел к ним какой-то монах.

– Откуда пожаловал, почтенный? – спросил он Танского монаха, отвесив низкий поклон.

– Твой смиренный брат в монашестве прибыл сюда из Срединного цветущего государства, от двора Танского государя, – отвечал Сюаньцзан.

Монах отвесил низкий поклон и повел Сюаньцзана в главный храм, где тот поклонился Будде, после чего позвал своих спутников. Увидя их, монах испуганно спросил:

– Почему твои уважаемые ученики столь безобразны?

– Хоть они и безобразны, – отвечал Танский монах, – зато обладают волшебной силой. На всем пути они оберегали меня, за что я очень им признателен.

Пока они беседовали, из глубины монастырского двора подошли еще монахи, все они почтительно поклонились и, узнав, что путники прибыли из Танского государства, спросили:

– Зачем изволил пожаловать к нам, почтенный наставник великого Срединного цветущего государства?

– Я получил повеление моего государя, – отвечал Сюаньцзан, – отправиться на Чудодейственную гору, поклониться Будде и испросить у него священные книги. Мой путь как раз проходит через ваш благодатный край, вот я и зашел, чтобы осведомиться, что это за местность, попросить у вас подаяния, подкрепиться и с новыми силами двинуться дальше.

Услышав это, монахи очень обрадовались и повели Танского наставника в келью настоятеля монастыря, где было еще несколько монахов.

– Как называется город, в котором расположен ваш чудесный монастырь? – спросил Сюаньцзан.

– Наш город называется Золотой Покой, – отвечали монахи. – Он находится в пограничном округе нашей страны – страны Небесного бамбука.

– Далеко ли от вашего округа до Чудодейственной горы? – снова спросил Танский монах.

– Отсюда до столицы две тысячи ли, мы там бывали, потому и знаем, а вот на Запад, к Чудодейственной горе, никто из нас не ходил, и мы не можем сказать, как далеко до нее.

Вскоре стол был накрыт. После трапезы Танский монах засобирался было в путь, но все монахи и сам настоятель стали уговаривать его остаться.

– Почтенный наставник! – говорили они. – Осчастливь нас хотя бы на денек-другой. Послезавтра праздник Фонарей, проведи его с нами. Полюбуешься фонарями, послушаешь музыку, увидишь замечательное зрелище – «мост золотых фонарей». Останься, почтенный наставник, мы очень тебя просим!

Как было отказаться от столь любезного приглашения, и Танский монах вместе с учениками остался в монастыре.

В тот же вечер в храме Будды стали бить в гонги и барабаны, созывая всех верующих, живущих по соседству. Они должны были принести фонари для подношения Будде. Танский монах и его ученики вышли поглядеть на зажженные фонари, после чего все разошлись на ночлег.

На следующий день для гостей снова была устроена трапеза, а затем все отправились на прогулку в монастырский сад.

Там они провели целый день, вечером отправились в храм, где уже зажгли фонари, а потом в пригород, на предпраздничное гулянье.

Но вот наступила ночь пятнадцатого числа – праздник Фонарей, и монахи обратились к Сюаньцзану с такими словами:

– Уважаемый наставник! Вы видели праздничные фонари только у нас в монастыре и в пригороде у восточной заставы. А нынче вечером начнется настоящий праздник. Пойдемте в город, поглядим на «золотые фонари». Что вы на это скажете?

Сюаньцзан с радостью согласился и вместе с Сунь Укуном и остальными учениками в сопровождении толпы монахов отправился в город на праздник Фонарей.

Об этом празднике сложены такие стихи:

Пышно украшены улицы города,

звенят веселые песни.

Счастливы люди в этом краю —

на праздник собрались вместе.

Ярко сверкают цветные фонарики

в призрачном лунном свете;

Ночь напролет возносят молитвы —

призывают дожди и ветер.

Чистой радостью светятся лица,

сегодня печали забыты.

Низками крошечных огоньков

кроны деревьев увиты.

Улицы были запружены народом. Люди веселились в свое удовольствие: плясали, ходили на ходулях, катались на слоне; было много ряженых. В разных концах города, то тут, то там, устраивались всевозможные зрелища. Наконец монахи провели Танского наставника сквозь толпу к мосту, на котором были установлены золотые фонари. Подойдя ближе, он увидел три огромных светильника, величиной с добрый чан, над которыми красовались двухъярусные ажурные башенки, сплетенные из тонкой золотистой проволоки. Внутри башенки были выложены тонкими пластинками из глазури и светились так ярко, что затмевали сияние луны. От масла, налитого в светильники, исходил чудесный аромат.

– Что за масло в этих светильниках? – спросил Сюаньцзан.

– Это масло привозят из округа Осеннее Небо. Там двести сорок больших дворов, и они ежегодно вырабатывают масло для этих светильников. Повинности других округов неизмеримо легче, нежели та, которую несут эти двести сорок дворов. Ведь это не простое масло, а душистое. Каждый лян его обходится в два ляна серебром! А горят эти светильники всего три ночи.

– Да разве может столько масла выгореть за три ночи? – воскликнул Сунь Укун.

– Ничего удивительного, – ответил монах. – В каждом фонаре сорок девять огромных фитилей. Фитили сделаны из пеньки, обмотаны шелковой ватой, и каждый из них толщиной с куриное яйцо. Если нынешней ночью сюда снизойдут воплощенные Будды, то уже назавтра масла в сосудах не останется и свет фонарей начнет меркнуть.

– Вот это здорово! – смеясь, сказал Чжу Бацзе, – Выходит, что достопочтенные Будды забирают даже масло из светильников?

– Да, ты совершенно прав, – ответил монах. – Жители города знают об этом, передают своим потомкам, и так из рода в род. Это повелось с древнейших времен. Если масло из сосудов исчезнет, значит Будды приняли подношение. В такой год, разумеется, бывает обильный урожай. Если же масло остается нетронутым, обязательно случается лихолетье с неблаговременными дождями и ветрами. Вот почему люди не жалеют сил и денег на столь дорогое подношение.

В это время послышалось зловещее завывание ветра, и люди в панике стали разбегаться.

– Почтенный наставник! – сказали монахи. – Надо возвращаться! Надвигается буря. Это сами Будды спускаются с Небес поглядеть на праздник Фонарей!

– Откуда вы взяли, что это Будды? – спросил Танский монах.

– Ну как же! Так бывает из года в год, – ответил один из монахов. – Если ветер поднимается до наступления третьей ночной стражи, все знают, что это предвещает сошествие Будд, и спешат поскорее укрыться!

– Я и мои ученики всегда только и думаем о Будде, молимся и поклоняемся ему, – сказал Танский наставник. – И если в самом деле Будды соблаговолят сойти с Неба в этот замечательный праздник, то мы останемся здесь и поклонимся им. Это будет для нас великое счастье.

Вскоре и в самом деле появились три Будды, которые приблизились к золотым светильникам. Танский наставник вбежал на мост, повалился наземь и начал отбивать поклоны. Сунь Укун быстро поднял его на ноги и сказал:

– Наставник, это не Будды. Это самые настоящие оборотни!

Не успел он договорить, как огонь в светильниках потускнел, раздался резкий свист, оборотни подхватили Танского наставника и умчались.

Чжу Бацзе стал метаться из стороны в сторону, разыскивая наставника. Шасэн поднял невообразимый шум.

– Братцы, – сказал Великий Мудрец, – не надо шуметь. За чрезмерную радость наш наставник поплатился: его похитили злые оборотни! А вы, – Сунь Укун обратился к монахам, – по своему неразумию вот уже сколько лет даете оборотням дурачить себя, да еще уверяете, что это живые Будды приходят к вам на празднества и принимают ваши подношения. А это вовсе не Будды, а оборотни. Они погасили огонь в светильниках, наполнили маслом свои посудины и заодно прихватили наставника! Вы вместе с монахами возвращайтесь в монастырь, – сказал он Чжу Бацзе и Шасэну, – а я сейчас догоню оборотней.

Сказав так, Сунь Укун вскочил на облако, поднялся высоко в воздух, повел носом и, учуяв, что оборотни отправились на северо-восток, пустился следом за ними. К утру ветер стих, и впереди показалась огромная гора, совершенно неприступная.

Великий Мудрец опустился на ее вершину и стал смотреть вниз, отыскивая дорогу или тропу, и вдруг увидел четырех путников, гнавших перед собой трех баранов. Они спускались по западному склону горы. Великий Мудрец сразу же распознал в них стражей времени и окликнул. Стражи сконфузились, отогнали баранов, приняли свой настоящий облик и обратились к Сунь Укуну с такими словами:

– Великий Мудрец! Твой наставник проявил неумеренный интерес к веселым зрелищам. Но «чрезмерное счастье всегда порождает несчастье, а излишнее веселье – печаль». Вот почему его и схватили оборотни. Сейчас при наставнике незримо находится дух – хранитель веры, он оберегает его.

– Откуда взялись эти оборотни и где живут? – спросил Сунь Укун.

– Они живут как раз на этой горе, которая называется горой Зеленого дракона в пещере Великой доблести. Старшего зовут повелитель Стужи, среднего – повелитель Зноя, а младшего – повелитель Пыли, они живут здесь уже тысячу лет и с детства пристрастились к ароматному маслу. С того года, как они превратились в оборотней и под видом Будд начали появляться в округе Золотой Покой, все должностные лица этого округа, обманутые ими, установили золотые светильники с благовонным маслом. И так из года в год во время праздника Фонарей оборотни принимают облик Будд и забирают ароматное масло. Увидев твоего наставника, оборотни сразу смекнули, что у него непорочное тело праведного монаха, а потому и утащили в пещеру. Теперь они собираются убить его, поджарить в благовонном масле и съесть. Поспеши же ему на помощь!

Сунь Укун отпустил их и отправился искать пещеру. Он прошел несколько ли и увидел на берегу горного ручья отвесную скалу, под которой было устроено каменное жилье. Вход в него загораживали полуоткрытые каменные ворота. У ворот стоял каменный столб с высеченными на нем иероглифами: «Пещера Великой доблести на горе Зеленого дракона». Сунь Укун подошел к воротам и крикнул:

– Эй, оборотни! Отдайте мне моего наставника!

Раздался резкий свистящий звук, ворота распахнулись, и оттуда выбежали оборотни-привратники с головами волков.

– Ты кто такой и как смеешь кричать здесь? – заорали оборотни.

– Я – старший ученик Танского монаха, которого вы похитили во время праздника Фонарей в округе Золотой покой. Отдайте его, тогда я оставлю вас в живых, не то я переверну вверх дном все ваше логово, а вас всех уничтожу.

Оборотни тотчас же побежали к своему повелителю и доложили о том, что у ворот стоит какой-то безобразный монах и требует, чтобы ему отдали его наставника, иначе он разнесет всю пещеру, а всех ее обитателей уничтожит. Как раз в это время три главаря держали совет, как им съесть Танского монаха. Они велели слугам сорвать с него одежды, обмыть чистой водой и решили, что лучше всего разрезать его на мелкие куски и изжарить на ароматном масле. Выслушав привратников, оборотни не на шутку перепугались, велели надеть на Танского монаха одежды и притащить его на допрос, чтобы узнать, кто он такой и откуда взялся.

Слуги напялили на Танского монаха одежду, сняли с него веревки и втолкнули в приемную залу, где на возвышении восседали три оборотня. Дрожа от страха, Танский монах упал на колени и стал молить о пощаде.

– Ты из какой страны, монах, – спросили оборотни, – и куда направляешься?

– Я иду из великого Танского государства на Запад, поклониться Будде и испросить у него священные книги, – отвечал Танский монах.

– Кто же сопровождает тебя? – снова спросили оборотни.

– Меня сопровождают три моих ученика, – отвечал Танский монах. – Сунь Укун, по прозвищу Великий Мудрец, равный Небу, Чжу Бацзе, который был великим небесным полководцем звезды Тяньпэн, и Шасэн, служивший во дворце Небесной владычицы.

Услыхав это, оборотни встревожились и стали говорить между собой:

– Не будем пока есть его, братцы. Давайте лучше посадим его на цепь да запрем на замок, а потом изловим троих его учеников и съедим их всех вместе.

Решив так, оборотни отрядили целое стадо бесов – горных яков, буйволов и волов, вооруженных разным оружием, которые вышли из ворот, затрубили в трубы, забили в барабаны и замахали стягами. Сами повелители оборотней облачились в военные доспехи и вышли за ворота.

Увидев целое полчище вооруженных бесов во главе с тремя главарями, Сунь Укун пришел в ярость, схватил свой посох и ринулся в бой с криком:

– Я вам покажу, негодяи, как воровать благовонное масло!

Весь день бились противники, они схватывались уже раз сто пятьдесят, но еще неизвестно было, кто победит. Вдруг один из главарей выскочил вперед, взмахнул своим оружием, и все оборотни с воловьими головами бросились в бой. Окружив плотным кольцом Великого Мудреца, они стали направо и налево наносить удары. Видя, что дело принимает плохой оборот, Сунь Укун со свистом подскочил к небу, сразу же очутился на своем волшебном облаке и умчался. А оборотни вместе со своим воинством вернулись в пещеру.

Тем временем Сунь Укун примчался в монастырь Милосердия Будды, обо всем рассказал Чжу Бацзе и Шасэну, и они втроем отправились на гору Зеленого дракона.

Если хотите узнать, удалось ли ученикам Танского монаха одолеть оборотней, прочтите следующую главу.


повествующая о том, как закончилась борьба между монахами и оборотнями, и о том, как утихомирился Премудрый обладатель девяти чудес | Сунь Укун — царь обезьян | в которой рассказывается о том, как трое монахов вступили в жестокую битву на горе Зеленого дракона и как духи – повелители четырех созвездий изловили оборотней-но