home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



в которой рассказывается о том, как было выдержано последнее испытание из восьмидесяти одного, как после этого исчезли злые духи и оборотни и как, закончив период испытаний, путники вернулись к первоначальному состоянию

Итак, в то время, как восемь стражей Цзиньганов сопровождали Танского монаха в восточные земли, праведники пяти стран света, четыре стража времени, небесные духи Людин и Люцзя, а также духи – хранители веры направились к богине Гуаньинь и промолвили:

– По твоему святейшему повелению мы все незримо охраняли праведного монаха, который ныне завершил свой путь. На его долю выпали тяжкие испытания. Вот список! Если хочешь, взгляни!

Богиня внимательно просмотрела список от начала и до конца и промолвила:

– Как же так! Ведь по учению Будды, чтобы войти во врата Истины и сделаться праведником, надо претерпеть девятикратное число девяти страданий, а этот монах перенес всего восемьдесят, не хватает еще одного!

Богиня тотчас же вызвала к себе подвижников, постигших учение Будды, и сказала им:

– Догоните хранителей Будды! Монаху осталось перенести еще одно испытание.

Получив приказание, святые подвижники вскочили на облака и помчались на восток. В течение суток они нагнали восьмерых стражей Цзиньганов и стали им что-то нашептывать, а потом уже громко сказали:

– Выполняйте неукоснительно приказание богини, без всяких нарушений и проволочек!

Выслушав их, стражи опустили вниз облако, и наши четыре путника вместе с конем и священными книгами оказались на земле.

Танский наставник сильно испугался, а Чжу Бацзе стал громко смеяться.

– Вот это здорово! – вскричал он. – Не зря говорят: «Спешка к добру не приводит!»

– Здорово! Хорошо! Замечательно! – вторил ему Шасэн. – Наверно, мы чересчур быстро летели, вот нам и дали возможность немного передохнуть.

– Десять дней просидишь на мели, зато в один день девять отмелей проскочишь! – сказал Сунь Укун.

– Что это за место такое? Куда мы попали? – испуганно спросил Сюаньцзан.

Сунь Укун подпрыгнул и, приладив руку козырьком, стал озираться по сторонам, потом сказал:

– Наставник! Это западный берег Небесной реки.

– О! Я вспомнил! – воскликнул Сюаньцзан. – На восточном берегу этой реки находится селение Чэньцзячжуан. В том году, когда мы там были, благодаря твоему волшебству, Сунь Укун, нам удалось спасти детей. Чэнь был очень признателен и хотел построить лодку, чтобы переправить нас через реку, но, на наше счастье, появилась белая черепаха и на спине благополучно переправила нас на другой берег. Помню, что здесь, на западном берегу, было совершенно безлюдно. Что же нам теперь делать?

– Наш наставник уже избавился от своего бренного тела, и мы втроем можем перенести его по воздуху через реку! – произнес Шасэн.

– Нет, не можем, – сказал Сунь Укун.

Великий Мудрец знал, что заветное число «девять крат девять» не завершено и Танскому монаху предстоит пройти еще одно испытание. Потому все так и случилось.

Переговариваясь между собой, учитель и ученики дошли до берега. Вдруг послышался голос:

– Эй, Танский монах! Подойди ко мне!

Путники всполошились, стали оглядываться и у самого берега заметили в реке огромную белую черепаху.

– Почтенный наставник! – высунув голову, заговорила она. – Я ждала тебя все эти годы. Долго же ты не возвращался!

– Почтенная черепаха! – сказал, смеясь, Сунь Укун. – Вот мы и встретились снова. Помнишь, как ты переправляла нас через реку? Если ты действительно ждала нас, то почему не выходишь на берег?

Черепаха вскарабкалась на берег, и паломники устроились у нее на спине.

– Ну, почтенная, трогайся, – сказал Сунь Укун. – Смотри только не опрокинь нас!

Черепаха высунула лапы и поплыла к восточному берегу, да так плавно, словно шла по ровной дороге.

Река была бурная, и лишь к вечеру черепаха достигла противоположного берега.

– Почтенный наставник, – сказала она, – помнишь, ты обещал мне, когда прибудешь на Запад, спросить у Будды Татагаты, долго ли мне осталось жить? Исполнил ты мою просьбу?

А надобно вам сказать, что почтенный наставник, движимый единственным желанием получить священные книги, забыл обо всем на свете, в том числе и о просьбе черепахи. Он не мог ей солгать, а сказать правду у него не хватило духу. Черепаха догадалась, что он не выполнил своего обещания, качнулась и нырнула на дно вместе с четырьмя монахами, конем и священными книгами. Хорошо, что Танский наставник избавился от бренного тела и стал бессмертным праведником. Случись это по пути на Запад, он утонул бы. А сейчас Сунь Укун с помощью волшебства подхватил Танского наставника, вытащил его из воды и вышел на берег. Узлы со священными книгами, одежда, седло и поводья промокли насквозь.

Но не успели учитель и его ученики выйти на берег и привести себя в порядок, как неожиданно налетел вихрь, небо потемнело, засверкала молния, закружились песок и камни и разразилась страшная буря, которая утихла только к утру.

– Почему так случилось? – спросил Танский монах Сунь Укуна.

– Это Земля и Небо не могут примириться с тем, что ты, наставник, добыл священные книги, а божества и духи завидуют нам и хотят похитить у нас нашу драгоценность. Вот они и строят всякие козни. Но ты, наставник, своим святым телом прикрыл священные книги, потому гром не смог их испортить, молнии не смогли их спалить, туман не смог их скрыть, к тому же я все время вертел свой железный посох, защищая светлую и непорочную силу Ян. Когда же наступил рассвет, силы Ян возобладали над темными силами Инь, и те рассеялись, так и не сумев отнять у нас наши сокровища.

Вскоре солнце поднялось высоко в небе. Путники перетащили книги на высокую скалу и стали их сушить. По сей день сохранились камни, на которых просушивались священные книги.

Вдруг к берегу приблизилось несколько рыбаков. Один из них узнал путников и обратился к Танскому монаху с такими словами:

– Почтенный наставник! Не ты ли когда-то переправлялся на другой берег, следуя на Запад за священными книгами?

За наставника ответил Чжу Бацзе:

– Да, да! Он самый и есть! А вы откуда знаете нас?

– Мы из селения Чэньцзячжуан! – ответил рыбак.

– Далеко ли до вашего селения? – спросил Чжу Бацзе.

– Отсюда прямо на юг по большой дороге ли двадцать, не больше.

– Наставник! – сказал тут Чжу Бацзе. – Мы можем перенести книги в селение Чэньцзячжуан и там просушить их, а заодно подкрепиться и отдохнуть.

– Пожалуй, не стоит идти туда, – произнес Танский наставник. – Высушим книги здесь, соберем их и поищем дорогу.

Рыбаки ушли, но, переходя через Южный тракт, встретились с Чэнь Чэном и сказали ему:

– Вернулись те самые монахи, которые в позапрошлом году спасли твоих деток.

– Где же они? – спросил Чэнь Чэн.

Рыбаки обернулись и, указывая рукой, сказали:

– Вон они, сушат на камнях священные книги!

Чэнь Чэн взял с собой нескольких батраков и, как только перешел через большую дорогу, сразу увидел наших путников. Он подбежал к ним и опустился на колени.

– Почтенный наставник, приветствую тебя! – воскликнул он. – Ты выполнил свой долг, и я очень прошу тебя пожаловать ко мне поскорей.

Путники долго отказывались, но в конце концов Чэнь Чэн уговорил их, и все вместе они отправились в селение Чэньцзячжуан.

Жители быстро узнали о прибытии путников: один передал десятерым, десятеро – сотне, сотня – тысяче, и вот старые и малые – все собрались для встречи.

Жители селения по очереди зазывали путников к себе в гости и угощали на славу.

Но вот наступила ночь, и путники, чтобы не задерживаться, тайком, ни с кем не простившись, отправились в путь, охваченные единым стремлением побыстрее доставить священные книги в восточные земли.

Вот уж поистине:

Узрели путники вдруг

свой изначальный облик;

Правда открылась им —

душой просветленья достигли.

Истину превзошли,

путь завершив на Запад;

От скверны омыли сердца,

припали к стопам Владыки.

О том, как наконец наши путники встретились с Танским владыкой, вы узнаете из следующей главы.


из которой вы узнаете о том, как, обуздав мысль, быструю, словно конь, и желания, суетливые, словно обезьяна, монах избавился наконец от своей оболочки и как, совершив | Сунь Укун — царь обезьян | в которой рассказывается о том, как путники кратчайшим путем вернулись в восточные земли и как все пятеро обрели истинное прозрение