home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



повествующая о том, как духи Змеиной горы тайно помогали паломникам и как был усмирен дракон из реки Орлиной печали

Наступил двенадцатый лунный месяц. Похолодало. Дул резкий северный ветер.

Паломники продолжали свой путь. Карабкались по отвесным скалам, брели по тропинкам. И вот однажды они услышали шум воды.

Это бурлила река Орлиной печали у подножия Змеиной горы.

Поистине великолепная картина открылась взору паломников.

Тонкая стылая струйка

снежный покров пробивала упорно.

Ясно-глубокие воды

солнце окрасило алой расцветкой.

Гомон ливня ночного

слышался в горном русле потока.

Ранней зари оттенки

ярко пестрели по краю неба.

С волн высоких срывались

брызги, подобно осколкам яшмы.

Отзвук шума потока

веянье ветра вокруг разносило.

Воды таяли в дымке,

на десять тысяч ли разливаясь.

Так, без общего корма,

чайка и цапля друг друга не помнят.

Не успели путники опомниться, как на середину реки выскочил дракон. С шумом рассекая воду и вздымая волны, он ринулся прямо к берегу. Сунь Укун бросил на землю свои пожитки и, стащив Сюаньцзана с коня, пустился вместе с ним наутек. Дракон не стал гнаться за ними, проглотил коня вместе с седлом и сбруей и скрылся в волнах.

Сунь Укун между тем привел Сюаньцзана на высокий холм, усадил его там, а сам отправился за конем и вещами. Вещи лежали на берегу, а коня нигде не было. Сунь Укун сразу смекнул, в чем дело, вернулся к учителю и сказал:

– Учитель! Этот дракон сожрал нашего коня.

– Что же теперь будет? – чуть не плача промолвил Сюаньцзан. – Без коня мы не можем двигаться дальше!

– Я заставлю негодяя вернуть его нам, – сказал Сунь Укун. – Итак, я отправляюсь на поиски.

– Как же я останусь один? – в отчаянии вскричал Сюаньцзан. – Может, дракон притаился где-нибудь здесь поблизости и, как только ты уйдешь, нападет на меня?

Тут Сунь Укун рассердился:

– И коня вам подай, и я чтоб не двигался с места. Нет, учитель, так не пойдет.

Сунь Укун не на шутку разбушевался, как вдруг откуда-то сверху раздался голос:

– Великий Мудрец, не бушуй, а вы, учитель, не бойтесь. Мы – духи, посланцы богини Гуаньинь, нам велено охранять вас в пути.

– Вот и прекрасно! – обрадовался Сунь Укун. – Вы охраняйте учителя, а я отправлюсь на поиски коня.

Сказав так, Сунь Укун подвязал халат, подоткнул полы и, держа в руках посох с золотым обручем, ринулся прямо к реке.

– Эй ты, угорь поганый! Отдавай коня! Живо! – крикнул Великий Мудрец.

Дракон, который, сытно поев, как раз отдыхал в это время на дне, услышав столь дерзкие речи, выпрыгнул на берег.

– Кто посмел потревожить меня? – крикнул он в гневе.

Тут Сунь Укун поднял свой посох и опустил его на голову дракона. Дракон грозно разинул пасть, выпустил когти и ринулся на Сунь Укуна. Между ними завязался жаркий бой.

Долго бились противники, то наступая, то отступая, пока наконец дракон не бежал с поля боя. Он бросился в воду и укрылся на дне.

Не скоро удалось Сунь Укуну опять вызвать дракона на бой. На этот раз они бились недолго, после нескольких схваток дракон обессилел, обернулся змеей и скрылся в прибрежных зарослях. Тогда Сунь Укун с помощью волшебства вызвал духов – стражей Змеиной горы и рассказал им про то, как дракон из реки Орлиной печали сожрал белого коня, на котором учитель Сюаньцзан едет на Запад за священными книгами.

– В этой реке никогда не водилось чудовищ, – сказали духи. – Вода в ней настолько прозрачна, что дно видно как на ладони. Птицы, когда пролетают над ней, бросаются в воду и гибнут, принимая собственное отражение за себе подобных. Вот почему река эта и называется рекой Орлиной печали. Но в прошлом году здесь проходила богиня Гуаньинь. Она спасла от казни Нефритового дракона и направила его в змеиные края, повелев ждать паломника за священными книгами и не совершать никаких злодеяний. Дракон выходит на берег, только сильно проголодавшись, и ловит ворон, сорок, а иногда ланей или оленей. Как же он мог не признать вас, Великий Мудрец? А сейчас, чтобы найти его, лучше всего обратиться к богине Гуаньинь. Она мигом усмирит дракона.

Но только было собрался Сунь Укун отправиться к богине Гуаньинь, как откуда-то с высоты раздался голос Златоглавого стража:

– Я сам отправлюсь к богине.

С этими словами Златоглавый страж взобрался на облако и полетел в сторону Южного моря, а достигнув моря, проследовал к роще Лилового бамбука, излучавшей радужное сияние.

– Что привело тебя сюда? – спросила богиня, когда Златоглавый страж предстал перед ней.

– Нефритовый дракон из реки Орлиной печали сожрал белого коня, и теперь неизвестно, как Танский монах сможет продолжать свой путь в Индию.

– Этот дракон совершил преступление и был приговорен небесным судом к смертной казни, но я спасла его, и теперь по приказу Небесного владыки он сослан на Землю, чтобы служить Танскому монаху. Как же он посмел сожрать белого коня?

Сказав так, богиня сошла с трона, покинула священную пещеру и в сопровождении духа-хранителя на луче божественного света перелетела через Южное море.

Остановив божественный луч у Змеиной горы, богиня глянула вниз и увидела Сунь Укуна, который бегал по берегу, ругался и бушевал. Богиня велела Златоглавому стражу позвать Великого Мудреца. Тот вмиг оседлал облако и, представ перед богиней, поведал ей о том, как дракон сожрал белого коня.

– Этот дракон – не просто дракон. Он – конь-дракон и должен везти паломника в Индию. Разве смог бы обыкновенный конь преодолеть тысячи гор и добраться до обиталища Будды?

– Но я так напугал его, – промолвил Сунь Укун, – что он умчался и боится нос высунуть.

Тогда богиня велела Златоглавому стражу пойти на берег реки и крикнуть: «Эй, дракон, третий сын царя драконов Ао Жуна! Выходи! Сюда пожаловала богиня Гуаньинь».

И действительно, не успел Златоглавый страж произнести эти слова дважды, как дракон вынырнул из реки, принял человеческий облик, на облаке поднялся в воздух и предстал перед богиней. Воздав ей, как положено, почести, он сказал, что давно ждет здесь паломника за священными книгами, а его все нет и нет.

– Так вот ведь перед тобой его ученик! – Богиня указала на Сунь Укуна.

– Да это же мой заклятый враг! – воскликнул дракон. – Я действительно проглотил коня, потому что сильно проголодался, а эта обезьяна так меня отделала, что я спрятался и больше не смел показаться. Она и словом не обмолвилась о том, что сопровождает паломника.

Перед тем как покинуть Змеиную гору, богиня велела Сунь Укуну говорить каждому, кто его спросит, что они паломники и идут на Запад за священными книгами.

Затем она подошла к дракону, ивовой ветвью, смоченной в росе, окропила его, дунула на него своим волшебным дыханием и крикнула: «Превращайся!» В тот же миг дракон принял облик коня, которого проглотил.

После этого богиня оторвала от ивовой ветви три листочка, положила их на затылок Сунь Укуна и крикнула: «Превращайся!» Вмиг листочки превратились в волшебные волоски.

– Когда понадобится, – молвила богиня, – эти листочки спасут тебя от любой беды.

Как только богиня, воссев на радужные облака, покинула Змеиную гору, Сунь Укун спустился на землю и, держа за загривок коня-дракона, подошел к Сюаньцзану:

– Вот вам, учитель, конь!

Сюаньцзан, увидев коня, очень обрадовался и спросил:

– Где ты нашел его?

Тогда Сунь Укун рассказал учителю о том, что только что на Змеиной горе побывала сама богиня Гуаньинь.

Тут Сюаньцзан взял щепоть земли, возжег благовония и, обратясь лицом на юг, совершил поклоны. После этого путники сложили пожитки, Сунь Укун помог учителю взобраться на коня, и они двинулись в путь.

Вдруг Сюаньцзан заметил вдали селение и сказал об этом Сунь Укуну.

– Нет, учитель, это не селение, – ответил Сунь Укун. – Это храм или монастырь. Там на крыше я вижу изображения не то летающих рыб, не то зверей.

Это действительно оказался храм. На воротах висела табличка: «Храм местного бога». Во дворе они увидели старца с четками на шее. Узнав, что перед ним паломники за священными книгами, старец велел послушнику приготовить чай и еду.

Между тем зоркий глаз Сунь Укуна приметил, что под навесом висит веревка для сушки белья. Он схватил ее и спутал ноги коня.

– А конь-то у вас краденый, – смеясь, сказал старик.

– Ну что ты мелешь! – огрызнулся Сунь Укун. – Паломники за священными книгами не станут воровать.

– Почему же в таком случае на вашем коне нет сбруи, – не унимался старик, – и, чтобы стреножить его, понадобилась веревка? Ладно, есть у меня сбруя, единственное мое сокровище, я подарю ее вам, чтобы хоть чем-нибудь помочь паломникам за священными книгами.

На следующий день старик, как и обещал, принес сбрую, седло, уздечку, аркан, – в общем, все, что полагается. Он подошел к Сюаньцзану, положил все это к его ногам и сказал:

– Разрешите преподнести вам мой скромный дар, учитель!

Сюаньцзан с благодарностью принял подарок и велел Сунь Укуну оседлать коня, что тот не мешкая сделал.

После этого Сюаньцзан вышел за ворота и взобрался на коня, а Сунь Укун взвалил на спину пожитки.

Напоследок старик вытащил из рукава кожаную плетку с кнутовищем из душистого дерева, украшенную красными шелковыми кисточками, подал ее Сюаньцзану и сказал:

– Возьмите заодно и это, учитель.

Сюаньцзан поблагодарил и только было хотел о чем-то спросить у старца, как тот вдруг исчез. Храм тоже исчез. Даже следа не осталось.

В этот момент откуда-то с высоты раздался голос:

– Я дух – покровитель этих мест. По велению богини Гуаньинь доставил вам сбрую для коня. Идите же быстрее на Запад, не теряйте даром времени.

Сюаньцзан с перепугу свалился с коня и, простирая руки к Небу, стал отбивать поклоны:

– Прости меня, божественный дух, за то, что своими грешными глазами я не распознал твою божественную сущность. Передай от меня глубокую благодарность богине за ее великие милости!

Он с усердием отбивал поклоны, когда к нему, смеясь, подошел Сунь Укун и, дернув его за рукав, сказал:

– Зря стараетесь, учитель. Дух вас не слышит и не видит. Он сейчас уже далеко.

Путники двинулись дальше.

Время летело быстро, незаметно наступила весна. Горы оделись в яркий бирюзовый наряд, буйно разрослась трава, на деревьях набухли почки, а на ивах появились нежно-зеленые листья.

И вот однажды, наслаждаясь в пути весенней природой, учитель и ученик не заметили, как наступил вечер. Сюаньцзан посмотрел вдаль и увидел смутные очертания каких-то построек, крыши беседок и павильонов.

– Что бы это могло быть? – спросил Сюаньцзан.

– Это или храм, или монастырь, – ответил Сунь Укун, поглядев в ту сторону, куда показывал учитель. – Надо поторопиться. Скоро ночь на дворе.

Сюаньцзан подстегнул коня, и они устремились вперед.

Если хотите узнать, куда приехали наши путники, прочтите следующую главу.


повествующая о том, как была наставлена на Путь Истины мятущаяся обезьяна и как были уничтожены шесть разбойников | Сунь Укун — царь обезьян | повествующая о том, как настоятель монастыря замыслил овладеть драгоценной рясой и как похитил ее дух горы Черного ветра