home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



повествующая о том, как Чжу Бацзе, верный своему долгу, разозлил царя обезьян и как Сунь Укун усмирил оборотня

Великий Мудрец

славен талантом и силой,

Оборотень-бес

тоже боец могучий.

Разящий меч взвивается ввысь,

блещет, словно зарница,

Отводит палица страшный удар —

в небесах содрогаются тучи.

Меняет свой облик царь обезьян,

ломит нечистую силу,

Пылает яростью беса взор,

как тигр, выгибает он спину.

Не ведая страха, бьются бойцы

то на земле, то в небе,

Чтоб Танский монах свой путь совершил

и смог поклониться Будде.

Итак, обезьяны толпой налетели на Чжу Бацзе и приволокли его к отвесной скале, где на самом верху восседал Великий Мудрец.

– Ну-ка, всыпьте ему хорошенько, – заорал Сунь Укун, – чтобы знал, как ругать меня! А потом еще я угощу его своим посохом.

– Пощади меня, дорогой брат! – взмолился тут Чжу Бацзе, повалившись на колени. – Ради учителя пощади, ради богини Гуаньинь.

При упоминании о богине Сунь Укун заколебался, а потом сказал:

– Ладно, я пока бить тебя не буду. Но смотри не вздумай обманывать меня. Учитель наш наверняка попал в беду, а ты пришел меня морочить. Но ведь меня не проведешь! Если я дерну себя за левое ухо, услышу, что говорят в обители Будды. Дерну за правое – услышу, как владыка ада Яньван расправляется с судьями смерти. Так вот, коли не хочешь быть битым, говори мне всю правду!

– Все скажу, все как есть, только не бей, пощади! – вскричал Чжу Бацзе и принялся рассказывать по порядку обо всем, что случилось.

Тогда Сунь Укун спросил:

– Отчего же ты не пригрозил оборотню, не сказал, что придет старший ученик Танского монаха, Сунь Укун, и расправится с ним?

– Я сказал, а потом пожалел. «Какой там еще Сунь Укун! – заорал оборотень. – Пусть только появится здесь, я с него шкуру спущу, жилы вытяну, разгрызу кости, а сердце сожру. Хоть он и тощий, как все обезьяны, я все равно изрублю его, поджарю и съем».

Чжу Бацзе все это выдумал, чтобы разозлить Сунь Укуна.

Такого царь обезьян не мог стерпеть. От злости он стал дергать себя за уши, с остервенением тер щеки и подпрыгивал.

– Значит, этот негодяй ругал меня! – вскричал Сунь Укун.

– Еще как ругал, – ответил Чжу Бацзе.

– Ну, тогда я сейчас же отправлюсь вместе с тобой. Чтобы какой-то поганый оборотень ругал меня, Великого Мудреца, перед которым трепещут все небесные полководцы?! Я изловлю его, раздеру на куски, а потом снова вернусь сюда.

Тут Великий Мудрец соскочил со скалы, ринулся в пещеру, облачился в шелковый халат, надел кафтан из тигровой шкуры, взял в руки железный посох и вышел. Испуганные обезьяны окружили его и со слезами на глазах умоляли не покидать их. Но Сунь Укун был непреклонен, и обезьянам ничего не оставалось, как смириться. Сунь Укун искупался в источнике, чтобы очистить свое тело от скверны, и вместе с Чжу Бацзе они полетели на облаке к горе Плошка.

Там Сунь Укун велел Чжу Бацзе оставаться в воздухе, а сам спустился на землю, приблизился к пещере и увидел двух мальчиков, которые играли в мяч.

Недолго думая, Сунь Укун схватил их за волосы и потащил за собой. Дети стали кричать и растревожили стражей, охранявших пещеру. Стражи со всех ног побежали к принцессе и сообщили, что какой-то человек утащил ее сыновей. Услышав это, принцесса поспешила выйти из пещеры и тут увидела Сунь Укуна, который как раз в этот момент собирался бросить обоих детей в пропасть.

– Эй, уважаемый! – закричала принцесса. – Я не причинила вам никакого зла, зачем же вам понадобилось губить моих детей?

– Я верну твоих детей, – отвечал Сунь Укун, – а ты мне моего брата Шасэна, которого захватил твой муж. Обмен для тебя выгодный. Я отдам тебе двоих, а ты мне – одного.

Принцесса тут же позвала оборотней-стражей, велела им освободить Шасэна и сказала ему, что пришел Сунь Укун.

Услышав это, Шасэн так обрадовался, словно нашел золото или нефрит. Он схватил свое монашеское платье, выбежал из пещеры и поклонами приветствовал Сунь Укуна, сидевшего на скале.

Затем он сделал прыжок и очутился рядом с Сунь Укуном. Туда же спустился на облаке Чжу Бацзе.

Потолковав между собой, они решили, что Чжу Бацзе с Шасэном возьмут двух сыновей принцессы и отправятся с ними в Баосянго. Там они прямо с неба бросят детей к трону правителя, оборотень увидит их и помчится в свою пещеру узнать, в чем дело; тут Сунь Укун и вступит с ним и бой. Так они и сделали. Полетели в Баосянго, бросили к трону детей, и, когда те упали к ногам правителя, с Неба раздался громкий голос Чжу Бацзе:

– Это сыновья оборотня Желтый Халат.

Спавший после пира в зале Серебряного спокойствия оборотень проснулся, услыхал, что сказал Чжу Бацзе, и поспешил к себе в пещеру, даже ни с кем не простившись. Теперь все во дворце узнали, что зять правителя оборотень и что он с помощью волшебства превратил Танского монаха в полосатого тигра.

Между тем Сунь Укун, оставшись в пещере, велел принцессе спрятаться в укромном месте, а сам принял ее облик и стал ждать оборотня. Как только тот появился, Сунь Укун стал плакать, кричать, бить себя кулаками в грудь.

– Женушка, что случилось? Почему ты так убиваешься? – ласково спросил оборотень.

– О мой повелитель! – отвечал Сунь Укун. – Как только ты отправился во дворец, в пещеру проник Чжу Бацзе, освободил Шасэна, и они утащили наших детей. Я даже не знаю, живы ли они.

– Не печалься, – стал утешать жену оборотень. – Есть у меня одна волшебная вещица. Хочешь, подарю ее тебе? Вот только нельзя нажимать на нее пальцем, не то я приму свой настоящий образ.

«Вот это здорово, – подумал Сунь Укун. – Теперь я смогу узнать, что за чудище этот оборотень».

Оборотень повел Сунь Укуна вглубь пещеры, где у него был тайник, и вытащил изо рта чудодейственный шарик величиной с куриное яйцо. Шарик был сделан из сожженных костей Сакьямуни.

Сунь Укун взял шарик и нажал на него пальцем. Оборотень бросился отнимать шарик, но не тут-то было. Обезьяна взяла да и проглотила его. Тут оборотень в ярости бросился на Сунь Укуна, а тот потер себе щеки, принял свой настоящий вид, и между ними начался бой.

Раз шестьдесят схватывались противники, но все еще нельзя было сказать, на чьей стороне перевес.

Но вот царь обезьян высоко поднял свой посох, нацелился оборотню прямо в голову и нанес удар. Оборотня будто ветром сдуло. Хоть бы капля крови осталась. Сунь Укун даже засомневался: может, сбежал? Ведь когда-то оборотень этот жил на Небе и обладает волшебной силой.

Тут Великий Мудрец схватил свой посох, подпрыгнул и сразу же очутился у Южных ворот Неба. Увидев его, небесные стражи, задрожав от страха, выстроились в два ряда, отвесили ему низкий поклон и пропустили его прямо во дворец Света, где он повстречал четырех небесных наставников: Чжана, Гэ, Сюя и Цю.

– Что привело вас сюда, Великий Мудрец? – спросили наставники Сунь Укуна.

– Дело в том, что один оборотень напал на моего учителя и я вступил с ним в бой, но оборотень вдруг куда-то исчез. Вот я и пришел к вам, чтобы спросить, не сбежал ли кто-нибудь из обитателей Неба.

Выслушав Сунь Укуна, наставники пригласили его в залу Священного небосвода и здесь доложили о случившемся Яшмовому владыке. Они побывали во дворце Девяти светил, Двенадцати созвездий, Созвездий пяти стран света, осмотрели Млечный Путь, звезды Пяти гор и Четырех рек, проверили, на месте ли все небожители. Оказалось, что никто не покидал Неба. Затем они произвели проверку духов звезд, расположенных за Южной Медведицей, но когда стали проверять духов Двадцати восьми созвездий, то оказалось, что их всего двадцать семь, не хватало духа Куйсин. Тогда наставники доложили Яшмовому владыке о том, что дух Куйсин спустился на Землю.

– И давно он покинул Небо? – спросил Яшмовый владыка.

– Его не было на четырех проверках, а поскольку проверка производится раз в три дня, то, значит, с момента его исчезновения прошло ровно тринадцать дней.

– Тринадцать дней на Небе равны тринадцати годам на Земле, – промолвил Яшмовый владыка. – Значит, дух Куйсин уже тринадцать лет на Земле.

Сказав так, Яшмовый владыка распорядился вернуть беглеца на Небо. И вот двадцать семь духов вышли из Небесных ворот и принялись произносить заклинания. Это встревожило духа Куйсина, скрывшегося в горном потоке, и он поднялся на Небо. Стражи тотчас же схватили его и привели к Яшмовому владыке.

– Куйсин, – промолвил Владыка, – здесь так много чудесных мест, почему же ты решил сбежать на Землю?

Склонившись перед Владыкой, дух Куйсин почтительно ответил:

– Ваше величество, смилуйтесь надо мной! Дело в том, что принцесса страны Баосянго была в свое время прислужницей в храме Возжигания фимиама. Мы уговорились пожениться, но, боясь осквернить небесные чертоги, решили сойти на Землю. Я стал оборотнем, а она перевоплотилась в принцессу, дочь правителя страны Баосянго. Прожили мы с ней тринадцать лет. Так, видно, было предопределено, но потом в мои владения вторгся Великий Мудрец и в бою со мной одержал победу.

Выслушав Куйсина, Яшмовый владыка принял от него золотую табличку и отправил его во дворец Тушита прислуживать великому Лаоцзюню: разводить огонь, носить посох и выполнять различные мелкие поручения.

Такой приказ обрадовал Сунь Укуна, он громко приветствовал Небесного владыку, а потом обратился к выстроившимся в ряд небожителям:

– Я ухожу, почтенные!

– Эта обезьяна так и осталась невежей, – смеясь, толковали между собой небожители. – Ей помогли усмирить оборотня, а она даже не поблагодарила за оказанную ей милость.

– Хорошо, что не набедокурила, – сказал Владыка, – не нарушила покоя на Небе.

Между тем Великий Мудрец спустился на Землю прямо возле пещеры на горе Плошка и рассказал принцессе обо всем, что случилось.

В тот же день Сунь Укун с Чжу Бацзе и Шасэном посадили принцессу на облако, в ушах у нее засвистел ветер, и в следующее мгновение она очутилась во дворце. Представ перед родителями, принцесса им поклонилась и рассказала, как Сунь Укун усмирил оборотня и спас ее.

Правитель поблагодарил царя обезьян, после чего все три ученика Сюаньцзана вместе с сановниками отправились во внутреннее помещение дворца, где стояла железная клетка, открыли ее и освободили Танского монаха. Затем Сунь Укун произнес заклинание, набрал в рот воды, прыснул ею в лицо Сюаньцзану, и тот принял свой настоящий вид.

После этого правитель устроил пир в честь Танского монаха и его учеников, а когда пир кончился, паломники продолжили свой путь в Индию.

О том, что случилось дальше, вы узнаете, если прочтете следующую главу.


повествующая о том, как оборотень посягнул на истинное учение и как конь-дракон вспомнил о мятущейся обезьяне | Сунь Укун — царь обезьян | повествующая о том, как дух – страж времени на горе Ровная Верхушка предупредил об опасности и как у Лотосовой пещеры Чжу Бацзе попал в беду