home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



повествующая о том, как последователи ложного учения обманули Танского монаха и как небесные силы спасли паломников от гибели

Итак, оборотни приволокли Чжу Бацзе в пещеру.

– Дорогой брат! Одного поймали! – сказал Серебрянорогий Золоторогому.

– Это Чжу Бацзе, кабан. Проку от него мало, но на закуску сгодится. Только прежде надо его отмыть в пруду и содрать с него щетину.

Мы не будем подробно рассказывать о том, как оборотни бросили Чжу Бацзе в пруд, а вернемся к Сюаньцзану.

Он сидел на склоне холма. Уши у него горели, глаза беспокойно бегали, на душе было очень тревожно. Наконец он не выдержал и обратился к Сунь Укуну.

– Что же это Чжу Бацзе так долго не возвращается? – спросил он.

– Не беспокойтесь, учитель. Видимо, на этой горе нет оборотней. Иначе Чжу Бацзе давно прибежал бы обратно и прихвастнул, какой, дескать, он храбрый, что встретил нечистую силу и не испугался. А так он спокойно идет вперед. Сейчас мы тронемся в путь и очень скоро его догоним.

Между тем Золоторогий демон сказал Серебрянорогому:

– Сходи-ка еще раз в горы да поищи хорошенько. Раз Чжу Бацзе здесь, значит и Танский монах поблизости. Смотри только не упусти его.

– Я мигом, – отвечал Серебрянорогий и, взяв с собой пятьдесят оборотней, отправился в горы.

Вдруг он заметил радужные облака и учуял чудесное благоухание, разлившееся в воздухе.

– Танский монах где-то здесь, – сказал Серебрянорогий. – Видите радужное сияние? Оно всегда предвещает появление святого. А вот и он сам, почтенный Танский монах. – И оборотень поднял руку, указывая куда-то в пространство.

И вот стоило ему поднять руку, как Сюаньцзана стала бить дрожь. Так повторилось трижды. Ощутив смутное беспокойство, Сюаньцзан сказал:

– Ученики мои! Что это меня в дрожь бросает?

– Ничего особенного, – ответил Сунь Укун. – Просто мы зашли далеко в горы и вам стало страшно. Сейчас все пройдет.

Тут Сунь Укун взмахнул своим посохом, три раза поднял его вверх, четыре раза опустил вниз, пять раз взмахнул им влево, шесть раз вправо. Точь-в-точь как было предписано древним военным уставом. Такого не встретишь теперь даже в войске больших государств. Серебрянорогий все это видел, и душа у него ушла в пятки от страха.

И вдруг в голову ему пришла великолепная мысль. Раз силой взять Танского монаха не удастся, придется заполучить его хитростью.

– Возвращайтесь в пещеру, – сказал он воинам-оборотням. – Я знаю способ, с помощью которого можно захватить Танского монаха.

Воины возвратились в пещеру, а Серебрянорогий спрыгнул с горы, встряхнулся и превратился в странствующего даоса. Вот как он выглядел:

Прическа с двумя косицами,

какая пристала монаху,

Старая, ветхая ряса —

на заплате заплата.

В барабан деревянный колотит,

Бьет в деревянную рыбу.

Древний пояс Люйгуна

для важности нацепил он.

Ждет у проезжей дороги

оборотней появленья,

Чтобы план хитроумный

скорей привести в исполненье.

И вот даос прямо у дороги споткнулся и упал. Из ушибленной ноги потекла кровь, и он застонал, призывая на помощь.

Его крик услышал Сюаньцзан и воскликнул:

– О, милостивое Небо! Кто может звать на помощь в такой глуши?

И, подстегнув коня, Сюаньцзан поехал вперед.

– Эй, кто здесь зовет на помощь? – крикнул он.

Даос подполз к Сюаньцзану и стал отбивать поклоны. Сюаньцзан помог ему подняться и спросил:

– Вы откуда пришли, почтенный, и почему на ноге у вас кровь?

– Сам я из монастыря, который расположен к западу от этой горы. Третьего дня игумен, который живет к югу от этой горы, пригласил нас, монахов, в свой монастырь на молебен об избавлении от бедствий и ниспослании счастья. Возвращались мы оттуда вместе с моим учеником поздно вечером. По дороге моего ученика утащил огромный тигр. Я бежал куда глаза глядят, упал и поранил ногу. И вот словно само Небо послало вас сюда. Явите же милосердие, спасите меня, учитель! Как только мы доберемся до монастыря, я совершу жертвоприношение и отблагодарю вас.

– Почтенный, – отвечал ему Сюаньцзан, – мы оба монахи, только я – буддийский, а вы – даосский. И хоть одеяние у нас различно, принципы одинаковы. Я не вправе был бы называться монахом, если бы не оказал вам помощи. Сунь Укун, – обратился он к Великому Мудрецу, – ты понесешь на спине почтенного монаха: он не может идти.

– Слушаюсь, учитель, – отвечал Сунь Укун.

Даос уселся на спину Сунь Укуну. А надобно вам сказать, что Сунь Укун сразу понял, что никакой это не даос, а самый настоящий оборотень, и сказал:

– Смотри только не вздумай справлять нужду у меня на спине. Одежду здесь стирать некому.

Сунь Укун все время замедлял шаг, стараясь пропустить учителя вперед. И вот когда они прошли примерно около пяти ли и Сюаньцзан с Шасэном скрылись в долине, Сунь Укун почувствовал, как в нем закипает злость.

«В пути, – думал он, – даже собственные руки кажутся тяжелыми, а я должен тащить на себе это чудище. Сейчас прикончу его, и дело с концом».

Но оборотень умел разгадывать мысли. И вот стоило Сунь Укуну так подумать, как оборотень произнес заклинание, и в воздухе тотчас же выросла гора Сумеру, которая придавила Сунь Укуна. Тут Великий Мудрец слегка покачал головой и сдвинул гору на левое плечо.

Оборотень снова произнес заклинание, и в воздухе появилась гора Эмэй, которая тоже придавила Сунь Укуна. Но Сунь Укун слегка покачал головой, сдвинул гору на правое плечо и помчался вслед за учителем.

Оборотня даже пот прошиб с перепугу. Но он снова произнес заклинание и на этот раз придавил царя обезьян горой Тайшань. Тут Сунь Укун громко застонал, и изо всех его отверстий полилась кровь.

А оборотень сел на облако, догнал Танского монаха, протянул свои длиннющие лапы и прямо с неба схватил несчастного Сюаньцзана. Шасэн растерялся было, но быстро пришел в себя, схватил свой посох и бросился на оборотня. Оборотень в свою очередь выхватил семизвездный меч, и между ними разгорелся бой.

Шасэн не выдержал натиска и хотел покинуть поле боя, но оборотень схватил его левой рукой, Танского монаха – правой, зубами вцепился в коня, ногой подхватил пожитки паломников и устремился к пещере.

Когда он предстал перед своим повелителем, Золоторогим демоном, тот сказал:

– Непременно надо было изловить еще и обезьяну. Она обладает огромной волшебной силой и не даст нам покоя.

– Я придавил обезьяну горой Тайшань, и она не сможет причинить нам никакого вреда.

– И все же лучше изловить обезьяну, – сказал Золоторогий.

– Тогда я велю демону Тончайшему и чудищу Хваткому взять мою тыкву-горлянку из червонного золота и твой кувшин из белоснежного нефрита и с их помощью изловить обезьяну.

А в это время Сунь Укун, придавленный горой, вспоминая учителя, плакал и причитал.

Это встревожило духов – хранителей пяти стран света. Они призвали духов земли и гор и обратились к ним с такими словами:

– Известно ли вам, что под этой горой томится сейчас Великий Мудрец Сунь Укун, тот самый, который пятьсот лет назад учинил дебош в небесных чертогах? Сейчас он стал учеником Танского монаха и идет с ним в Индию за священными книгами. Гора Тайшань в ваших владениях. Думаете, он помилует вас, когда освободится? В лучшем случае сделает вас, духов земли, посыльными и заставит бегать по почтовым станциям, а горных духов отправит на военную службу. Да и нам не поздоровится.

Услышав это, духи гор и земли не на шутку перепугались, пошли к горе Тайшань и сказали:

– О Великий Мудрец! Мы, духи гор и земли, пришли освободить вас и умоляем простить нашу непочтительность.

– Ладно, – ответил Сунь Укун. – Я не стану наказывать вас.

Духи произнесли заклинание, и гора встала на свое место. А Сунь Укун вышел, отряхнулся и поправил на себе одежду. Вдруг он увидел над горным ущельем радужное сияние и спросил:

– Откуда это сияние?

– Сияние излучает одно из сокровищ оборотня. С его помощью Золоторогий демон собирается изловить вас, – отвечали духи.

Услышав это, Сунь Укун отпустил духов, а сам встряхнулся и принял вид даоса-праведника, поскольку знал, что даосы у оборотней в особом почете.

В это время появились два оборотня. Заметив их, Сунь Укун выставил вперед свой посох, оборотни споткнулись о него и растянулись на земле. Но тотчас же вскочили на ноги, увидели Сунь Укуна и стали кричать:

– Ты что здесь делаешь и почему размахиваешь своим посохом?

– При встрече с таким почтенным даосом, – сказал Сунь Укун, – послушники должны пасть ниц и преподнести ему деньги.

– Мы нашему начальнику и то преподносим какие-то несчастные два ляна. А тебе с какой стати деньги давать? Ты, видно, нездешний и не знаешь наших обычаев.

– Да, я нездешний, я с горы Чудодейственной, – отвечал Сунь Укун.

– Так ведь эта гора – обиталище бессмертных, – сказали оборотни.

– А я и есть бессмертный, – сердито произнес Сунь Укун. – И пришел сюда за одним праведником, познавшим дао, чтобы увести его на остров бессмертных. Хочет кто-нибудь из вас отправиться вместе со мной?

– Я хочу, – откликнулся Тончайший.

– И я тоже! – сказал Хваткий.

– А вы откуда? – нарочно спросил Сунь Укун, хоть и знал, что оборотни эти из Лотосовой пещеры.

– Мы из Лотосовой пещеры, – отвечали оборотни, – и по приказу нашего повелителя идем изловить Сунь Укуна.

– Не того ли Сунь Укуна, который сопровождает Танского монаха? – спросил Сунь Укун.

– Того самого, – ответили оборотни. – А ты его знаешь?

– Конечно знаю, – отвечал Сунь Укун. – Я тоже зол на эту обезьяну и вместе с вами пойду ее ловить.

– Тебе незачем утруждать себя, – сказали оборотни. – Мы прихватили с собой два талисмана – золотую тыкву-горлянку и кувшин из белого нефрита. Надо перевернуть их дном кверху и крикнуть: «Сунь Укун!» Он откликнется и попадет в ловушку. А в ловушке превратится в тлен.

– Ну-ка, почтенные, покажите ваши талисманы! – попросил Сунь Укун.

Оборотни, ничего не подозревая, вытащили из рукавов талисманы и поднесли Сунь Укуну.

«А ведь замечательные вещицы, – подумал Сунь Укун, глядя на талисманы. – Как бы их заполучить?»

– А моей драгоценности вы не видели? – спросил он оборотней, возвращая талисманы.

– Нет, не видели, – отвечали оборотни. – Может, простым смертным на нее смотреть опасно?

Тут Сунь Укун выдернул у себя из хвоста волосок, произнес заклинание, и в тот же миг волосок превратился огромную тыкву-горлянку червонного золота длиной один чи и семь цуней.

– Вот какая у меня драгоценность, – сказал Сунь Укун, передавая тыкву оборотням.

– Твоя тыква и больше нашей, и красивей, только пользы от нее никакой. В нашу тыкву можно запрятать сразу тысячу человек, – сказали оборотни.

– А в мою – все Небо, – ответил Сунь Укун.

– Небо? – не веря своим ушам, спросили оборотни.

– Да, Небо.

– Покажи тогда нам, как это делается, – с сомнением произнесли оборотни. – Если ты правду сказал, мы обменяемся с тобой тыквами. Хочешь? И еще дадим в придачу кувшин.

– Идет, – сказал Сунь Укун.

После этого он призвал к себе духов дневной и ночной стражи, а также духов – хранителей пяти стран света и отправил их к Яшмовому владыке с просьбой разрешить хоть на час запереть Небо, что совершенно необходимо для спасения Танского монаха, попавшего в лапы могущественного оборотня. Яшмовый владыка не знал, как быть, но тут перед ним предстал третий сын небесного князя – Ночжа – и промолвил:

– Надо взять черное вышитое знамя и закрыть им Небо, тогда не будет видно ни солнца, ни луны, ни звезд и воцарится тьма. Это поможет Сунь Укуну провести оборотней и спасти Танского монаха, который идет в Индию за священными книгами.

Яшмовый владыка согласился, и в это время Сунь Укун увидел радужное сияние. Он понял, что Небо пришло ему на помощь, и обратился к оборотням:

– Сейчас я вам покажу, как можно упрятать Небо в мою тыкву-горлянку.

Сунь Укун подбросил тыкву вверх, ветер подхватил ее и понес. Только через час тыква опустилась на землю. Тем временем принц Ночжа развернул черное знамя, и оно вмиг скрыло солнце, луну и звезды. Все вокруг погрузилось во мрак.

Оборотни в испуге вскричали:

– Выпусти Небо! Мы теперь знаем, что твоя тыква не бесполезная вещь. Давай меняться!

Тончайший отдал Сунь Укуну свою тыкву, а Хваткий – кувшин из белого нефрита. Сунь Укун совершил прыжок, очутился у Южных ворот Неба и поблагодарил принца Ночжу за помощь. Потом он еще долго оставался на облаке, наблюдая за оборотнями.

Если хотите узнать, чем все это кончилось, прочтите следующую главу.


повествующая о том, как дух – страж времени на горе Ровная Верхушка предупредил об опасности и как у Лотосовой пещеры Чжу Бацзе попал в беду | Сунь Укун — царь обезьян | повествующая о том, как повелитель демонов пускался на всякие хитрости и все же не достиг цели и как Великому Мудрецу удалось заполучить талисманы