home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



из которой вы узнаете о том, как Сунь Укун получил пилюлю бессмертия и как был возвращен к жизни государь страны Черных петухов

Итак, Сюаньцзан принялся читать заклинание, а бедный Сунь Укун взмолился:

– Учитель! Смилуйтесь! Я сейчас же отправлюсь на облаке во дворец Тушита, к бессмертному Лаоцзюню, и попрошу у него пилюлю бессмертия, чтобы вернуть государя к жизни. А Чжу Бацзе пусть пока оплакивает покойника. Нельзя же оставить его совсем без почестей. Только оплакивать надо как следует, чтобы за душу брало.

– Ну-ка, сейчас я попробую! – сказал Чжу Бацзе.

Он достал откуда-то клочок бумаги, свернул две трубочки, засунул по одной в каждую ноздрю и стал громко чихать. Он чихал до тех пор, пока из глаз не потекли слезы. Он скорбным голосом причитал, да так разжалобил Танского монаха, что тот тоже заплакал.

И вот как только наступила полночь, Великий Мудрец попрощался с учителем и своими братьями и взмыл в облака. В один миг он очутился у Южных ворот Неба и, минуя залу Священного небосвода и дворец Северной звезды, проследовал прямо на тридцать третье Небо, во дворец Тушита.

Он рассказал Лаоцзюню о том, как оборотень сгубил правителя страны Черных петухов и как дух этого правителя явился Танскому монаху во сне и попросил расправиться с оборотнем и восстановить справедливость.

– Нам с Чжу Бацзе удалось добыть тело государя со дна колодца, – сказал Сунь Укун, – и теперь наш учитель, Танский монах Сюаньцзан, приказал мне вернуть государя к жизни. Очень прошу вас, помогите мне, дайте тысячу пилюль бессмертия.

– Тысячу пилюль! – в гневе вскричал Лаоцзюнь. – Да что это тебе, каша, что ли? Не из земли же они делаются?! – Лаоцзюнь даже плюнул с досады и заорал: – Убирайся вон! Ничего у меня нет!

– Ну хоть сто пилюль дайте! – не отставал Сунь Укун.

– И ста нет, – отвечал Лаоцзюнь.

– Ладно, на десятке сойдемся, – не сдавался Сунь Укун.

– Отвяжись! – крикнул Лаоцзюнь. – Ничего у меня нет, понимаешь? Ничего! Уходи отсюда!

– Ладно, – сказал Сунь Укун, – раз у вас нет, придется поискать в другом месте.

Как только Сунь Укун ушел, Лаоцзюнь встревожился. «Что-то быстро он ушел. Как бы не стащил у меня пилюли!» Он тут же приказал слугам вернуть Сунь Укуна и, когда тот появился, сказал:

– Так и быть, дам я тебе одну пилюлю.

Лаоцзюнь взял тыкву-горлянку, перевернул ее вверх дном, и из нее выпала пилюля.

– Вот все, что у меня есть, бери и уходи! – сказал Лаоцзюнь. – Ее вполне достаточно, чтобы вернуть к жизни государя.

Великий Мудрец поблагодарил Лаоцзюня, покинул дворец Тушита и на облаке вернулся в монастырь.

Еще издали он услышал, как Чжу Бацзе оплакивает государя.

– Ну что, достал пилюлю? – спросил учитель.

– Достал, – отвечал Сунь Укун и попросил Шасэна принести воды.

Затем он взял пилюлю, положил ее государю в рот и влил глоток воды. Вскоре в животе у государя забулькало, но тело его оставалось неподвижным.

Тогда по велению Сюаньцзана Великий Мудрец подошел к государю и с силой вдохнул в него воздух. Послышался резкий звук, государь повернулся, подвигал руками, поджал ноги, затем опустился перед Танским монахом на колени и вскричал:

– Учитель! Вчера ночью моя душа навестила вас, но разве мог я подумать, что так скоро вернусь к жизни!

Сюаньцзан поднял его с колен и ввел в залу Созерцания, после чего приказал своим ученикам воздать государю почести. После трапезы государь переоделся в простое платье и вместе с паломниками отправился в город.

Шли они долго, и когда наконец достигли дворца, Сунь Укун обратился к начальнику стражи:

– Мы посланцы Танского императора, идем в Индию за священными книгами и сейчас явились сюда, чтобы получить разрешение на выезд. Сделайте милость, господин начальник, доложите о нас.

Выслушав его, начальник стражи отправился в залу для приемов и, склонившись перед троном, доложил:

– К вратам дворца подошли пятеро монахов. Они говорят, что идут по велению Танского владыки в Индию за священными книгами и явились сюда, чтобы получить разрешение на выезд.

Государь, вернее, оборотень, восседавший на троне, распорядился ввести монахов в залу.

Сунь Укун подошел прямо к трону, но кланяться не собирался.

От такого невежества сановники пришли в ужас.

– Откуда ты явился, монах? – спросил оборотень.

– Мы идем из Танской страны в Индию за священными книгами, – отвечал Сунь Укун. – И вот пришли к вам получить разрешение на выезд.

– Но как вы посмели не воздать мне должные почести?! – в гневе закричал оборотень. – Я не вассал вашего государя и связей с ним не поддерживаю.

– Нашей страной правит династия, поставленная самим Небом, и нет ей равной в мире. Ваше же государство окраинное. Но вы не только не встретили нас как положено, а еще требуете, чтобы я совершал перед вами поклоны!

Услышав это, оборотень завопил:

– Взять его!

В тот же миг на Сунь Укуна набросилась толпа сановников, но он выбросил вперед руку и крикнул:

– Не шевелиться!

Этим магическим жестом Сунь Укун мог любого пригвоздить к месту. Так оно и случилось. Все, кто был в зале, превратились в деревянных или глиняных истуканов.

Тогда оборотень соскочил с трона и ринулся к Сунь Укуну. А Сунь Укуну только это и надо было.

«Сейчас я проломлю твою голову своим посохом, будь она хоть чугунная», – подумал Сунь Укун, но в это время появился принц и стал умолять оборотня-государя не казнить монахов и выслушать их, дабы не навлечь на себя гнев самого Танского владыки.

Принц сделал это нарочно, стараясь оттянуть время, ибо опасался, как бы оборотень не причинил вреда Танскому монаху. Он и не подозревал, что Сунь Укун решил сейчас же покончить со злодеем.

Оборотень внял совету принца, выслушал Сунь Укуна, а потом сказал:

– Сам Танский монах и три его ученика не вызывают у меня подозрений, что же до четвертого, то я полагаю, что его похитили. Как его имя? Есть ли у него монашеское свидетельство? Ну-ка, пусть подойдет сюда и расскажет.

Услышав это, правитель страны Черных петухов задрожал от страха.

– Не бойтесь, – шепнул ему Сунь Укун. – Я буду отвечать вместо вас.

И вот наш Великий Мудрец выступил вперед и громко сказал:

– Ваше величество, этот даос глухонемой. Но в молодости он бывал в Индии и знает туда дорогу. Если вашему величеству угодно, я расскажу всю его историю.

– Что же, – ответил оборотень, – говори, только всю правду, не то я накажу тебя по заслугам.

И Сунь Укун начал рассказывать:

– Глаза – огромные чаши,

покрытые дивной глазурью,

На глиняный чан плавильный

похожа его голова.

Тело в разводах синих,

На лапах столетний иней,

Два свисающих уха.

Длинный хвост как метла.

Кривые острые зубы

сверкают, как сколки яшмы,

Клоками грива седая,

каждый волос – копье.

Но в зеркале вдруг открылся

истинный облик зверя:

То лев бодисатвы Манчжушри,

синий лев Шиливан.

Услышав это, оборотень так напугался, что сердце его затрепетало, словно попавший в беду олененок. Он хотел было бежать, но тут вспомнил, что при нем нет никакого оружия, подскочил к начальнику дворцовой стражи, который под действием чар Сунь Укуна стоял как вкопанный, выхватил у него из-за пояса меч, взмыл в небо и исчез из виду.

Тогда Сунь Укун снял чары со всех придворных, велел принцу и государыне поклониться настоящему правителю, а сам отправился на поиски оборотня.

Он взлетел на девятое Небо и тут увидел, что оборотень мчится на северо-восток.

– Эй, ты, куда бежишь? Не видишь меня, что ли? – крикнул Сунь Укун.

Оборотень оглянулся и, взмахнув мечом, заорал:

– Какой ты дотошный, Сунь Укун! Что тебе за дело до чужого трона? Вздумал восстанавливать справедливость!

– Сейчас я с тобой рассчитаюсь, мерзкая тварь! – громко расхохотавшись, крикнул в ответ Сунь Укун.

И вот в небе завязался ожесточенный бой.

После нескольких схваток оборотень понял, что ему не устоять против царя обезьян, и бросился назад, во дворец, где смешался с толпой сановников. Затем с помощью волшебства он превратился в точное подобие Сюаньцзана и, сложив руки, встал перед троном. Таким образом, перед Сунь Укуном оказалось два Танских монаха, и он не знал, как ему быть.

Тогда он призвал духов – хранителей учения Будды, Людина и Люцзя, стражей – хранителей пяти стран света, бога времени, восемнадцать архатов и местных духов – хранителей гор и земли.

Когда духи прибыли, Сунь Укун обратился к ним с такими словами:

– Оборотень принял вид Танского монаха, и теперь я не могу разобрать, который из них настоящий, а который поддельный.

Оборотень, как только это услышал, совершил прыжок и очутился над залой Золотых колокольчиков.

Сунь Укун ринулся за ним, но волшебник быстро спустился вниз и смешался с толпой.

Сунь Укун совсем было приуныл, не зная, что делать, но тут на помощь ему пришел Чжу Бацзе.

– Ты попроси учителя прочесть заклинание «сжатие обруча», – сказал он. – И сразу узнаешь, кто из двух Танских монахов настоящий. Оборотень ведь не знает этого заклинания.

– Ну, брат, спасибо, – обрадованно произнес Сунь Укун. – Выручил ты меня. – И он обратился к Сюаньцзану: – Прошу вас, учитель, прочтите заклинание.

Танский монах стал читать, оборотень же бормотал что-то невнятное.

– Вот он, оборотень! – вскричал Чжу Бацзе и взмахнул вилами, но оборотень взмыл в небо и умчался на облаке прочь.

Чжу Бацзе тоже взмыл вверх и пустился за ним вдогонку. Шасэн последовал за Чжу Бацзе. Последним в небо поднялся Сунь Укун. Они настигли оборотня, окружили его, но только было Сунь Укун собрался нанести ему удар своим посохом, как услышал громоподобный голос:

– Сунь Укун! Не убивай его!

Сунь Укун оглянулся и увидел перед собой бодисатву Вэньшу. Он тотчас же опустил посох и, приветствуя божество, спросил:

– Куда путь держите?

– Я прибыл сюда для того, чтобы помочь тебе расправиться с оборотнем, – отвечал бодисатва.

Он вытащил из рукава волшебное зеркало, навел его на оборотня, и в зеркале появилось истинное его отражение.

– Премудрый бодисатва, – промолвил тут Сунь Укун, – ведь это тот самый лев с синей шерстью, на котором вы ездили и который стал оборотнем. Почему же вы позволили ему убежать, почему не усмирили?

– Никуда он не убегал, – отвечал бодисатва. – Он выполнял волю Будды. Государь страны Черных петухов совершил много добрых дел и всегда помогал монахам. Вот Будда и велел мне перевести его в Небесное царство и пожаловать ему сан золотого архата. Тогда под видом простого монаха я пришел к нему просить подаяния. Он же за что-то на меня рассердился, приказал меня связать и бросить в реку. Спасибо, дух Люцзя меня спас. За это Будда решил наказать государя и послал к нему оборотня, который и столкнул его в колодец. Я пробыл в воде три дня, государь – три года. Так что все было заранее предопределено.

Сказав так, бодисатва произнес заклинание и крикнул:

– Эй, оборотень! Почему не становишься на Истинный Путь, чего ждешь?!

Тут оборотень принял свой прежний вид. Бодисатва надел на него лотосовый намордник, простился с Сунь Укуном, сел на льва и на золотом луче вознесся ввысь.

Если хотите узнать, как Танский монах и его ученики покинули страну Черных петухов, прочтите следующую главу.


из которой вы узнаете, о чем говорили принц и государыня, и еще о том, как Сунь Укун и Чжу Бацзе, раскрыв тайну, установили, где правда, где ложь | Сунь Укун — царь обезьян | повествующая о том, как злой дух смутил сердца, отрекшиеся от мира, и как обезьяна возвратила Чжу Бацзе на Путь Истины