home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



из которой вы узнаете о том, как Огонь покорил беспокойную обезьяну и как Чжу Бацзе попал в лапы к оборотню

Что, если о добре и зле

мы больше вспоминать не будем

И процветание и смерть

пока, на время, позабудем?

Пускай исчезнут мрак и свет,

вновь утвердятся высшей волей,

Мы будем, как сулит судьба,

есть, голодать, страдать от боли.

И если дух спокоен твой,

вдруг наступает просветленье

И козни всех бесовских сил

не вызовут в душе смятенья.

А тех, кто правдой пренебрег,

опутают мирские сети —

Так наступают холода,

как только задувает ветер.

Итак, Сунь Укун и Чжу Бацзе перепрыгнули через горный поток Сухой сосны и очутились возле удивительной скалы. Пещера в скале тоже была удивительная.

У входа стояла плита с выбитой на ней надписью из восьми иероглифов: «Пещера Огненных облаков у горного потока Сухой сосны». Здесь же, размахивая пиками и мечами, стремительные, словно ветер, бегали оборотни-дозорные.

– Эй, вы! – громко крикнул им Сунь Укун. – Передайте своему начальнику, чтобы тотчас же освободил нашего учителя, Танского монаха, иначе я всех вас перебью, горы ваши переверну, а пещеру сровняю с землей!

Оборотни примчались к своему повелителю и сказали:

– Беда, господин. У пещеры стоят два монаха, один на бога Грома похож, у другого – свиное рыло и длинные уши. Они грозятся нас всех перебить, перевернуть нашу гору, а пещеру сровнять с землей, если вы тотчас же не освободите какого-то Танского монаха.

– Это Сунь Укун и Чжу Бацзе заявились, – выслушав дозорных, сказал оборотень-повелитель. – Как только они умудрились меня разыскать? – И оборотень приказал: – Подайте мне пику!

Тотчас же ему принесли пику со стальным наконечником, длиной один чжан восемь чи. Оборотень взял пику и вышел из пещеры, как был босой, в белых штанах и вышитом боевом фартуке, без шлема и без кольчуги.

Сунь Укун рассказал оборотню, что пятьсот лет назад побратался с его отцом Нюмованом после того, как учинил дебош в небесных чертогах, и, таким образом, доводится ему, оборотню, дядей.

Оборотень не поверил и стал ругаться:

– Ах ты, гнусная обезьяна! Нечего мне сказки рассказывать! Ишь, родственник какой выискался! Племянника себе нашел! – И оборотень замахнулся на Сунь Укуна пикой.

Сунь Укун избежал удара, взмахнул посохом, и между ними начался бой. Вначале противники бились на земле, потом взмыли в небо.

Они схватывались раз двадцать, но все еще нельзя было сказать, кто из них победит. «Если Сунь Укун одолеет оборотня, ему зачтется это как заслуга, я же останусь ни при чем», – подумал Чжу Бацзе, ринулся в бой и своими вилами нанес оборотню такой удар, что тот в страхе бежал с поля боя.

– Догоняй его, догоняй! – закричал Сунь Укун.

И они вдвоем с Чжу Бацзе помчались следом за оборотнем. У входа в пещеру оборотень остановился, дважды ударил себя по носу, произнес заклинание, и из обеих ноздрей у него повалил густой дым. Все запылало вокруг. Казалось, даже земля и небо охвачены пламенем.

– Плохи наши дела, брат! – крикнул тут Чжу Бацзе. – На таком огне недолго изжариться. А если добавить приправы, то я вполне сгожусь на закуску. Бежим скорее, пока не поздно!

Бросив Сунь Укуна одного, Чжу Бацзе перепрыгнул через поток и скрылся из виду. Тогда Сунь Укун произнес заклинание, спасающее от огня, и смело ринулся в бушующее пламя. Тут оборотень дунул еще несколько раз, и огонь запылал с новой силой.

Сунь Укуну ничего не оставалось, как бежать, а оборотень, видя, что царь обезьян исчез, собрал все приспособления, с помощью которых вызывал огонь, и вместе со своими подопечными возвратился в пещеру.

Сунь Укун тем временем перепрыгнул через поток Сухой сосны и вскочил на облако. Вдруг он услышал доносившиеся из леса голоса. Это разговаривали между собой Чжу Бацзе и Шасэн.

Сунь Укун, оставаясь на облаке, вступил в разговор и спросил Чжу Бацзе:

– Как по-твоему, кто из нас искуснее в волшебстве? Я или оборотень?

– Разумеется, ты, – ответил Чжу Бацзе.

– А в бою кто искуснее? – снова спросил Сунь Укун.

– Тоже ты, – отвечал Чжу Бацзе.

Тут к Сунь Укуну обратился Шасэн:

– Этот оборотень уступает тебе и в силе, и в волшебстве, он только и умеет, что вызывать пламя. Но ведь пламя можно погасить водой.

– А ведь правда, – сказал Сунь Укун. – Мы совсем забыли об этом. Вода гасит пламя. Сейчас я отправлюсь к Восточному морю и попрошу, чтобы драконы доставили нам сюда побольше воды.

И вот Великий Мудрец взмыл в облака и вмиг очутился у Восточного моря. Царь драконов вместе с детьми, внуками и отрядом воинов-креветок и крабов вышел встречать Великого Мудреца и пригласил его во дворец. После взаимных приветствий и положенных церемоний царь велел подать чай. Но от чая Сунь Укун отказался.

– Я пришел к вам по делу и очень спешу, – сказал он. – Мне срочно нужна вода, чтобы загасить пламя, вызванное оборотнем. Оборотень утащил к себе в пещеру Танского монаха, который идет в Индию за священными книгами, а я ученик этого монаха и сопровождаю его.

Тут царь драконов вызвал своих братьев – Ао Циня – царя драконов Южного моря, Ао Шуня – царя драконов Северного моря и Ао Жуна – царя драконов Западного моря, велел им собрать своих воинов и вместе с Сунь Укуном отправиться к пещере Огненных облаков.

Итак, Сунь Укун во главе драконьего войска отправился в обратный путь. Вскоре они прибыли на гору, где жил оборотень.

– Вы пока оставайтесь в воздухе и постарайтесь ничем не выдать своего присутствия, – сказал Сунь Укун, – а я вызову его на бой. Вы же, как только увидите пламя, посылайте дождь.

Сказав так, Сунь Укун спустился на землю, перепрыгнул горный поток и, подойдя к пещере, вызвал оборотня на бой.

Они схватывались раз двадцать, после чего оборотень дважды ударил себя по носу, и из обеих его ноздрей, изо рта и из глаз вырвалось пламя. Тогда Сунь Укун крикнул:

– Эй, где вы, драконы?

В тот же миг хлынул ливень.

Но этот ливень мог погасить лишь простой огонь, а священный огонь от воды разгорался сильнее.

Тогда Сунь Укун произнес заклинание и, преследуя оборотня, ринулся в огонь.

Оборотень же, заметив Сунь Укуна, выдохнул ему прямо в лицо облако дыма. А надобно вам сказать, что дыма царь обезьян боялся больше всего, еще с тех времен, когда Лаоцзюнь поместил его в свою печь.

Поэтому, когда оборотень выдохнул еще одно облако дыма, Сунь Укун бежал с поля боя, а оборотень удалился в пещеру. Охваченный со всех сторон пламенем, Великий Мудрец ринулся в горный поток. Увы, он не знал, что от этого все три души его покинут тело.

Все это видели находившиеся на облаке цари драконов. Они тотчас же приостановили дождь и велели Чжу Бацзе и Шасэну отправиться на поиски Сунь Укуна. Те не стали мешкать и пустились в путь. Вдруг они увидели, что кто-то плывет по волнам стремительного потока. Шасэн, как был в одежде, бросился в воду, выловил утопленника, и когда вытащил его на берег, оказалось, что это Сунь Укун. У Шасэна полились из глаз слезы.

– Не плачь, брат, – смеясь, сказал Чжу Бацзе. – Он притворился мертвым, чтобы попугать нас. Ты лучше посмотри, дышит он или нет.

– Да он совершенно холодный, – отвечал Шасэн.

Тут Чжу Бацзе подошел к Сунь Укуну, подсунул под него голову, согнул ему ноги в коленях и усадил, после чего принялся растирать Сунь Укуну вначале руки, а потом и все тело.

Мало-помалу Сунь Укун пришел в себя и, увидев Чжу Бацзе и Шасэна, произнес сквозь слезы:

– Этот оборотень обладает огромной волшебной силой, и помочь нам теперь может только богиня Гуаньинь. Но увы! У меня так болят ноги, что я даже не в силах совершить прыжок в облака.

– Не волнуйся, брат, – сказал Чжу Бацзе, – я сам отправлюсь к богине.

С этими словами Чжу Бацзе взлетел в облака и устремился на юг.

Между тем оборотень, вернувшись к себе в пещеру, вдруг забеспокоился, как бы его враги не призвали кого-нибудь на помощь, снова вышел за ворота и поднялся ввысь. Тут он увидел Чжу Бацзе, который стремительно мчался на юг, и сразу смекнул, что тот направился к богине Гуаньинь. Тогда оборотень быстро спустился вниз, взял кожаный мешок, с помощью которого мог выполнить любое свое желание, и помчался вслед за Чжу Бацзе. Он быстро догнал его и, устроившись на высоком утесе, принял вид богини.

Чжу Бацзе такое и в голову не могло прийти, поэтому, увидев вдруг перед собой Гуаньинь, он опустился на облаке вниз и приветствовал ее.

– Ты зачем явился? – спросил оборотень.

Чжу Бацзе рассказал, что учителя их уволок к себе в пещеру Огненных облаков оборотень по прозвищу Красный Младенец, что он и его братья вступили с оборотнем в бой, но потерпели поражение и теперь просят богиню помочь им.

– Властитель пещеры Огненных облаков зря не губит людей, – ответил оборотень. – Наверняка вы оскорбили его. Но я помогу тебе. Сейчас мы вместе с тобой отправимся к этому оборотню, ты воздашь ему должные почести, извинишься и попросишь освободить вашего учителя.

Ничего не подозревая, Чжу Бацзе последовал за оборотнем. Когда они приблизились к пещере, тот сказал:

– Не бойся, входи, здешний хозяин – мой старый друг.

Но не успел Чжу Бацзе войти, как на него набросились толпой духи и затолкали его в мешок. Мешок крепко-накрепко завязали и подвесили к балке. После этого оборотень принял свой настоящий вид и уселся посреди залы.

– Эй, Чжу Бацзе! – крикнул он. – Дней через пять ты сваришься. И будет отличная закуска для моих деток!

– Попробуйте только сожрите меня! – заорал Чжу Бацзе. – У вас вспухнет голова, и вы подохнете от небесного мора.

Но оставим пока Чжу Бацзе и вернемся к Сунь Укуну и Шасэну. Они сидели и беседовали между собой, как вдруг в нос им ударил зловещий запах.

– Плохо дело, – сказал Сунь Укун, громко чихнув. – Не иначе как Чжу Бацзе сбился с дороги и повстречал нечистую силу. Пойду разузнаю, в чем дело.

И вот Сунь Укун, стиснув зубы от боли и размахивая посохом, переправился через горный поток, подошел к пещере Огненных облаков и крикнул:

– Эй ты, негодяй, выходи!

Стражи кинулись к своему господину и доложили, что у пещеры стоит Сунь Укун.

– Взять его! – приказал оборотень.

В тот же миг из пещеры выскочила целая толпа оборотней с мечами и пиками.

Сунь Укун не стал вступать с ними в бой, так как был в полном изнеможении, произнес заклинание и тотчас же превратился в узел с вещами. А оборотни вернулись к своему властелину и доложили:

– Сунь Укун до того испугался, что убежал и даже оставил узел с вещами.

– Я думаю, ничего ценного в этом узле нет, – с улыбкой сказал оборотень. – Разве что какой-нибудь рваный монашеский балахон да старая шляпа. Притащите его сюда, разорвите и постирайте, на заплаты сгодится.

Один из оборотней побежал за узлом и вскоре принес его в пещеру.

А Сунь Укуну только этого и надо было.

Очутившись в пещере, он снова произнес заклинание, выдернул у себя шерстинку и превратил ее в точное подобие узла. Сам же принял вид мухи и уселся на дверной косяк. Вдруг он услышал не то стоны, не то хрюканье, доносившееся из кожаного мешка, подвешенного к балке, и сразу смекнул, что в мешке Чжу Бацзе. Чжу Бацзе вовсю ругал оборотня.

– Как ты посмел, негодяй, принять вид богини и заманить меня в пещеру? – ругался Чжу Бацзе. – А теперь еще грозишься слопать меня!

Сунь Укун собрался было освободить Чжу Бацзе, но в этот момент вдруг раздался голос оборотня:

– Где сейчас шесть доблестных полководцев?

В тот же миг все шесть полководцев предстали перед своим повелителем.

– Сейчас же отправляйтесь к моему батюшке и пригласите его на пир. Скажите, что я изловил Танского монаха и собираюсь его изжарить. Кто отведает мяса этого монаха, обретет бессмертие.

Получив приказ, полководцы выскочили из пещеры и помчались вперед. Сунь Укун полетел вслед за ними.

Если хотите узнать, что случилось дальше, прочтите следующую главу.


повествующая о том, как злой дух смутил сердца, отрекшиеся от мира, и как обезьяна возвратила Чжу Бацзе на Путь Истины | Сунь Укун — царь обезьян | повествующая о том, как Великий Мудрец отправился к Южному морю и как богиня Гуаньинь усмирила оборотня