home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



повествующая о том, как в храме даосских божеств Сунь Укун оставил о себе память и как он проявил волшебную силу в государстве Чэчиго

Итак, настоятель взял фонарь и вместе с даосами отправился в храм. Тут Великий Мудрец левой рукой ущипнул Шасэна, правой – Чжу Бацзе, и те замерли на месте, опустив голову. Теперь их никак нельзя было отличить от идолов. Даосы тем временем внимательно осмотрели храм, после чего Сила Тигра сказал:

– Не иначе как здесь кто-то был. Все яства, приготовленные для жертвоприношения, съедены.

– Я думаю, – ответил Сила Барана, – это боги услышали наши молитвы, спустились с Неба и приняли наши жертвы. Они еще где-то поблизости, парят на журавлях. Надо воспользоваться столь счастливым случаем и попросить у них снадобье жизни, чтобы государь наш мог обрести долголетие. Нам же это зачтется как заслуга.

– Ты прав, – сказал Сила Тигра и тотчас же приказал своим ученикам играть и петь псалмы, а сам облачился в священное одеяние и вознес молитву Полярной звезде.

– Что теперь будет? – замирая от страха, шепнул Чжу Бацзе.

Тут Сунь Укун опять его ущипнул и обратился к монахам.

– Дети мои! – промолвил он. – Если я не пожалую вам снадобье бессмертия, может прекратиться мой род. Принесите сосуды, а сами покиньте храм, чтобы мы могли совершить таинство.

Даосы поклонились в знак благодарности. Сила Тигра принес огромный глиняный чан, чтобы ему досталось побольше, и поставил его перед алтарем. Сила Оленя принес глиняный таз и поставил его на жертвенный стол, а Сила Барана ничего не принес, он вынул из чаши цветы и поставил ее посредине.

Как только даосы покинули храм, Сунь Укун и Чжу Бацзе помочились в сосуды, и Сунь Укун громко крикнул:

– Дети мои! Входите!

Первым отведал жидкости старший даос, почмокал губами и сердито сказал:

– Какой-то дрянью воняет.

Затем отпил глоток Сила Барана и гневно вскричал:

– Похоже, свинья сюда помочилась!

– Эх вы, монахи! – сказал тут Сунь Укун, поняв, что игра их раскрыта. – Неужели вы настолько глупы, что поверили, будто ваши боги сошли на Землю? Мы – не боги. Мы – монахи и идем по высочайшему повелению из Танской страны на Запад за священными книгами. Ночь выдалась отличная, вот мы и решили от нечего делать заглянуть в ваш храм, полакомиться здесь и развлечься. Никакого снадобья у нас нет. А отведали вы – мочу.

Услышав это, даосы пришли в страшную ярость, заперли двери, похватали вилы, метлы, кирпичи, камни – словом, все, что попалось под руку, и ринулись на злоумышленников. В тот же миг Сунь Укун сгреб левой рукой Шасэна, правой – Чжу Бацзе, вместе с ними бросился вон из храма, и на облаках они вмиг перелетели в храм Чжиюаньсы. Там они потихоньку легли и заснули.

Когда на следующее утро Танский монах со своими учениками отправился на прием к государю, чтобы обменять дорожные свидетельства и получить разрешение на выезд, в залу для аудиенций вошли трое бессмертных. Они остановились перед троном, но даже не подумали воздавать почести государю.

– Я не звал вас сегодня, – промолвил правитель, – почему же вы удостоили меня своим посещением?

– События чрезвычайной важности привели нас сюда, – отвечали даосы. – Эти монахи, – они указали на Сюаньцзана и его учеников, – вчера убили двух отроков, разбили все тачки, разбросали весь строительный материал, отпустили на волю буддийских монахов, а ночью забрались в храм и съели все яства, предназначенные для жертвоприношения. Мало того, они приняли вид божеств даосской троицы и вместо снадобья бессмертия налили нам в сосуды мочу. Хорошо еще, что они не успели сбежать.

Выслушав их, государь разгневался и приказал тотчас же казнить Сюаньцзана вместе с его учениками. Но в этот момент вперед выступил Великий Мудрец и, почтительно сложив ладони, воскликнул:

– Зачем же казнить всех троих? Прежде следует разобраться, кто в чем виноват. Даосов мы, может быть, и убили, тачки сломали, буддийских монахов отпустили на волю, а вот буйства не учиняли. Так что прошу вас покорнейше расследовать это дело.

А надобно вам сказать, что государь этот был не из мудрых и, выслушав Сунь Укуна, пришел в полное замешательство. Пока он раздумывал, как ему поступить, явился евнух и доложил, что прибыли деревенские старейшины и просят их принять.

– Пусть войдут, – распорядился государь.

В залу вошли старейшины, человек сорок, приблизились к трону и земно поклонились.

– Ваше величество! – сказали они. – За всю весну не выпало ни единого дождя. Как бы летом не разразилась засуха.

– Спокойно возвращайтесь домой, – отвечал государь, – сегодня же прольется дождь.

Кланяясь и благодаря, старейшины удалились.

После этого государь велел приготовить место для моления, а себе приказал подать паланкин, чтобы отправиться в верхние покои и оттуда наблюдать за молением. Вместе с государем ушли и даосы-наставники. Бессмертный Сила Тигра поднялся на алтарь, чтобы начать моление, следом за ним поднялся Сюаньцзан со своими учениками.

– Мы тоже будем молить Небо о ниспослании дождя, – сказал Сунь Укун. – Вместе с вами. Не знаю только, как выяснить, если польет дождь, чья помогла молитва, моя или ваша? Поэтому расскажите мне, как будете совершать молитву.

– Ладно, – ответил даос и начал рассказывать: – Я поднимусь на алтарь, произнесу несколько заклинаний и несколько раз взмахну властной таблицей. После первого заклинания поднимется ветер. После второго – появятся облака. После третьего – сверкнет молния и ударит гром. После четвертого – польет дождь, а после пятого дождь прекратится.

– Прекрасно! – воскликнул Сунь Укун. – Прошу вас, начинайте.

Итак, даосы поднялись на алтарь, который представлял собой помост высотой более трех чжанов. По обеим сторонам его были расставлены знамена двадцати восьми созвездий. На помосте стоял стол, на столе – курильница с благовониями. В подсвечниках ярко горели свечи. Возле курильницы стояла золотая таблица с выгравированными на ней именами бога Грома. В наполненных чистой водой пяти больших чанах плавали ветки ивы. К каждой ветке была прикреплена металлическая таблица с заклинанием и с именами подчиненных бога Грома. Справа от алтаря стояло пять столбов, слева тоже пять, на каждом столбе было написано имя одного из посланцев бога Грома. К каждому столбу приставлено было два даоса: они ударяли железным молотком по столбам.

Бессмертный первым прошел к алтарю. Даос-послушник подал ему меч и несколько листов желтой бумаги с заклинаниями. Держа в руках меч, даос произнес заклинание и сжег над свечой один лист. Даосы, которые находились внизу, взяли сделанное из бумаги изображение божества, затем послание Небу и тоже сожгли. Но вот раздался звон золотой таблицы, и в тот же миг налетел порыв ветра.

Тогда Сунь Укун выдернул у себя шерстинку, произнес заклинание, и тотчас же появился его двойник. Двойник встал рядом с учителем, а сам Сунь Укун поднялся ввысь и крикнул:

– Эй, кто тут повелевает ветрами?

В тот же миг перед Великим Мудрецом предстали бог и богиня Ветров. Богиня держала в руках мешок, а бог завязывал его толстой веревкой.

– Вы почему помогаете даосу, а не мне? – грозно спросил Сунь Укун. – Разве вам не известно, что я сопровождаю Танского монаха, который идет в Индию за священными книгами, и сейчас состязаюсь с даосом в волшебстве? Уймите ветер, не то я вас угощу своим посохом!

Ветер сразу утих.

Тогда даос схватил другую таблицу, сжег листки с заклинаниями и ударил по алтарю. От земли стал подниматься туман, а небо покрылось тучами. Тут Сунь Укун вызвал повелителей Туч и Тумана, они отозвали тучи, и снова засияло солнце.

– Этот даос только и знает, что морочить государя и народ, – смеясь, сказал Чжу Бацзе, – ничего он не умеет. Колотит по своей таблице, а толку никакого!

Даос между тем распустил волосы, снова произнес заклинание, сжег лист бумаги и ударил по своей таблице. В это время в воздухе появился Дэнтяньцзюнь – небесный владыка в сопровождении бога Грома и богини Молнии.

– Кто вас послал сюда? – спросил Сунь Укун.

– Яшмовый владыка, – отвечал бог Грома. – Он велел нам послать на землю гром, молнию и дождь. Заклинания этого даоса обладают огромной волшебной силой.

– Подождите немного, – попросил Великий Мудрец.

В этот момент в небе появились драконы – повелители четырех морей, и Сунь Укун обратился к ним с такими словами:

– Боюсь, как бы этот даос не взял надо мною верх. Ни заклинаний, ни золотой таблицы у меня нет. Так что вы все должны мне помочь. Когда я в первый раз подниму свой посох, пусть налетит ветер. Когда я подниму его во второй раз, пусть появятся тучи и туман. Когда я подниму его в третий раз, пусть загремит гром и засверкает молния. Когда я подниму его в четвертый раз, пусть пойдет дождь. Когда я подниму его в пятый раз, пусть дождь прекратится и снова засияет солнце.

Сказав так, Сунь Укун спустился вниз и обратился к даосу.

– Четырежды ударяли вы по своей дощечке, а дождь так и не пошел, – сказал Великий Мудрец. – Настала теперь моя очередь.

Получив дозволение государя, Сунь Укун вместе с Танским монахом взошел на алтарь.

Тут Сюаньцзан принялся с усердием читать сутру, а Сунь Укун вытащил из уха свой посох и помахал им против ветра. Посох сразу стал длиной два чжана, а толщиной с чашку. И вот Сунь Укун поднял его первый раз. Богиня Ветра быстро сняла с плеча свой мешок, а бог Ветра развязал его, и в тот же миг на город обрушился ураган. Ветер срывал с крыш черепицу, в воздухе кружились кирпичи, песок и земля.

Сунь Укун второй раз поднял свой посох, и все небо заволокли тучи, стало темно, словно ночью. Он поднял свой посох в третий раз, и загрохотал гром, засверкала молния, казалось, земля вот-вот разверзнется.

– Покарай смертью жадных и корыстолюбивых чиновников! – крикнул Сунь Укун, и гром загрохотал еще громче. Тогда Сунь Укун в четвертый раз взмахнул своим посохом, и хлынул дождь и затопил весь город вместе с окрестностями.

– Хватит, хватит! – сказал государь. – Воды столько, что все посевы могут погибнуть.

Один из сановников бросился к алтарю.

– Эй, монах, останови дождь! – громко сказал он Сунь Укуну.

Тогда Великий Мудрец пятый раз поднял свой посох, и в тот же миг гром умолк, ветер стих и тучи рассеялись. Правитель остался очень доволен.

– Вот это монах! – восторженно восклицали сановники.

Государь велел позвать Сюаньцзана и его учеников во дворец и выдать им дорожные свидетельства. Но в тот момент, когда он собирался скрепить их печатью, вперед выступили даосы и обратились к государю с такими словами:

– Простите, ваше величество, но дождь вызвали мы, а не этот буддийский монах. Мы произносили заклинания, мы били в таблицу, а он взошел на алтарь и теперь приписывает себе наши заслуги.

Тут вперед выступил Сунь Укун и, почтительно сложив ладони, промолвил:

– Ваше величество! Сейчас неподалеку отсюда находятся в Небе четыре царя драконов. Пусть ваш даос призовет их сюда, если сможет, и тогда я готов признать поражение.

– Ладно, – сказал государь. – Двадцать три года я царствую, но ни разу не видал живого дракона. Тот, кто сможет призвать драконов сюда, будет вознагражден, кто не сможет – понесет наказание.

Даос не обладал силой, способной вызвать драконов, и верх над ним взял Сунь Укун. Он крикнул:

– Ао Гуан! Явись вместе со своими братьями!

И все четыре дракона, прорезая тучи, ринулись в залу Золотых колокольцев. Это была поистине величественная картина.

Ввысь взмывая, меняли обличья,

Кольцами вились, кружа в тумане.

Их когти из яшмы

как белые крючья,

Чешуи драгоценной

нестерпимо сверканье.

Дожди благодатные

ниспосылают на землю,

Тучи разгонят,

едва услышат моленье.

Удачу и счастье

приносит их появленье —

Воистину эти

драконы были священны.

Государь тотчас же принялся возжигать благовония, а сановники, стоявшие у трона, с благоговением кланялись.

– Не смею вас больше задерживать, – молвил государь, обращаясь к драконам. – В первый же счастливый день я совершу жертвоприношение и отблагодарю вас.

– Можете удалиться, я отпускаю вас, – произнес Сунь Укун.

После этого драконы вернулись в море, а боги вознеслись на Небо.

Если хотите узнать, как были изгнаны даосы из государства Чэчиго, прочитайте следующую главу.


в которой повествуется о том, как буддийским монахам волею судьбы пришлось толкать тяжелые тачки и как Сунь Укун их спас от мучений | Сунь Укун — царь обезьян | повествующая о том, как приверженцы еретического учения старались обмануть последователей истинного учения, и о том, как царь обезьян, благодаря своей мудрости, ра