home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ЧЕМ НЕ ПОВОД?

Судя по динамике, отображавшейся у меня на Примочках, Номос с каждым днем делал шаг к тому, чтобы оказаться в хвосте общего рейтинга сотрудников «Скана». Ввиду этого в повестке дня прочное место заняли заседания по кризис-менеджменту. Кризис состоял в том, что его команда день ото дня вылавливала все меньше читателей.

В дверях офиса я столкнулся с Йойо. Номос направил на стену зала заседаний проекцию карты зоны А, по которой перемещался красный курсор. Он пошел на приближение. Вскоре карта исчезла из поля видимости, и мы увидели пожилую женщину с продуктовой сумкой.

— В последний раз ее видели в четырнадцатом квартале.

Он направил увеличение на сумку. На самом верху лежали три книги.

— Целая недельная норма за раз, — прошептал мне на ухо Йойо.

— Существует версия, согласно которой она не проживает в зоне А, а является резидентом одного из пенсионерских лагерей в С, — продолжил Номос.

Аниматор спроецировал в комнату изображение, на котором женщина была зафиксирована в одном из супермаркетов сети «Стодвадцатипятерочка».

— Мы просмотрели все записи камер наблюдения этого супермаркета за последнюю неделю. Она бывает в нем каждый день. Запомните: зона А, квартал 14.

Йойо поднял руку.

— Мы берем! Завтра будем на месте.

— У вас нет выбора, — кивнув, ухмыльнулся Номос.

Мы с Йойо посмотрели друг на друга. По залу пронесся шепоток. Ничего хорошего это не предвещало. Как правило, на обычных заседаниях лучшие работники месяца награждались дополнительной зарплатой. На экстренных заседаниях Номос не награждал никого. Наградой было не получить предупреждение как худшая пара агентов недели. Те, кто дважды подряд оказывался наименее удачливым охотником за читателями, получал указание на дверь. На нас с Йойо в этот раз предупреждение свалилось как снег на голову.

Однако виду мы старались не подавать. И, как и после каждого общего собрания, проходившего в главном здании, отправились в буфет на крыше. Номос обедал в зале бизнес-класса. На столах, за которыми ели тимлиды, менеджеры и прочее начальство, были постланы скатерти всевозможных цветов. Между рядами прохаживался настоящий, живой официант.

Простые агенты столпились вокруг двух автоматов с готовыми аромаблюдами. Желтый выплевывал струйку подслащенной прозрачной жидкости. Коричневый выдавал хлебозаменитель с ароматом сыра. Зажав в руках пластиковые тарелки и такие же стаканчики, мы столпились на террасе под открытым небом.

Террасу окружала стена метра в четыре высотой. Мы с Йойо пробивались в поисках места поспокойнее. Место нашлось в углу между двумя пластмассовыми кактусами.

— Чувак, нам надо собраться. Так дальше нельзя, — сказал Йойо.

Я кивнул.

Мы смотрели на то, что можно было разобрать с такой высоты где-то далеко внизу. Разобрать можно было только темно-зеленые облака, наползавшие со стороны С на зоны В и А. Старая история. Управзона даже пару законов на этот счет придумала.

В черте мегаполиса был разрешен только проезд на электромобилях. Многим этот запрет был по барабану. В какой-то момент проблема решилась сама собой: неоткуда было взять топливо для всего остального. Однако зеленые облака никуда не исчезли. В зоне С люди сжигали токсичные отходы, чтобы нагреть воду для бойлера или отапливать квартиру.

В другом углу пара агентов присели на стол. Мы присоединились. Скорее всего, они были заняты тем, что нюхали надор. Или мешали его с заменителем табака и курили. Кто-то по старинке глотал таблетки. Люди из бизнес-класса не обращали на это никакого внимания. Скорее всего, потому что многие сами на нем сидели.

Все находившиеся в углу дружно хлюпали, дымили и глотали, за одним исключением. Исключение составлял я. Один раз после такой вот встречи мне пришлось вызывать Йойо такси и отправлять его домой. По дружбе. И, в общем-то, в тот вечер мне все равно нечем было себя занять — так почему бы не позаботиться о друге.

Главной темой для обсуждения в нашем маленьком наркосообществе сегодня было, разумеется, заседание штаба. Для поднятия командного духа Номос развлекал нас сегодня скетчами на наиболее бросавшихся в глаза читателей. Пара агентов развлекались тем, что его передразнивали. Действительно, кризис-менеджмент — чем не повод позабавиться?

— Вы случайно не видели эту женщину, а?

— А вот этого забавного господина никто из вас не знает?

Самую сильную волну комментариев вызвал, разумеется, ролик про погрузившуюся в чтение влюбленную парочку.

— Ну просто очень эротичные отношения, — отозвался кто-то.

У Йойо, заглотившего вторую таблетку, начал заплетаться язык.

— Да вы че, они там камасутру какую-то читают. Типа, инструкцию по применению!

Агенты загоготали. Я с трудом скривил губы в вежливой улыбке. Почему именно Йойо должен был обязательно вставить свое веское словцо? Йойо, который мало того что мой друг, так еще и сам по уши влюбленный! В женщину, которую, между прочим, вообще никогда в реале не видел.

У меня этот ролик оставил совсем иное впечатление. Парочка расположилась за чтением в довольно оживленном кафе. Их окружали посетители, уставившиеся каждый в свои Примочки. Одни мотали головами, играя в очередные гонки, — видимо, уклонялись от летящих в них виртуальных предметов или управляли электролетом, лавировавшим в ядовито-зеленом небе.

Некоторые вели переговоры — уставившись в Примочки, они ожесточенно махали руками. За одним столиком с парочкой, сидевшей друг напротив друга, устроился толстый мальчик. Он запрокинул голову и приоткрыл рот — видимо, смотрел какой-то захватывающий фильм или просто уснул в процессе.

Читающие не обращали на это никакого внимания. Их ладони скрестились на поверхности стола. Его рука — на ее руке. Он чувствовал ее тепло. В этом я был уверен точно. Мой живот подпрыгнул и перевернулся, как будто метромаглев затормозил, а потом вновь набрал скорость. И снова остановился. И ушел в штопор. Мне ее не хватало.

Она, наверное, такими и представляла себе отношения. С книжкой в руках и без Примочек. Я видел свое лицо за каждыми Примочками окружавших их посетителей. В лицах тех, что мотали головой. Тех, что трепались с кем-то виртуальным. В тех, кто вперился в линзы перед собой и ничего не замечал. Но представить себя на месте человека с книжкой я не мог. Следовательно, я не просто влюбился, но и влюбился совершенно безнадежно.

Комментарий Йойо по поводу Арне Бергмана, которого Фанни, по-видимому, считала богом, снова вернул меня к реальности.

— А этот старый чува-а-ак! — громко вещал Йойо. Наверное, его было слышно до самых автоматов.

— Волосатый, как обезьяна в парк-холле? Ну, там, где зона «Джунгли». Или еще волосатее? — раздался голос какой-то девушки из числа агентов.

Номос показал всем нашу встречу с Арне в купе маглева. Мою встречу с Арне. То, как я смотрю в спину Арне, удаляющемуся в сторону туалета, где спустя мгновение он оставит мне приглашение в кроличью нору. Но об этом не знал никто, кроме нас двоих. И Номоса, чего я и опасался где-то в глубине души. Где-то очень глубоко.

Было видно, как он говорит со мной, но разобрать слов было невозможно. Полностью убрать шум маглева сотрудникам техслужбы «Скана» так и не удалось. Мы смотрели на происходящее глазами сломанных Примочек попрошайки из зоны С. Видео сменилось черно-белыми помехами.

Вопросы Номоса посыпались на меня перед всей командой.

— Что тебе сказал этот террорист?

— Он сказал… гм… — я растягивал слова, пытаясь выиграть хотя бы секунду на размышление.

Подумал о Томасе. Представил себе, что мне предстоит выдумать историю. И позволил своему воображению поработать.

— Он сказал, в общем, что у него был дедушка, который курил трубку, на которой не было рекламы. Этот дедушка, как бы, дарил ему книги. Курил и дарил — ну, в общем, ясное дело, они там все психи какие-то. Все пытался рассказать мне про какую-то книгу. Ну, в общем, бред всякий нес, типа того.

— Про какую книгу?

— Э-э-э… «Чувак и море»?

После того как заседание было объявлено закрытым и все устремились к буфету, Номос велел мне задержаться.

— Тебе не кажется это странным?

— Странным что?

— Название книги.

— А что с названием книги?

— «Старик и море». Это та книга, которую вы отсканировали последней.

Ну разумеется. Это-то он точно знал.

— Перед тем как ее отсканировать, вы с Йойо зашли в кафе «Траулер». Ели рыбный суп — без всякой рыбы, естественно. Ты им облился. Уже забыл?

— Кажется, довольно популярная была книжонка, — протянул я.

— В твоем случае уж явно пользовалась большим спросом, чем Примочки.

По спине градом покатился пот.

— С тобой вообще связаться невозможно. Кажется, в последнее время ты частенько оставляешь их дома.

Я вспомнил историю, которую выдумал для Йойо. Наверняка следующим Номос допросит его. Не следовало отклоняться от намеченного курса.

— Завел девушку, но она из С. Боится Примочек.

— В твоем профиле ничего не изменилось. Как был статус «не женат», так и остался.

— Ну, мы только еще это… совсем недавно…

— А тесты? В твоем положении завести девушку, содержать которую тебе не по карману, очень смелый поступок. На тебя не похоже.

— Ну так поэтому мы и без Примочек. А то придется делать тесты, а я только хочу поразвлечься и…

Номос отмахнулся. Скорее всего, он и так обо всем знал. Я ждал, что в следующую секунду появятся суперсканеры. Вместо этого Номос схватил меня за рукав и притянул к себе.

— Пятьсот тысяч — немаленькая сумма, — прошептал он. — Даже поделенная на двоих.

И ткнул пальцем сначала в меня, а затем себе в грудь.


На террасе почти ничего не было видно от дыма, который источали сигареты с надором. Комментарии по поводу видео со мной и Арне все не умолкали.

— Эй, Роб, тебя не стошнило сидеть в одном купе с таким волосатым? Да по нему, небось, вши ползали, — сострил один.

Все вперились в меня в ожидании очередной колкости.

— Кто-то выглядит как обезьяна, а кто-то разговаривает, — вырвалось у меня, и я сам себе удивился.

Повисло молчание. Тот, что задал вопрос, поднялся с места и устремился ко мне.

Между нами, пошатываясь, возник Йойо. В команде его уважали. За то, что, мотаясь несколько раз в неделю в поисках читателей в С, он снабжал всех остальных дозами надора.

Схватив за воротник, он оттащил меня в противоположный угол террасы.

— Эй, чувак, что случилось?

Звучало так, будто ему целую пачку жвачки засунули в рот.

Чвак, шслчилсс?

Меня все еще трясло от случившегося. Йойо сел на стол, чуть склонившись вперед.

— С Мелли — полный пролет. Какое, на хрен, помирились!

Ккоенахррн пмырылсс.

От того, что он снова вернулся к своей любимой теме, у меня отлегло от сердца. Я попытался выразить ему сочувствие, но Йойо только покачал головой.

— Да ладно. Она вечно ныла: мол, отношения на расстоянии, типа, не то что рядом.

Он замолчал.

— Да я все время был рядом!

Фсвррмя бл ррдом.

Для меня отношения Йойо с Мелли были отношениями двух Примочек. «Отношения на расстоянии» — это когда ты в пятом квартале А, а она — в восемнадцатом В, и это — расстояние. А два разных мегаполиса — это не расстояние, это фантом.

К сожалению, Мелли жила в другом эмирате (полностью: эмиграционном резервате). То есть, соответственно, в другом мегаполисе. Стоимость перелетов из одного эмирата в другой была заоблачной. Впрочем, все равно получить в Управзоне разрешение на въезд и выезд можно было только по командировочным.

Такие отношения, как их ни назови, были заранее обречены на провал. Я в этом не сомневался. Но поскольку мой статус «не женат» еще ни разу не менялся, что я мог доказать Йойо? У меня не было никакого опыта. Даже притом, что теперь Йойо считал, что я с кем-то встречаюсь.

В той части террасы, где еще хоть как-то хватало воздуха, мысли немного прояснялись.

— Ничего, пусть сначала возьмет себя в руки, потом пройдет, — пробормотал Йойо и хлопнул меня по плечу. — Как там у тебя с твоей санитаркой?

Он постепенно приходил в себя, однако в глазах стояли слезы.

Я грустно покачал головой и запрокинул ее назад, устремив взгляд в темно-зеленые облака.

Йойо прилег на стол, оперевшись на локоть. Знал я этот жест. Через двадцать минут его вырубит. Обычно за этим следовали мои слова «Примочки. Вызов. Заказ такси. В пятый квартал».

Сегодня же я посмотрел через его плечо, и мой взгляд упал на зону бизнес-класса. Там за столами, под светом ламп, не обращая на нас никакого внимания, продолжали сидеть Номос и пара людей в таких же костюмах.

— А ну-ка дай сюда своей дури, — сказал я.

Без единого вопроса Йойо сунул руку в карман и вытряхнул на стол пакетик с синим порошком. Снял Примочки, надорвал его и сделал на столе при помощи плоского края линзы тонкую дорожку.

— Не спеша! Понял? Действие наступит позже, для каждого оно свое.

Я последовал совету. В общем-то, я уже не раз наблюдал, как он сам это делает. Спустя полминуты синяя пыль исчезла у меня в носу. Я настроился где-то на полчаса ожидания и замер в предвкушении отключки.

Не прошло и минуты, как из обеих ноздрей у меня ручьем хлынула кровь. В голове будто дробили по наковальне. Было плохо, как после десяти часов торможения в маглеве.


Когда я очнулся, то понял, что лежу в туалете на полу кабинки. Рубашка заляпана кровью, дверь полуоткрыта. Я провел рукой по макушке и попытался вспомнить, как сюда попал. Вспоминался только Йойо, стол и дорожка надора. По лбу струился холодный пот. Меня тошнило, и хотелось на воздух. Только я схватился за унитаз, чтобы подняться, как до меня донесся голос Номоса и чей-то еще. Должно быть, стояли у умывальников.

— Нет, ребята, без меня. Одной целью больше, одной меньше — о выполнении нормы можно будет забыть!

Кажется, Номос сильно нервничал.

— У тебя нет выбора. Ты в правлении. Так же как и я.

Второй голос был мне незнаком.

— Ты мне тут не угрожай. Один вызов — и у меня новый уютненький кабинетик в Управзоне. На всю оставшуюся и с выслугой лет.

— Какая тебе Управзона? Не смеши меня. Никуда они от нас не денутся. Забыл?

— И вице-председатель? Она — вряд ли.

— Купить ее было куда проще остальных. Всего-навсего семьдесят четыре голоса против шести воздержавшихся на выборах в правительство на следующей неделе. Ну да, и разумеется, с двойным окладом.

— То, что вы там задумали, неосуществимо. Без меня. Как хотите, но без меня.

— Поздно спохватился. Ровно в двенадцать дня.

Голос Номоса задрожал сильнее.

— Да вы что тут, свихнулись все? Это же преступление.

— Преступление — мешать своей организации в достижении целей! А наши цели учитывают только максимальную нагрузку. Надеюсь, об этом ты помнишь.

Кто-то из них покинул комнату, хлопнув дверью. Другой стал нарезать круги, прохаживаясь мимо умывальников туда-сюда. На какое-то мгновение мне показалось, что он идет сюда, а дверь была не закрыта. Наверняка им казалось, что они одни. Но в конце концов и эти шаги тоже затихли где-то вдали.

Подождав еще с четверть часа, я решился подняться и выйти на террасу. Было темно, на площадке между пластиковыми кактусами были разбросаны стулья и кое-как стояли столы. Никого.

Никого, и даже Йойо. В зале бизнес-класса, похоже, давно выключили свет. В общем зале горела одна-единственная лампа, под которой сидело с десяток незнакомых мне сотрудников, попивая кипяток с ароматом чего-то. Вероятно, ночная смена. «Ультрасеть» никогда не дремлет.

Меньше всего мне хотелось попасться на глаза Номосу, поэтому я свернул на пожарную лестницу и побежал вниз пешком. Этаж за этажом. Физическая нагрузка мало-помалу разгоняла призраки наркотического сна. Наконец, когда я вышел на улицу, на душе окончательно полегчало. Я нацепил Примочки и обнаружил 23 пропущенных вызова. Все от Йойо. На часах было три часа ночи. Будить его я не хотел: после такого ему надо проспаться. А что надо мне, так это очень ранний завтрак, свежая сорочка и постель.


Йойо разбудил меня около десяти утра. Я раздобыл футболку в каком-то дешевом круглосуточном универмаге и заскочил в закусочную. Чуть теплые фастфуд-бургеры с привкусом бумаги позволили мне набраться сил на дорогу домой. Дойдя, я рухнул на кровать прямо в одежде.

— Че-то ты вчера рано скипнул, — бодро произнес Йойо в моих Примочках.

— Далеко я, впрочем, не дошел.

— И куда?

— Только до туалета.

Он засмеялся и, прежде чем отключиться, предложил мне поспать еще пару часиков.

Впрочем, поспать мне не дали мысли о прошлой ночи. Стоило вспомнить о разговоре между Номосом и незнакомцем, как я подскочил на постели. Ровно в двенадцать дня. Какого дня?

Какого бы то ни было, ясно, что Номос ввязываться в это не хочет. Впрочем, представить, что такого могла придумать «Ультрасеть» и на что не был бы согласен Номос, я не мог. И что может быть настолько секретным, что обсудить это можно только в одном месте, где не ловят Примочки? Привести все к общему знаменателю было сейчас выше моих сил.

Пока я разглядывал потолок, перед глазами снова появился Йойо.

— Сядь, а то упадешь, — посоветовал он, зная, впрочем, что я и так лежу. Обычно за этим следовал какой-нибудь новый ролик из его подписки на новости Ультранета.

— У нас новый тимлид.

— Ты шутишь?

— Отнюдь! Все очень печально.

От того, насколько серьезно звучал его голос, я невольно поднялся.

— Номос разбился сегодня по дороге на работу.

В голове застучало. Призраки прошлой ночи вернулись.

— Вернее, его разбили. Кто-то его сбил. Говорят, смерть наступила мгновенно. Можешь посмотреть в Ультранете репортаж скорой по…

— Нет, спасибо.

— Или трансляцию с церемонии крема…

— НЕТ! — взорвался я.

— Ясно. Полиция ищет преступника. Скрылся, естественно.

Все это Йойо рассказал приятель из IT-отдела, который был в данный момент занят прощальным видеороликом для сотрудников бывшей команды Номоса.

— Посмотрим кинца по аниматору? — предложил Йойо. На его взгляд, чтобы отвлечься от печальных мыслей, большего не требовалось. К тому же личные дела Номоса, по мнению Йойо, настолько близко нас не касались.

— И потом, нельзя забывать о недовыполненной норме. Ты помнишь, нас предупредили.

Помню, ага. Но если после всего того, что случилось за прошлую ночь и это утро, чье-то мнение мне и было важно, то далеко не Йойо, а Арне Бергмана. Сказки старого книгочея начинали сбываться.


ВРЕМЯ ПЛАТИТЬ ПО СЧЕТАМ | Сканеры | НАДОР