home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Лестница героев

Если ты знаешь, что тебе остался всего один день, как ты его проживешь? Как проведешь последние часы своей жизни?

Этот вопрос любили задавать авторы философских эссе и проповедники различных учений; изредка он звучал в светских салонах, где удобно развалившиеся в мягких креслах дамы проводили время за играми, беседами и аперитивами.

Совсем иначе этот вопрос звучал тогда, когда из гипотетического превращался в самый что ни на есть реальный. Именно таким он стал для всех обитателей мыса Горн. Обещание Третьего континента бросить все силы, чтобы стереть мыс Горн с лица земли, больше не выглядело просто угрозой. Скорее это было констатацией факта. Враг настолько превосходил их численностью, что у них не было ни единого шанса. Даже если каждая из авионер сможет повторить то, что Ника сделала сегодня, и справится с десятью врагами, этого все равно будет недостаточно.

То, что Третий континент вот-вот пойдет в атаку, было ясно всем. То, что у них практически нет шансов устоять, – тоже, а это, по сути, означало, что всем им оставались считанные часы.

Перед лицом этой жестокой и неотвратимой реальности люди могли рассыпаться, словно песочный замок под напором набежавшей волны. Служащие базы могли явиться к генералу и потребовать, чтобы она приняла условия капитуляции. Могла начаться паника или массовое дезертирство. Люди могли пуститься вразнос – напиться и крушить все вокруг, вымещая таким образом свой страх. Могли погрузиться в пучину отчаяния и провести следующие часы парализованными животным страхом.

И все же недаром в старину говорили: чтобы узнать, из чего сделан предмет, нужно хорошенько по нему ударить и послушать, каким звуком тот отзовется. По мысу Горн ударили – и он отозвался не ржавым дребезжанием, не глухим лязгом, а ясным металлическим звоном. Не зря авионеры считались цветом и гордостью Империи! Вместо того чтобы оплакивать свою долю или трястись от страха, они приняли неизбежность стоически и достойно. Поняли, что оставшихся часов им не хватит на то, чтобы исправить все ошибки прошлого или воплотить несбывшиеся надежды. Зато их могло хватить, чтобы попросить прощения у тех, кого обидели, и сказать близким людям, как они их любят.

И к почтовому ангару потянулась цепочка людей с письмами. Голубые и белые конверты, адреса по всей Арамантиде – и самые важные, самые нужные слова внутри. И – надежда, что эти письма раньше или позже доставят по адресу.

А затем авионеры собрались в «деревяшке», чтобы напоследок хорошенько провести время друг с другом и своими аэролитами.

Тем вечером не было места печали и страху, а если они и возникали, их прогоняли байками, смехом и дружеской поддержкой. Играла веселая музыка, бойко танцевали пары, ярко горел в камине огонь и разжигал в глазах авионер огонь решимости прожить эту последнюю для многих из них ночь, повеселившись от души – и прочувствовав, как никогда прежде, что это такое – быть живым.


* * * | Лестница героев | * * *