home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

Лестница героев

В звенящей тишине тиканье массивных позолоченных часов раздавалось особенно громко. Дворецкий осторожно открыл стеклянную дверцу, руками в белых перчатках остановил маятник. Часы встали. Взлетело белое полотно и накрыло собой часовой шкаф. Дворецкий разгладил складки ткани и отступил на шаг назад. Да, теперь идеально. Так, как любила хозяйка.

Огромный богатый дом, больше похожий на дворец, превратился в склеп, где белыми надгробиями застыла накрытая тканью мебель.

Дворецкий в последний раз придирчиво осмотрел прихожую. Взгляд задержался на серебряном подносе, оставшемся на полке у входных дверей. На нем лежало два голубых конверта с траурной черной полосой в нижнем углу: один из Министерства полетов, другой – с мыса Горн. Первый – на хозяйку. Второй, который та так никогда и не получила, – на ее дочь.

Не оглядываясь, дворецкий вышел на улицу и закрыл за собой входную дверь опустевшего дома рей Торнов.

Снаружи его уже поджидал юноша лет семнадцати, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

– Дядюшка, ну что вы так долго? Я же опоздаю!

– Не опоздаешь, – заверил дворецкий племянника, только сегодня утром прибывшего из Ревентины в столицу. – Площадь Первых Полетов тут недалеко.

Вдвоем они прошли по роскошным улицам аристократической Стеллы и вскоре вышли на огромную площадь. Юноша сразу понял, что это – она, та самая площадь Первых Полетов, где совсем недавно Арамантида отвоевала свою свободу. Именно здесь перед лицом многотысячной толпы произнесла свою знаменитую речь Эва лин Монро, именно здесь граждане Сириона поднялись против захватчиков, именно сюда приземлились авионы мыса Горн, прибывшие на подмогу в столицу.

Пройдя вместе с дядей через всю площадь, мимо стоящего в центре памятника защитникам Сириона, юноша остановился перед большим двухэтажным белым зданием в форме подковы, с классической колоннадой по всему периметру и высоким арочным сводом над главным входом – сердцем столицы, сердцем всей Арамантиды – Министерством полетов.

– Все, дальше ты сам. Удачи! А мне пора ехать, – похлопал дядя племянника по плечу и зашагал прочь, на вокзал, на поезд, уходящий в Ревентину.

Юноша задрал голову и прочитал хорошо знакомый всем жителям Империи девиз: «Покорившие небо правят миром». Сердце на миг сжалось, а затем забилось с удвоенной силой, и непроизвольно перехватило дыхание. Неужели он и впрямь стоит на пороге своей мечты и собирается его переступить?

Не раз и не два юноша представлял себе этот момент, но сейчас, оказавшись перед величественным зданием и широкой мраморной лестницей, ведущей ко входу, он невольно оробел. Еще бы, ведь совсем недавно ни он, ни любой другой джентльмен Арамантиды даже и помыслить не мог, чтобы прийти сюда так, словно имеет на это полное право! Да, после дня Первых Лучей многое изменилось.

Остановившись возле первой ступени, юноша помедлил. Положим, ему удастся разбудить летный камень. Но как примут его другие авионеры? Дадут ли ему возможность стать своим? Все-таки все они слишком долго жили в убеждении, что небо открыто только для женщин, а старые привычки и взгляды не так-то просто изменить.

Как ни смешно, но юноша почти не боялся не разбудить аэролит. На случай, если его постигнет неудача, у него был четкий план: он пойдет в механикеры, и если будет упорно работать, то, возможно, когда-нибудь добьется таких же успехов, как старший инженер Конструкторской мыса Горн Ансель рей Марн. А вот если он все-таки разбудит аэролит…

Мимо юноши торопливо спустились авионеры в небесно-голубой форме, с особыми белыми нашивками на рукавах, которые получили все участники битвы за мыс Горн. Дама и джентльмен. Они оживленно обсуждали назначение известной авионеры Николь рей Хок на должность командира эскадрильи Танго и не обратили на юношу ровным счетом никакого внимания.

Будничность сцены, в которой мужчина-авионер спокойно беседовал с авионерой, как-то сразу успокоила юношу. Он проводил их жадным взглядом и, глубоко вдохнув теплый весенний воздух, в котором ощущался тонкий аромат зацветающих вишен и каштанов, решительно шагнул на первую ступень.

Поднял голову и снова замер, ощутив невольный трепет. Разумеется, как и многие другие жители Арамантиды, юноша видел в газетах фотограмму обновленного здания Министерства полетов. И все же никакое изображение не могло передать то впечатление, которое производило архитектурное новшество в реальности.

По обеим сторонам широкой мраморной лестницы, ведущей ко входу в Министерство полетов, на каждой ступени стояли бронзовые скульптуры героев Арамантиды. Когда их только начинали устанавливать, появилось несколько версий того, как назвать эту композицию; наибольшей популярностью пользовались варианты «Лестница новых героев» и «Лестница павших героев». Сторонники каждой из них так яростно отстаивали свою позицию, что дело доходило даже до публичных дебатов в прямом эфире радио Свободы, которым руководила легендарная Агата рей Марн.

Конец разногласиям положила лично министр полетов мадам эр Мада. Она заявила, что деление героев на новых и старых противопоставляет одних другим, чего делать не стоит; у каждого времени – свои герои. А павших героев не бывает: их подвиги навсегда остались в истории Империи, и, значит, они вечно живы в людской памяти.

В этом мадам министра активно поддержала главнокомандующая мыса Горн, полковник рей Данс, и скульптурная композиция стала называться просто Лестницей героев.

Те, кто бывал внутри здания, рассказывали, что на самом деле лестницей дело не ограничивается: какой бы длинной она ни была, она не могла вместить всех героев Арамантиды, и потому почетный караул из скульптур продолжается по всем коридорам и холлам здания. И тем не менее название быстро прижилось и даже превратилось в поговорку. «Пройти по Лестнице героев», – говорили о тех, кто ставил себе очень сложные, практически невозможные цели.

Словно завороженный, юноша робко приблизился к скульптуре, стоявшей с левой стороны самой нижней ступени. На него смотрела невысокая широкоплечая дама в рабочем костюме с широким поясом, за который были заткнуты линейки, карандаши и мелкие инструменты. Главная инженер имперской Конструкторской. Мадам Тильда рей Брик.

Юноша поднялся на вторую ступень и посмотрел на следующую скульптуру. Молодая дама с острыми чертами лица. Мадам эр Винна. Погибла в битве за мыс Горн.

На противоположном краю этой ступени была статуя очень красивой и совсем еще юной дамы, защищавшей мыс Горн, даже не закончив обучение в летной школе. Вильма эр Дана не вернулась из боя.

Юноша знал, что с правой стороны лестницы располагались скульптуры всех тех, чьи авионы и тела так и не нашли, и потому они официально считались пропавшими без вести. Правую сторону так и называли: «сторона невернувшихся героев». А левую – «сторона погибших героев».

Медленно поднимаясь по ступеням, юноша рассматривал бронзовые статуи, и ему не нужно было читать надписи на табличках внизу, чтобы узнать, кто изображен: все жители Арамантиды знали своих героев в лицо. Командир одной из эскадрилий мыса Горн, майор рей Фол, чей авион был сбит, когда она прикрывала от атаки биплан главнокомандующей мыса Горн. А вот и сама главнокомандующая, генерал эр Спата, которая лично повела своих авионер в последний бой… Мадам рей Гран, министр полетов, погибшая в день Первых Лучей на главной площади Сириона… Известная исследовательница Лива рей Торн, закрывавшая собой от пуль Эву лин Монро, чтобы та успела произнести свою речь на площади Первых Полетов. А ступенью выше – Ванесса рей Торн, ее дочь, погибшая во время операции в Кондоре…

Юноша сам не заметил, как поднялся к самому входу в министерство. На верхней ступени слева возвышалась скульптура прославленной актрисы и народной героини Эвы лин Монро. Юноша почтительно взглянул в лицо дамы с гордо поднятым подбородком и взглядом, устремленным в одной ей видимую даль.

Двери в министерство были уже совсем рядом, но, вместо того чтобы пройти через них, юноша обернулся к скульптуре, стоявшей на противоположной стороне.

В народе говорили, что если у этой статуи потереть футляр с аэролитом, перекинутый через плечо, то это непременно принесет удачу. Юноша немного смущался из-за того, что в глубине души все еще верит в такие вещи. И все же, когда он подошел поближе, то увидел, что поверхность футляра до блеска отполирована частыми прикосновениями.

Юноша остановился возле скульптуры и медленно провел рукой по сияющей поверхности. Немного помедлил, разглядывая талантливо выполненное и потому казавшееся живым лицо: волосы словно шевелит ветер, на губах играет полуулыбка, в глазах угадывается легкая насмешка.

«Пожелай мне удачи», – безмолвно попросил юноша, прежде чем открыть двери в Министерство полетов, и ему показалось, что бронзовый Тристан рей Дор ободряюще подмигнул ему в ответ.


* * * | Лестница героев | От автора