home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Лестница героев

Ника с облегчением вздохнула, когда услышала, как мадам эр Мада за ужином в «деревяшке» назвала ее имя в числе тех, кто летит в Кондор за Тристаном. Среди других имен она с радостью отметила Берту – и почти не удивилась, когда прозвучало имя Ванессы.

– Ты даже не представляешь, что сегодня случилось на Церемонии камней! – выпалила Вильма, усаживаясь рядом с Никой на скамью.

По прибытии на мыс Горн бывшая однокашница при любой возможности заговаривала с Никой, а в «деревяшке» всегда садилась с ней за один стол, несмотря на то что Ника обычно обедала со своими приятелями, большинство из которых были механикерами, то есть в личной иерархии Вильмы – людьми низшего сорта.

Такое поведение девушки поначалу Нику озадачивало, но когда она поняла, какие глупые мотивы за этим стоят, едва не рассмеялась. Да это же точь-в-точь как в гимназии! Есть одна самая популярная девушка, и все остальные мечтают оказаться в числе ее приближенных. Когда-то Вильма была приближенной Ванессы, а потом в летной школе сама стала этой популярной девушкой. Однако на мысе Горн все прежние роли обнулились, и Вильма начала активно набиваться в друзья к Нике, видимо, решив, что если окажется в числе ее приближенных, то это продвинет ее по воображаемой социальной лестнице. Только она крупно просчиталась: Ника – вовсе не популярная девушка на мысе Горн, а после потери «Грозы» и Тристана с ней вообще мало кто разговаривает…

Вильма явно ждала реакции на свои слова, и Ника неохотно подыграла:

– И что там случилось?

– Ванесса разбудила летный камень! – выпалила Вильма.

– Что-о?

– Да-да! Церемония уже закончилась, и Ванесса помогала убираться, когда один из аэролитов рядом с ней зажегся!

– Ты уверена? – недоверчиво спросила Ника.

– Своими глазами видела! – Для убедительности Вильма прижала руки к груди. А потом возмущенно добавила: – Ванессе и так все дается на блюдечке, с самого рождения! Она и богатая, и красивая, и рей Торн! А сейчас еще и летный камень все-таки заполучила – и теперь вообще вне конкуренции. Ну нет в жизни справедливости!

Раньше, возможно, Ника захотела бы что-то ответить. Например, что справедливой жизни никто никому и не обещает и сетовать на отсутствие справедливости бессмысленно – все равно никто не услышит. А если и услышит, то уж точно не поторопится что-то исправлять.

Могла еще сказать, что ни внешность, ни богатство, ни фамилия не гарантируют, что ты будешь самой успешной и самой счастливой. Могла бы добавить, что здесь и сейчас, на мысе Горн, на грани поражения в войне, всерьез беспокоиться о какой-то там личной конкуренции просто глупо! Да, могла бы. Но Ника взглянула на Вильму, увидела, как неподдельно искренне девушка переживает, – и внезапно очень четко осознала, какой длинный путь она сама прошла за последние несколько месяцев.

Ника не раз задумывалась о том, что все вокруг нее растут, развиваются и меняются. Ансель получил официальное назначение механикера, создал уникальный, самый быстрый авион Империи и заработал репутацию лучшего специалиста по конструированию и ремонту авионов на базе – более чем впечатляющие результаты! На фоне всего этого он стал еще более уверенным в себе и словно даже похорошел, несмотря на то что его гардероб окончательно растерял остатки образа благовоспитанного джентльмена, а отросшие почти до плеч волосы и вовсе вопиюще не соответствовали этикету. Впрочем, его внешность к делу совершенно не относится.

Ванесса бросила привычный ей Сирион, разорвала отношения с матерью, оставила позади налаженную, устроенную жизнь и улетела, по сути, в никуда – на мыс Горн. За время, проведенное на базе, она прилично освоила профессию механикеры, стала первым в Арамантиде летным стрелком. Да и характер у нее заметно улучшился: она словно повзрослела, поумнела и растеряла изрядную часть своей надменности, наглости и гонора. Возможно, именно потому этой новой, сильно изменившейся Ванессе удалось сделать то, что не вышло у прежней, – разбудить аэролит.

И только Ника все такая же, как раньше. Как была сомневающейся в своих силах девушкой из провинции, так ею и осталась. И ни самый крупный аэролит, ни назначение авионерой, ни воздушные бои ничего не изменили у нее внутри, там она все такая же: колеблющаяся, переживающая из-за пустяков, принимающая мелочи близко к сердцу…

И только сейчас, глядя, как Вильма волнуется из-за вещей, которые когда-то и для нее самой имели значение, а теперь потеряли всякую важность, Ника с удовлетворением поняла, что она все же не стояла все это время на месте, она тоже набралась опыта, закалилась и пересмотрела многие ценности. И осознавать это было очень приятно.


* * * | Лестница героев | * * *