home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24





  — Кто тут погряз в пучине сладострастия? — вопросил внезапно вошедший в столовую лорд Риккардо и стремительно прошел к своему месту. — Почему я не в курсе? Я тоже туда хочу.


  — К-куда? — оторопела чопорная правильная дама.


  — Туда, в гнездо разврата, о котором вы только что говорили. Почему всё самое интересное проходит без меня? — сев, он строго взглянул на меня. — Эрика? В чем дело? Отчего вы не позаботились о том, чтобы я был в самой гуще этого разврата и сладострастия? Подготовьте всё к вечеру, пожалуйста.


  Опешившие невесты, открыв рот, смотрели на лорда, не находя слов. Компаньонка Рамоны цветом лица напоминала помидор и задыхалась от негодования.


  — Вы... Вы...


  — Это возмутительно, — отмерла еще одна дама. — Леди Рози, следуйте за мной. Мы уезжаем. Даже хорошее воспитание не позволит нам и дальше делать вид, будто мы ничего не замечаем.


  — О, какая жалость! — воскликнул маркиз ди Кассано и жестом велел слуге положить ему еды. — Леди Рози и леди Рамона не будут участвовать в нашей оргии? Какая печаль. Вместе было бы веселее.


  С глухим стуком брякнулась в обморок Рози.


  — Убрать! — ткнул ложечкой в ее сторону маркиз, и к девушке поспешил лакей.


  Подперев кулаком подбородок, я следила за безобразием, происходящим в столовой.


  Лишившуюся чувств леди унесли. Ее компаньонка поспешила следом, сообщив, что они сейчас же уезжают. Леди Рамона и ее спутница тоже покидали нас.


  Занятно всё же леди выбывают, пачками.


  Невест осталось две: Габриэлла и Консуэла. Две самые тихие и неприметные, которые не лезли вперед, не устраивали скандалов и истерик. А вот поди ж ты, всех пересидели.




  Заканчивали трапезу в тишине. Лекс вообще не появился. Уверена, он успел наесться в башне, а потом сбежал по своим мальчишечьим делам.


  Отложив приборы, маркиз встал.


  — Дамы, — чуть склонил голову перед пришибленными гостьями. — Леди Эрика, вы мне нужны. Я сейчас уезжаю и не появлюсь следующие пару недель.


  — Что? — встрепенулась Габриэлла. — Вы уезжаете? А как же мы? А как же свадьба?


  — Свадьбы не будет, — позволил себе усмешку лорд. — Меня ждут работа и преступники.


  — Но ее величество... — заикнулась Консуэла, обменявшись взглядом с единственной оставшейся конкуренткой.


  — Ее величество в своем письме попросила меня провести в вашем обществе несколько дней, чтобы присмотреться к вам и позволить рассмотреть себя. Вы меня рассмотрели?


  — Да, — потупилась Габриэлла.


  — И как? Я вам настолько понравился, что вы готовы делить меня с леди Эрикой? Учтите, я с ней расставаться не стану. Она будет рядом со мной каждый день и каждую ночь.


  В меня воткнулось несколько ненавидящих взглядов. Я вздохнула и продолжила жевать изюм. Конец моей репутации. Хоть девственность осталась, и то счастье.


  — Я не только не стану расставаться с ней, но и намерен содержать ее и дальше. Наряды, драгоценности — она будет их получать столько, сколько пожелает и сколько я захочу ей подарить. И это даже не обсуждается.


  Мне захотелось сползти под стол и спрятаться под скатертью. Девушки внезапно оглохли, ослепли и поглупели. А еще оголодали. Ничем иным я не могу объяснить внезапно проявившуюся активность в поглощении диетической кашки.


  Слабительного им, что ли, опять подлить? Бесят меня все. И невесты эти, которые никак не разъезжаются, а я уже устала придумывать, чем их отпугнуть. И начальник, который за мой счет изводит их. И призрак, который летает по столовой и дышит в затылок и в декольте то одной, то другой даме. Хорошо хоть молчит, но всё равно раздражает и отвлекает.


  Я зыркнула на Касселя. Тот как раз в этот момент глянул на меня и поймал волну моего негодования.


  — Потерпи, дорогуша. Осталось всего две, — ухмыльнулся он.


  Воспарил к потолку, превратив свою нижнюю часть в дымчатый хвост, как у кометы, облетел несколько раз вокруг пыльной хрустальной люстры и вдруг начал декламировать:


  Пятнадцать юных леди мешали домочадцам,


Две призрака боялись, осталось их тринадцать.


  Тринадцать юных леди на вилле развлекались,


Одна упала в обморок, осталось их двенадцать.


  Двенадцать юных леди перины взбивали гусиные,


Одна ругалась громко, осталось их одиннадцать.


  Одиннадцать юных леди— их конкурсы жутко бесят.


Одна была слишком робкой — и их уже ровно десять.


  Десять юных леди от голода в жутком гневе.


Одна вдруг психанула — осталось их сразу девять.


  Девять юных леди о новых конкурсах спросят...


Прислуга одной разъярилась, и вот уж их ровно восемь.


  Восемь юных леди любовницу мужа делили.


Четыре из них беспринципны — осталось тоже четыре.


  Четыре юных леди в разврата торжестве


Участвовать не стали — и вот их только две.


  Две стойких юных леди...41




  Кассель покружил, дирижируя себе рукой. Опустился ниже и завис над столом.


  — У меня не хватает исходных событий для завершения считалочки. Эрика, драгоценная ты наша. Как будем изгонять последних кур?


  Давясь смехом, я пожала плечами.


  — Бесстыжая! — прошипел кто-то из четырех оставшихся дам.


  Оказывается, пока я внимательно слушала поэтические экспромты фамильного привидения, Риккардо успел уйти. И я осталась в обществе кур, которые видели, что я наглым образом хихикаю, вместо того чтобы стыдливо краснеть или вообще покинуть приличных дам. Поскольку... Ну да, репутации у меня не осталось. Как бы выдержать этот год и сбежать отсюда подальше, обратно к Марике и привычной жизни? Трудной, скромной, бедной, временами голодной, но моей и привычной.


  — Не отравитесь собственным ядом, — мило поморгала я.


  — Весь свет непременно узнает о... вашем неподобающем поведении, — глянула на меня Консуэла.


  — Разумеется, — согласилась я. — И о вашем тоже.


  — Мы не сделали ничего плохого, — повела она плечом.


  — Ой, бросьте, девушки. Передо мной хоть не надо притворяться. Приехать в дом к холостяку, участвовать в каком-то сомнительном отборе, подглядывать друг за другом по ночам, карауля у спальни лорда... Я уж молчу о том, что вы категорически и по веским причинам не нравитесь сыну этого лорда.


  — Он бастард, его мнение никто не собирается учитывать, — поджала губы Габриэлла.


  — Это фатальная ошибка той, кто планирует выйти замуж за моего шефа. Бастард Лексинталь или нет, не ваша забота. Но он уже взрослый мальчик, личность. Он маг, умница, красавчик, каких поискать. К тому же, учитывая материнскую кровь, обладает магией эльфов. Вы действительно полагаете, что он смирится и безропотно позволит и дальше шпынять себя? Очнитесь, леди! Ему четырнадцать лет. Именно столько лет он рядом с маркизом. И в противовес — потенциальная супруга, которая нежеланная, ненужная, нелюбимая, навязанная ее величеством. Как считаете, кто из вас будет сидеть в самом дальнем поместье взаперти? Вы или Лексинталь?


  — Маркиз не посмеет, — как-то неуверенно протянула Габриэлла и переглянулась со своей конкуренткой.


  — Да? — хмыкнула я. — И кто же ему запретит? Напомните-ка мне, какие права у мужа и у жены в браке? И сколько неугодных жен внезапно захотели удалиться в монастырь, служить богам? Что в светском обществе говорят на этот счет?


  С каждым моим вопросом лица невест становились всё более кислыми.


  — А ты злая, дорогуша! — радостно сообщил мне Кассель, слушающий нашу беседу. — Му-а-ха-ха! У-у-у-у... — С протяжным воем он полетел прочь из столовой.


  Находящиеся здесь вздрогнули от неожиданности, но визжать или падать в обморок не стали. Привыкли, наверное, за эти дни.


  — Вы думаете, лорд... Он отошлет супругу? — кашлянув, поинтересовалась компаньонка Габриэллы. — А как же вы?


  — Не сомневаюсь, что отошлет. Хотя бы вот даже сюда. Фамильному призраку требуется компания, чем не причина? А вот маркизу жена не нужна, еще более веская причина. Что же касается меня — я буду там, где маркиз. Он вам ясно это озвучил.


  Мысленно добавила «ближайший год» и скрестила пальцы под столом.


  — И каково ваше мнение, леди Эрика? Что вы нам посоветуете? — бросила на меня взгляд из-под ресниц Консуэла. Хитрая и расчетливая девица, прямо уважаю. А с виду — тихоня тихоней.


  — В мою компетенцию не входит давать советы кому бы то ни было, кроме господина Лексинталя. Он несовершеннолетний и находится под моим присмотром по распоряжению отца. Вам самим решать, чего вы хотите в этой жизни. — Я встала из-за стола.




  Тут прогрохотали шаги, в столовую вошел маркиз.


  — Эрика, в чем дело?! — рявкнул он прямо с порога. — Почему вы до сих пор не одеты?!


  — Э-э-э? — опешила я и даже осмотрелась. Да вроде всё в порядке, симпатичное платье из купленных на средства маркиза нарядов. Прическа сделана. Туфли на ногах.


  — Я ведь сказал, что уезжаю в город, меня ждет работа. Почему вы до сих пор не готовы?! — со зверским лицом вопросил он, сердито хлопнув себя по бедру перчатками, которые держал в правой руке.


  — Но... — потерялась я, пытаясь понять, что от меня нужно-то.


  — Марш переодеваться! — скомандовал Риккардо. — Не могу же я ехать без своего ассистента. Куда я, туда и вы. Да поторопитесь, вы меня задерживаете!


  — Ах это! — выдохнула я. — Бегу, ваше сиятельство. Прошу прощения. Буквально десять минут, и я буду готова.


  — Пять! Поторопитесь.


  Я рысью припустила к двери, успев напоследок поймать ошарашенные взгляды дам, которые тоже не ожидали ни такого рёва, ни того, что меня выдернут из-за стола. И уж тем более подтверждения моих слов, что куда маркиз, туда и я.


  Мне навстречу скатился с лестницы Лекс с саквояжем в руках.


  — О, Эрика. Доброе утро. Мы уезжаем, скорее! Там что-то случилось. Отец в ярости! — Его звонкий голос пронесся по холлу и наверняка долетел до столовой.


  — Я уже в курсе, — бросила я на ходу и припустила к башне.


  — Стоять!!! — прилетел мне в спину приказ маркиза.


  Я по инерции еще проскочила несколько шагов, прежде чем смогла притормозить.


  — Я передумал. Мы уезжаем немедленно! За мной!


  — Но, ваше сиятельство, а мои вещи? — громко спросила я, краем глаза заметив подкравшихся к двери из столовой дам.


  — Меня не волнуют ваши наряды. Мне нужны вы, как мой ассистент. Купите всё необходимое в городе. Или пошлете кого-то из слуг, мне это неинтересно. А сейчас — за мной! — Лорд, не оглядываясь, пошагал к выходу с виллы.


  — Но хотя бы зубную щетку... — промямлила я.


  — Лексинталь, быстро взял леди Эрику под руку и помог ей спуститься! — донеслось до нас очередное распоряжение.


  Мальчишка развел руками, так и держа в одной из них саквояж. Подбежал ко мне, подхватил под локоток и потащил на выход.


  — А как же мы? — спросил кто-то из позабытых гостий.


  — Кассель! Развлеки гостей! — проорал маркиз и покинул холл.


  — Вы ж мои курочки! Гарантирую, скучно вам не будет. Мне еще стишок надо окончить, а моя драгоценная Эрика покидает меня в такой неподходящий момент, — подмигнул мне прилетевший на шум призрак и ткнул пальцем в декольте Габриэллы. — У-у-у.... Бу-бу... Му-а-ха-ха...


  Покидали мы виллу дель Солейль под аккомпанемент женского визга. На ступенях, заложив руки за спину, стоял невозмутимый дворецкий. Рабочие стучали молотками во дв


  А мы бежали к экипажу.


  Точнее, маркиз почти бежал, так быстро шел, за ним вприпрыжку несся Лекс, и меня почти волоком тащил. Я не поспевала и путалась в длинной юбке.




  Всё в такой же непонятной спешке мы погрузились в экипаж и сразу же тронулись. Минут пять, пока не потерялась из виду вилла дель Солейль и покинутые там невесты, мы молчали. Я пребывала в растерянности и не знала, как себя вести. Лекс крутил головой по сторонам и рассматривал окрестности. Маркиз, прикрыв глаза, откинулся на спинку сиденья.


  Пауза затягивалась. И тут я вспомнила:


  — Колбаса!


  — Что? — открыл глаза Риккардо.


  — Колбаса, говорю. В башне. И свиная рулька. И блинчики.


  — Блинчиков уже давно нет, — фыркнул Лексинталь.


  — А мясное?


  — А вот это мы сожр... съесть не успели.


  — Лекс, что с твоими манерами? — строго взглянул на него отец.


  — Они немножко потерялись. А возможно, их украл твой предок.


  — Почему только мой? — на секунду озадачился маркиз.


  — Ты уже немолод и по возрасту ближе к нему.


  — Вот спасибо, сын! Ты хочешь сказать, что я так же стар, как наше двухсотлетнее привидение? — всплеснул руками тот, который уже немолод, и покосился на меня.


  А я что? Сижу, кусаю губы, чтобы не рассмеяться.


  — Ну, где-то примерно... Не совсем, но близко, — ехидно ответил Лексинталь. Потом не выдержал и хохотнул.


  — А колбаса и рулька все-таки протухнут, — вернула я их к теме разговора.


  — Не протухнут. Я про них сказал Марио, — дрогнули в улыбке уголки губ хозяина виллы. — Не мог же я заставить голодать верных слуг? Подкармливал из наших припрятанных запасов. Так что вы зря думали, что это я один такой прожорливый.


  Мы с мальчишкой возмущенно уставились на того, кто бессовестнейшим образом разбазаривал честно награбленный из кухонных подвалов провиант. А потом переглянулись.


  — Больше в долю его не берем, — озвучил Лексинталь пришедшую нам обоим в голову мысль.


  — Кажется, да, — кивнула я.


  — Эй! — встревоженно воскликнул Риккардо и сел ровнее. — Так нечестно! Вы опять не хотите брать меня в свою банду! А я, между прочим, спас вас и вытащил из курятника, разыграв роль ужасного злодея.


  — Так что, на самом-то деле никакой срочной работы нет? — начала я догадываться.


  — Ну, не то чтобы нет, — пошел на попятный маркиз. — Она всегда есть, отличается только степенью важности. Но пока вы, Эрика, наслаждались завтраком, леди Рамона решила, что если всё же подловить меня и скомпрометировать...


  — Вас? — округлились у меня глаза. — Это как?






  — Тебе еще рано знать, а то станешь, как я, — с младенцем на руках. А неглиже было прямо совсем... неглиже. Короткое и прозрачное. А следом компаньонка бежит, руками машет, мол, что же это делается, среди белого дня честь ее девочки порочат...


  — А вы порочили? — строго спросила я, хотя меня душил смех.


  — Судя по тому, как леди Рамона дергалась, ее честь щекотал наш блудливый призрачный предок. А она очень хотела повиснуть на шее у меня. Но, увы, я предусмотрительно выставляю щиты, когда вижу полуголых девиц, несущихся на меня с вытянутыми руками и перекошенными лицами.


  — Я не могу больше... — просипел Лекс и начал хохотать.


  — Смейся-смейся над несчастным отцом. Не умей я так быстро бегать и не будь столь невоспитанным, чтобы перепрыгнуть через откинутую щитом и поверженную леди, совсем скоро ты вел бы к алтарю свою будущую мачеху Рамону.


  — Простите, ваше сиятельство, но я тоже больше не могу, — едва смогла я выдавить и, уронив лицо в ладони, тоже расхохоталась.


  — И вы туда же, Эрика. И не совестно же вам? А я, между прочим, если вы вдруг забыли, ваш жених, — усмехнулся Риккардо.


  — Я помню. Но вы один, а нас, невест, так много, — утирая выступившие слезы, ответила я.


  — Да уж. Вы не сердитесь? Мне пришлось на вас кричать, чтобы поторопить. Нужно было удирать быстро, пока леди Рамона и остальные курицы не опомнились.


  — Ничего, я не сержусь на вас. Но вещей у меня снова нет, только то, что надето. Это входит в традицию.


  — Эрика, я тебя не брошу, — весело похлопал меня по руке Лекс. — Всегда мечтал носить с мачехой один гардероб на двоих.


  — Но-но! Во-первых, я тебе не мачеха. А во-вторых, что будешь делать со своей мечтой, когда я в очередной раз обзаведусь юбками и платьями? Станешь сам моей мачехой?


  — И это говорят два взрослых человека, — возвел очи горе маркиз. — Почти взрослых. Почти человека.


  Я, «почти взрослая», обменялась взглядом с «почти человеком» и пожала плечами. Просто юное тело меня подводит порой, и тогда я начинаю вести себя легкомысленно. А так-то я почти взрослая, но не совсем.


  — И какие у нас дальнейшие планы? — отсмеявшись, поинтересовалась я.


  — Будем возвращаться к нормальной жизни. Отпуск мой закончился, так что, Эрика, вас ждут трудовые будни. Но сначала попрошу вас обновить гардероб. Мой сын бесконечно мил в своей щедрости, а вы невероятно очаровательны и привлекательны в его штанишках, но в своем кабинете мне всё же хотелось бы видеть прилично одетую молодую леди. Займитесь этим сегодня же. Вы уже посещали лавки, знаете, где что можно приобрести. Надеюсь, управитесь быстро.


  — Хорошо. Тогда что успею — сегодня же. И постепенно стану докупать необходимое в остальные дни. Ведь будет же у меня свободное время.


  — А вот на это я бы не особо рассчитывал, — с долей скепсиса протянул маркиз. — Боюсь, как только я появлюсь, можно будет забыть про свободное время, сон и еду. Поэтому, Эри, ваш гардероб должен быть куплен уже сегодня минимум на неделю.


  — Ну во-о-от, — расстроенно протянул Лекс и сжал мою ладонь совсем по-детски.. — Тебя у меня забирают.


  — Не навсегда же, — отозвался маркиз, сложив руки на груди, прикрыл глаза и явно собрался подремать. — Верну я тебе твою драгоценную Эрику, если будешь себя хорошо вести. Просто не сразу, мне-то она тоже нужна.


  Я тихонько хмыкнула на эти родственные торги относительно моей скромной персоны. Риккардо приоткрыл один глаз, глянул на меня сквозь ресницы и снова смежил веки. Ну и ладно, я тогда тоже буду спать. Устроилась поудобнее и расслабилась.


  А проснулась головой на плече у Лексинталя, который тоже дремал, но привалившись к стенке экипажа.






Глава 23 | Невест так много, он один | Глава 25