home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25





  Позднее, уже в городе, мы разделились. Меня и Лекса маркиз высадил возле одежных лавок. Велел купить всё необходимое, стоимость записать на его счет, распорядиться, чтобы посыльные всё доставили в особняк.


  — Лексинталь, ты тоже купи себе пару новых рубашек и брюки. Ты опять вырос, рукава коротки. Да и пятна от травы, ты где ползал? У меня нет времени заниматься твоим гардеробом.


  — Да вроде пока не страшно, — покрутил запястья пацан.


  — Увидит леди Эстебана, не поздоровится нам обоим. Или же она снова решит, что ей стоит одеть тебя.


  — Понял! — содрогнулся Лекс и повернулся ко мне: — Эрика, напомни мне, пожалуйста, купить немного новой одежды. И обуви, — добавил, взглянув на сбитые мысы своих ботинок.


  — Как всё купите, ступайте в кондитерскую, — указал маркиз на заведение дальше по улице. — Я пришлю за вами экипаж.




  На этом лорд Риккардо нас покинул. А мы с Лексом предались не слишком приятному, но необходимому занятию. Чтобы облегчить себе жизнь, войдя в салон готовой женской одежды, я сразу озвучила потребности: элегантные, в меру скромные, но красивые дневные наряды для леди на службе.


  Примерно так же в обувной лавке: хорошие, удобные, мягкие туфли и ботиночки для леди, которой приходится много времени проводить на ногах. Поскольку она на службе.


  Перчатки, шляпки, белье, чулки, носовые платочки, шарфики... Сколько же всего нужно женщине...


о ли какие ситуации могут возникнуть на работе. Но я неоднократно видела, как в подобные удобные саквояжики складывали всё: от легкого перекуса, взятого с собой, до нюхательной соли45, фляжки с водой или ножниц и перевязочных материалов.




  В кондитерской мы с Лексом наслаждались вкусностями, решив себе ни в чем не отказывать. Мы заслужили! За такой короткий срок суметь купить столько необходимого — это испытание даже для моей нервной системы. А уж мальчишка вообще проявил невиданную героическую стойкость.


  Посему мы переглянулись и кивнули друг другу, поняв и без слов. Дальше мы были потеряны для общества. На взгляды, обращенные на мои волосы, я не обращала внимания. Это привычно, всю жизнь ведь преследуют. Просто наслаждалась пирожными, шоколадом и мороженым. Улыбалась Лексинталю и потихонечку обдумывала, что меня ждет дальше.


  На вилле ситуация была абсурдная, но комичная. Весь этот куриный переполох, охота на колбасу и поиски способов выпроводить дам прочь... Сейчас же у лорда Риккардо окончился вынужденный отпуск, который, к слову, пошел ему на пользу. Его сиятельство отоспался, отдохнул, посвежел, стал более благодушным, спокойным и доброжелательным. В момент же нашей первой встречи он явно был на пределе физических и душевных возможностей.


  Тогда я не понимала, что могло быть причиной, но сейчас осознаю, что, скорее, именно это привычный для него образ жизни — много работать и мало отдыхать, чем то праздное времяпрепровождение, что мы вели на вилле.


  Завтра маркиз вернется на службу. Я вроде как при нем, хотя и не до конца понимаю, какие именно обязанности он возложит на меня. Ведь секретарь у него наверняка есть. И курьеры, и рассыльные. А что тогда делать мне? И еще учиться магии с Лексом. Как я всё это успею?


  — Эрика-а! — явно не в первый раз окликнул меня сотрапезник.


  — А? — перевела я на него взгляд.


  — Ну наконец-то! Ты о чем задумалась? Пойдем отсюда!


  — Почему? — опустила я глаза на свою тарелку. — Я еще не доела.


  — Пойдем! Мне не нравится, как на тебя смотрят всякие... всякие! Ты моя и отца, и нечего!


  — Ты о чем? — Я даже растерялась.


  — Ни о чем! — насупился мальчишка и подозвал подавальщицу, чтобы расплатиться.


  А я украдкой осмотрелась и обнаружила, что за столиком у окна сидят молодые господа, которые проявляют недвусмысленный интерес к моей персоне. Нет, на меня и раньше смотрели, я привлекательная девушка. Но в нашей провинциальной дыре народ проще.


  Увидев, что я заметила внимание к себе, один из молодых мужчин поднялся и с ленивой грацией направился к нам. Я напряглась, поскольку выражение лица и глаз лорда мне не понравилось. Сейчас будет приставать.


  Лекс это тоже понял и что-то сдавленно прошипел сквозь зубы. После чего встал, подал мне руку и помог подняться.


  — Идем!


  Идущий к нам лорд, поняв, что мы сейчас сбежим, заторопился. Но в этот момент дверь кондитерской распахнулась, и вошел лакей маркиза ди Кассано в ливрее родовых цветов. Тот самый, что уже сопровождал нас на прогулку по столице и в салон, где мне наводили красоту.


  — Леди ди Элдре, господин Лексинталь, — поклонился он нам. — Его сиятельство поручил мне доставить вас домой.



  — Что-то случилось? Нужна помощь? — бросил тот цепкий взгляд на остановившегося молодого лорда, который не дошел совсем немного и сейчас делал вид, будто он тут случайно мимо проходил, но при этом прислушивался.


  — Нет, Гайрас. Просто леди пора домой, она устала. Ведь завтра маркиз ди Кассано захочет с утра представить всем сотрудникам отдела ментальных расследований своего личного ассистента и помощницу, — с непроницаемым лицом, но достаточно громко сообщил юный прохиндей. — А поскольку леди Эрика под его опекой, то ей нужно успеть вечером выслушать указания и пожелания.


  У недошедшего до нас аристократа вытянулось лицо и округлились глаза.


  А у меня дрогнули в намеке на улыбку уголки губ. Лекс так отчаянно хотел дать понять, что я принадлежу к близкому кругу его сиятельства ди Кассано, что фраза у него получилась странная. Выстроенная неверно, но доходчивая. Похоже, главу отдела ментальных расследований уважали или боялись. Или и то, и другое вместе. Менталистов опасаются все.


  Желавший познакомиться со мной господин аккуратно, бочком вернулся за свой столик, где и сел с невозмутимым видом.


  — Прошу вас, леди, — снова поклонился мне лакей и поискал глазами, не нужно ли взять какие-то вещи.




  Уже в экипаже я с улыбкой спросила своего ушастого кавалера:


  — И что это было?


винциальная дворяночка. И что за тобой можно безнаказанно ухлестывать!


  — Я и есть провинциальная дворяночка. И у меня действительно нет драгоценностей.


  — Будут! Если отец не подарит, это сделаю я. И нет, ты не просто провинциальная дворяночка. Ты моя будущая мачеха. — Я открыла рот, чтобы возразить, но взвинченный мальчишка жестом велел мне молчать. — Ни слова! Не желаю слушать никаких возражений. Ты наша с отцом! И никуда мы тебя не отпустим. Мы тебя приняли в семью. Еще не хватало, чтобы тебя попытались увести всякие богатенькие прощелыги!


  — Дурачок, — ласково притянув его к себе, поцеловала в лоб. — Не ревнуй.


  — Я не ревную, — насупился он и сжал мою ладошку. — Просто... Короче, ты наша, и всё!


  Лакей оглянулся украдкой через плечо, бросил быстрый взгляд и сразу же отвернулся. Но по выражению его глаз я поняла, о произошедшем будет немедленно доложено маркизу. А я снова подумала о том, что все же эльфийская кровь долгожителей очень сильна в Лексинтале. Внешне он высокий парнишка, четырнадцатилетний подросток. Но в душе еще ребенок, который умеет радоваться, злиться, испытывать яркие искренние эмоции и открыто их выражать, не стесняясь своих чувств. Мне он поверил и принял. И теперь отчаянно боится потерять.


  — Лекс, — шепнула я, и его ухо чутко дрогнуло. — Мы с тобой всегда останемся друзьями, даже если я не стану твоей мачехой. Хорошо? Ведь не обязательно быть членами семьи для того, чтобы сохранить хорошие дружеские отношения.


  Он свел брови, сжал губы и вцепился в мою ладошку уже обеими руками. Но промолчал.


  — А когда я стану древней старушкой со вставной челюстью, ты всё еще будешь оставаться ярким молодым и сильным красавцем-магом, от которого женщины сходят с ума. Но ты будешь приезжать ко мне в гости и привозить мягкие пирожные со взбитыми сливками. Потому что со вставной челюстью твердое особо не поешь.


  Очень-очень медленно Лексинталь повернул ко мне голову и уставился огромными круглыми глазами.


  — А ты как думал?— подняв брови, произнесла я. — Ты-то наполовину эльф. А я человек. Ни плавда ли, пликласная погода, юноса? — пошамкала я, изображая, будто придерживаю выпадающую челюсть.


  Спина лакея дрогнула. А Лекс, до которого наконец дошло, прыснул от смеха.




  Когда мы приехали в особняк, то нас уже ждали слуги. А вот маркиза не оказалось. Спровадив нас за покупками, он уехал на работу, чтобы принять у подчиненных дела и узнать новости.


  Так что ужинали мы с Лексинталем вдвоем. Нас это не расстроило, поскольку мы успели еще поиграть в карты на щелбаны и на желание, потренироваться в ползании по-пластунски, для чего мне пришлось переодеться в мальчишеские бриджи и рубашку. А потом мы активно мешали горничным с разбором моего свежеприобретенного гардероба, который доставляли посыльные. Мне просто было интересно еще раз взглянуть на обновки и решить, что надеть поутру. А мой почти пасынок решил, что уж он-то лучше знает, что украшает девушку. И нечего всяким девчонкам фыркать, дергать его за уши и спорить.


  — Вот! — приложил он перчатки к платью, отвешенному на завтра. — И вот, — туда же отправились чулки.


  — Ты что творишь, бесстыжее создание? Положи мои чулки на место! — лениво велела я ему, лежа в кресле вниз головой, закинув ноги на спинку и болтая ими.


  — Да брось! Что я, женских чулок и белья не видел, что ли?


  — А видел?!


  — Конечно. Я же «такой симпатичный ребенок, жаль, что бастард, но это и неплохо, можно не обращать на него внимания и легко будет избавиться»... — жеманным голоском, явно копируя кого-то, прочирикал он. И продолжил с томным придыханием: — Ах, Риккардо, милый, иди ко мне. Я уже сняла корсет и сейчас сгораю от страсти, а на мне остались лишь чулки.


  — Ничего себе! — обалдело выдохнула я. — Ты подсматривал?!


  — С ума сошла?! — вскинулся пацан и швырнул в меня один чулок. Тот долетел лишь до моей головы и повис на носу. Я его пальцем сдвинула на шею, превратив в шарфик, а Лекс хохотнул, но пояснил: — Любовницы отца меня всегда игнорируют. Я для них примерно как кресло или тумбочка. Так что они и не прятались.


  — Ужас. И его сиятельство знает?


  — Нет. Я никогда не рассказывал. Какой смысл? Ну уйдет одна любовница, на ее место придет другая. Постоянной отец не держал, а они сами на него всё время вешались. Просто тем, кто меня обижал, я мстил, уж как мог. И эти расфуфыренные дуры сами больше не хотели сюда приходить. Встречались где-то в другом месте, наверное.


  — Так вот в чем было дело! — прозвучало неожиданно от двери, и к нам вошел маркиз. — Эрика, вы неотразимы в такой позе. Но позволите узнать, почему именно так, вниз головой?


  — Ой! — кубарем скатилась я с кресла.


  Вообще-то, еще недавно по соседству точно так же валялся вверх ногами Лексинталь. Мы с ним тренировались, чтобы не тошнило во время кувырков. Но мальчишка уже встал и принялся издеваться над моими нарядами, а я пригрелась, разленилась и так и осталась.


  Голова у меня всё же закружилась, слишком уж резко я переместилась на пол. Так что встать сразу не получилось, и я так и замерла на четвереньках, пытаясь прогнать черных мушек, мельтешащих перед глазами.


  — И это моя невеста... — вздохнул его сиятельство, подошел, поднял меня на руки и аккуратно посадил на диванчик. Сам сел на корточки передо мной. — Воды?


  — Мм-м... — промычала я, делая вдохи и выдохи. Затошнило от неожиданного кульбита.


  — Лекс, — не поворачивая головы к сыну, произнес маркиз: — Ты не должен был молчать. Я не самый лучший отец, но... Я не знал и не замечал. Прости.


  — Ну... я... — протянул не ожидавший извинений пацан. — Да ладно уж.


  — Эри, я сейчас вам помогу, не пугайтесь.


  Лорд внезапно взял мое лицо в ладони, приподнял голову и заглянул в глаза. Мгновение, и я утонула в его зрачках, которые пульсировали и затягивали.




  Кажется, мы вечность смотрели так друг на друга. Ладони у лорда Риккардо были твердые, сухие и горячие. Было приятно их касание. А ресницы черные и густые, любой девушке на зависть. Темно-каряя, скорее даже, ореховая радужка глаз...


  Сейчас взгляд мужчины был сосредоточенный, внимательный, но при этом затягивающий. А вот сам маркиз явно устал. Я зачарованно подняла руку и указательным пальцем аккуратно погладила хмурую морщину над переносицей. Провела влево и вправо по сведенным бровям, разглаживая их.


  — Вы голодны? — спросила почему-то шепотом.


  — Да, — совершенно неясно отчего, он тоже прошептал в ответ.


  — Я распоряжусь?


  — Уже...


  Не моргая, смотрели мы друг на друга. Лорд так и сжимал мое лицо ладонями, а мой указательный палец поглаживал кончик его правой брови.


  «Боги, что я делаю?!» — внезапно дошло до меня, и я дрогнула.


  Его сиятельство тоже осознал, что ситуация затянулась, убрал руки и медленно встал. Покачался, перекатываясь с пяток на мыски. Кашлянул и полез в карман кафтана.


  — Эрика, у меня для вас небольшой подарок. И хочу, чтобы вы поняли правильно. Я знаю, что так не принято, и вы вправе отказаться, поскольку приличия... Но... Во-первых, это от чистого сердца. Вы очень нравитесь моему сыну и... мне. И я... мы, нам было бы приятно вас порадовать. К тому же по факту вы моя невеста, и нет ничего предосудительного...


  У меня глаза стали круглыми. Что он собрался подарить мне такого ужасного, что мнется и никак не может подобрать слов? Мне уже страшно.


  — Пожалуйста, примите от нас обоих, — выдохнул мой начальник и жених и вытащил из кармана бархатную плоскую коробку для украшений. После этого снова опустился передо мной на корточки и открыл ее, чтобы я увидела содержимое.


  — Уф-ф, — выдохнула я и улыбнулась.


  Вот честно, испугалась, что там обручальный фамильный браслет или кольцо, баснословно дорогие старинные бриллианты или еще что-то такое, что я совершенно точно не смогу принять. А еще очень обрадовалась, что маркиз не был банален и не стал подбирать цвет камней под мои глаза. Окажись тут украшения с изумрудами, я бы расстроилась.


  — Примете? Мне показалось, что вам подойдет именно розовая шпинель.


  — Приму! И мне очень нравится. Спасибо!


уратный браслет с несколькими камушками и перстенёк.


  — Позволите? Они зачарованы от кражи и потери, нужно, чтобы я надел, и они признают вас хозяйкой. Так сказали в ювелирной лавке, — почему-то попытался оправдаться лорд.


  Хотя об этом и так все знали: тот, кто покупает украшения в подарок, должен сам надеть их на получателя. Родители — детям, мужчина — женщине, брат — сестре... Я не знаю почему, но так работают заклинания.


  Не дожидаясь ответа, маркиз вытащил сережки и вдел мне в мочку сначала одну, а потом и вторую. А я боялась дышать, моргать и шевелиться. Потом на моем запястье застегнулся замочек браслета. С кольцом вышла небольшая заминка. Маркиз надел мне его на безымянный палец, но оказалось велико. Хмыкнув, примерил на средний, но и на этот было большевато.


  — Извините, Эри, я не подумал, что у вас такие тонкие изящные пальчики. Если пожелаете, мы отдадим его ювелиру и подгоним по размеру.


  Я прикусила губу, чтобы не рассмеяться, и подставила правый указательный палец. Вот туда колечко подошло идеально. Риккардо глянул на меня лучащимися смехом глазами. И вынув последнее украшение из комплекта, расстегнул цепочку и замешкался, пытаясь сообразить, как надеть мне его на шею. Пришлось помочь: сесть ровно, приподнять растрепавшиеся во время активных игр с Лексом волосы и повернуться вполоборота. Камушек скользнул мне в ямочку между ключиц, а горячие пальцы одарившего меня мужчины помедлили на моей шее сзади и осторожно пригладили волоски, отчего у меня прыснули мурашки по спине.


  Пришлось быстро обернуться.






Глава 24 | Невест так много, он один | Глава 26