home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5





  Я принялась выводить указательным пальцем узоры по коленке, обтянутой бархатными штанишками, которые перешли ко мне как раз от этого ребенка. Того самого, что сейчас шкодливо улыбался. Это сиятельный отец еще про ограбление кухни не знает.


  Кассель неприличным образом расхохотался, но его не слышал никто, кроме меня.


  — А хотите, я выживу этот курятник прочь в кратчайший срок? — любезно предложила я.


  — А получится? — оживился лорд Риккардо, но тут же устыдился. — То есть, леди Эрика... Мы ведь договорились не афишировать, что являемся в некотором роде женихом и невестой. Посему придется терпеть это нашествие, как и обычно. Рано или поздно им наскучит меня доводить, и они разъедутся.


  — Ой, да ну бросьте. Я найду способ. Но сначала вы должны меня официально нанять, чтобы я представляла ваши интересы и вела дела.


  Взгляд всех троих ди Кассано приобрел заинтересованность, я продолжила:


  — Кстати, могу ли я поинтересоваться? Почему здесь так мало прислуги? Вилла большая, кто же занимается уборкой, готовкой?


  — Я всех распустил, поскольку дом почти всегда пустует. Остался необходимый минимум. Сейчас, конечно, придется пригласить из-за гостей несколько служанок и лакеев.


  — Подписываем договор? — встав с кровати, я выпрямилась и попыталась выглядеть серьезно и достойно, насколько это возможно при моем нынешнем жалком виде: в одежде с чужого плеча и со спутанными влажными волосами.


  — Деточка, я восхищен твоей целеустремленностью! — цокнул языком Кассель и облетел меня вокруг, обдав холодком.


  — А ты точно не хочешь стать моей мачехой? — во взгляде юного представителя ди Кассано сквозило любопытство и предвкушение.


  Вместо ответа я подмигнула своему будущему союзнику и компаньону во всяческих шалостях и непотребствах. Я же всего на пять лет старше его, у нас с Лексом намного больше общего, чем с его отцом.


  — Подписываем! — окинул меня Риккардо задумчивым взором, в котором не было ни капли мужского интереса. Даже обидно немножечко. Самую капельку, но обидно. — Я нанимаю вас в качестве своей личной помощницы. Обязанности — по ситуации. Но в целом, давайте будем считать, что весь следующий год вы моя правая рука. А потому совершенно никак не можете выйти замуж, поскольку это отвлечет вас от исполнения непосредственных обязанностей.


  — Какие условия и какое назначается мне жалование? — деловито уточнила я.


  — Полное содержание, — со вздохом сообщил мой будущий начальник, еще раз оценив штаны и рубашку своего сына, надетые на меня. — Проживание, питание, одежда и прочие необходимые вещи, поскольку вы должны выглядеть прилично, представляя мои интересы.


  Сообразительный господин, умеет найти путь к женскому сердцу. Осознает, что называть точное количество вещей для леди не стоит.


  — И-и-и? — помогла я. — И жалование в размере...?


  Маркиз выразительно изогнул бровь. Кассель снова захохотал, подплыл к своему потомку, встал так, чтобы видеть лицо ближе, и обратился ко мне:


  — Маленькая язвочка! Ты же его без ножа режешь. Из него вечно мать деньги вытягивает, а теперь еще и невеста на голову свалилась.


  — Отец, но ведь Эрика действительно будет работать. Одного лишь содержания ей мало, — нашелся у меня заступник, чем заслужил мою ободряющую улыбку. — Всем нужны и личные средства.


  — Будет вам жалование. Соответствующее должности настоящего секретаря или ассистента, претендовавшего бы на это место, если бы я искал помощника.


  Он назвал сумму, вполне меня удовлетворившую.


  — Тогда предлагаю заключить письменный договор прямо сейчас, и уже с утра я приступлю к своим обязанностям, — мило поморгала я. — Лекс, нам срочно нужна бумага и писчие принадлежности. Найди и принеси. Бегом!


  Мальчишка радостно выкрикнул что-то неразборчивое, вскочил с кровати, на которой сидел все это время, и опрометью бросился прочь из спальни. Кубарем скатился по лестнице, и я даже испугалась на мгновение, как бы он не свернул себе шею.


  А два маркиза, прошлый и нынешний, с одинаково изумленными лицами проводили его взглядом и хором обратились ко мне:


  — Что ты с ним сделала, что он тебя так слушает? — Это призрак.


  — Я поражен, леди Эрика. Вы за несколько часов умудрились завоевать доверие и дружбу моего сына. Некоторым не удалось этого добиться за годы.


  Я пожала плечами и, поманив лорда за собой, отправилась следом за посланцем. Не в кровати же нам договор заключать.




  Спустя некоторое время мы с маркизом Риккардо ди Кассано, устроившись на первом этаже башни призрака, заполнили три экземпляра договора. Писать их пришлось мне. Вступала в новую должность, сразу же выполняя свои новые обязанности, можно сказать.


  Подписали, переглянувшись, одновременно хором спросили:


  — Может, еще и кровью, чтобы нас уж точно никто не заставил пожениться?


  — Вот вы даете! — изумленно воскликнул призрак. — Редкостное взаимопонимание!


  Лекс просто прыснул от смеха, своего дальнего предка он, конечно же, не слышал.



  — Простите, леди Эрика, не хотел вас обидеть, — понял, что сказанное им я могу истолковать как оскорбление. — Мне просто казалось, что вы тоже не желаете, и...


  — Не желаю, — заверила я его. — Лекс, дай что-нибудь остренькое.


  — Сейчас! — Парнишка снова рванул к лестнице, но уже наверх. Со второго этажа донесся грохот, и через минуту этот юный добытчик спустился, волоча за собой ту самую алебарду, которая чуть не прибила меня, вывалившись из шкафа.


  — Это что? — опешил лорд Риккардо.


  — Остренькое, — пропыхтел его отпрыск, подтаскивая оружие.


  Призрак снова бессовестно хохотал. Отец и сын вполголоса выясняли отношения и то, как не следует обращаться с оружием. Я сидела и жевала колбасу, честно уворованную с кухни и не съеденную за обедом. Причем откусывала прямо от половины кольца. Три экземпляра договора о найме очень-очень личного ассистента ждали на столе.


  Покончив с воспитательной деятельностью, лорд Риккардо повернулся ко мне и озадаченно уставился на кусок колбасы в моей руке.


  — А это откуда?


  — С кухни, разумеется, — тут же призналась я.


  — А почему не на тарелке? Не нарезано? Где сервировка? — Он принялся искать взглядом вышеназванное.


  Я хмыкнула, и мы с Лексом заговорщицки переглянулись. Были немедленно застуканы и разоблачены.


  — Лекс!


  — Хотите? У нас еще немного осталось, — помахала я одуряюще пахнущей свежей мясной радостью.


  И вот тут маркиз Риккардо ди Кассано завоевал мое уважение. Окинув быстрым взглядом стол и секретер, он понял, что другой еды нет, тарелок и приборов тоже. И тогда просто отломал от того, что я держала в руках, больше половины и с аппетитом вгрызся.


  У полуэльфа отвисла челюсть, и он вытаращился на папеньку как на внезапно проявившееся привидение. Настоящее же привидение восторженно всплеснуло руками и умильно заулыбалось. А я констатировала:


  — Лекс, в следующий раз нужно будет больше еды утащить. Или же возьмем лорда Риккардо в долю.


  Парнишка побагровел в тщетном желании сдержать смех. Потенциальный компаньон по утаскиванию еды поперхнулся, закашлялся и посмотрел на меня с укоризной.


  — Как ваш очень-очень личный ассистент я извещу вас, когда мы в следующий раз отправимся на дело, — невозмутимо продолжила я. — И уверяю вас, вы не откажетесь.


  — Почему? Кха-кха, — отдышавшись и утерев скупую мужскую слезу, поинтересовался владелец виллы, которому совсем не нужно было ничего таскать с собственной кухни.


  Самый древний и самый юный представители рода ди Кассано уставились на меня с жадным интересом.


  — Видите ли, шеф, с этого утра на вилле дель Солейль вводится новый рацион. Его сиятельство маркиз Риккардо с пониманием относится к тому, что юные леди должны следить за фигурой. А потому — только полезная растительная пища. Никакого мяса, птицы, рыбы, молочного, сладкого и мучного. И поскольку сопровождающие девушек обязаны во всем поддерживать своих подопечных и не травмировать поеданием различных деликатесов у них на глазах, то питание будет у всех одинаковое. В том числе у самого маркиза и его бастарда.


  — Мы все умрем! — констатировал призрак, забыв, что он мертв давным-давно, а еда ему вообще не нужна.


  — Что, даже тортиков не будет? — потрясенно спросил Лекс.


  Такого коварства он от меня не ожидал, и, кажется, я близка к тому, чтобы потерять союзника.


  — Мы все умрем! — вдруг мрачно повторил слова своего пра-пра-прапредка нынешний маркиз.


  Кассель неприлично захохотал и хлопнул Риккардо по плечу неосязаемой рукой. Впрочем, как обычно, никто его не замечал. Мне же стоило большого труда сохранить спокойное лицо.


  — Господа, грядут перемены, — крайне серьезным голосом сообщила я им. — А потому ответственным за уворовывание колбасы и копченостей с кухни назначается Лекс. Кассель будет стоять на карауле и предупреждать о приближении голодных озлобленных леди к запретной зоне — кухне.


  — А я? — кусая губу, чтобы не улыбаться, поинтересовался лорд Риккардо.


  — А вы, шеф, будете наводить трепет и ужас на гостей. — Полюбовавшись на округлившиеся глаза будущего «пугала», продолжила: — Ваши невесты должны осознать страшное: если они станут вашими супругами, впереди их ждут долгие голодные годы, потому что вам нравятся очень стройные и бледные девушки.


  — А почему бледные? — вмешался Лекс.


  — От недоедания, — пояснила я. — А сейчас предлагаю покончить с подписанием договора, заверить его магически и отправиться на кухню. Нужно натащить припасов и спрятать в своих комнатах.


  Мы, трое живых, обменялись многозначительными взглядами. Я для полноты картины еще и бровями поиграла.


  Призрак снова хохотал. Чувствую, в его не-жизни наступили долгожданные веселые времена.




  — Эрика, вы страшная женщина, — тихонько сообщил мне лорд Риккардо, когда мы опустошали кладовку под предельно изумленным взглядом поварихи, пришедшей спозаранк


  — Девушка, ваше сиятельство, — исправила я его. — Не женщина.


  — Это не меняет сути. Вы явились только вчера, уже перевернули всё с ног на голову, втянули нас всех в безумную авантюру и...


  — И избавляю вас от неугодного брака, помогаю вашему фамильному призраку не скучать и не донимать домочадцев, вашему сыну показываю, что не всё запретное запрещено так уж строго. И лично участвую в ограблении кухни. Достаньте-ка вон с той полки банку варенья, — указала я в нужную сторону.


  — Его заберу я, — сняв и повертев банку в руках, внезапно заявил мой собеседник.


  — Это почему еще?! Я тоже хочу варенья! — немедленно возмутилась я. Не родился еще тот, кто у приютской сироты мог бы безнаказанно утащить варенье из-под носа.


  — Оно вишневое. Вам не понравится.


  — Отлично! Я обожаю вишневое варенье! Уступите девушке.


  — Девушки должны быть стройными! — невозмутимо прижав к груди банку, заявил маркиз.


  — У меня всё отлично со стройностью. Отдайте варенье.


  — Не отдам!


  Мне кажется, или этот взрослый мужчина, почтенный отец взрослого сына, маркиз, наследник большого состояния, сейчас совершенно по-детски наслаждается грабежом кухни и спором из-за сладости?


  — Отец, вы всё? Эрика? — заглянул к нам Лекс.


  — Твой отец нагло присвоил последнюю банку варенья! — немедленно сдала я лорда.


  Мальчишка захлопал глазами, после чего шепотом спросил:


  — Вишневого? — Я кивнула, и он пояснил: — Не отдаст. Он со мной даже в детстве не делился вишневым. Любое другое — сколько угодно, но это не отдаст.


  Я медленно обернулась и, прищурившись, оглядела невозмутимую фигуру любителя вишни, сваренной в сахаре.


  — В сейф спрячет? — шепотом спросила я у своего ушастого подельника.


  — Как ты догадалась? — вытаращился он на меня.


  А я даже растерялась. Он правда прячет варенье в сейф? Вот этот взрослый мужчина?


  С другой стороны, сейф можно вскрыть. Кивнув своим мыслям, я поманила к себе повариху, находившуюся в крайней степени изумления.


  — Никакого теста! Все гостьи его сиятельства с сегодняшнего дня на строжайшей диете. Слышите? Строжайшей!!! Только растительная пища. Вводится запрет на мясо, рыбу, птицу, яйца, молоко и молочные продукты. Также нельзя подавать гостям сладкое и мучное.


  — Но они же умрут с голода! — искренне ужаснулась пухленькая розовощекая женщина.


  — Не-а, не умрут, — со знанием дела покачала я головой. — Некоторые похудеют, но им это только на пользу.


  — Ваша сиятельство, но как же? — растерянно взглянула на хозяина повариха. — А как же булочки? А пирожки? Я вот и тесто пришла поставить, хотела порадовать вас с утра.



  — Мы всё умрем, — опечаленно села на стул Жоржетта, а я выпучила глаза. Они издеваются? Присказка «мы все умрем» у них является повсеместной и нормальной? — И чем же мне кормить юных леди и их компаньонок на завтрак? Они любят пирожные...


  — Кашей. На воде! И без сахара! — строго ответила я ей. — Фигура! Вы разве не понимаете, как для будущих невест важно сохранять тонкую талию?


  — Н-ну-у-у... — пощупала свою отнюдь не тонкую и вовсе не талию женщина. — А дамы в возрасте? Им-то зачем талия?


  Я задумалась. И правда? Зачем немолодым вредным тёткам, пусть они и сто раз леди, тонкая талия?


  — Так мода же, — внезапно пришел мне на помощь тот, от кого я уж совсем не ожидала подобного коварства. — Эльфийки все стройные, гибкие и тонкие. И живут долго, потому что здоровенькие, и морщинок у них нет. Не так ли, отец? — с непередаваемым ехидством задал он последний вопрос.


  — Ты ж моя умничка! — восхитилась я. — Жоржетта, вы слышали? Его сиятельство Риккардо ди Кассано столь щедр душой и так добросердечен, что с сегодняшнего утра ввел оздоровительный режим. Исключительно правильное питание, свежий воздух и... Я пока не придумала. Худеем все!


  — Кроме нас! — тут уже поспешил вмешаться этот самый добросердечный господин.


  Призрак бессовестно ржал в голос, пользуясь тем, что его слышу только я. Повариха размышляла над «оздоровительным режимом и правильным питанием» и незаметно щупала свой упитанный живот под белым фартуком. Лорд Риккардо грыз пирожок из тех, что остались с ужина. Мы с Лексом продолжали грабить кухню. Нам еще нужно устроить стратегические запасы в моей башне.


  — Может, всё же будешь моей мачехой? — пыхтя под грузом честно награбленного, вопросил юный обитатель виллы дель Солейль.


  Мы с ним тащили корзины ко мне, отправив моего начальника отдыхать.


  — Не, лучше ты моей.


  — Чего?! Как?!


  Призрак снова хохотал. Мы с мальчишкой переглянулись и тоже рассмеялись.




  Умаялись мы так, что решили не разбредаться по разным покоям. Я позволила мальчишке устроиться в башне, на диванчике первого этажа. Нужно немного поспать, хотя и уже рассвело. Сон — это очень важно!


  Вновь меня разбудил дрожащий девичий голос, который звал:


  — Леди... Ле-ди-и-и. Можно?



  — Ты кто?


  — Горничная. Меня к вам его сиятельство отправил. Сказал, что вы его личный ассистент, надо позаботиться о ваших вещах и об остальном.


  — Имя?



  — Отлично, Летиция. Я — леди Эрика ди Элдре. Что там невесты лорда? Уже спустились к завтраку?


  — Нет, леди Эрика. Невесты его сиятельства изволят приводить себя в порядок и ругаться, — тут в ее голосе послышалась смешинка.


  — Почему? — тут же заинтересовалась я.


она как услышала, что вы в башне фамильного привидения поселились, так и устроила истерику. Наотрез отказалась. Боится.


  — А ты?


асавчик, — мечтательно выдохнула она. — Я портрет внизу видела.


  — Да, маркиз Кассель ди Кассано весьма привлекательный мужчина и неплохо сохранился для своего возраста, — согласилась я.


  — А я вам теплой воды подняла умыться. И уже всё приготовила в умывальне. Полить, госпожа?


  — А как подняла-то? — не поняла я, но с кровати слезла и прошла к зеркалу, чтобы войти в умывальную комнатку.


  — Так на подъемнике. Там окошко такое, специально для прислуги, чтобы удобнее было.


  И правда. Когда мы с Лексом осматривались, я не заметила, что в стене не просто ниша или полка, а оборудован подъемник. Сейчас в нем стояло исходящее паром ведерко г туалетных принадлежностей обнаружились новая зубная щетка и зубной порошок. Рядом аккуратная стопка полотенец.






Глава 4 | Невест так много, он один | Глава 6