home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8





  — Дамы! Уважаемые невесты! — крикнула я, торопясь нагнать гостий.


  Толпа дрогнула и напряженно замерла, а потом начала медленно поворачиваться. Будь я менее привычная и более трепетная, я бы даже испугалась, столь недружелюбные взгляды мне достались.


  — Уважаемые невесты. Надеюсь, вы хорошо отдохнули в купальне. У меня для вас сообщение о следующем конкурсе.


  — О чем, пр-р-рос-с-тите?!


  — Ч-ш-то?!


  — Вы верно услышали, — с невозмутимым видом ответила я и изобразила сияющую улыбку. — Невест у маркиза так много, а он всего один. Как он должен понять, кто из вас самая лучшая и достойная? Нет, я-то не сомневаюсь, что вы все великолепные, умные, одаренные девушки. Но вы ведь не за меня замуж хотите выйти. Ведь так? А его сиятельство, он ведь всего лишь мужчина. Так покажите ему, на что вы способны.



  — Зато я играю на нескольких музыкальных инструментах, — фыркнула другая.


  — Лучше конкурс рисования. Мне нет в этом равных. У меня истинный талант. Все гости в восторге от моих натюрмортов, — придерживая сползающее полотенце, добавила еще одна.


ртинную галерею? Нет, если это так, я передам маркизу. Возможно, он даже замолвит за вас словечко перед нужными людьми.


  На меня смотрели как на врага, скрипели зубами, но молчали.


  — Все наши конкурсы будут на то, чтобы его сиятельство смог найти достойную хозяйку для своих владений. Понимаете? Ту, что может сама и постирать, и постель перестелить, и ковер выбить, и даже сапоги начистить. Если леди не умеет этого сама, как она будет контролировать работу слуг? — с воодушевлением повторяла я речи матушки-настоятельницы.


  Вот уж кто бы мог подумать, где и когда мне пригодятся эти слова? А мы ведь в приюте слушали эти напутствия каждый день на протяжении многих лет, когда нас гоняли заниматься уборкой или отправляли на подённые28 работы. Деньги, которые нам за это причитались, уходили приюту. А мы, сироты, учились вести хозяйство. Да...


  Мы все, и мальчишки, и девчонки, выросшие в этом приюте, могли и умели всё. Я даже черепицу перекрыть при необходимости смогу. Довелось как-то... А уж на кухне поработать, в прачечной или на огороде — через это прошли мы все до единого. Всё хозяйство приюта велось нами. Матушка-настоятельница и наставницы только воспитывали нас, контролировали и учили всему, что было обязательным по программе.


  — А вы? — надменно подняла одну бровь ближайшая ко мне девушка. — Вы всё это умеете? Может, еще и нам продемонстрируете? А мы посмотрим, как вы стираете, вот и научимся.


  Гостьи начали издевательски хмыкать.


  — То есть вы предлагаете мне выйти замуж за маркиза? Показать ему, что я великолепная хозяйка? — непонимающе уставилась я на нее. — Но его сиятельство и так меня высоко ценит, иначе я бы не являлась его личным ассистентом.


  — Ладно, леди Эрика, — растолкав всех, вперед выступила гусыня. То есть графиня Гармония ди Люстре. Без своих парчовых одежд и гирлянды драгоценностей она не выглядела столь впечатляюще, но умудрялась подавлять надменностью и массой. — Внимательно вас слушаем. Мы уже поняли, что лорд Риккардо нашел себе верную собачонку и она от его имени передает всё нам. Сообщайте, что мы должны делать?


  — Кого бы себе ни нашел лорд Риккардо, вы только что потеряли мое доброе отношение, — мило улыбнулась я. — С этого момента не стоит рассчитывать на мое содействие ни в чем. Со всеми проблемами и недовольством — напрямую к маркизу. Вы ведь хорошо знакомы и часто гостите в этом доме. Ваша старшая дочь, как мне известно, тоже сюда неоднократно приезжала. А потом почему-то перестала быть желанной гостьей. И почему бы это?


  — Мама!!! — зашипела одна из ее дочерей и, оттащив графиню назад, встала перед ней. — Не обижайтесь на нее, леди Эрика. Матушка просто устала и перенервничала.


  — Дамы, я на работе. Я не могу обижаться на всяких... невоспитанных людей. Но я могу перестать оказывать им помощь и уделять внимание. А теперь давайте вернемся к конкурсам. Сейчас дворецкий и слуги готовят посудины с водой. Служанка продемонстрирует вам, как именно нужно застирывать испачканные юбки и платья, а также приводить в порядок грязную обувь.


  И тишина-а-а...


  — А посему, я бы рекомендовала вам одеться удобнее и в то, что не жалко намочить. Полагаю, вы можете обрызгаться.


  — А вы? Вы умеете всё это? — глядя на меня круглыми глазами, спросила леди Рамона.


  — Разумеется, я ведь настоящая леди, — невозмутимо кивнула я. — Но ступайте, а то вы совсем продрогли.


  В какой-то момент мне даже стало их немного жаль. Наверное, не все из девушек так уж сильно хотели замуж именно за маркиза. Может, их просто родители заставляют?




  Спустя полчаса пятнадцать суровых «прачек» стояли, сжимая в руках изгвазданные наряды, и с мрачной решимостью взирали на воду в корытах.


  Марио приготовил корыта. И где нашел в таком количестве? Почему не тазы и не лохани? Пожалел пачкать навозом?


  В качестве преподавательницы мастерства стирки была приглашена прачка, крепко сбитая женщина средних лет. Рукава ее рубахи были подвернуты выше локтя, а подол юбки она подоткнула за пояс, чтобы удобно было наклоняться. Представившись, она уточнила:


  — Леди Эрика, мне можно начинать?



  — Но это же и так понятно!


  Я снисходительно улыбнулась и взглядом указала ей на невест:


  — Камилла, очень-очень внятно и доходчиво. Считай, что перед тобой маленькие дети, которым предстоит это делать впервые в жизни.


  — Всё поняла, леди Эрика, — сверкнула она белозубой улыбкой.


  — Дамы, приступайте. Я приду через полчаса и проверю ваши успехи. Может, и его сиятельство найдет возможность спуститься. Ах да, помогать строжайше запрещено! — сказала, пристально уставившись на компаньонку леди Рамоны, которая пыталась потихоньку вытащить из рук своей подопечной роскошное синее платье. — Нарушители будут удалены с конкурсной площадки.


  Надо бы мне уже познакомиться со всеми девушками, а то неудобно. Они все друг друга знают, маркиз их тоже, и лишь я — новое лицо в этой компании. Хотя можно привлечь Лекса, ему тоже все постоянные гостьи, претендующие на роль его мачехи, хорошо известны.




  Пришло время наведаться к виновнику переполоха в курятнике и узнать, есть ли указания и пожелания, а также насколько героически настроен наш маркиз.


  Я узнала у слуг, где его отыскать. Была безмерно удивлена тем, что его сиятельство изволит торчать на чердаке, но послушно направилась в указанном направлении. Вскарабкалась по лестнице, вошла в обшарпанную дверцу, коей не помешала бы забота плотника.


  — Эй! Есть тут кто? — позвала негромко, осматриваясь и продвигаясь в глубь заставленного разными предметами помещения.


  Здесь было жарко, душно из-за близости к крыше, а еще очень пыльно и захламлено. Классический чердак старинного дома, куда отволакивается всё, что выбросить или раздать не решаются, а использовать не хотят.


  Я медленно шла, с любопытством рассматривая разные старинные вещицы, ненадолго останавливаясь возле них. Предметы мебельных гарнитуров, комоды и столики, вазоны,лик для игры в карты и целый ларец с еще запечатанными колодами. Отлично, пару колод я тоже утащу. Некоторые вещи я опознать не смогла. Другие были сломаны. Мягкая мебель накрыта полотном, но, думаю, всё равно пропылилась.


  Но где же лорд Риккардо? Я добралась уже до противоположного края помещения, а никого не нашла.


  — Ау-у! — позвала я и подпрыгнула, когда на меня сверху посыпались труха и пыль и что-то стукнуло.


  Быстро задрала голову, ища причину этого на потолке, и обнаружила люк на крышу. Ага!


  — Маркиз, сдавайтесь! Я вас нашла! — радостно заявила я, глядя на просвет и небо в нем.


  — От вас хоть куда-нибудь можно спрятаться? — закрыла обзор голова. И хотя лица я не могла рассмотреть, так как оно было против света, но по голосу опознала того, кого искала.


  — Вряд ли, — улыбаясь, расстроила я его. — У меня богатый опыт выживания и игр в прятки. Я вас искала и нашла.


  — И зачем? — вздохнула голова.


  — Узнать, как всё прошло? Как курятник? Куда вы поведете выгуливать ваших невест вечером. Какие у нас дальнейшие планы?


  — У нас? — иронично хмыкнул мужчина. — Лично у меня планы были такие же, как и всегда: уезжать утром и приезжать поздно вечером. Или не появляться по нескольку дней, пока им не надоест и они сами не разъедутся. Но вы с вашей энергией...


адить куриц, чтобы девушки больше сами не захотели сюда приезжать ни под каким предлогом. И их мамки, няньки, компаньонки — тоже. Поэтому мы с вами подумали, и я решила: будет отбор невест.




  Договорить я не смогла, меня перебил смех. Маркиз хохотал, продолжая свисать в люк, и в какой-то момент я даже начала опасаться, как бы он не вывалился. Калечить своего благодетеля на ближайший год в мои планы не входит. Я так хорошо устроилась и совершенно не желаю ничего плохого для нас обоих.


  Продолжая веселиться, его сиятельство загромыхал, волоча что-то по крыше, а потом вниз спустилась стремянка. Ага! Так вот как он выбрался наружу. Обрадовавшись и приняв это за приглашение, я резво принялась карабкаться наверх. Шустрой ящеркой взлетела по ступенькам, высунулась наружу и начала вертеть головой.


  — Ух! Дух захватывает! — совершенно искренне восхитилась открывшейся панорамой.


  — Вообще-то, я планировал сам спуститься, — сообщил мне сидящий с вытянутыми босыми ногами мужчина. Он был одет лишь в брюки и рубашку, сапоги лежали рядом, а свернутый кафтан служил некоторое время назад подушкой.


  — Сейчас... — пропыхтела я и выбралась наружу.


  На четвереньках проползла вперед, не обращая внимания на взметнувшиеся брови моего шефа. Можно подумать, он никогда не видел, как кто-то ползает на карачках. А изображать из себя обольстительницу и пытаться его очаровать в мои планы не входит. Напротив, нельзя ни в коем случае пробуждать в нем чисто мужской интерес. Моя цель не выйти замуж, а совсем наоборот.


  — А вы часто тут бываете? — оглянулась через плечо. — Виды необыкновенные. Надо будет Лекса привести, он оценит. А давайте в полнолуние устроим тут пикник? Когда ближайшее?


  — Виды необыкновенные, да, — хмыкнул он и лениво продолжил: — Про полнолуние не знаю, нужно посчитать. Так что там насчет «мы подумали, и я решила»?


  — А! — встрепенулась я, развернулась и шустро поползла к маркизу.


  Добравшись, устроилась рядом, так же вытянув ноги. Шлепанцы соскользнули, когда я еще только начала передвигаться на четырех опорах, так что мы сейчас сидели оба с босыми ступнями. Чулок у меня не было.


  Ужас! Видели бы меня сейчас наши воспитательницы и наставницы, безуспешно пытавшиеся вбить в наши сиротские головы правила приличия и манеры. И мы ничего не имели против чулок, но не тогда, когда они штопаные-перештопаные и из колючей пряжи. Шелковым у приютских сирот взяться было неоткуда. И поэтому, как только становилось тепло, чулки исчезали, и даже собаки не могли их найти.



  Собаку затискали и загладили, стражнику девчонки постарше строили глазки, наставницы злились. Чулки не нашлись. Но неведомым образом вернулись в сундучки сразу по осени, как только начались первые холода.


  Мне тогда было всего восемь, в приюте это было мое первое лето. Конечно же, новенькую малолетку не посвящали в тайну исчезновения противных колючих шерстяных чулок. И лишь когда прошло несколько лет, то уже я и мои ровесницы приняли на себя эту конспиративную деятельность. Эстафета передавалась от выпускавшихся ребят к остающимся.


  Мальчишки тоже прятали вещи, но нам не рассказывали, что именно. Даже сестры и матушка-настоятельница начинали мямлить что-то невнятное. Впрочем, утаить информацию в стенах приюта всё равно невозможно. И парни знали, что мы избавляемся от ненавистных чулок, которые нас заставляют носить даже в летнюю жару. Потому что так положено...


  А они прятали длинные подштанники, которые их заставляли носить по тем же причинам.


  Но вот я сижу рядом с высокородным аристократом, ничуть не менее родовитым, чем я сама, но намного более обеспеченным. И что я вижу? Мы оба сидим с босыми ногами и шевелим пальцами. Матушку-настоятельницу хватил бы удар, увидь она нас с лордом Риккардо сейчас.




  Улыбнувшись, я вернулась к проблемам насущным.


  — Просто я подумала, а вы со мной согласились, что невест нужно распугать. И мы уже начали. Диету им ввели. Прогулки. С сегодняшнего дня они учатся стирать и чистить обувь. И не надо так на меня смотреть, — пожала я плечами в ответ на шокированный взгляд. — Вы сами зачем-то отпустили всю прислугу. Я с вами в этом вопросе не согласна, но оспаривать ваше решение не стану. Марио по вашему, — выделила я интонацией, — распоряжению предоставил для конкурсного отбора посудины для воды и прачку. Сейчас она учит ваших невест стирать платья. Навоз, знаете ли, штука неприятная. От него надо избавляться, иначе у вас вся вилла пропахнет. Я скоро спущусь и проверю, как у девушек успехи и кто лидирует. Еще они будут учиться чистить и мыть обувь.


  — Я в шоке, — признался мой собеседник. — Они вас не растерзали, когда вы всё это им озвучили?


  — Нет, — хихикнула я. — Правда, гусыня ди Люстре изволила меня оскорбить, в связи с чем лишилась моего доброго отношения и сочувствия. Но видите ли, маркиз... Это ведь не моя идея. Я ваш очень личный ассистент и всего лишь передаю ваши распоряжения. Невесты-то ваши.


  Лорд Риккардо, страдальчески застонав, откинулся назад, устроил голову на свернутом кафтане и сложил на груди руки, как покойник.


  — Ждем вас к обеду. Сегодня гороховый суп-пюре и стебли сельдерея на закуску, — ничуть не устыдилась я. — Мы с Жоржеттой спланировали меню на неделю. На ужин тоже приходите. Ваша повариха уверяет, что морковные котлеты ей особенно удаются.


  — А что из мясного?


  — Чеснок.



  — Вы забыли? У нас диета.


  — Придется сначала поесть и только потом идти обедать.


  — Да, — согласилась я. А чего спорить с очевидным? — Кстати. Ко мне так и не приехала обещанная портниха. Как вы смотрите на то, что я возьму Лекса и мы съездим в город? Я пройдусь по лавкам готовых нарядов.


  — Отрицательно. Я не согласен оставаться в одиночестве на растерзание протеже ее величества. Так что поеду с вами. Вот прямо сегодня после обеда и поедем! — постановил он.


  — А как же вечерняя прогулка с курятником?


  — Я милостив и великодушен, понимаю, что к здоровому образу жизни невозможно привыкнуть быстро, а потому дозволяю дамам отдохнуть.


  Я прыснула от смеха, но ответила серьезно:


  — Всё поняла. Так и передам. Ну... Я поползла. А то мне еще проверять, как они справились со стиркой.


  — Ползите, Эрика. Ползите, — с непередаваемой иронией отозвался мой шеф. После чего вдруг вспомнил: — Ах да! А куда вы дели моего сына? Его не видно и не слышно. Подозрительно.


  — Он в библиотеке изучает «Науку о заговорах, секретных обществах и тайной войне». Я ему сказала, чтобы не возвращался, пока не разберется в вопросах конспирации.


  Маркиз ди Кассано сдавленно хрюкнул, но промолчал, переваривая информацию.




  — Эрика! Вот ты где! — высунулась прямо из черепицы голова фамильного привидения. — Я тебя потерял. А что вы тут делаете с моим потомком?


  Я не стала отвечать вслух, загадочно улыбнулась и молчком полезла обратно на чердак, прихватив по пути свою обувку. Потом выбралась обратно в коридоры виллы, отряхнулась, расправила жабо и манжеты и, слушая доклад Касселя о пропущенном мной постирочном конкурсе, направилась на улицу.




  — Как успехи? — спросила я у взъерошенной и взмыленной — в буквальном смысле слова — стайки девушек.


  Как у них успехи, я и так знала из доклада Касселя, подглядывавшего за ними в окно. Но нужно ведь лично всё увидеть.


  — Отвратительно! — сообщила мне одна из молчавших до сего момента невест. Симпатичная блондинка с большими глазами трепетной лани. — Это совершенно отвратительно, то, что мы вынуждены делать!


  — Ну почему же, леди?.. — подошла я к ней.



  — Логично, — согласилась с ней я. — Это их работа, за которую они получают деньги. Но помимо этого они умеют считать деньги, вести хозяйство, ходить на рынок, ухаживать за детьми, готовить еду и делать уборку в своем доме.


  — Простолюдины и обязаны всё это уметь.


  — А леди? Что обязаны уметь леди, кроме того чтобы быть умной, красивой, образованной? — невинно поинтересовалась я.


  На меня со всех сторон посыпались ответы:


  — Танцевать!


  — Вышивать.


  — Музицировать.


  — Гонять слуг.


  — Вести беседы.


  — Носить драгоценности.


  Внимательно выслушав их всех, я бросила взгляд на дворецкого и прачку, хранивших невозмутимость. Сразу видно, закаленные и вымуштрованные слуги, которым часто доводится общаться с курятником.


  — Уважаемые невесты. Вы все правы! — хлопнув в ладоши, перекричала я гомон. — Вы все достойнейшие леди. Но! Я вам уже передала пожелание его сиятельства. Он хочет быть уверенным в том, что его супруга будет самой лучшей. Всё остальное не стану повторять, вы же не глупые беспамятные селянки.


  На меня смотрели, раздувая ноздри, и ненавидели. Но кто говорил, что будет легко? Маркиза надо отстоять любой ценой.


  Невест так много, он один.


  — Дамы, я сейчас пройдусь и проверю результаты ваших усилий, — любезно улыбаясь, сообщила я.






Глава 7 | Невест так много, он один | Глава 9