home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

— Что думаешь делать, Тсукико? — спросил Джиро.

Мы втроём сидели в его кабинете. Я, старик и его сын. Раны практически заросли, и моё самочувствие заметно улучшилось. Как и настроение. У глав клана тоже. Однако, стоило перевести взгляд на Акайо, как в душе снова появлялась злость.

Чёрт возьми, если бы ты тогда не прогнал Саторэ, то всё было нормально.

— Можешь высказать, всё, что посчитаешь нужным, — кивнул старик, видя мой взгляд. Он наверняка обо всём знал.

— Простите, Ито-сама, но мне нечего сказать.

После того как они зашли ко мне в комнату вместе с Изуди и сказали о Возрождении, я вернул свёрток Акайо. И попросил больше никогда его мне не давать. Да, был жутко на него зол. Однако не мог ничего изменить. Семья крестьянина погибла. А в моей приёмной семье не принято повышать голос на отца.

— Давай мы закроем этот вопрос раз и навсегда, — снова заговорил старик. — Мой сын приказал твоим знакомым уехать прочь от поместья. При этом щедро наградив. Разве он в чём-то виновен?

— Я… — на мгновение замялся, но потом твёрдо посмотрел на сидящих. — Да. Следовало позвать меня. Саторэ приехал по моей просьбе. Я хотел помочь ему.

— И чтобы ты сделал? — теперь заговорил Акайо. — Женился на его дочери? Привёл бы в Дом нищенку?

Джиро остановил сына, положив руку на его плечо. Тот сразу замолчал, понимая, что сболтнул лишнего. Ведь Шинджу тоже пришла не из знатного рода.

— Я не собирался брать её в жёны, — ответил ему. — Считаю, что слишком рано принимать такие решения. Но я хотел помочь вану, приютить в нашем поместье. Он мог бы…

— Тсукико, — перебил старик. — Во-первых, твой приятель был пьяницей. Представь, чтобы творилось у нас дома, если бы он жил под боком. Во-вторых, здесь работают ваны, которые из поколения в поколение прислуживают клану Ито. Мест на всех не хватит. Или я, по-твоему, должен выгнать семью, жившую здесь больше сотни лет, ради незнакомца?

— Нет, Ито-сама, — ответил я, опустив взор.

Он прав. Они оба правы. И всё же меня не отпускало чувство, что несправедливости. Ведь можно было что-то придумать, можно. Но что именно? Я не знал, а с ответом никто не спешил помочь.

— Но он обещал не пить.

— И ты ему поверил?

— Был уговор, если сорвётся, то получить плеть.

Старик довольно хмыкнул.

— Весомый аргумент, — произнёс он. — Но давай я расскажу тебе, что могло быть, если бы Акайо не отправил их обратно. Допустим, мы поселили их у нас. Для этого пришлось бы выгнать другую семью, но ведь тебе всё равно. И даже если твои знакомые и стали хорошо работать, ещё не значит, что они заслужили бы уважение от остальных ванов. Скорее, наоборот, их станут презирать. А подобный прецедент повлияет на нас. Тогда и другие крестьяне начнут сбегаться со всех окрестностей и требовать, чтобы их приютили. Как думаешь, что из этого может вырасти?

— Недовольство ванов.

— Именно, — продолжил тот. — К тому же, уверен, твой приятель бегал бы по всем окрестностях, разнося слухи, что скоро он породнится с нашим кланом, так как его дочь выйдет за тебя. Ведь именно это и произошло там, в деревне. Разве я неправ?

— Правы, Ито-сама.

И снова меня пробирала злость. Но не на кого-то из присутствующих. И даже не на глупого болтливого вана. А на саму ситуацию. На жизнь. Почему она так несправедлива?

— Пойми, Тсукико, — смягчился старик. — Мы не можем помочь всем. Пригреть и накормить. Стараемся подтолкнуть жителей нашего края к этому, даём им то, что в меру сил. Но если ваны сами не будут стремиться к благополучию, то, — развёл руками, — мы бессильны. Я не осуждаю твоего приятеля. Но Акайо дал ему достаточно денег, чтобы изменить не только свою, но и жизнь жены и дочери. А что тот сделал? Бегал по деревне и хвастался, что ты положил глаз на Мэй. Потом хвалился подарком. В итоге всё привело к тому, что мы имеем.

— Я понимаю Вас, Ито-сама, — снова заговорил я. — Но всё же считаю, что должен был знать о том, что ко мне приезжали друзья.

— Если тебе станет легче, то прошу меня простить, — внезапно произнёс Акайо и поклонился. — Но ты должен знать, что такие ваны приходят к нам чуть ли не каждую неделю. И теперь любой пастух жаждет встречи с тобой или с моими дочерями.

— Что? — удивлённо посмотрел на него. — Это из-за Саторэ?

— Конечно, нет, — усмехнулся Акайо. — Ты так и не понял? Ванам не нужны попытки помочь. Они воспринимают только конкретные ответы. Если ты дал надежду на помощь, то будь готов к тому, что твои слова перевернут, а потом выставят против и останешься виноват. Они хотят всего и сразу. Все знают, что у нас в семье трое детей, и каждый хочет жить в этом поместье. Им плевать, насколько нам трудно, плевать, что наш клан выгрызал каждый клочок земли собственной кровью. Ванам на всё плевать, пока ты живёшь здесь, а они за стеной. Кстати, если бы не она, то толпы крестьян окружили нас и не давали спокойно вздохнуть.

— Мне кажется, Вы преувеличиваете, — не согласился я.

— Да неужели? — хмыкнул тот. — Тогда поезжай в ту деревню, которая теперь твоя и попробуй навести там порядок.

— Но мне это не нужно. Я не хочу быть торгашом, как Сидзаки.

— Поздно, Тсукико, — хмуро сказал Джиро. — Никто не может пойти против Поединка. Ведь он прошёл по воле богов. И всё, что было у погибшего переходит в руки победителя. Поэтому вернёмся к началу разговора. Что ты намерен с этим делать?

— Я… — замялся, не зная, что и ответить. — Пока ещё не решил.

— Хорошо, — почему-то довольно кивнул старик. — Если позволишь, мы тебе поможем. В конце концов, ты теперь не просто наш сын, но и вассал. Твои дела — наши дела.


Пролог | Возмездие | * * *