home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

М-да, что ни день, то веселуха. И почему мне так везёт? А ведь во всём виноват Суко. Паренёк, что решил поиздеваться над Теруко. Если бы он тогда не послал свою собачку за кошельком, кто знает, как прошли последующие дни.

Но, с другой стороны, как бы тяжело ни было, а нам удалось сделать множество добрых дел. Убить колдуна и освободить оборотней. Расправиться с бандитом Сидзаки. Прикрыть продажу детей и перевоз кристаллов. Выходит, если бы Суко тогда не решил развлечься, то ничего этого не было.

Подобные мысли крутились в голове, пока скакал к госпиталю. Мимо проносились деревья и кусты. Лошадь мчалась, как никогда раньше. Ваны в испуге убегали с дороги. Кто-то даже возмущался. Наверное, не рассмотрели ездока. Так бы засунули язык куда подальше.

С каких пор я стал таким озлобленным? Ведь раньше чуть ли не с пеной у рта мог доказывать, что все мы люди. Точнее, ваны. Все одинаковы и равны. А теперь готов затолкать их причитания им же в глотки. Наверное, из-за утреннего безумия. Никто не видит реальных дел. Всем всегда всего мало. Акайо прав, даже если поселить за стенами в богатом доме, они всё превратят в свинарник, потому что сами по натуре свиньи.

Сжал от злости кулаки.

Да, мне было обидно. Чёрт бы их побрал! Что они сделали в своей жизни? Выкидывал дерьмо из-под коров и лошадей? Сомневаюсь, что кто-то из них за все прожитые года смог достичь того, чего я достиг за эти недели. Спасти людей, встретиться с богами и расправиться с бандой.

— Ничтожество, — процедил сквозь зубы.

Занятый своими мыслями, домчался до дома Сидзаки. Навстречу выскочил Кабэ.

— Ито-сан? — он, как всегда, улыбался. — Рад, что вы вернулись. Уже обсудили с Ито Джиро, что будете делать с нагами?

— Да, чуть позже они приедут, — я спрыгнул на землю. — Где Рангику?

— Внутри, — ван кивнул на бывшую харчевню. — Она там почти постоянно.

— Это хорошо.

Я хотел двинуться в ту сторону, как со двора послышался женский голос:

— Ито-сан?

Обернувшись, увидел идущую к нам Иоко.

— Вам настолько не понравилась моя стряпня, что решили больше здесь не появляться? — спросила она, когда подошла почти вплотную.

Кабэ тихонько сбежал, прихватив лошадь.

— Разве тебе это не нравится? Мне казалось, что мы договорились. Я буду редко появляться. Вы живёте в своё удовольствие.

— Ну да, помню, — кивнула та и посмотрела на меня несколько отрешённо. — И всё же не понимаю, почему вы так избегаете нас. Мучает совесть из-за моего мужа?

— Да, — признался я. — А ещё уйма дел. Ты ведь знаешь, что произошло вчера.

— Нашли поселение наг и пещеры с кристаллами рики. Богатый улов.

— Особенно на проблемы, — хмыкнул я. — Кстати, сегодня сюда прибудут Акайо и Джиро. Возможно, остановятся в доме. Надеюсь, к их приезду всё будет готово.

— Обязательно, — кивнула Иоко и мило улыбнулась. Казалось, что ей нравится быть нужной. — Можете на меня положиться.

— Только если ты сама этого захочешь.

Женщина смущённо отвела взгляд.

— А разве вас здесь не будет, когда они приедут?

— Пока не знаю. Ты и сама понимаешь, что всё может измениться в любой момент.

Тёплая ладонь прикоснулась к моему плечу.

— Береги себя, Тсукико, — прошептала Иоко и двинулась обратно в дом.

Я же довольно улыбнулся (а как же, мой гарем потихоньку разрастается настоящими чувствами, а не потому, что «надо») и направился к госпиталю.

Там меня встретили детские крики. А стоило подойти ближе, как дверь распахнулась, чуть не ударив меня в нос. Наружу высыпалась небольшая орава ребятишек. Но стоило заметить меня, как они замерли на месте и опустили взгляды.

— Простите нас, Ито-сан, — пропищала одна из маленьких неко.

Что-то слишком много за последнее время слышу извинений. Это начинает напрягать.

— Всё в порядке, — сказал им с улыбкой. — Но постарайтесь так не бегать, иначе можете кого-нибудь задеть.

— Угу, — было мне ответом, после чего ребятня убежала в сторону.

М-да, кто бы меня слушал.

Вошёл в госпиталь и сразу столкнулся с Рангику.

— Тсукико? — удивилась та. — Чего так рано? Или дела не ждут?

— Их слишком много. Как у вас здесь?

— Уже лучше, — довольно произнесла женщина и провела меня вглубь помещения.

На некоторых кроватях до сих пор лежали дети. Но тихое сопение и мерно вздымающееся одеяло говорило о том, что они всего лишь спят. Значит, об их здоровье можно не волноваться. Между ними ходило несколько крестьянок. Они заправляли постели тех, кто только что убежал. Но, увидев меня, выпрямились и поклонились.

— Ито-сан, — заговорила первая женщина. — Мы рады вас видеть.

— Это помощницы, — пояснила Рангику. — Кабэ нанял нескольких крестьян. Сам понимаешь, моих двух рук не хватает.

— Правильно поступил, — согласился я и кивнул женщинам. Те заметно расслабились и продолжили своё дело. — А где Изуди?

— Здесь, друг мой, — раздался голос за одной из балок.

Я не сразу заметил приятеля. Он сидел у кровати, где мирно спала Аки. Смотря на неё, на лице вана светилась улыбка.

— Она очень довольная, — сказал Изуди. — Столько внимания от сверстников ещё никогда не получала.

— Это радует, — улыбнулся ему в ответ, а потом посмотрел на кицуне. — Кстати, Рангику, надо с тобой и это обсудить.

— И это? — переспросила она. — Значит, есть ещё какие-то вопросы?

— Достаточно, — я обратился к Изуди. — Как себя чувствуешь?

— Терпимо. Тело болит, а нога, будто в тиски попала. Но наша рыжая бестия поставила меня на ноги.

— Поговори мне ещё, — огрызнулась та, но без обиды.

— Поправляйся, я ещё приду, — кивнул приятелю и потащил за собой кицуне. — Где Асэми?

— Дома, вчера допоздна мне помогала и… — Рангику осеклась на полуслове. — Ты назвал её по имени. Откуда…

— Я слишком много знаю, — не стал вдаваться в подробности и вышел наружу, кицуне последовала за мной.

На улице нас встретил гомон ребятни. Было отрадно видеть, как они резвятся и живут полной жизнью.

— В чём дело, Тсукико? — возмутилась женщина, когда я перешёл дорогу и остановился у двери её дома. — Откуда ты знаешь имя девочки? Даже она его не помнит.

— О как. Тогда откуда ты знаешь? — хмыкнул я.

— Правда хочешь это услышать?

— Придётся поделиться. Она спит?

— Скорее всего. И мне совсем не хочется её беспокоить. Давай поговорим в другом месте, — попросила женщина и неспешно зашагала по улице.

Я двинулся следом. Наверное, был слишком горяч, но время не терпело. Разъярённая Этти может быть где-то рядом.

— Расскажи, что тебе известно, — попросила Рангику, посмотрев на меня. — Потому что я знаю очень мало.

— А ты уверена, что хочешь вникать?

— Она кицуне. Одна из немногих, кто остался жив после безумия неко. Мы должны держаться вместе. Поэтому мне необхожимо знать о ней всё.

— Хорошо, — кивнул я и начал: — В школе у нас была учительница, Этти. Тоже кицуне. Она приходила и к нам в поместье по выходным. И, как потом оказалось, Асэми её дочь. Сегодня утром нашли два растерзанных трупа. Пара ванов, которые пытались забить Асэми камнями. А потом мне сообщили, что Этти покинула школу и больше не вернётся.

— И ты думаешь, что это она отомстила?

— Почти уверен. Но мне не жалко тех уродов. На самом деле они заслужили такую смерть. Уже два раза я устраивал им серьёзную взбучку. Вряд ли в их головах прибавилось ума.

— Понятно, — Рангику внимательно посмотрела на меня. — А как же общество «Чистоты»?

— Ты и об этом знаешь?

— Лишь частично.

— Состоишь в нём?

— Нет, — покачала головой. — Слишком безумные у них идей. Хотя мне предлагали. Знаю, что трепетно относятся к людям в нашем мире. Как я понимаю, они к тебе присмотрелись. И Этти был из их числа. Наверное, следила за тобой?

— Именно так. После чего в школе рассказала о Асэми. О том, что считала дочь мёртвой. Это они ворвались к тебе в дом, когда я убил Сидзаки.

— Уже поняла. И командиром тоже была Этти. У нас, кицуне, довольно тонкая связь. Мы чувствуем эмоции друг друга. Некоторые даже могут читать мысли.

— Так она и поняла, что встретила дочь, — мы ушли довольно далеко от её дома и остановились на обочине дороге, подальше от любопытных взглядов. — Этти сказала, что вскоре сбежит, и не хочет, чтобы дочка знала о ней. Ведь Асэми до сих пор ничего не помнит?

— Нет, — ответила Рангику. — Память приходит отрывками. И они не очень приятные. Иногда я слышу, как она вскрикивает по ночам.

— Так каким образом ты узнала её настоящее имя? Встречалась с её матерью?

— Да, она приходила к нам всего один раз, вчера вечером, когда ты уехал в поместье. Ничего не говорила и не просила. Просто посмотрела на Асэми, а потом убежала.

— Видимо, прощалась, — пробормотал я.

— Так и было, — кивнула кицуне. — Только после этого я поняла насколько сильная между ними связь.

— Это хорошо, тогда ей ничего не угрожает.

— Ты думал, что родная мать может навредить дочери? — презрительно усмехнулась Рангику. — У нас такого не бывает. Не знаю, как с этим обстоит у людей или неко, но лисы любят своих отпрысков. Чтобы не произошло.

— Ладно, ладно, — вскинул руки. — Ты хорошая, я плохой. Но мне на это, уж прости, наплевать. Просто, увидев трупы ванов, испугался.

Рангику пристыженно опустила взгляд.

— Извини. Твои поступки благородны. Я не могу привыкнуть, что ван бывают добры к нашему народу.

— Могут, — улыбнулся в ответ. — По крайней мере, на моей земле.

— На твоей? — прежняя Рангику вернулась и посмотрела на меня блестящими от смеха глазами. — Сколько тебе лет, юноша, что так властно разговариваешь. Тридцать, сорок?

— Семнадцать.

— Что?

— У нас, людей, всё движется несколько иначе.

— Ладно, — взмахнула она рукой, — не суть. Просто я поражена тем, что у тебя так ловко всё получается.

— Видимо, мне везёт.

При этих словах рука невольно потянулась к небольшой сумке на плече, где лежала камэоса в виде богини милосердия. Вполне возможно, что именно под её покровительством мне сопутствовала удача.

— Не прибедняйся, — Рангику слегка хлопнула мне по плечу.

Но руку сразу не убрала. Женщина замерла, глядя прямо в глаза. Её ладонь медленно скользнула по моей груди и остановилась чуть выше пояса. Внезапно кицуне отступила и отвела взгляд.

— Лучше тебе пореже со мной общаться, — произнесла она. — Неправильно на меня влияешь.

— А может быть, наоборот, правильно?

Я не упустил возможность поиздеваться на ней и сделал шаг вперёд, встав почти что вплотную. Но на этот раз Рангику контролировала себя. Вновь бросив на меня взор, улыбнулась.

— Может и правильно. Есть только один способ проверить. Но не советую им пользоваться.

— Почему же?

— Спина будет болеть.

— Готов рискнуть.

Рангику ничего не ответила. Лишь покосилась на меня алчным взглядом, а потом перевела тему:

— Ты хотел что-то узнать на счёт Изуди, помнишь?

— Да. Ты ведь мастер зелий и снадобий. Должна знать, что может исцелить его дочь.

— Это мне, конечно, льстит. Но не путай деревенскую знахарку и императорского лекаря.

— Что-то мне подсказывает, ты умело совмещаешь обе эти личности.

— И снова бесстыдная лесть, Ито-сан, — кицуне вновь одарила меня лукавой улыбкой. — Однако даже мне не удастся помочь. Здесь нужна воистину божественное вмешательство.

— То есть никаких снадобий или зелий создать нельзя?

— Прости, Тсукико. Но лично я подобного не знаю. Думаю, что можно. Вот только тебе придётся найти настоящего мастера в этом деле. Я могу залечить кости или затянуть рану. Но чтобы поставить на ногу калеку. Тем более, как Аки. Нет, здесь я бессильна.

Значит, остаётся божественная воля. Что ж, есть у меня одна такая знакомая.

— Кстати, ты узнал у Шаторо, кто был третьим? — вновь изменила тему Рангику.

— Да, — невольно сжал кулаки. — Мате.

— Этот толстяк?! — женщина не удержалась и вскрикнула, чем привлекла и без того постоянное внимание снующих туда-сюда ванов. Стоило одному из них нас заметить, как эти ушастые сразу повылезали со всех щелей. — Но как?

— Мне надо объяснять, как это происходит?

— Нет, я не то хотела сказать, — запричитала кицуне. — Просто не могу поверить. Он, конечно, тот ещё хмырь, но, чтобы изнасиловать бедняжку Мэй…

— У всех них сволочная натура. Но меня больше раздражает, что я самолично выгнал его.

— М-да, проблемка. Как думаешь его искать?

— Пока не знаю. Джиро обещал помочь. Надо ещё спросить Изуди. Может он в курсе, куда тот мог направиться.

— Может, — Рангику на мгновение задумалась. — Наверное, это не моё дело, но у меня есть идея.

— Какая? — сразу заинтересовался я.

— Идём.

Женщина схватила меня за руку и потащила к себе домой. Я только и успевал за ней, стараясь не спотыкаться. Встретившиеся на пути ваны провожали удивлёнными взглядами. Некоторые даже одобрительно подмигивали. Наверняка в их головах были пошлые мысли. Да у меня самого они могли появиться, если бы увидел нечто подобное.

А когда Рангику распахнула дверь, то бесцеремонно впихнула внутрь. Асэми уже проснулась и возилась у большой печи. Одетая в лёгкую ночную рубашку, пристыженно прикрылась, стоило мне оказаться рядом.

— Не бойся, он не кусается, — заговорила взрослая кицуне, войдя следом. — Асэми, нам нужен твой дар.

— Какой ещё дар? — не понял я.

— Сейчас всё узнаешь.

Девушка молча кивнула и убежала за ширму, что прикрывала проход во вторую комнату в дальнем левом углу. Раньше я на это не обращал внимания. Но вот, оказывается, что в здании есть ещё помещения.

— Недавно мы обнаружили у девочки необычный дар, — продолжила Рангику, присев передо мной на краешек стола. — Она может взять след.

— Как собака? — насмешливо переспросил я.

— Примерно так, — не стала отпираться женщина. — Она может выследить вана, где бы он ни был. Достаточно лишь вдохнуть запах крови.

— О как, — изумлённо вскинул бровь. — И как вы до этого дошли?

— Ну, скажем так, я встречалась с обладателями подобных способностей, — пожала плечами Рангику. — Ты мало что обо мне знаешь, Тсукико. Мне довелось пережить не одну войну. И теперь, могу с уверенностью сказать, что вижу гнилых ванов почти сразу.

— Но в Мате ты этого не заметила.

— Почему же? Он гнилой человек. Просто мы мало общались, и я не могла и подумать, что он падёт до такого, — и тут она нахмурилась. — Тсукико, возможно, это поможет тебе найти его. Но в таком случае Асэми придётся отправиться с тобой. И я за неё буду очень переживать.

— Успокойся, — попытался заверить её. — С ней всё будет в порядке. Я лично за это ручаюсь. Ты не пожалеешь, что решилась раскрыть мне такой секрет.

— Уже желаю, — хмыкнула та.

В это время из-за ширмы показалась девушка. Облачённая в облегающий костюм, наподобие моего. Красные вставки подчёркивали пышный рыжий хвост и длинные огненные кудри. А на груди огромный вырез, из которого так и норовили вывалиться…

— Да ты издеваешься? — пробормотал я, не в силах сдержать удивления.

— Вам не нравится, Ито-сан? — нервно переспросила девушка. — Я могу переодеться в обычную одежду. Но Рангику-сан сказала…

— Оставь, — прервала её взрослая кицуне и обратилась ко мне. — Её костюм также сделан из шкуры мору, — вскинула руку, прервав мой логичный вопрос. — Даже не спрашивай, где я её взяла. Всё равно не поверишь, — после чего спрыгнула на пол и подошла ко мне. Поднявшись на носочках, игриво прошептала на ухо: — А если Этти узнает, что ты так похотливо пялился на её дочь, то станешь таким же хладным трупиком, как и те два охламона.

Пришлось прикрыть челюсть и взять себя в руки.

— Асэми, мне нужна твоя помощь, — обратился к девушке. — Я должен найти одного вана. И только ты на данный момент, способна к нему привести.

— Я согласна, — без лишних вопросов ответила та и задорно кивнула, отчего большие (а они и правда оказались достаточной величины, чтобы вместиться в мою ладонь) груди всколыхнулись.

Вот чёрт, поездочка будет весёлой.


* * * | Возмездие | Глава 22