home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



День 3

Проснулся он оттого, что кто-то водил рукой у него по лицу. Олег открыл глаза и попытался почесать щеку, но рука уперлась в стекло. Фантомное ощущение, будто кто-то упер палец ему в скулу, было настолько сильным, что он несколько секунд кривился и напрягал щеки, стараясь избавиться от него. Он задумался, а не проходил ли здесь Эрни, пока он спал. И разбудил бы тот его, если бы все же прошел мимо?

Часы показывали два часа ночи, значит, привал длился почти четыре часа. Вчера был тяжелый день, и когда Олег поднимался, то ожидал почувствовать слабость во всем теле, но на удивление ее не было. Голод немного отступил, и в целом он чувствовал себя бодро. Конечно, стало немного тоскливо, когда он посмотрел в обе стороны коридора и увидел лишь черные точки горизонта вдали. По всей видимости, путь предстоял неблизкий, но делать было нечего: не останавливаться же посреди пути, и Олег пошел.

И тут же замер на полушаге. Оказалось, что он не помнит, с какой стороны пришел и в какую надо идти. Оба конца коридора не отличались друг от друга, ему предстояло выбрать один практически наугад. Да, он вспомнил, что спал, прислонившись спиной к правой стене, значит, надо было встать и повернуть направо. Но он не был уверен, что во сне не встал и не привалился спиной к противоположной стене, тем более он всегда много ворочается по ночам. Олег постарался отыскать ориентиры, но их не было. Трубки и ящики на стенах были похожи, да и последнюю часть пути вчера он проделал с закрытыми глазами. Следов на полу не было никаких – поверхность абсолютно гладкая и прочная, а сами ботинки их не оставляют.

Он вздохнул и пошел направо. Это направление оказалось верным. Через шесть часов пути, показавшимися как полноценные двенадцать, коридор не закончился, впереди не показался спуск вниз, из которого он пришел. Вначале он обрадовался, а потом задумался: ведь Сфера имеет колоссальные размеры. Ее поверхность должна составлять многие миллионы квадратных километров, и те, кто ее построил, могли сделать коридоры такими же длинными. Все вокруг не человеческих рук дело, поэтому нельзя быть уверенным в масштабах, которыми оперировали невидимые строители. Черная точка горизонта вдали, где пол, потолок и стены соединялись вместе, могла вести на многие миллионы километров вперед.

Четырнадцать часов, пятнадцать часов, шестнадцать часов. Олег начал подсчитывать, сколько времени он идет вперед от начала шахты. А затем начал играть сам с собой в пари, пытался угадать, насколько хватит его терпения и когда он уже повернет назад. Ведь даже если повернет сейчас, путь назад займет целых шестнадцать часов. Вправо-влево, вправо-влево. Покачивания, кажется, уже стали частью его жизни. Следующую часть пути ему представлялось, будто он стоит на месте, а коридор, наоборот, подвижен и плывет к нему навстречу. Для этого достаточно только покачиваться влево-вправо, и коридор, как по команде, начинает пропускать его через себя.

Тук-тук-тук, тук-тук-тук, тук-тук-тук: звуки шагов раздаются в скафандре. Олег так давно их слышит, что не заметил, когда начал раздаваться третий шаг. Тук-тук-тук. Два шага его и третий позади. Он обрадовался, подумал, это Эрни догнал его, обернулся, но никого не увидел. Олег снова пошел дальше. Тук-тук-тук, тук-тук-тук. Будто кто-то шагает позади и с каждым шагом становится все ближе. Он вспомнил старую примету: если идешь по улице ночью один и слышишь третий шаг, нельзя оборачиваться три раза – иначе смерть. Олег мысленно посмеялся над народной страшилкой, но внимание не сбавил. Третий шаг стал слышен отчетливее, словно преследователь подошел уже близко и вот-вот положит руку ему на плечо. У Олега зачесалась кожа под скафандром.

Он обернулся снова, но увидел лишь бесконечный коридор, скрывающийся вдали, и пошел дальше. Незнакомец словно этого и ждал, он подошел еще ближе, третий шаг слышался вплотную. Олег ясно ощущал, как некто идет позади него в сантиметре, и только из-за шлема он не чувствует горячего дыхания на затылке. Олег прикрыл глаза и ускорил шаг, он прижал руки к телу, чтобы случайным движением не задеть преследователя.

Казалось, невидимый человек вот-вот подпихнет его. Олег стал идти короткими шагами, выбрасывая ноги вперед, чтобы преследователь не наступил ему на пятку. Он хотел обернуться, но не мог – примета не позволяла. Шальная мысль подсказывала остановиться резко, чтобы незнакомец наткнулся на него. Но только при мысли об этом у Олега замирало сердце.

Так он шел дальше и старался думать о других вещах, но мысли всегда скатывались к незнакомцу у него за спиной. Олег не знал, кто он такой, что ему нужно, но был уверен, что тот его сейчас схватит.

Затем Олег постарался ни о чем не думать вообще, выкинуть все из головы и успокоиться, освободить разум. Он представил Тихий океан без единой волны, гладкий и блестящий на солнце. Представил, как плавает в нем. Только он и глупые рыбы, не умеющие двигать глазами и постоянно плавающие боком к нему. Мираж с преследователем постепенно забылся, и Олег списал его на причудливое эхо, разве что немного странное для такого коридора.

Еще через три часа, когда Олег абсолютно забыл, куда и зачем идет, черная точка вдалеке начала увеличиваться, это произошло так неожиданно, что он не сразу поверил. Она сменила цвет, и слилась с окружающим серовато-зеленым.

Впереди он распознал поворот коридора, по крайней мере, так казалось издали: тоннель закончился и повернул куда-то влево. Внизу на полу лежала разноцветная груда хлама, что-то погнутое, раскрошившееся, разобранное на части, ржавое, прогоревшее, со рваными дырами посередине. Олег сразу понял: чем бы ни была эта куча раньше, каким бы целям ни служила, сейчас это обыкновенный мусор, который кто-то конкретный принес и выкинул здесь.

Он подошел ближе и заметил на самом верху один странный предмет: среди обломков железа и пластика лежало металлическое пугало. Выглядело оно совсем просто, шест туловища, перекладина вместо плеч, две спускающиеся вниз руки. Вместо ног колесо, наверное, чтобы чучело могло ездить. Головы не было совсем. Олег наклонился ниже, чтобы рассмотреть его поближе. Руки у пугала были связаны между собой и привязаны к туловищу, в колесо между четырех мощных спиц вставлена палка и так же обмотана проводами. Вдоль всего туловища связавшие приделали металлический костыль, чтобы полностью лишить пугало движения. Олег протянул руку и коснулся плеча чучела, оно осталось лежать неподвижно. Его простая форма напомнила ему одноколесный велосипед.

Олег вытащил нож, вставил его между связывающими проводами у колеса пугала и надавил. Провода разошлись, но не разорвались, медная жилка внутри не дала разрезать изоляцию, нож здесь оказался бесполезен. Он нашел место, в котором провода завязаны в узел, вязал его явно испуганный человек или нечеловек. Узел был большой, перемотан несколько раз, затянут и завязан со всех сторон, чтобы наверняка не развязался. Он поддел ножом самый верхний, распутал его и убрал в стороны концы проводов. Под узлом показался второй узел, и его Олег развязал тоже.

Весь ком проводов оказался завязан больше двух десятков раз, Олег развязал его за три минуты, сложные места он раскручивал, слабые разрезал. Последний провод лопнул, колесо чучела стало свободным, Олег попытался покрутить его, не смог, оно заклинило или изначально не было предусмотрено для движения. Кому понадобилось его связывать, он не представлял.

Следом он принялся за руки, поперек корпуса была намертво привязана железная перекладина, он вставил нож между проводами на уровне локтя чучела и надавил им снизу вверх. Пара слабых проводов растянулась, но не разрезалась. Их Олег поддел серединой лезвия и надавил сильнее. По руке у него пошла вибрация оттого, что нож столкнулся с прочной жилой. После нескольких таких узлов придется заново его затачивать. Провода разошлись, Олег взял свободные концы и принялся их отматывать, ком размером с кулак постепенно уменьшился, локоть пугала освободился, он выкинул прочь обрывки проводов.

Костыль больше не мешал руке чучела двигаться, Олег постарался согнуть у него руку, насколько позволяло привязанное к туловищу запястье. Локоть не сдвинулся, более того, Олег не заметил на нем никакого шарнира или соединения, будто предплечье чучела приварили к плечу, и конструкция никогда не допускала его движения.

Последним элементом, связывающим правую руку пугала, был самый большой ком проводов, прямо возле кулака. Олег не стал его раскручивать, это наверняка заняло бы слишком много времени. Он вставил нож и принялся разрезать узел проводок за проводком. Там, где они не хотели разрезаться, он давил всем телом, и они лопались.

В середине узла Олег остановился, и стал раскручивать его, дело пошло быстрее. Он взял целую горсть разрезанных проводов и перекинул через ось туловища, узел уменьшился еще вдвое. Он взял вторую горсть, перекинул в другую сторону, и от узла ничего не осталось.

Тогда-то рука пугала чуть не сбила его с ног. Она зашевелилась, уперлась в пол, пугало встало целиком во весь свой метровый рост. Не успел Олег опомниться, оно уже мчалось по коридору в обратную сторону, откуда он пришел. Его левая рука все еще была обездвижена, к локтю привязан костыль, но это не мешало ему балансировать на одном колесе. Чучело умчалось вдаль и вскоре исчезло из виду.

С минуту Олег смотрел ему вслед, не понимая, что сейчас произошло, а потом перевел взгляд на кучу мусора под ногами. Ничего интересного там больше не нашлось: обычные промышленные отходы, непонятно откуда взявшиеся здесь. Он отправился дальше и сразу увидел, что впереди не поворот, коридор ведет в просторное помещение с высоким потолком. Олег приблизился вплотную к углу, и некоторое время боялся выглянуть. Там раздавался шум, похожий на звук падающих кастрюль, иногда он затихал, а потом, словно испугавшись затянувшейся тишины, продолжался вновь. Он гадал, что за помещение может быть за углом. Воображение тут же нарисовало толпу уродливых инопланетян прямо за поворотом, и, пересилив себя, он высунул голову, чтобы посмотреть.

Никаких живых существ видно не было, только очень-очень большое помещение, каких он в жизни не видел. Олег остановился в дверях и постарался определить его размеры. Самая длинная его стена уходила влево на десятки километров, и самое обидное, оказывается, весь путь, что он шел по коридору, пролегал вдоль этой самой стены. Коридор, по которому он шел почти двадцать часов, вплотную прилегал к помещению, а он даже не задумался, что по левую руку от него, прямо за стеной, было большое свободное пространство. Почти таким же, как в длину, помещение было в высоту: потолок казался еще более далеким, чем небо. В ширину оно было совсем маленьким, не больше километра, отчего немного терялась его грандиозность: оно было длинным, высоким, но очень тесным.

Еще с порога Олег увидел, что комната полностью выкрашена в светлый цвет. Краска виднелась на полу, на стенах, на потолке, она-то и притягивала содержимое помещения. Все пространство оказалось завалено мусором, Олег много раз видел промышленный мусор, это был именно он. Куски обшивки, теплоизоляция, жженая резина, стекло, листы жести, трубы, прямые и изогнутые, дырявые глушители, целлофановая пленка, этикетки непонятно из-под чего, алюминиевые профили с вырванными заклепками, старые порванные сапоги, провода, и поверх всего выделяется корпус спутника МГС-7, погодного специализированного. С него сняли все, что можно, остался лишь голый корпус, снизу заваленный мусором, наполовину накренившийся набок. Олег отвернулся, он не мог смотреть на этот безжизненный скелет, побывавший в нечеловеческих руках. Спутник находился на самом краю помещения и загораживал львиную долю обзора. Позади виднелись еще большие груды мусора. Кто-то выложил их, оставляя между горами большие проходы и, судя по всему, кто-то невидимый прямо сейчас занимался этим.

Вновь раздался звук падающих кастрюль, вдали вершина одной из гор обрушилась и потеряла форму, мусор полетел во все стороны, распластался по полу и нарушил более-менее стройный порядок. Олег подскочил к ближайшей куче мусора и вжался в нее. Белое существо, похожее на то, чью спину он видел недавно, вышло на свет и предстало во всей своей омерзительной красоте. Существо действительно было красиво, если считать любое произведение природы красивым, но при этом фотографию такого существа легко можно было бы использовать как рвотное средство. Ростом оно могло достать человеку до груди, если бы не ходило на четвереньках. Все его тело было белым, в некоторых местах даже прозрачным и напоминало худую личинку-переростка, не сумевшую превратиться в бабочку.

Существо выбежало и тут же начало собирать опрокинутый мусор, оно руками загребало целые охапки легких материалов, вставало на две ноги и относило к куче, передвигаясь не разгибая коленей, совсем как собака, вставшая на задние лапы. В следующий раз существо попыталось захватить больше мусора, но, видимо, порезалось или что-то прищемило, и отскочило назад, прижимая руку к груди. С минуту оно рассматривало травму, а затем взяло одну из вещей и с протяжным визгом зашвырнуло прочь. На этом оно не успокоилось, выборочно стало хватать попадающиеся под руку предметы и бросать в случайном направлении, один полетел в сторону Олега.

Существо попыталось поднять кусок железной арматуры, это оказался толстый стержень, напоминающий гриф от штанги, весом килограммов двадцать, не меньше. Существо смогло оторвать только один конец арматуры от пола, второй волочился следом. В последний момент оно все же сумело поднять груз до уровня пояса, но когда попыталось бросить подальше, арматура выпала и чуть было не ударила его по ноге. Существо отпрыгнуло назад и больше не возвратилось, ушло прочь, размахивая руками над головой.

Олег смотрел тому вслед, не зная, что и думать. Не такого поведения он ожидал от высокоразвитых существ. Он снова остался один, наедине с аккуратными горами мусора.

Он двинулся дальше, мимо мусорных гор, разобранных спутников и барахла разного рода. В одной из куч он увидел отходы электроники, типичные зеленые платы с микросхемами. Почти все они оказались целыми. Олег повертел их в руках одну за другой и даже не понял, откуда они изъяты, может, от радио, а может, от пожарной сигнализации или калькулятора. Проводов вокруг валялось в избытке, и телефонных, и электрических, разбирайся он чуть-чуть больше в электронике, смог бы собрать антенну. Социология же здесь оказалась бессильной, Олег со своей докторской степенью смотрел на эти резисторы и транзисторы, как индеец на паровоз. Он взял один моток проводов на всякий случай, а потом сразу выкинул: для того чтобы связать что-нибудь, у него есть веревка. Он собрался уходить, но вернулся и все же подобрал один моток проводов, много места он не займет.

В соседней куче мусора он увидел грязную рабочую ветровку со светоотражающей полосой. Он подошел, приподнял ее и приложил к животу. На спине белыми буквами было написано: «Elevator service». Куртка принадлежала человеку немного выше его, с рукавами, способными закрыть его руки целиком вместе с ладонями. Олег отбросил ее в сторону.

«Это человеческий мусор, – подумал он. – Здесь».

Он попытался понять, каким образом здесь оказалось все это барахло, но ничего пока было не ясно. Не вывалила же его здесь мусороуборочная машина и не со спутников он взят.

Впереди он рассмотрел выход из помещения, Олег направился к нему, обходя искусственные преграды. Время пролетело незаметно, короткий путь до конца помещения закончился быстрее, чем Олег успел обдумать последние мысли. Впереди он заметил такой же проход, из которого вышел, только вел он отнюдь не в коридор, а во второе просторное помещение. Еще издали он заметил широкие стены, отставленные друг от друга на несколько километров. Это была вторая такая же комната, близнец первой.

Она оказалась пустой абсолютно. По размерам она была точно такой же: длинной, высокой, но узкой. Тем не менее здесь все равно уместились бы все постройки небольшого городка вместе с магазинами, садами, школами и тысячами жилых домов.

Вдалеке, у подножия противоположной стены, он разобрал какие-то двигающиеся точки. Может, это было и не у самой стены, а где-то в центре помещения, потому что невозможно рассмотреть силуэт человека с десятка километров. Точками, как показалось Олегу, были те омерзительные нелюди. Олег тут же лег на пол животом вниз. Если он еле смог рассмотреть издалека тела, стоящие прямо и передвигающиеся вприсядку, то, возможно, они не заметят его, лежащего на полу.

У него не было подзорной трубы, поэтому он никак не мог узнать, чем они там занимаются. Пятнадцать или двадцать особей стояли на месте, в то время как две ходили вправо и влево. Ему показалось, что среди них стоит одна большая особь, с крупным телом. Она выглядела не как точка вдали, а как запятая. С минуту он лежал неподвижно, ничего нового не увидел, а потом пополз дальше, прочь из этого помещения, – впереди виднелся второй проход.

Выход из помещения казался близким, не дальше чем в километре, но он не смог проползти и десятой части. Скафандр давил сверху, создавалось впечатление, что на нем кто-то сидит. В этот раз он заскучал по низкой гравитации. Олег поднялся и побежал вперед, согнувшись пополам. Он не знал, как выглядит издалека, наверняка не больше точки, если не вставать во весь рост.

Так он преодолел весь путь: наполовину шагом, наполовину перескоком, выдавая себя за одного из этих существ. Он приблизился к проему в стене и тут же присел возле него. Впереди за стеной находилась дорога, узкая, метров пять. На ней не было ни разметки, ни знаков, но она очень напоминала земную автотрассу.

Олег хотел выйти вперед, но испугался, что его тут же собьет несущийся на большой скорости автомобиль. Он даже инстинктивно поискал светофор, из-за чего некоторое время боялся высунуть голову и заглянуть за угол. Чтобы идти дальше, ему надо было сделать шаг, но он не мог, казалось, он начал весить целую тонну и не способен даже приподняться.

Автомобилей здесь быть не могло, он пересилил бессмысленный страх и заглянул за угол. За стеной оказался коридор, какой он видел совсем недавно, только его стены были абсолютно гладкими, без каких-либо ящиков и труб. Но потолок был гораздо выше, на том же уровне, что и в помещениях, то есть в нескольких десятках километров, но настолько плохо виден, что казалось, будто его вообще нет, из-за чего высокие параллельные стены выглядели бесконечными, уходящими ввысь, и напоминающими огромные тиски. И что его больше всего удивило, это само направление коридора – он тянулся слева направо, то есть от Сферы куда-то прочь вглубь.

Он уже прошел сотню километров от поверхности Сферы и, судя по всему, она продолжает тянуться еще дальше. Это вовсе не тонкая перегородка вокруг Земли, как он думал сначала.

Он тут же представил бесконечный коридор, уходящий далеко-далеко, к далеким планетам, созвездиям, галактикам. «Нет, – успокоил он себя. – Такой тоннель точно невозможно было бы построить, никакой разобранной на части планеты не хватило бы на его создание».

Где-то минуту он стоял и раздумывал, в какую сторону идти. С одной стороны, хотелось повернуть налево и оказаться поближе к Сфере, там, возле Земли, он бы чувствовал себя уютнее. С другой стороны, дорога направо вела неизвестно куда, это была загадка, и любопытство подталкивало свернуть туда. В его голове началась борьба здравого смысла и любопытства. Но чень сложный выбор стал очень легким, после того как он совершил его.

Он выбрал дорогу налево, но перед тем, как возвращаться обратно к Земле, решил разведать правую дорогу, узнать, что она скрывает. Сходить туда ненадолго: час – в одну сторону, час – в другую. Времени много не уйдет, зато, вероятно, что-нибудь можно найти.

Олег повернул направо. Теперь Сфера и Земля остались у него за спиной, и с каждым шагом он все больше от них удалялся.

Второй особенностью коридора было освещение, оно было таким же, как в других местах, только выглядело по-другому из-за легкого отличия в цвете. Вместо темного, серо-зеленого, оно походило скорее на серо-салатовое и поэтому казалось каким-то свежим, приятным. Такое было подозрение, что он переместился из технической зоны в парадную. Возможно, это была иллюзия: стены были абсолютно прямыми и поэтому выглядели немного красивее.

Потолок был виден, только если смотреть на него точно вверх, если чуть изменить направление и смотреть вверх и вперед, то расстояние до него значительно увеличивалось. Олег долго всматривался вверх, и вскоре возник странный визуальный эффект, будто пол исчез. Он шел, задрав голову, и не видел ничего, кроме двух бесконечных стен, а со временем, когда монотонные шаги перестали ощущаться, начало казаться, будто он летит, а чуть позже закружилась голова, и вот он уже не просто летит по прямой, а поднимается вверх, делает полную петлю, и возвращается на прежнее место. Казалось, будто он обрел крылья и способен двигаться в любую сторону, ограничиваемый лишь стенами. Это было похоже на наркотическое опьянение, однако стоило ему опустить глаза вниз, как видение пропало. Он опять шел по дороге, уходящей в непроглядную даль.

Как это ни странно, Олегу было немного стыдно идти по коридору. Конечно, никто ему не запрещал там находиться, знаков он никаких не видел, только никак не покидала мысль, что он не вписывается в окружающую грандиозность. Даже цвет скафандра резко контрастировал с окружающим. Невероятно высокие потолки и относительно приятный тон стен как бы говорили, что возведены они были для чего-то торжественного, праздничного, исторически важного. Он чувствовал себя неосторожным прохожим, случайно попавшим в объектив чужого фотоаппарата, и заслонившим чужое рукопожатие. Будто бы здесь должна пройти важная церемония, которую он может сорвать одним своим присутствием.

Незаметно для себя он ускорил шаг. Хотелось поскорее скрыться в ближайшем проходе, но, как назло, ни одного не было. Дорога была абсолютно прямой, без единого поворота, ответвления, даже стены были гладкими, как вода. Он прямо затылком чувствовал, как попал под чей-то полуразумный взгляд. Не враждебный, а какой-то сухой, изучающий. Тем не менее он старался скрыться и скорее покинуть коридор. Позднее он заметил, что идет не по центру дороги, а впритирку к правой стене, и хоть он был единственным, кто по ней шел, вовсе не хотелось выходить на середину.

Неожиданно скрутило живот. Чувство голода, которое отступило после сна, снова вернулось с еще большей силой. Олег посмотрел на часы, они показывали тринадцать тридцать, значит, прошло два с половиной дня с отлета и три дня с тех пор, когда он перекусил последним пайком. Желудок ненавязчиво напоминал о себе все последние часы, но он не обращал на него внимания, теперь же, когда наступил короткий перерыв, организм требовал еды, и как можно скорее. Он сейчас бы не отказался даже от вегетарианских лепешек, которые пекла его дочь. Или от той противной бобовой колбасы, которую она заказывала в Варшаве.

Одышка от усилий проходила очень медленно, и Олег присел на пол, чтобы передохнуть. Как ни старался он отвлечься, на ум приходило только засушенное мясо, хлеб, овощи, соки и даже майонез с разными вкусами из обеденных наборов, которые остались на борту челнока. Люди на базе говорили, что после нескольких месяцев в космосе одна и та же пища приедается и невольно начнешь мечтать о любой другой, будь то гречка, овсянка, борщ, или холодец. Олег пробовал обеденные наборы несколько раз, в тот момент они показались довольно вкусными. Теперь же он вспоминал о них как о высших шедеврах кулинарных искусств, особенно о засушенном беконе в вакуумной упаковке, об ароматном, слегка отдающем дымом вкусе… или о яблоках, сочных, красных, хрустящих, вместе со стаканом обыкновенной воды.

Стоило только представить их вкус, как Олег тут же его почувствовал. Фантомный запах это когда вспоминаешь и начинает казаться, что он действительно где-то поблизости. Ощущение было настолько правдоподобным, что Олег на секунду задумался, не спрятана ли у него под скафандром долька маленького яблочка или хотя бы его кожура. Он вздохнул и заставил себя не думать о еде.

«Олег Вячеславович, а ведь в космосе не будет пирожков с повидлом!..»

Он оперся спиной о стену. Глаза от долгой напряженной работы устали, и когда он их закрыл, заболели. Не будь на голове шлема, Олег бы растер их рукой, а так пришлось стряхивать слезы мимикой и гримасами. Трапециевидные мышцы на плечах также дали о себе знать, заныли от таскания рюкзака, пришлось разминать их пальцами. Олег всерьез задумался над тем, стоит ли избавиться от рюкзака или продолжить носить с собой. Последний вариант победил, ведь там остался запас газа для полетов.

Сидеть и ничего не делать было приятно, Олег уже и забыл, каково это. Захотелось вздремнуть немного, но он знал, что не получится: сон в эти часы не попадал в его режим. Пришлось ограничиться простым сидением с закрытыми глазами. Однако Олег ошибся, его глаза закрылись, казалось, прошло несколько секунд, открылись, и время было за два часа. Получасовой отдых оказался коротким сном.

Пришло время двигаться дальше, он поднялся и отправился в обратную сторону – к Сфере, к Земле. Высокий коридор уходил куда-то вдаль. Олег вдруг остановился. Он обернулся и посмотрел в ту сторону, куда вел коридор. На самом горизонте, где две стены образовывали вертикальную линию, ему показалось, он видит светлый стержень вместо привычной темной полосы. Он не мог сказать точно, привиделось это или нет, моргнул несколько раз и взглянул снова. Определенно еле заметный свет выделялся впереди. Он прошел несколько шагов, а затем еще. Быстрым шагом он отправился вперед, прочь от Земли, за странным видением.

Впереди показалась стена, высоченная, перекрывающая проход, в этом месте высокий коридор заканчивался. Он не мог поверить, что сто километров пути заканчиваются обыкновенным тупиком. Олег подошел вплотную к стене и остановился, едва прикоснувшись к ней стеклом шлема. Дальше идти было некуда. Он протянул руку и положил ее на стену, словно хотел ладонью, как сонаром, просканировать, что скрыто за ней.

Неожиданно стена подалась вперед. На ее середине появилась щель, образовывая две открывающиеся ставни. Стена оказалась гигантскими двустворчатыми вратами, пять метров в ширину и несколько километров в высоту. Олег тут же отскочил назад перед безликой тьмой, что показалась в щели между дверями. Ставни по инерции поехали дальше, врата распахнулись полностью. Сразу за ними начинался коридор без света, той небольшой части освещения, что работало в коридоре до врат, хватало лишь, чтобы выделить общие контуры коридора за ними. Казалось, кто-то взмахнул мечом и разделил коридор пополам на две части: один светлый, другой темный. Лишь несколько метров можно было разглядеть в самом начале уходящего вдаль пути, остальная часть сливалась в бесформенное пятно. Олег щелкнул переключателем на предплечье, фонарь на лбу загорелся. Он покрутил корпусом из стороны в сторону, круг света скользнул по полу, пролетел вдоль стены и скрылся вдали, оставив далекий черный горизонт нетронутым.

Олег сделал шаг вперед, но, перед тем как переступить со светлого участка на темный, наткнулся на невидимую стену. Он ударился о воздух перед собой и не понял, что произошло. Перед ним будто находилось мягкое и полностью прозрачное стекло.

– Силовой барьер, – прошептал он и тут же улыбнулся, будто только что встретил любимого героя из фильма. – Он есть.

Снаружи не было света, и, скорее всего, не было воздуха. Конечно, врата могут открыться, но, чтобы весь воздух не вышел, здесь стоит энергетический барьер.

Олег провел рукой вдоль стены, чтобы очертить границу защитного поля. Невидимый барьер не давал руке выйти наружу, и при этом пружинил, как подушка. Он почувствовал себя мимом, дающим представление, только зрителей рядом не оказалось.

Олег обернулся от смутного ощущения, буд-то сзади кто-то есть. Позади него на расстоянии нескольких километров, прижимаясь к полу, шли несколько белых существ. Они постоянно менялись местами и подталкивали друг друга так, что Олег не мог их сосчитать. Семь или восемь абсолютно точно направлялись к нему.

Они подошли гораздо ближе, чем были в пустом зале, и уже не выглядели точками. Теперь они были расплывчатыми кляксами на горизонте, меняющими форму в зависимости от положения тела. Врата у Олега за спиной сами по себе закрылись и мягко толкнули его сзади. Он стоял на ватных ногах, смотрел на приближающиеся сюрреалистичные тела.

Они хоть и преследовали его, но явно не спешили на встречу. Они походили на толпу подростков, которые все вместе хотят похулиганить и разбить витрину магазина, но каждый в отдельности боится этого и старается уговорить другого бросить камень. Существа приближались медленно, то и дело подталкивая одного переднего в спину, а тот, в свою очередь, все время притормаживал.

У них были совсем маленькие ноги, даже меньше рук, все они шли на четвереньках, кроме самого правого:, тот шел, упираясь в пол одной рукой, а вторую держал с оттяжкой, будто собираясь метнуть копье, в позе статуи с олимпийских игр. Но в руке у него ничего не было, ни копья, ни диска, ни метательного молота.

Чем ближе они подходили, тем медленнее шли. В самом конце, перед тем как остановиться поодаль, они просто перебирали ногами, стоя на месте. Они остановились на расстоянии немногим больше футбольного поля. Олег стоял один, спиной к вратам, они – в ряд напротив него. Ему даже показалось, что они будут стараться забить ему мяч в ворота, только самый крайний урод с оттянутой для броска рукой нарушал всю картину. Он думал, они вышлют вперед представителя, и тот будет с ним разговаривать или хотя бы пытаться, но существа стояли также безучастно, как он сам, будто его здесь и вовсе не было.

«Может, они хотят к вратам?» – подумал он. Олег отошел на самый край коридора, чтобы дать им пройти, но они остались стоять, а крайний справа стал замахиваться, будто сейчас что-то в него кинет. Олег раздумывал, может, тоже начать замахиваться, так, на Земле пугают диких собак. Но все же он решил не начинать встречу с запугиваний.

– Привет, – крикнул он. Олег медленно приподнял руку и помахал ею.

Существа засуетились, они стали обмениваться жестами, голосов он их не слышал – слишком далеко стоял, но видел те моменты, где они произносили речь. В этот момент их рты открывались и с полминуты они стояли так, открыв рот, а собеседник на них просто смотрел. Самый первый у них был вроде вождя, потому что говорил больше всех. Но авторитет у него был, видимо, невысокий, потому что все постоянно его толкали.

Тем временем Олег раздумывал, как он будет объяснять, что он прилетел с Земли. Сначала изобразит круглый шар, широко разводя руки и описывая ими круг, а потом укажет на себя. «Я с планеты Земля». Труднее будет с фразой «Мне нужно попасть на челнок».

Существа закончили переговариваться, они выстроились в ряд, несколько из них присели на пол, а крайний справа продолжил делать ложные замахи, будто сейчас бросит в него камень. Олег снова помахал рукой.

– Привет, – крикнул он изо всех сил, потому что знал, голосу сложно пройти сквозь шлем и распространиться в разреженной воздушной среде. Существа повскакивали и уставились на него, ни один не сделал ни шага.

«Что толку кричать, – подумал он. – Когда они языка не понимают».

Тогда он развел руки, описал ими полный круг, а потом указал на себя. «Я с Земли», он надеялся, они поймут. Поняли существа или нет, они не показали, все вместе остались стоять на четвереньках и смотреть в его сторону.

«Что-то же им надо, не просто так они здесь стоят».

Он присел в угол между стеной и вратами, на самый край коридора. Ноги он подтянул под себя и обнял колени руками, чтобы занять как можно меньше места. Если существа перестанут его бояться, они придут, сделают что хотели и уйдут. Олег опустил светофильтр на забрале, чтобы скрыть свое лицо. Если они не будут видеть его движений, им будет спокойней, а он получит шанс понаблюдать со стороны за действиями омерзительных существ.

Он опустил голову и некоторое время сидел неподвижно, нелюди вдали зашевелились, передний начал медленно приближаться, остальные пошли за ним. Они выстроились клином, Олег замер, чтобы их не спугнуть, даже дышать стал меньше. Они все шли, шаг за шагом, причем не к вратам, а точно к нему. Их мягкие руки прикасались к полу бесшумно, правый шел все так же на трех лапах, сжимая что-то в руке и держа ее на отдалении. Все вместе они походили на отряд омерзительных белых ниндзя.

Олег на секунду закрыл глаза, а когда открыл, они были совсем близко. Передний нелюдь стоял в нескольких шагах и внимательно его изучал, он тем временем изучил нелюдя. Его кожный покров был абсолютно прозрачным, кровь, наверное, тоже, потому что под кожей видны были очертания внутренних органов. В брюшной полости было самое темное во всем теле пятно, большой и неровный серый пузырь, напоминающий грязную вату. В остальном существо было белым и напоминало медузу, в которую вкололи несколько килограммов белой акриловой краски. Руки были совсем человеческие, четыре основных пальца, один противоположный, только суставов было больше, три вместо двух не считая костяшки, а вот ноги недоразвитые. Они не были жилистыми и не смогли бы несколько часов продержать нелюдя стоя. Между узких бедер не было и следа гениталий.

Лицо у существа было самым омерзительным, лысая макушка сразу переходила в выпуклые глазницы, нос был широкий, растекшийся по всему лицу, а рот как у верблюда, вытянутый, с мощными лицевыми мышцами.

Нелюдь стоял напротив него и разглядывал скафандр. Олег думал, догадывается ли тот, что это одежда, а не его собственное тело. Наверняка догадывается, ведь не может же быть у живого существа гладкого зеркального лица.

Существо выставило вперед руку и коснулось предплечья скафандра, сжало запястье. Олег сделал над собой усилие, чтобы не шевельнуться. Он почувствовал неприятное ощущение, будто слизняк ползет по телу. Он зажмурился, чтобы не смотреть, ему начало казаться, что с ним сейчас делают нечто непотребное. Существо обхватило его запястье и потянуло на себя. Олег напрягся, прижимая руку к колену, он оказался намного сильнее нелюдя, тот дергался всем телом, под прозрачной кожей сокращались дряблые белые мышцы. Он не смог сдвинуть руку человека, и это ему не понравилось.

Другие нелюди засуетились, они явно чего-то ожидали от контакта. Передний снова обхватил пальцами запястье Олега и стал тянуть на себя. Олег напряг руку, чтобы тот не сдвинул ее с места. Он сам не знал, зачем изображает статую, но раз начал, неловко было прекращать. Ноги нелюдя заскользили по полу в безнадежной попытке упереться, если б он не стоял на трех конечностях, потерял бы равновесие.

Олегу казалось, что он играет в перетягивание каната с калекой. Все это происходило в молчании, лицо существа ходило ходуном, его мощные губы танцевали сальсу. Оно так и норовило закричать, но сдерживалось изо всех сил. Нелюдь отстал от человека и по очереди обошел каждого из своих соплеменников, толкая их в сторону Олега. Нелюди подошли ближе, двое ухватились за запястье, еще пятеро встали за спинами, выглядывая друг у друга поверх голов.

Силы двоих нелюдей соединились, Олегу пришлось напрячь руку что есть мочи, чтобы они не смогли оттянуть ее на себя. Бицепс начал гореть от напряжения, рука, казалось, сейчас отвалится, но он смог найти силы и остаться в прежней позе. Следом подключились еще двое нелюдей, они ухватили своих братьев за спины и вчетвером, как упряжь, потянули руку Олега. Они навалились так сильно, что ему пришлось упираться всем телом. Он выгнул спину, ногами уперся в пол, но не смог сопротивляться. Они подняли его вверх и помогли встать на ноги, но в последний момент выпустили руку, и Олег повалился обратно на спину, потянув за собой вцепившегося нелюдя. Тот рухнул на него, забарахтался и завизжал, остальные отбежали прочь.

Олег вывернулся, выскочил из-под него, и отошел как раз вовремя. Лежащий нелюдь встал, в одно мгновение его руки были пусты, а в следующее у него в ладони показалось что-то темное. Он замахнулся и широкой дугой из-за головы запустил в него снаряд. Олег отошел вбок, снаряд стукнул его по ягодице, пролетая по касательной. Предмет ударился о врата позади и отскочил, со звяканием он покатился по полу и выкатился обратно под ноги. Олег узнал гайку, большую, человеческую, стальную, размером с грецкий орех. Для него осталось загадкой, где существо прятало снаряд все это время.

А нелюдь уже подошел к своим и стал отбирать у них с криками другие снаряды. Олег приготовился уклоняться, он никогда не играл в вышибалы и счел этот момент не самым подходящим, чтобы научиться. Существо запустило в него следующий предмет. Олег повернулся боком, болт пролетел мимо, ударился о врата и упал рядом. Следом полетела головка от молотка, но она оказалась слишком тяжелой, существо не смогло ее добросить, она упала в нескольких метрах и поехала по полу, Олег остановил ее носком ботинка.

За молотком полетел крупный подшипник, Олег пригнулся, и тот пролетел над головой. Пятый снаряд летел по высокой дуге, Олег его не видел, пока тот не ударился о защитное стекло шлема. Раздался противный скрежещущий звук, стекло полностью поглотило энергию удара и осталось цело, на пол упал прямоугольный стальной компенсатор.

Олег схватился руками за забрало, проверяя остались ли трещины. Трещин не было. Он поднял гайку, блестящую, отполированную до блеска, на плоской грани разглядел свое смутное отражение, взвесил ее в руке, размахнулся и бросил обратно в нелюдя. Гайка пролетела у того под ногами, стукнулась о пол и покатилась дальше, за спины существ. Он поднял болт, размахнулся и кинул туда же, болт упал шляпкой вниз прямо перед существами, ударился о пол, отскочил под неожиданным углом и ударил одного из толпы по голени. Существо взвыло, хотя удар был не так силен, оно опрокинулось на спину и стало растирать поврежденный участок.

Олег вытянул руку и хотел извиниться, только не понял как, выдавил из себя протяжный гласный звук и остался стоять с поднятой рукой, как человек на плакатах с социальной рекламой. Он сделал шаг вперед, остальные существа тут же подняли руки в замахе. Больной поднялся, взял появившийся из-за спины еще один болт, посмотрел на него и кинул в Олега. Одновременно с этим болты запустила вся толпа. Семь или восемь снарядов полетели прямо к нему. Он дернулся влево, наступил на подшипник под ногой, растянулся, чуть не сел на шпагат. На долю секунды успел испугаться, что мог порвать швы между ног.

Шесть или семь снарядов пролетели над головой, ударились о врата позади и выкатились обратно. Восьмой опустился ниже и ударил Олега по ребрам. Раздался глухой звук, как будто палкой по гнилому пню, Олег прижал руку к боку, ему показалось, там что-то треснуло. Кости ныли, при каждом движении в легких образовывался огненный сгусток.

Олег собрал несколько болтов, два подшипника, один срезанный кусок железа неизвестного происхождения, сложил их вместе на левой руке, прижатой к телу, а правой взял болт и постарался размахнуться. Под ребрами справа тут же стрельнуло, ушиб или трещина, она мешала ему высоко поднимать руку. Олег переложил болты на правую руку, а левой взял первый снаряд, неловко замахнулся, из-за головы, а потом кинул. Болт полетел по высокой траектории, где-то в вышине покинул зону действия притяжения, мягко поплыл вверх к потолку и больше не вернулся. Олег всю жизнь был правшой и никогда ничего не делал левой.

Он взял второй болт, размахнулся и кинул в сторону нелюдей. Он целился лишь примерно – знал, что промажет. Болт полетел криво, сначала вверх, потом вниз, ударился о пол, пролетев едва половину пути. Олег взял третий болт, но перед тем, как кинуть, представил, как кидает его правой рукой, как поворачивает корпус боком, потом делает одновременный рывок всем телом. Он сделал все как надо, болт сорвался с пальцев и полетел к нелюдям. Один из омерзительных нелюдей без труда словил его и тут же запустил обратно, как профессионал.

Олег видел, как болт приближается к нему, но не смог понять, в какую сторону уклоняться, дернулся влево, потом вправо, а в конце просто развернулся. Снаряд попал ему в заднюю часть ноги и наверняка задел важный нерв, по всему телу у него пробежала молния, а нога онемела. От неожиданности он дернулся и оперся о врата, те снова начали открываться. Позади него распахнулась ночь, он стоял на самой ее границе, поддерживаемый мягким силовым барьером.

Олег взял все снаряды, что держал, и разом бросил их в нелюдей, надеясь, что хоть один да угодит в мерзкую физиономию и, если повезет, выбьет пару зубов. Он устал от напряжения и глубоко задышал открытым ртом, внутри шлема стало жарко, пот потек по лбу. Болты, подшипники, компенсатор, все попадало, ничто не долетело до цели. Олег стоял и смотрел, как нелюди шагают вперед, поднимают с пола снаряды, взвешивают в руках. Настала минута передышки.

Первый болт не долетел, ему даже не пришлось уклоняться. Тот упал на пол, покатился и остановился у силового барьера. Олег сам уперся в барьер спиной, чтобы помочь себе стоять, правая нога постанывала. Второй болт полетел точнее, Олег присел и тот перемахнул над головой. Раздался звон, похожий на серию маленьких электрических разрядов, взметнулось облачко дыма. Он обернулся и увидел, что болт пролетел сквозь барьер, и все еще катился с той стороны, невредимый. Силовой щит оказался вовсе не непроницаем. Олег прикоснулся к невидимому стеклу защитного поля, оно было мягким.

Он с силой надавил ребром ладони, одновременно помогая себе плечом, поле прогнулось. Невидимая сила сопротивлялась его руке, охватывала со всех сторон, сжимала и мешала выйти наружу. Но Олег был упорен, кончиками пальцев он нащупал за мягким отталкивающим полем твердую невидимую перегородку. Он нажал на нее, и она лопнула, он весь разом вывалился из светлого коридора в темный. Его обдало жаром, а в ушах загудели трубы, словно кто-то подкрался сзади и одновременно ударил по ним ладонями. Рядом лежал болт. Олег поднял его и кинул легонько обратно в барьер. Болт спружинил, как на батуте, и полетел обратно.

Нелюди по ту сторону приобрели самый удивленный вид. Они безмолвно переглядывались между собой без слов. Самый правый кинул в него болт, но тот не долетел несколько метров, ударился о невидимую стену и упал. Передний, что служил главарем, вышел вперед и положил руку на барьер, остальные поступили так же. Быть может, они хотели, чтобы Олег подошел к ним и тоже прикоснулся к барьеру с обратной стороны, но у него и так болел живот и горечь подкатывала к горлу, он боялся, что его вытошнит внутрь скафандра при рассмотрении вблизи их скрюченных нагих тел.

Он снова поднял болт, размахнулся, делая вид, что бросает изо всех сил, и еле-еле бросил в нелюдей. Он целился в центрального, но левая рука подвела и болт полетел в крайнего. Тот шарахнулся вбок, болт отскочил назад, не долетев до его лица несколько сантиметров. Олег засмеялся, он вновь поднял болт и метнул его в нелюдей, те прыгнули в стороны, чтобы уклониться, а тот вновь отскочил от невидимого барьера и подкатился к его ногам.

Существа столпились у барьера, и все приложили к нему руки. Полтора десятка пятипалых ладоней выстроились в ряд. Руки у них были пародией на человеческие, мало того, что пальцы были словно резиновые и гнулись как угодно, так еще и длиннее были на три сантиметра.

Нелюди стояли в ряд, уперев ладони в барьер. Олег пошел к ним, раздвигая локти, и шагая широким шагом, стремясь их напугать, ведь он был в два раза выше их и в четыре раза крупнее, если смотреть на объем талии. Они не сдвинулись с места, только задрали головы и посмотрели на него снизу вверх своими омерзительными глазами. Олег упер руку в мягкий барьер и надавил, невидимая подушка поддалась, он уже почти дотянулся до точки, через которую пройдет насквозь, но нелюди вместе выставили руки и надавили на то место, где находилась его рука, с обратной стороны. Олег почувствовал, что дальше хода нет. Он отошел, шагнул в другое место и упер руку там, нелюди всей группой перебежали к нему и снова уперлись в барьер напротив. Его рука будто уткнулась в камень, обитый поролоном, он приложил всю силу, но продавить не сумел. Они не давали ему вернуться обратно, как если бы подпирали дверь с обратной стороны.

Тогда Олег поднял руку вверх, на уровень двух с половиной метров, и надавил на барьер там. Нелюди потянулись вверх, но самый высокий из них достал лишь до двух метров. Один из существ начал бегать и толкать других, он хватал их за плечи и тряс. Олег не мог их слышать, только видеть. У них у всех были открыты рты. Двое нелюдей упали на пол, еще двое встали бок о бок поверх них на четвереньки, как циркачи, а к ним на спины взобрался пятый, он упер руку в барьер напротив руки человека. «Але-оп», – подумал Олег. Двое нелюдей остались рядом без дела.

Один человек упирался против маленького существа верхом на живой башне. Он снова почувствовал, что движения вперед нет, они своими хилыми пальцами создавали достаточное сопротивление, чтобы не дать Олегу пройти сквозь барьер.

Нелюди выглядели такими слабыми, что, казалось, стоящий на спинах главарь своим весом переломит спины своих сородичей пополам, а того давления, которое существо оказывало на барьер, наверное, хватило бы только, чтобы сдвинуть продуктовую тележку из магазина. Олег решил действовать иначе, он отошел на несколько шагов, а затем еще на десяток и принял стойку для разбега.

Он разогнался и побежал прямиком по направлению к живой башне, рассчитывая, что бегущий слон должен распугать группу пингвинов. Нелюди остались на месте, они прижались всем телом к экрану, не разбегаясь только потому, что нижние не могли видеть, что происходит впереди, а верхний, видимо, настолько верил в свой авторитет, что считал его физически значимым.

Тяжелыми шагами, подстегиваемый уколами гнева, Олег приближался к экрану. В последний момент он сгруппировался, ожидая что вот-вот выбьет страйк, но выбил он только собственный дух. Плечо заныло от мягкого и одновременно сильного удара, а сам он повалился на пол, смешно задрав ноги вверх.

Нелюди ликовали, Олег впервые увидел их радость, они стали бегать, высоко поднимая пятки, смотрели друг другу в глаза, отворачивались и что-то кричали, видно было, как у них открывались рты. Олег поднялся, и начал шарить в инструментах на поясе. Нелюди заметили его движения и снова встали у барьера, они приложили ладони к щиту и смотрели за действиями человека. Он на них не смотрел. Олег взял раскладной нож, вытащил лезвие и упер его в экран напротив одной из рук. Он начал медленно давить, и через мгновение острый кончик прошел сквозь поле. Раздался резкий звон, лезвие, нагретое энергией силового поля, кольнуло ладонь существа, Олег видел, как оно разрезало тонкую кожу и погрузилось в прозрачную плоть. Нелюдь отскочил назад, за ним отошли остальные, Олег прошел сквозь барьер, жар снова обдал его с ног до головы.

Существо трясло рукой и визжало, остальные столпились возле него. На пол упало несколько капель прозрачной крови, неотличимой от воды. Олег поднял нож и направил на них, нелюди замерли, один из них сжимал болт, другие стояли с пустыми руками.

– Пошли вон, – сказал он, но нелюди остались стоять.

Тогда Олег сам начал шагать назад, в сторону Земли, сначала обошел их полукругом, а затем пошел спиной вперед, пытаясь в последний раз взглянуть на врата и заодно не выпустить нелюдей из поля зрения. Вскоре он развернулся и пошел в обычном темпе.

Когда нелюди скрылись вдали, он наконец перестал сжимать нож и засунул его за пояс. Руки у него тряслись, и сколько бы он их не растирал, это не помогало. Впереди была Земля, путь предстоял неблизкий, много часов ходьбы, которые Олег решил преодолеть разом, без отдыха и перерывов на сон. Первая часть пролетела незаметно. Не успел он опомниться, уже подошел к пустым помещениям. Слева было то, которое он недавно прошел, справа абсолютно такое же, но не пройденное. Он не стал сворачивать ни в одно из них, а направился прямо к Земле. Он ожидал увидеть высокий коридор, заканчивающийся выходом на поверхность Сферы, однако с приближением к ней потолок начал снижаться, под конец он мог бы допрыгнуть до него и коснуться рукой, если бы хватило сил.

С каждым шагом пульсировало поврежденное ребро. Правая нога гнулась только с усилием.

– Эрни, ты меня слышишь? – позвал Олег по радио. – Эрни? – Пустота, ретранслятора рядом нет, и Эрни не услышал бы его, даже если бы стоял в двух метрах за его спиной.

«Олег Вячеславович, в космосе ведь невесомость, значит вы не будете спотыкаться на лестницах».

И он вновь много часов шел без перерыва. Никогда до этого он не ходил подряд без остановки четырнадцать часов. Помогла слегка ослабленная гравитация по сравнению с земной, иначе бы ему никогда не унести на спине двадцатикилограммовый груз. По внутренним ощущениям, он провел почти сутки на ногах, но делать привал не хотел до тех пор, пока не окажется в конце пути.

Он шел по широкой дороге в абсолютной тишине. Земные привычки никак не желали его отпускать. Он шел по левой стороне и все время автоматически оборачивался, чтобы заранее увидеть попутку.

Сначала впереди забрезжил свет, затем коридор закончился, и он оказался перед стеной с люком посередине. Он пролез сквозь щель и посмотрел вверх: он вновь был около Земли, вокруг замерло огромное круглое пространство, составленное из километровых плит-кирпичей. Ноги одеревенели окончательно, и, не в силах больше противиться усталости, он отошел чуть в сторону и лег. Последним видением перед сном была Земля, такая красивая…


День 2 | Каменные небеса | День 4