home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add




Интерлюдия I

В мерцающем свете свечи небритый мужчина, неловко отставив левую ногу в сторону, что-то шьёт. У них в палате опять отключили электрическое освещение. В последнее время такое происходит всё чаще и чаще. Страна экономит на всём, на чём только можно. Он знает об этом, потому и не возмущается, а покорно продолжает делать своё дело. Да что там шитьё! У них в лазарете даже хирургические операции иногда приходится выполнять при свете керосиновых ламп. Война.

Ужасная война. Великая Война. Но Германия не сдастся! Никогда. Мужчина верит, что гений кайзера приведёт его Родину к победе. Что бы там ни верещали, что бы ни придумывали враги Второго Рейха.

И даже то, что позавчера САСШ объявили войну Рейху, даже это не столь важно. Всё равно мы победим. Америка далеко. Пока ещё их солдаты доберутся до Европы. Да и сколько они пошлют? Три дивизии? Пустяки какие.

Нитка перекрутилась и за что-то зацепилась. Мужчина на табуретке нетерпеливо дёрнул рукой, и нитка оборвалась совсем. Теперь ему придётся вставлять в иглу новую. Он шьёт. Вышивает, вернее. Вышивать он не умеет, но приходится учиться на ходу. Ну и что? Сейчас, во время войны, многим приходится осваивать новые знания. Вот и он учится вышивать. Это необходимо.

Сегодня ему, как и всем выздоравливающим, выдали новую шинель. Невероятная удача! Похоже, в лазарет ожидают прибытие с проверкой какой-то шишки из Берлина, вот и подсуетились. И теперь нужно срочно вышить на шинели своё имя. А то могут и обратно отнять, когда проверяющий уедет. Потому и вышивает буквы раненый в ногу немецкий солдат на подкладке новой шинели. Хотя раньше он этим никогда не занимался и вышивать не умеет.

Мужчина вставил в иглу новую нитку и продолжил своё занятие. Скоро, очень скоро, буквально через пару недель, его выпишут из госпиталя, и он снова пойдёт в бой. Он — солдат. Солдат Второго Рейха. Его место на фронте.

А что будет после победы? Победы? Хм… Да, раненый мужчина в победе не сомневается. Вслух не сомневается. Но в глубине души понимает, что война уже проиграна. Он же не идиот. Спасти Рейх может лишь чудо. Например, если сейчас вдруг, волшебным образом, исчезнет один из фронтов. Лучше западный, он посильнее. Но можно и восточный. Война на два фронта для Германии гибельна, это молодой солдат понимает. Но где же взять такого волшебника, который уничтожит целый фронт врагов?

Правда, что-то происходит сейчас в далёкой огромной России. Там то ли русский принц убил своего отца, то ли вспыхнул мятеж в столице, то ли генералы составили заговор и свергли императора. Подробностей солдат не знал, то точно был уверен в том, что что-то в России происходит. Что-то важное. И важное не только для России, но и для Рейха. Возможно, это даёт шанс на победу?

Вероятно, кайзер и его генералы думали похожим образом. Не далее, как вчера у них в палате появился новый больной. Его сняли с проходившего мимо воинского эшелона. Смешно. Идёт страшная война, а у бедолаги Ганса аппендицит. Впрочем, война обычных человеческих болезней не отменяет. Зато Ганс теперь ещё несколько недель не попадёт на фронт. Возможно, этот аппендицит в итоге спасёт ему жизнь. Ему не придётся наступать на русские пулемёты.

Готовится наступление. Наверняка скоро будет новое наступление. И будет оно на восточном фронте, тут никаких сомнений быть не может. Откуда такая уверенность? А с чего бы ещё кайзер приказал начать переброску войск из Франции на восток? Ганс рассказывал, что их полк уже несколько месяцев сидел в окопах недалеко от французского города Аррас. Но неделю назад ротный построил их, приказал готовиться передать позиции соседям, а самим собираться в дорогу.

Сколько всего дивизий и откуда кайзер решил перевести на восточный фронт Ганс, конечно, не знал. Но сам факт того, что какие-то части сняли с позиций и отправили куда-то на восток, говорит о многом. Вероятно, генералы решили рискнуть. И не может того быть, чтобы это никак не было связано со смутой в России. Конечно, если у них там начались беспорядки, то можно надеяться быстрым решительным ударом опрокинуть фронт и вывести Россию из войны. А затем уже всеми силами атаковать англичан и французов. Если те не нападут первыми, пока западный фронт временно ослаблен. Впрочем, у кайзера есть на то генералы. Уж наверное они это предусмотрели. Либо… либо положение настолько отчаянное, что приходится хвататься за любую, самую призрачную возможность в надежде на удачу и стойкость немецкой армии.

Наконец, солдат закончил со своим рукоделием и встал. Подойдя к кровати, он наклонился, открыл тумбочку и вытащил оттуда жестяную коробку со своим сокровищем. Сахар. Самый настоящий сахар. Целых четыре куска!

В очередной раз солдат порадовался тому, что несколько лет назад бросил курить. Ведь настоящий сахар купить сейчас невозможно. Вернее, возможно, но по совершенно запредельной цене. Столько денег у солдата нет. А вот выменять сахар на папиросы можно. Через неделю в лазарете будет очередная раздача курева и тогда солдат снова попросит свою знакомую медсестру сходить поменять папиросы на сахар.

Солдат бросил кусок сахара в жестяную кружку, ещё раз пожалел о том, что чай у него закончился вчера, вздохнул, повесил на вешалку свою шинель и, хромая, вышел из палаты.

А пока он ходит за кипятком, в мерцающем свете свечи мы можем посмотреть, что этот мужчина вышил на своей шинели. Тем более, повесил он её так, что нам хорошо видна изнаночная сторона.

Неумелые стежки складываются в корявые, но всё равно легко читаемые буквы. Раненый немецкий солдат вышил на шинели своё имя: "ADOLF HITLER"…


Глава 15 | Царевич | Глава 16