home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Когда они вернулись в деревню, Харкинса встретили подозрительные взгляды и неловкое молчание.

— Джорн мертв, — объявила Кэта. — Харкинс и Джорн бились на краю леса.

— И теперь Джорн лежит под землей, — закудахтала уродка по имени Эльза. — Я так и знала, братья. Вы не сможете сказать, что я не предупреждала его.

— Теперь наш вождь — Харкинс, — твердо сказала Кэта. — И я — его женщина.

— А кто это сказал? — спросил житель деревни с сонными глазами, который прежде проголосовал оставить Харкинсу его жизнь.

— Я это сказал, Джуар, — ответил Харкинс.

Он стиснул кулаки. В подобном обществе нужно быть всегда готовым поддерживать свой авторитет силой.

— Кто-то возражает?

Джуар беспомощно посмотрел на ведьму Эльзу.

— Ну, и правильно ли это?

Эльза пожала плечами.

— И да и нет. Выбирайте то, что считаете нужным.

Человек с разными глазами встревоженно нахмурился, но промолчал. Харкинс переводил взгляд с одного лица на другое.

— Кто-нибудь возражает против того, что я буду вождем племени?

— Но мы даже не знаем тебя! — сказал кто-то толстый. — Откуда нам знать, может, ты шпион из Туннельного Города? Не так ли, Эльза?

— Так я думала раньше, — сказала коротышка. — Но теперь не уверена в этом.

— Мы узнаем — шпион я или нет, — улыбнулся Харкинс. — Завтра мы отправляемся в поход. Готовьтесь к войне против людей Туннельного Города.

— К войне? Но…

— К войне, — сказал Харкинс, и его слова прозвучали как приказ. — Эльза, ты можешь начертить карту?

Эльза молча кивнула.

— Отлично. Приходи ко мне в хижину, я скажу тебе, что мне нужно.

Ведьма злобно усмехнулась.

— И что, Кэта, ты доверишь мне остаться наедине со своим мужчиной?

— Нет, я хочу, чтобы Кэта тоже была там, — быстро сказал Харкинс.

На некрасивом лице Эльзы мелькнуло разочарование. После ее слов глаза Кэты на мгновение сверкнули гневом, но она промолчала. Харкинс нахмурился. Начинали развиваться очередные сложные и опасные отношения. Харкинсу требовалась поддержка Эльзы, потому что она была значительной фигурой в племени. Но он не знал, стоит ли принимать ее помощь.

Он тщательно рассматривал карту, нацарапанную на гладком земляном полу его хижины.

— Мы находимся здесь, верно?

Он поднял голову и посмотрел на Эльзу, а потом на Кэту. Обе женщины кивнули.

— Мы здесь, — указав пальцем ноги, сказал Харкинс, — а Туннельный Город в двух днях ходьбы на восток. Верно?

— Да, поскольку я так сказала! — тут же вскинулась Эльза.

— А Звездные Гиганты живут где-то здесь, — сказал Харкинс, указывая на противоположный край большого леса.

— Зачем тебе знать, где живут Звездные Гиганты? — спросила Эльза. — Да, ты одолел Джорна, но ты еще не представляешь себе силу Гиганта, Харкинс.

— Замолчи, Эльза.

Ее постоянная язвительность начала раздражать Харкинса. Еще его тревожило то, что Кэта выказывала признаки ревности. Она была отчаянно притягательной, но также отчаянно склонной как к ненависти, так и к любви, и Харкинс вполне мог представить себе ситуацию, в которой обе женщины будут против него. Он подавил невольную дрожь и сосредоточил все внимание на карте.

— Эльза, сегодня вечером ты соберешь все племя, и вы вознесете молитву об успехе нашей компании. А завтра мужчины пойдут в Туннельный Город.

— А кто из нас будет сопровождать тебя? — холодно спросила Кэта.

— Ты, — ответил Харкинс и прежде, чем Эльза успела возразить, добавил: — Эльза, ты будешь нужна мне здесь, чтобы защищать деревню на то время, пока не будет воинов.

Эльза рассмеялась.

— Умно, Харкинс. Очень умно. Я выполню твой приказ. — Она посмотрела на него, и в глазах ее вспыхнули хитрые искорки. — Однако скажи мне еще кое-что.

— Что именно?

— Почему ты хочешь напасть на людей Туннельного Города? Что ты хочешь выиграть в этой бесполезной войне?

— Я хочу выиграть весь мир, Эльза, — спокойно сказал Харкинс и больше не произнес ни слова.

Той ночью на краю леса били ритуальные барабаны и слышалось выкрикивание странных заклинаний. Харкинс слушал все это, зачарованный смесью дикарства и изощренности.

А на утро они ушли — двадцать три мужчины во главе с Харкинсом и Кэтой. Это была вся боевая сила племени за исключением нескольких раздраженных стариков, которых они оставили под предлогом, что деревню тоже нужно защищать.

Поход в Туннельный Город был медленным и трудным. По предложению Кэты вести войско был назначен высокий воин по имени Фруго. Он вел их по краю леса почти до вечера, а затем они были вынуждены углубиться в джунгли.

Кэта гордо шествовала рядом с Харкинсом, словно Джорна никогда и не было. Возможно, он и не существовал в этом лишенном истории мире теперь, когда был мертв.

Вечером отряд остановился на ночлег. Двое мужчин были специалистами по бросанию палок и они сбили достаточно птиц для ужина, а еще один собрал целую корзинку интересных золотисто-зеленых фруктов. Пока ощипывали и готовили птиц, Харкинс взял одну и осмотрел, а потом раскрыл ее клюв, чтобы поглядеть на зубы.

Птица представляла собой интересную рецессивную мутацию, некий возврат к виду, вымершему миллионы лет назад. Он еще какое-то время смотрел на хищную птицу, затем бросил ее обратно в кучу.

— Ты что, никогда прежде не видел птиц? — спросила Кэта.

— Таких — нет, — сказал Харкинс.

Он отвернулся и подошел к костру, на котором жарили птиц. Где-то вдалеке послышался треск ломающихся деревьев.

— Звездный Гигант? — спросил Харкинс.

— Скорее, робот, — ответила Кэта. — Они создают больше шума. Звездные Гиганты смотрят, куда шагают. Роботы просто прут напролом.

Харкинс кивнул.

— На это я и надеюсь, когда роботы станут работать на нас. Я напущу их на Звездных Гигантов.

Внезапно на лесную тропинку выскочила какая-то коричневая бескрылая птица с выпуклой грудью и побежала, пронзительно вопя и махая рудиментарными крылышками. Она мчалась прямо на небольшой лагерь, а когда заметила его, то попыталась развернуться и убежать. Но было уже поздно. Один из воинов, усмехнувшись, поймал ее за шею и потащил к костру.

— Они тоже бегут напролом, — сказала Кэта. — Прямо в огонь.

— Я думаю, мы справимся со всеми, — сказал Харкинс.

Но внутри себя он не был так уж уверен в этом.

Туннельный Город раскинулся примерно на десять квадратных километров, окруженный напирающим со всех сторон лесом. Харкинс и его отряд стояли на утесе и глядели вниз на городские руины.

Полуразрушенные здания выглядели очень древними, но по стилю архитектуры Харкинс понял, что они были построены гораздо позже его времени. Вероятно, когда-то они выглядели воздушными иглами из хрома и бетона, а теперь превратились лишь в кучи обломков, медленно исчезающих под покровом наступающих джунглей.

Харкинс повернулся к Кэте.

— Сколько народа здесь живет?

— Около сотни человек. Они живут в одном большом здании, — сказала она, указывая на полуобвалившийся шпиль.

— А где вход в сами туннели?

Девушка вздрогнула.

— В центре города. Но туда никто не ходит.

— Это я понял, — сказал Харкинс.

Обстановка несколько отличалась от той, какую он себе представлял. Он представлял себе племя дикарей, живущих рядом со входом в туннель, и считал, что сначала их нужно победить, а потом начать исследовать подземелья. Но оказалось, что в туннели можно пройти и без всякого сражения.

— Что у тебя на уме? — спросила Кэта.

Харкинс объяснил свой план. Она тут же помотала головой.

— Сначала будет война. Люди не захотят ничего другого. Их не интересует вход в туннели, они просто хотят воевать.

— Ладно, — сказал Харкинс после недолгих размышлений. — Значит, будет война. Готовьтесь, мы нападем.

Кэта приложила рупором руки ко рту.

— Готовьтесь к нападению!

Это было принято с радостью. Отряд тут же ощетинился ножами и дубинами, были приготовлены и метательные палки. Харкинс с трудом сдержал улыбку при мысли о том, что эта группа оборванцев готовилась идти воевать с другой подобной группой дубинами и камнями. Но улыбаться ему тут же расхотелось, когда Харкинс вспомнил, что эти люди сражаются с таким примитивным оружием лишь потому, что у их предков оружие хотя и было получше, но и оно не помогло.

Он снова глянул на лежащие внизу руины и увидел, что по городу перемещаются какие-то фигурки. Ненавистный враг, подумал Харкинс. Чужаки.

— Все вниз! — закричал он.

Его отряд из двадцати трех человек не спеша побежал вниз по склону и ворвался в город. Харкинс почувствовал, как пепел и шлак захрустели под ногами. Люди Туннельного Города еще не знали о приближающемся отряде. Харкинс надеялся, что они услышат его. Он хотел сражения, но не резни.

На бегу Харкинс повернулся к Кэте.

— Как только начнется сражение и все будут заняты, мы с тобой пойдем в туннель.

— Нет! Я не пойду с тобой!

— Нечего там бояться, — нетерпеливо сказал Харкинс. — Мы…

Он замолчал. Жители города услышали наконец приближение отряда и выскочили из небоскреба, служившего им домом, готовясь защищаться.

Противники столкнулись, и послышался шум сражения. Харкинс отступил назад — не из трусости, а из-за нежелания убивать. Важнее было, чтобы он остался в живых и добрался до туннелей.

Один человек из его отряда пустил первую кровь, вонзив нож в грудь мускулистого жителя города. Но тут же грянуло возмездие. Сзади ему на голову опустилась дубина, и убийца свалился наземь. Харкинс тревожно взглянул вверх, думая о том, наблюдают ли за ними Звездные Гиганты, а если наблюдают, то наслаждаются ли они зрелищем.

Он отошел от дерущейся толпы и с удовлетворением посмотрел, как два отряда мутузят друг друга. Затем подтолкнул Кэту.

— Сражение идет полным ходом. А мы пойдем в туннель.

— Я бы лучше сражалась.

— Я знаю. Но ты нужна мне там. — Он схватил ее за руку и повернул лицом к себе. — Ты что, Кэта, трусишь?

— Я…

— Там нечего бояться. — Он крепко прижал ее к себе и поцеловал.

— Ну, идем, если ты не боишься.

Секунду она молчала, борясь с собой.

— Ладно, — наконец согласилась она.

Они потихоньку отступили подальше от дерущихся и стали пробираться по развалинам в направлении узкой улицы.

— Осторожно! — внезапно закричала Кэта.

Харкинс пригнулся, но нож, просвистев по воздуху, порезал ему плечо. Струйка крови потекла по его руке, но рана была несерьезной. Харкинс огляделся и увидел того, кто швырнул нож.

Это был Джуар, житель деревни с сонными глазами, который стоял на куче искореженного металла и наивно смотрел на них, словно не мог поверить, что промахнулся.

— Убей его! — резко сказала Кэта. — Убей предателя, Харкинс!

Ничего не понимая, Харкинс начал карабкаться на кучу, чтобы добраться до Джуара. Джуар наконец вышел из ступора и побежал как-то неловко, по-кроличьи.

Харкинс нагнулся, схватил камень величиной с футбольный мяч и швырнул его в спину бегущему. Джуар споткнулся, упал и попытался встать. Харкинс подбежал к нему.

Джуар поднялся с земли и попытался вцепиться Харкинсу в горло. Харкинс ударил его кулаком в лицо, а второй удар нанес в живот. Джуар согнулся пополам.

— Ты бросил в меня нож? — закричал Харкинс, хватая его.

— Д-да, — наконец-то удалось вымолвить Джуару. — Я его бросил.

— Но почему? Разве ты не знаешь, кто я такой?

Джуар жалобно застонал.

— Я знаю, кто ты, — сказал он.

— Нам нужно спешить, — сказала Кэта. — Убей этого червяка и пойдем сделаем то, что мы должны сделать.

— Минутку, — сказал Харкинс и снова начал трястись Джуара. — Зачем ты бросил в меня нож?

Джуар несколько секунд молчал, беззвучно шевеля губами, затем сказал:

— Эльза… Она велела мне сделать это. Она… сказала, что отравит меня, если я не убью тебя и Кэту. — Он опустил голову.

Эльза!

— Запомни это, Кэта, — сказал Харкинс. — Мы разберемся с ней, когда вернемся в деревню.

Очевидно, ведьма поняла, что у нее нет никакого будущего с Харкинсом, и решила убить его, прежде чем покончит с Кэтой.

Харкинс одной рукой крепко схватил Джуара за плечо. Он чувствовал жалость к этому человеку, который был так или иначе обречен. Он взглянул на Кэту, увидел ее застывшее лицо и понял, что может сделать только одно. Выхватив нож, он вонзил его в сердце Джуара. Человек с сонными глазами мгновение укоризненно глядел на Харкинса, затем обмяк и упал.

Это было второе убийство, которое Харкинс совершил в здешнем мире. Но если первое было чистой самообороной, то это нельзя было назвать иначе, чем хладнокровным убийством. И Харкинс почувствовал себя грязным. Он вложил нож обратно в ножны, вытер руки о бедра и переступил через труп. Он знал, что потеряет власть, если оставит Джуара в живых. Ему придется разобраться и с Эльзой, когда они вернутся в деревню.

Сражение все еще продолжалась.

— Ну, — сказал Харкинс, — теперь идем в туннель!

Хотя город на поверхности земли был почти полностью стерт с лица земли какой-то катастрофой, пронесшейся через него, в туннелях не было видно никаких признаков разрушения. Строители туннелей построили их так хорошо, что туннели пережили их на целых два тысячелетия.

Вход в туннель оказался в центре огромной площади, которая когда-то была ограничена четырьмя высокими зданиями. Теперь от зданий остались лишь четыре кучи обломков, а сама площадь вспухла пузырями от какого-то пожара и вход в туннель был почти разрушен.

При помощи Кэты Харкинсу удалось отодвинуть в сторону металлическую пластину, прикрывающую вход в туннель.

— А как мы пойдем там, в темноте? — спросил он.

— Говорят, что там есть огни, — ответила Кэта.

Там действительно были огни. Стены туннеля сверкали ярким светом электролюминесценции, включавшейся, когда они шли, и снова выключавшейся, когда они проходили дальше. Таким образом движущаяся стена света освещала им дорогу в туннеле, который вел в сердце всей системы.

По пути Харкинс отметил гладкие, отполированные стены туннеля и его абсолютно прямое направление. Это говорило о мастерстве его строителей.

— Дальше не проходил никто из нас, — сказала Кэта, и ее голос отозвался странным резонирующим эхом. — Отсюда отходит множество небольших туннелей, но мы никогда не осмеливались заходить в них. Там живут всякие странные существа.

Девушка дрожала и очень старалась подавить свой страх. Очевидно, эти катакомбы были под запретом, и она боролась с собой, хотя и не могла скрыть свой испуг.

Наконец впереди появился первый поворот. Они свернули за него и оказались перед двумя расходящимися туннелями, тянущимися в разных направлениях.

Харкинс почувствовал, как напряглась Кэта.

— Взгляни налево! — воскликнула она.

Харкинс повернулся. Там стояла какая-то голая фигура, слепая и даже безликая, не считая тонкого безгубого красного разреза рта. Ее кожа выглядела сухой, чешуйчатой и была тускло-синего цвета.

— А ты храбрый парень, — сказала тварь. — Вы — первые люди с поверхности, которые появились здесь более чем за тысячу лет.

— Что это? — спокойно спросила Кэта.

— Что-то вроде Наблюдателя, — прошептал ей Харкинс, а мутанту сказал: — Ты знаешь, кто я?

— Человек из прошлого, — тут же ответило существо. — Да. Мы ждали тебя. Мозг долго ждал твоего прибытия.

— Мозг?

— Да. Ты тот, кто освободит его из неволи, как он надеется. Если, конечно, мы примем решение позволить тебе принять участие в этом деле.

— Кто это «мы» и какое дело вы имеете в виду? — спросил Харкинс.

— Это останется без ответа, — вздохнув, сказал мутант. — Все это часть игры, в которую мы играем. Ты знаешь моего брата?

— Наблюдателя?

— Да, так он себя называет. Он сказал, что ты появишься здесь. Он предложил, чтобы я во что бы то ни стало помешал тебе добраться до Мозга. Он считает, что это будет забавно.

— О чем он говорит? — спросила Кэта.

— Понятия не имею, — сказал Харкинс.

Такого препятствия он не ожидал. Если у этого мутанта такие же сильные способности, как у Наблюдателя, все планы Харкинса будут нарушены. Харкинс шагнул вперед и почувствовал запах сухой, плесневелой кожи мутанта.

— Какой же способ вы выбрали, чтобы остановить меня?

— Никакой, — вежливо ответил мутант. — Вообще никакой. Разве не все и так ясно?

— Ясно, — сказал Харкинс. Ему также было ясно, что остается лишь один путь. — Ты, жалкая тварь! Отойди в сторону и позволь нам пройти!

Он шагнул вперед, волоча за собой испуганную Кэту. Мутант заколебался, затем любезно уступил ему дорогу.

— Я принял решение не мешать тебе, — насмешливо сказал мутант, склоняя безликую голову в какой-то пародии на церемонный жест. — Мне неинтересно мешать тебе. Мне скучно мешать тебе!

— Вот это правильно, — сказал Харкинс.

Они с Кэтой быстро пошли по извилистому коридору, стараясь поскорее добраться до неизвестной цели. Харкинс не посмел оглянуться, потому что боялся выказать растущий в нем страх. Личность шахматиста теперь стала еще менее ясной.

Мозг — компьютер, робот, кибернетическая машина, которая управляла городом, — вступил в игру для собственного развлечения. Он все время вел Харкинса в определенном направлении.

Звездные Гиганты тоже были манипуляторами, но другого рода. Эти странные мутанты были связаны системой сложных взаимодействий, но их побуждения, по крайней мере, были объяснимы и мотивированны. Думая о мотивации, Харкинс понял, что у мутантов не было никакой скрытой цели, чтобы принимать участие в игре, — они действовали бескорыстно, вмешиваясь тут и там для собственного развлечения.

Это были какие-то отчаянные развлечения — развлечения, которыми могли баловаться бессмертные существа, навечно пойманные в ловушку стерильной окружающей среды. Пройдя мимо мутанта, который должен был загородить ему путь, Харкинс выиграл какое-то очко.

Теперь только кибернетический Мозг и Звездные Гиганты оставались в уравнении — но, к сожалению, как переменные. Это чрезвычайно затрудняет оценку ситуации, мельком подумал Харкинс.

Внезапно в стене открылась ниша, из которой вышел еще один мутант. У этого был хвост ящерицы, пристальные красные глаза без век и казавшиеся проволочными двупалые руки.

— У меня задача проводить вас к Мозгу, — сказал мутант.

— Очень хорошо, — кивнул Харкинс.

Потом повернулся и пошел за мутантом в конец коридора, где туннель разделялся на массу более мелких проходов.

— Нам нужно идти вот по этому, — сказал мутант.

— Почему мы должны доверять ему? — Спросила Кэта.

Харкинс пожал плечами.

— Вероятнее всего, что он не станет обманывать нас. Они уже повеселились, как сумели, совершенно запутав меня. Теперь им будет интереснее провести меня туда, где я смогу что-то сделать.

— Я ничего не понимаю, — с неподдельным недоумением сказала Кэта.

— Не уверен, что и я что-то понимаю, — сказал Харкинс. — Стоп… Кажется, мы пришли.


Глава 4 | Революция на Альфе Ц | Глава 6