home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Мечи против инопланетян

(под псевд. Кельвин Нокс)

Его окружали ученые с напряженными лицами. Они занимались заключительной настройкой сложного оборудования, а один техник установил прямо над ним светящуюся катушку.

— Вы готовы? — спросил человек у пульта управления.

— Готов как никогда, — сказал Кит Брендстон.

— Тогда начинаем.

Рука, напряженно лежащая на выключателе, шевельнулась, и выключатель щелкнул. Контакт замкнулся, и человек перепрыгнул в будущее.

В глазах Брендстона все поплыло. Шок от прыжка во времени все еще был силен, когда он услышал резкий крик со странным акцентом:

— Вынимай оружие и защищайся, незнакомец!

Брендстон инстинктивно развернулся и увидел приземистого бородатого человека в рваной набедренной повязке, вооруженного блестящим мечом, на смертоносном лезвии которого сверкало солнце.


Прежде, чем Брендстон успел что-то сделать, позади раздался другой голос:

— Стой, Ильвар! Этот человек мой!

Брендстон обернулся и увидел еще одного человека — более высокого и еще более оборванного, который выскочил из-за края холма и оказался рядом с ним. Он тоже размахивал мечом. Брендстон оказался между двумя воинами.

— А я говорю, он мой! — зарычал приземистый урод, которого назвали Ильваром. — Ты что, сомневаешься в моих словах, Конрад?

— Разумеется, сомневаюсь! — выкрикнул высокий и без дальнейших колебаний бросился вперед, высоко подняв меч.

Брендстон с трудом избежал удара меча и успел отскочить, когда оба меченосца набросились друг на друга.

Он вовремя ушел с их пути, подумав при этом, что вместо прыжка в будущее попал в далекое прошлое. По крайней мере все окружающее говорило о прошлом, причем весьма недружелюбном.

Высокий со свистом опустил свой меч. Ильвару удалось парировать этот удар движением толстого запястья, мечи столкнулись с оглушительным лязгом. Брендстон смотрел на сошедшихся в смертельном поединке, а затем, поняв что это может быть его единственным шансом, решил незаметно убежать.

Но удача не сопутствовала ему. Ильвар, по-видимому, краешком глаза уловил движение, потому что громогласно закричал, отражая удар меча:

— Стой, негодяй! Погоди, я сейчас разделаюсь с этим жуликом и займусь тобой. Это займет у меня лишь минуту.

Ждать Брендстон не собирался. Трусом он не был, но идти с голыми руками на человека с мечом значило бороться не на равных. Однако у Ильвара слова не расходились с делом — удивительно ловким движением он взмахнул мечом и нанес скользящий удар, пробив защиту высокого, и острие его меча на десять сантиметров вошло в шею противника. Из раны хлынул фонтан темно-багровый крови. Мгновенно умерший воин рухнул на землю.

Только секунду заняло завершение поединка, затем Ильвар повернулся в поисках Брендстона.

— Где ты? А, так ты убегаешь, негодяй? Клянусь сюзереном, я достану тебя!

С обнаженным мечом широкоплечий воин побежал за Брендстоном, который, видя, что у него нет шансов спастись, решил действовать иначе. Описав большой круг, он вбежал на склон холма навстречу Ильвару, увернулся от него и бросился дальше.

Добежав до тела побежденного, он выхватил из руки трупа меч и повернулся, широко расставив ноги.

— Ладно, Ильвар, — проревел он не хуже широкоплечего. — Теперь мы сойдемся на равных!

Он высоко поднял меч и стал ждать противника.


Всего лишь два дня назад его жизнь была спокойной и безопасной. Скачок во времени стал следствием восьмилетних исследований и тяжелой работы всех сотрудников лаборатории, трудящихся под грифом «секретно» на правительство. Кит Брендстон, который был избран для первого путешествия в будущее, проводил время в тихом уединении подальше от сумасшедшего дома, в какой превратилась лаборатория, где так и сновал технический персонал, а вокруг Локсли Холла — громадного здания Колумбийского университета, в котором размещался проект, — постоянно роились репортеры.

Брендстон же ждал в Нью-Джерси в небольшом доме за пределами города. Он был избран из числа участников проекта «Скачок во времени» из-за высокого уровня его интеллекта и исключительных физических способностей. Сто восьмидесяти двух сантиметров ростом, с мускулистым спортивным телом и способностями к физике Брендстон мог бы справиться с любыми трудностями, с которыми столкнулся бы во время переноса во времени.

Его специально изолировали незадолго до старта, чтобы дать отдохнуть перед экспериментом. Ученые хотели, чтобы он был в наилучшей форме, когда настанет время пуска. Таким образом, Брендстон проводил время наедине с книгами и немногочисленной вооруженной охраной.

Насколько он теперь знал, прыжок предстояло совершить в одиночку. Сначала это казалось ему хорошей возможностью завоевать сердце прекрасной Роны Донован, одной из женщин, работающих в проекте «Скачок во времени», которая должна была переместиться после него. Но за последние дни до Брендстона дошли слухи, будто полет Роны был отложен на основании того, что неизвестное будущее — слишком опасное место для женщины.

Брендстона это весьма беспокоило. С одной стороны, у него с Роной было лишь несколько свиданий, и он надеялся, что став его компаньонкой в путешествии во времени, Рона будет больше обращать на него внимание. К тому же, он знал, что Рона Донован находится в отличной форме и может справиться с любой рискованной ситуацией. В этом отношении она походила на него и была способна к мгновенным импровизациям. Брендстон и представить себе не мог никакой другой женщины, которая была бы лучше подготовлена для этого полета — да и мужчин-то таких было немного.

Но решение было принято, и Брендстону сообщили, что полетит он один. Брендстон с сожалением пожал плечами, и это была единственная его реакция.

На следующий день пуленепробиваемый седан перевез его из Нью-Джерси в Верхний Манхэттен, и под большой охраной Брендстон вошел в Локсли Холл в кампусе колумбийского Университета.

Ровно час спустя щелкнул выключатель, замигала синяя лампочка, воздух наполнился каким-то эфирным треском и Кита Брендстона швырнуло вперед во времени — одного, невооруженного, на землю 6958 года.


Коренастый, похожий на обезьяну человек будущего по имени Ильвар осторожно поднимался по склону холма, яростно сверля Брендстона горящими глазами.

Брендстон поднял тяжелый меч и мрачно ждал, глядя на приближающегося противника. Это что же произошло с человечеством за 5000 лет? Эволюция пошла в обратную сторону? — думал при этом он.

Затем, когда воин-коротышка бросился вперед, времени на раздумья уже не осталось. Меч прочертил в воздухе дыру и опустился.

Брендстон, действуя рефлекторно, парировал удар. Меч противника прошел мимо, просвистев возле самого уха Брендстона.

— Я все равно достану тебя, незнакомец! — прорычал Ильвар.

— Не так быстро, толстяк, — ответил Брендстон и перешел в нападение.

У него было преимущество над противником почти в тридцать сантиметров роста, а также он надеялся, что умеет управляться с мечом лучше Ильвара. В колледже Брендстон занимался фехтованием и весьма преуспел в этом деле, но то была легкая шпага, а не неуклюжий меч, который теперь он держал в руке.

Брендстон шагнул вперед, и Ильвар отступил. Тогда Брендстон нанес предварительный удар. Ильвар парировал его с такой силой, что боль пронзила руку Брендстона, но он все же сделал быстрый выпад, пробив защиту Ильвара и прорезав тонкую красную линию на волосатой груди коротышки.

— Это ерунда, дылда, — усмехнулся Ильвар.

Брендстон заметил, что тело его противника было сплошь покрыто многочисленными шрамами. Ильвар, вне всяких сомнений, привык к боли. Подобные раны убили бы Брендстона, но, очевидно, ничуть не беспокоили Ильвара.

Брендстон снова пошел в атаку, надеясь пробить защиту противника и нанести решающий удар, но к его удивлению Ильвар парировал его мощным ударом и нанес ответный коротким режущим движением меча.

Брендстон отступил. Он уже обильно вспотел в деловом костюме и больше всего хотел бы раздеться так же, как человек будущего, который щеголял в одной набедренной повязке. С отчаянной силой Брендстон отбил нападение Ильвара и шагнул назад, задыхаясь. Живот у него свело, а сознание жгла мысль о необходимости того, что он должен убить Ильвара.

Меч коротышки на волосок не достал до горла Брендстона. Затем, с силой обреченного на смерть, Брендстон взмахнул мечом, схватив его обеими руками и нанес сверху ужасный удар по мечу Ильвара возле рукоятки.

Коротышка выдохнул ругательство, когда меч вылетел у него из руки, и остановился, держа на весу парализованную ударом руку, а потом с горечью плюнул в Брендстона.

— Ты победил, оглобля, — проворчал он, кивнув на окровавленное тело своего первого противника, лежащего неподалеку. — Ну, чего же ты медлишь?

Брендстон изумленно уставился на него. Ильвар действительно ждал, что сейчас его убьют! Он стоял безоружный и не пытался вернуть меч, а просто ждал, когда Брендстон равнодушно вонзит свой меч ему в грудь.

— Чего я медлю? — спросил Брендстон. — Я не хочу убивать тебя.

— А вот я бы тебя убил! — рассмеялся Ильвар. — Давай-давай, убей меня, и покончим с этим. Только не смей смеяться надо мной.

Брендстон покачал головой.

— Почему я должен убить тебя?

— Но ты же победил меня, так ведь? Что же еще тебе делать?

Брендстон нахмурился. В каком-то смысле Ильвар был прав. У них был смертельный поединок, и Брендстону оставалось только нанести завершающей удар. Здешнее общество явно руководствовалось не теми правилами, что были в колледже. Казалось, это был грубый жестокий первобытный мир, где человек имел полное право хладнокровно прикончить такого же человека.

Брендстон покачал головой.

— Чего ты ждешь? — закричал Ильвар.

— Я не собираюсь убивать тебя, — сказал Брендстон.

— Что? — челюсть Ильвара даже отвисла в изумлении. — Тогда давай я прикончу тебя.

— Но я не намерен и позволить тебе убить меня, — ответил Брендстон. — Твоя жизнь для меня более ценна, чем твой труп. Я чужак в здешних местах и мне нужен компаньон. Если ты принесешь мне клятву верности, я верну тебе меч.

— Верность? Компаньон? — с любопытством спросил Ильвар. — Нечасто я слышу подобные слова. Среди моего народа каждый сам за себя. Мы убиваем или убивают нас. Таков закон.

Брендстон нахмурился. Казалось, Ильвар предпочел бы умереть.

— У тебя есть враги? — спросил Брендстон.

Ильвар усмехнулся, показав редкие зубы.

— У каждого есть враги, — сказал он. — Ты просто играешь со мной.

— Слушай меня внимательно, — сказал Брендстон. — Присоединяйся ко мне и защищай меня от моих врагов, а я буду защищать тебя от твоих. Мы будем действовать вместе.

Его слова медленно доходили до Ильвара. Брендстон смотрел, как человек далекого будущего свыкается с идеей сотрудничества ради победы над врагами. Затем глаза его прояснились.

— Ты в самом деле не хочешь убивать меня? — неуверенно сказал Ильвар. — Я… Я верю тебе, чужак.

— Ты принимаешь мое предложение?

Ильвар опустился на колени и взглянул на него так, как может смотреть лишь гордый человек. Потом он протянул руку и положил ее на обнаженное лезвие меча Брендстона.

— Мы друзья, — сказал Ильвар. — Клянусь тебе в этом.

Затем он поднялся, расправил плечи и улыбнулся.

— А теперь отдай мне мой меч.

Долгую секунду Брендстон смотрел в глаза Ильвара, пытаясь понять — не ловушка ли это. Но потом он решил, что человек будущего говорит искренне. Он протянул Ильвару меч. Ильвар принял его, снова опустившись на колени.

— Встань, — велел Брендстон.

Он преодолел первое препятствие из тех, что ему предстояло пройти за ближайшие десять дней.

Ильвар поднялся и молча сунул меч в кожаные ножны, свисающие у него вдоль бедра.

— А теперь, высокий силач, — сказал Ильвар, — скажи мне, кто ты такой и откуда пришел. Сегодня вечером будет большая радость, когда все узнают, что Ильвара победил незнакомец.

Брендстон оперся на меч, подумав о том, что если бы ему не удалось обезоружить Ильвара, то, вероятно, он сейчас лежал бы на холме рядом с другим трупом и никогда не вернулся бы в свое время.

— Скажи мне свое имя и род, — потребовал Ильвар.

— Брендстон, сын Брендстона, — ответил Брендстон. — Я происхожу из… из-за большой реки, — сказал он, имея в виду реку времени и надеясь, что Ильвар не станет придираться независимо от того, какая река течет в его землях.

Но это выявило другую проблему. Эксперимент был проведен в самом сердце большого Нью-Йорка. Брендстон знал, что при скачке во времени географические координаты смещаются так же, как и временные, но поблизости не было ни малейших признаков цивилизации. Холм, на котором они стояли, был покрыт деревьями, а под ним тянулась лесистая низменность. Города, домов, людей — ничего здесь не было. Вдалеке Брендстон заметил разбросанные серые шатры, равноудаленные друг от друга, и синеватый дымок походного костра, вьющийся в небо, но, возможно, его вообще перенесло на 5000 лет назад вместо прыжка вперед, поскольку Брендстон не верил в такой ужасный регресс.

— Вон там мой шатер, — сказал Ильвар, тыкая рукой в равнину. — Я охочусь на оленей, а они пробегают здесь весенней порой. Но было много схваток. И всех оленей распугали.

— Я пришел издалека, — сказал Брендстон. — Я не знаю ваших мест. Где ваш город?

— Город? — спросил Ильвар, усмехнулся, а затем расхохотался.

— Я сказал что-то смешное? — холодно сказал Брендстон.

— Город, — повторил Ильвар и расхохотался еще громче. — Откуда же ты пришел, Брендстон, что говоришь о городах? Очень странную речь ты ведешь.

— Я живу далеко, — загадочно ответил Брендстон. — Так далеко, что ты не смог бы доехать до моих мест за год или даже больше.

— Слыхал я о таких местах, — сказал Ильвар. — Ну, пойдем в мой шатер, и я расскажу тебе о городах.

Ильвар шагал впереди, а Брендстон шел следом. Они спустились по зеленому холму и пошли по низменности. Шагая по густому лесу, Брендстон отметил, что здесь явно уже много веков не было никаких дорог. Неужели цивилизация безвозвратно исчезла? Похоже было, что так.

— Города, друг мой, — говорил тем временем Ильвар, — это ужасные места. Мы — свободные люди — живем на открытой местности между городами. У нас тяжелая и опасная жизнь, но, по крайней мере, мы сами себе хозяева. — Губы Ильвара презрительно искривились. — А в твоих краях есть Пришельцы с других миров?

Пришельцы? У Брендстона екнуло сердце. Какая ужасная участь постигла землю? — подумал он.

— До нас они еще не добрались, — сказал он вслух, оставаясь внешне спокойным.

— Тогда вам действительно повезло, — сказал Ильвар. — Они захватили наши города еще в незапамятные времена. Они не беспокоят нас, свободных людей, но мы знаем, что они в любой момент могут уничтожить нас, а знать об этом очень неприятно.

Брендстон нахмурился.

— Расскажи мне об этом побольше, Ильвар.

— Да ты совсем темный, — заявил коротышка. — Я уже понял, что должен буду объяснить тебе все. Ну, — сказал он, — а вот и речка. — Он махнул рукой на чистый голубой ручеек, бегущий между деревьями. — Давай здесь вымоемся и смоем с себя тяжесть сражения, а потом поедим. После этого я продолжу свой рассказ.


Ильвар сбросил свою набедренную повязку и шагнул в ручеек, в то время как Брендстон остался на страже.

— Я рад получить компаньона хотя бы по одной причине, — сказал Ильвар, весело окатывая водой волосатое, мускулистое тело. — Слишком опасно мыться одному. Голый человек — мертвый человек, если кто-нибудь подойдет.

Брендстон со страхом огляделся, прислушиваясь к звукам из леса. Ильвар усмехнулся, когда заметил это.

— Не стоит сейчас волноваться, — сказал он. — Конрад был единственным охотником поблизости, и теперь он нам не опасен. — Он кивнул головой в направлении холма, где остался валяться непогребенный труп.

Еще с минуту Ильвар ворчал от удовольствия, обливаясь водой, затем вылез из ручья. На берегу он потянулся, встряхнулся, как собака, и снова надел свою набедренную повязку.

— Как хорошо, — сказал он. — Теперь твоя очередь.

Он взял меч и встал на страже на берегу ручья. Брендстон с тревогой посмотрел на него, все еще размышляя — доверять или не доверять ему, а затем решил рискнуть. Он положил свой меч на землю и разделся.

— У тебя прекрасные мышцы, — заметил Ильвар, когда Брендстон остался нагишом. — Но тело твое бледно. Ты не жил в лесах. — Он с подозрением всмотрелся в Брендстона. — Может, ты беглец из города, притворяющийся… Нет, — тут же ответил он сам себе. — Никакой беглец от Повелителей не мог бы сражаться так, как ты!

— Я бизнесмен, — усмехнулся Брендстон. — Но город мой далеко отсюда, и там ничего не знают об инопланетянах.

Прохладная вода быстротекущего ручейка успокоила его, смывая с тела пот от недавнего поединка и расслабляя напряженные мышцы. Почувствовав себя полностью обновленным, Брендстон вышел из воды и снова оделся, только не стал надевать куртку.

— Это тебе не понадобится, — сказал Ильвар, указывая на куртку и рубашку. — Весной здесь тепло.


Брендстон кивнул, вспомнив, что лишняя одежда мешала ему в схватке, и отбросил ее в сторону. Оставил на себе только брюки и обувь, которые не стесняли движений.

— Теперь пойдем в мою палатку, — сказал Ильвар. — Я голоден, а позже расскажу тебе все, что ты хочешь узнать.

Он провел Брендстона по лесу к маленькому, но уютному шатру, точнее, палатке, разбитой под ветвями высокого бука. Перед палаткой горел затухающий костер, а над тлеющими угольками висела на вертеле наполовину приготовленная туша оленя.

Ильвар быстро раздул огонь, и заманчивый аромат жареной оленины наполнил воздух.

Через час они уже с жадностью начали есть, а к тому времени день стал клонился к концу и тени начали удлиняться. Затем Ильвар откинулся назад и счастливо рыгнул, после чего начал рассказывать историю своего народа. Страшная это была история.

Инопланетяне высадились где-то неподалеку, что было, по словам Ильвара, на заре времен — по крайней мере, две-три тысячи лет назад, по оценке Брендстона. Ильвар видел инопланетян только один раз в жизни, так что не смог описать их как следует. У него лишь осталось впечатление, что это высокие, чуждые существа с осклизлой кожей и отталкивающей внешностью. Они торжествующим маршем прошли по миру, грабя, сжигая и разрушая все на своем пути. Вооруженные силы Земли были бессильны перед ними.

Они захватили все крупные города мира, перебив население, кроме горстки людей, которым позволили остаться в живых в качестве слуг и чернорабочих.

Многие сбежали из городов в поисках безопасных мест. Поскольку пространство между большими городскими центрами быстро поросло джунглями, возник народ Ильвара — Свободные Люди, раса выносливых индивидуалистов, вооруженных мечами, без правительства, без всяких законов, кроме единственного закона сильнейшего. Все споры улаживались битвами на мечах. Жизнь была непредсказуема и полна опасностей.

В таких обстоятельствах человеческая цивилизация постепенно перестала развиваться. Сюзерены — как называли теперь инопланетян — железной хваткой держали города и почти не обращали внимания на то, что происходит в джунглях. Свободные Люди были слишком разобщены, чтобы суметь объединиться и напасть на Сюзеренов, а пленники, служившие инопланетным хозяевам в городах, были смехотворны и лишь достойны жалости.

Закончив историю, Ильвар печально вздохнул.

— Вот так было с нами, — сказал он. — А в твоей земле было разве иначе?

Брендстон стиснул зубы, внезапно приняв решение.

— Не совсем так, — сказал он. — Я пролетел сквозь время, чтобы повести Свободных Людей на города, уничтожить Сюзеренов и установить независимость Земли!


Ильвар усмехнулся.

— И как ты собираешься это сделать? А ты не думаешь, что мы давно сделали бы это сами, если бы могли сражаться с ними?

— Нет причин для того, чтобы вам невозможно было объединиться, — сказал Брендстон. — Я сам сплочу вас. Медленно, с большим терпением мы создадим армию и прогоним инопланетных захватчиков обратно на небеса.

— Сильно сказано, Брендстон, — сказал Ильвар, развалившись на траве. — Но ты никогда не добьешься успеха. Давай лучше проводить время, охотясь в лесу на оленей. Точнее, мы будем охотиться вместе.

— Ладно, — сказал Брендстон, понемногу остывая.

Он замолчал, чтобы обдумать свое смелое намерение свергнуть власть инопланетян. Действительно, он сказал сильные слова — но и сам знал, что это лишь пустые слова. Один человек не мог организовать восстание против господ, которые управляли землей в течение тысяч лет. И вообще, это не его борьба. Тут живут его очень отдаленные потомки, и их мир — не его мир. У него не было никакого права, появившись из прошлого, устанавливать тут новые порядки. Его задача состоит теперь в том, чтобы вернуться обратно и продолжать жить той жизнью, для которой он родился, помогая делать лучше мир своего времени.

Ковш времени заберет его отсюда через десять дней. Так что Брендстон обязана вернуться и рассказать пославшим его о том, что он видел, чтобы доказать, что машина времени работает. Его посылали сюда не затем, чтобы он стал королем орды варваров.

Чем больше Брендстон думал об этом, тем больше понимал, насколько смешным было его заявление. Его задача состоит в том, чтобы узнать как можно больше о мире 6958 года, а потом вернуться живым, чтобы рассказать об этом. Брендстон был слишком драгоценен для мира 1958 года, чтобы рисковать своей шеей.

Начал он хорошо, наладив ценные контакты с Ильваром. Но свержение инопланетных захватчиков, вероятно, заняло бы всю жизнь, и вообще — это вовсе не его дело.

— Ты прав, — кивнул Брендстон. — Будем охотиться вместе. Возможно, нам выпадет шанс убить нескольких инопланетян, прежде чем наступит наш черед.

— Надеюсь, что так, — ответил Ильвар. — Но жизнь с нами тебе покажется очень трудной, поскольку ты плохо знаком с нашими законами.


Брендстон уныло смотрел на огонь, пока медленно сгущались вечерние тени, обертывая лес покровом темноты. Ильвар устроился по другую сторону костра, глядя пронзительными глазами на искры и, возможно, мечтая о мире, избавленном от инопланетных хозяев, а может, просто мечтая о завтрашней охоте.

Примерно через час Ильвар поднялся.

— Ну, — сказал он, — давай спать. Нам вставать с рассветом. Завтра будут бежать олени, и мы должны вовремя проснуться, чтобы поохотиться на них.

— Хорошая мысль, — согласился Брендстон.

Они вошли в палатку, сооруженную из шкур животных, которые пахли застарелой плесенью. Ильвар указал на кучу листьев и мха на одном краю шатра.

— Ты будешь спать там, — сказал он.

— Но это, наверное, твоя лежанка, — возразил Брендстон.

— Ты же победил меня, — напомнил ему Ильвар. — Так что теперь она твоя.

Брендстон не стал спорить и растянулся на лежанке, а Ильвар лег рядом, положив под руку меч.

Брендстон долго не мог уснуть. Он лежал с открытыми глазами, слушал густой храп и завидовал варвару, который спал себе и ни о чем не беспокоился. Всю жизнь живя под угрозой смерти, Ильвар совершенно перестал о ней думать.

Наконец Брендстону удалось погрузиться в тревожную дремоту, из которой его выдернули в самые темные часы ночи холодные руки, стиснувшие ему горло.


Сначала у него в голове вспыхнула мысль о предательстве. Неужели Ильвар предал его? Полузадушенный Брендстон взревел и резко повернулся, чтобы освободиться от стискивающих горло рук. Он почувствовал, как напавший пытается снова схватить его в темноте.

Затем он услышал возню в палатке и понял, что Ильвар тут не причем, так как кто-то напал и на него.

— Ильвар! — крикнул он.

— Хей, Брендстон! Не маши своим мечом!

Кто-то ударил Брендстона кулаком в живот, он вздрогнул от боли, но тут же ударил в ответ и был вознагражден отчаянным вскриком.

— Вылезай из палатки, Ильвар, — сказал он. — На улице нам будет легче разобраться с ними.

Откинулся полог палатки, и внутрь брызнул серебряный лунный свет. Брендстон увидел перед собой сильного, мускулистого человека, стоявшего с кровожадным выражением лица. Увидев Брендстона, противник бросился на него, но Брендстон шагнул в сторону и помог врагу удариться в центральный кол, поддерживающий палатку. Кол переломился, и вся шаткая структура свалилась вниз, накрыв обоих.

Извиваясь, Брендстон пополз под шкурой и тут услышал приглушенный, одобрительно вопивший голос Ильвара. Действуя на ощупь, Брендстон нашарил своего противника, схватил его сначала за пальцы, затем за руку и начал беспощадно выламывать ее. Одновременно с этим он поднялся на ноги, все еще держа руку врага, и поставил колено тому на спину. Затем заломил руку сильнее, чтобы показать, что он настроен серьезно.

— Я поймал своего! — закричал Брендстон. — Ильвар, сними с меня палатку!


Он услышал, как Ильвар суетится где-то снаружи, стаскивая шкуры, а затем Брендстон оказался на открытом воздухе. Пленник Брендстона лежал на земле, злобно глядя на него.

— Я его знаю! — внезапно заявил Ильвар. — Это охотник Лодин! Плохая попытка вернуть нашу прежнюю дружбу, Лодин, нападая на человека во время сна.

— Я жрать хотел, — проворчал человек, которого назвали Лодином. — У меня была неудачная охота, и я потерял свой меч. Так что я сделал все что мог.

Ильвар с надеждой взглянул на Брендстона, сжимая в руке меч.

— Должен ли я покончить с ним?

Брендстон тут же покачал головой.

— Нет, никаких убийств, Ильвар.

— Что вы сделаете со мной? — спросил Лодин.

— Я хочу, чтобы ты присоединился к нам, — сказал Брендстон. — Мы будем вместе охотиться и защищать друг друга от врагов так же, как мы с Ильваром защитили друг друга от тебя.

— Ха, отличная идея! — весело сказал Лодин. — А может, мы вообще все объединимся и возьмем штурмом Ниавк Белой Богини инопланетян!

— Богиня? — повторил Брендстон и взглянул на Ильвара. — Ты ничего не говорил мне о ней.

— Я сам впервые о ней услышал, — сказал Ильвар.

— Вы не знаете Белой Богини? — недоверчиво спросил Лодин. — Той, которая зимой появилась из ниоткуда и которой поклоняются сами инопланетяне? Хо, вы, должно быть, давно не получали новостей!

— Я охотился в одиночку, — сказал Ильвар. — Расскажи мне об этой Белой Богине.

— Я знаю лишь то, что рассказали мне беглецы из внешнего города, — сказал Лодин. — Это высокая женщина с пылающими рыжими волосами, которая спустилась с небес. Инопланетяне нашли ее и держат в Большом Храме в Ниавке.

— Странно, — сказал Ильвар. — Брендстон вот тоже спустился с небес. Странные вещи творятся в мире, Лодин.

Человек по имени Лодин с суеверным страхом пристально поглядел на Брендстона.

— Да, у него сила демона, — спокойно сказал Лодин. — Говорят, что у нее тоже.

Брендстон больше не слушал, о чем продолжали говорить Лодин с Ильваром. В голове у него билась одна мысль: Рона Донован!


Белая Богиня, спустившаяся с небес. Рыжеволосая женщина с огромной силой…

Брендстон тут же понял, что произошло. Они все же решили послать Рону во второй машине времени, спустя какое-то время после того, как улетел Брендстон. Но специально или нет, а Рона появилась в будущем раньше Брендстона — на год или, возможно, и больше. И жила она в городе инопланетян!

Под темным ночным небом пронесся одинокий крик далекой совы. Брендстон стиснул и разжал кулаки. Совсем недавно он отверг, и по серьезным причинам, свой грандиозный план напасть на город инопланетян. Тогда это показалось ему просто глупой героикой.

А теперь у него была причина — жизненно важная причина для такого нападения. Если то, что сказал Лодин, правда, а не только какое-то дикое совпадение, значит, Рона Донован находится в плену у инопланетян, возможно, помогая им совершать какие-то отвратительные обряды, которыми эти существа занимались в городе, украденном у землян.

Теперь Брендстону стала ясна его задача.

Он повернулся к Лодину и Ильвару, выпрямившись во весь рост, чем смутил Лодина.

— А правдивы ли эти россказни о Белой Богине? — спросил он.

Лодин пожал плечами.

— Правда то, что я это слышал, вот и все, что я могу сказать.

Глаза Брендстона сверкнули. Он поднял вверх свой меч.

— Лодин, я предлагаю тебе выбор — выбор между жизнью и смертью. Присоединяйся ко мне, стой рядом со мной, когда я воткну свой меч в тело инопланетянина, или умри сейчас.

Лодин тоже выпрямился и протянул вперед сильную руку.

— Ты храбрый и умелый воин, Брендстон. Если ты будешь сражаться с инопланетянами, я буду сражаться рядом с тобой.

— И я тоже, — добавил Ильвар.

Брендстон усмехнулся в темноте. Он увидел на востоке первые проблески зари и почувствовал глубокую внутреннюю уверенность и спокойную веру в свои растущие силы.

— Как далеко этот Ниавк? — спросил он.


Когда наступило утро, они свернули лагерь, Ильвар погрузил себе на спину остатки оленя, которые они ели накануне вечером, и возглавил поход в лес.

Брендстон шел позади, глядя на широкие спины своих вассалов. Он был охвачен огнем нетерпения, все воспоминания о чистой, антисептической лаборатории были похоронены под слоем в пять тысячелетий, отделявших его от нее. Теперь у него была единственная цель — пробиться в сердце города инопланетян и спасти Рону до того, как ковш времени появится, чтобы забрать их.

Девять дней осталось позади, когда Лодин с Ильваром наконец заявили, что до Ниавка осталось два дня пути на юг — значит, по оценке Брендстона, этот город находится на том месте, где когда-то стоял Нью-Йорк. Он подумал об огромной армии жителей пригорода, которые когда-то ежедневно курсировали взад-вперед от Рокленда до Манхэттена, и у него мелькнула мрачная мысль: что бы они сказали, если бы знали, что через пять тысяч лет не останется не только следа их собственного существования, но и следов пригорода, который они населяли?

Два дня пути на юг. Ну, пусть день займет само нападение на город инопланетян и спасение Роны — о возможном поражении Брендстон даже не думал, — значит, остается всего шесть дней на подготовку. Шесть дней на то, чтобы собрать рассеянных по лесам варваров и создать из них армию, способную бросить вызов инопланетянам, которые завоевали всю Землю.

Сроки были очень жесткими. Но Брендстон чувствовал, что способен на это. Подстегиваемый такими мыслями, он шел по джунглям за Ильваром и Лодином.


Позже утром их маленький отряд вырос на треть благодаря высокому светловолосому юнцу лет двадцати, которого они нашли в лесу и на которого произвел впечатление меч Ильвара. Когда ему рассказали об идее напасть на Ниавк, глаза его засверкали, и он объявил, что счастлив принять участие в их походе.

— Впереди еще есть люди, которые могут вам понадобиться, — сказал им юнец. — Если только вы сумеете объединить их. Я не пошел с ними ради собственной безопасности, но они, похоже, хорошие бойцы, полезные в сражении.

— Ты можешь привести нас к ним? — попросил Брендстон.

— Могу, — ответил юнец.

Они пошли по лесу, а затем Брендстон добавил четвертого и, позже, пятого человека к своей еще не оперившийся армии. При этом Брендстон заметил, что обычно разобщенные Свободные Люди с восторгом объединялись, как только до них доходило это новое понятие — борьба с пришельцами. По-видимому, прежде они об этом даже и не думали, пока им не растолковал Брендстон.


— Что? Выступить против пришельцев? — сказал гигантский человек двухметрового роста и килограммов в сто семьдесят весом. — Да вы что, обезумели?

Брендстон осторожно посмотрел вокруг. Их было человек десять, по-видимому, подчинявшихся этому гиганту. Они никак не напоминали мирных людей, скорее, это был отряд, сплотившийся вокруг жестокого рыжебородого вождя.

— Пришельцев можно победить, — твердо сказал Брендстон. — Мы не должны сдаваться, даже не сделав такой попытки.

Он стал ходить взад-вперед по лесной поляне, где разбила лагерь эта группа, сердито пиная давно погасшие кучи древесного угля и обгрызенных костей, валявшиеся повсюду.

— Послушайте его, — внезапно раздался более мягкий голос.

Брендстон оглянулся. Это была женщина — первая женщина, которую он увидел в мире будущего. На ней был замшевый плащ, оставлявший обнаженными груди, и она лениво растянулась на земле возле Гиганта, который командовал группой. Очевидно, она принадлежала ему — и выглядела довольной своей участью.

— Я знаю, кто он такой, — продолжала она. — Он охотится за Белой Богиней, которая живет с пришельцами.

После ее слов все засмеялись. Брендстон нахмурился, с горечью признавая, что женщина сказала правду. Его самым сильным поводом для организации этой кампании была попытка вернуть Рону, захваченную инопланетянами. Но это была не вся правда. Брендстон надеялся организовать этих варваров, научить их единению и поставить обратно на путь развития цивилизации.

Смело подойдя к собравшимся воинам, он указал на рыжеволосого.

— Как тебя зовут? — требовательно спросил он.

— Занденор, — басом ответил гигант. — Я здесь главный.

— Главный? — повторил Брендстон, ухватившись за это слово — Это означает, что ты организовал здесь отряд. — Он обвел рукой десяток человек, окружавших его.

— Я побил их всех, — сказал Занденор, сияя от гордости. — Теперь они охотятся для меня.

Брендстон усмехнулся и показал на четверых мужчин, стоявших рядом с ним.

— А это мои люди, — сказал он. — Я побил их.

— Выходит, ты силен, — насмешливо сказал Занденор.

— Ты не понимаешь, — упорствовал Брендстон. — Ты и я… Мы сделали нечто необычное. Мы организовали людей, заставили их выполнять наши приказы. Мы — вожди. Ты и я. Твои люди снабжают тебя едой и женщинами. Мои же хотят покончить с рабством инопланетян. Почему бы тебе не присоединиться к нам?


Занденор тяжело шагнул вперед.

— Послушай, незнакомец, мы не трогаем инопланетян, а они не трогают нас. Я не хочу начинать с ними войну. Мне и так жить неплохо.

Брендстон нахмурился. Он буквально кипел от ярости. Занденор с его отрядом мог бы стать полезным ядром для армии, в которой нуждался Брендстон, но они открыто отказались подняться против своих древних угнетателей.

— Послушай меня, Занденор. У тебя может быть богатство, женщины — все что угодно, все, что ты сможешь найти в городе! Присоединяйся ко мне!

— Нет! — проворчал рыжебородый гигант. — Опасно выступать против пришельцев. Мы и так живем здесь свободно.

— Ого! — громко закричал Брендстон. — Могучий Занденор трусит, как желторотый цыпленок, да?

— Что?

— Ты боишься сражаться с пришельцами, — не снижая голоса, сказал Брендстон. — Ты выказываешь трусость перед своими людьми, а также перед моими… И перед своей женщиной. Ты напоминаешь мне некое лесное животное, которое сильно воняет и много шумит, но ни на что больше не способно.

Брендстон заметил, как глаза Занденора гневно засверкали.

— Ты лжешь!

— Я говорю правду. Почему ты боишься сражаться с пришельцами?

Занденор сделал еще пару шагов вперед и буквально навис над Брендстоном. Брендстон, несмотря на свой рост в 180 см с небольшим, выглядел маленьким по сравнению с ним.

— Я не боюсь пришельцев! — проревел Занденор.

— Тогда почему ты отказываешься сражаться с ними? — спросил Брендстон. — Скажи же. А,может, у тебя есть на то свои причины?

Он видел, что его слова постепенно проникали в тугоумную голову Занденора. Гигантский вождь серьезно задумался.

Наконец, после длительной паузы, он кивнул.

— Ты прав, незнакомец. Занденор не должен бояться пришельцев. Мы пойдем с тобой!

Брендстон протянул ему руку.

— Тогда скрепим рукопожатием наш союз!

Занденор сжал руку Брендстона, точно тисками, но Брендстон сумел удержаться от гримасы боли. И ответил крепким рукопожатием, затем махнул рукой на юг.

— На Ниавк! — оглушительно проревел Занденор. — Мечи против пришельцев!


Победа над Занденором была хорошим началом. Теперь у Брендстона было пятнадцать человек плюс сомнительная помощь одной женщины. Они двинулись в поход на Ниавк.

По дороге армия выросла до тридцати человек, затем до сорока, поскольку каждого, с кем они сталкивались в лесу, убеждали присоединиться к ним. Затем начало происходить нечто захватывающее: молва о них пронеслась по лесу, и люди начали приходить к ним сами, стремясь сражаться с пришельцами.

Брендстон чувствовал все нарастающее нетерпение ринуться в бой. Его армия росла не по дням, а по часам, и когда он увидел башни Ниавка, за ним шло уже семьдесят человек.

Одновременно назревала проблема с Занденором. Перемирие, которое они заключили на поляне, оказалось недолгим.

— Почему ты должен вести всех в атаку? — внезапно спросил гигант, пока они шли всей толпой через те края, где когда-то стоял Вестчестер, а теперь они являлись внешними окраинами лежащего впереди города.

Брендстон повернулся к нему.

— Потому что это моя идея, — сказал он. — Ты бы вообще еще охотился на оленей в лесу, если бы я не убедил тебя присоединиться к нам.

— Да какая разница? — возразил Занденор. — Я теперь с тобой, а я славный воин. Эти люди должны идти в бой ради моей славы, а не твоей.

— Они будут сражаться не за мою славу, — сказал Брендстон. — Они будут сражаться, чтобы освободить мир от пришельцев.

Занденор резко рассмеялся.

— Будут сражаться не за твою славу?! Я не настолько глуп, Брендстон. Они будут сражаться за тебя, а не за меня.

Брендстон резко повернулся к нему.

— Послушай, Занденор, мы уже почти пришли, и мне не нужны теперь разногласия. Было решено, что командовать стану я, и…

— Мы ничего не решали! — рявкнул Занденор и хлопнул окорокоподобной рукой по плечу Брендстона так, что чуть не сбил того с ног. — Решим все это сейчас.

Брендстон приложил рупором руки ко рту и рявкнул:

— Стоп!

Все озадаченно остановились и уставились на двух вождей. Вдалеке в небо впились высокие небоскребы Ниавка… Небо во второй половине дня представляло собой странный контраст с густым лесом вокруг.

Подойти так близко, а затем все испортить размолвкой, с горечью подумал Брендстон и внезапно, без предупреждения, бросился на Занденора. Уговоры больше не помогли бы, теперь требовалось только сила.

Гигант изумленно зарычал, когда кулаки Брендстона поочередно ударили его твердый, как камень, живот, и отшатнулся. Люди окружили их, поняв, что происходит сражение насмерть между двумя их вождями и лишь один человек выйдет из него живым.


Красный туман гнева застлал глаза Брендстона. Занденор был для него символом всех тупых гороподобных мышц, которые во все века тормозили человеческий прогресс и которые теперь угрожали уничтожить последнюю надежду человечества на выступление против своих угнетателей. Брендстон понял, что наступил решающий момент. Цивилизация либо начнет развиваться, либо окончательно падет вместе с ним.

Он снова и снова наносил Занденору удары — без всякого видимого эффекта. Гигант, казалось, вообще не чувствовал их и отбрасывал Брендстона от себя резкими ответными ударами. Брендстон старался держаться как можно ближе к нему, чтобы Занденор не смог выхватить свой громадный меч.

Но очередной удар кулака гиганта заставил Брендстона отступить назад, а затем он увидел, как блестящее лезвие меча Занденора взлетело высоко вверх. Он мгновенно выхватил свой меч и приготовился к поединку. Руки у Занденора были гораздо длиннее, а физическая сила неисчислимо больше. У Брендстона оставалось лишь одно преимущество — подвижность.

Революция на Альфе Ц

Он кружил вокруг своего противника, стараясь держаться вне его досягаемости и парируя выпады Занденора.

— Ты дерешься, как женщина, — прорычал гигант.

— Следи за своим языком, — ответил Брендстон, увидел брешь в защите Занденора и мгновенно полоснул острием меча тому по губе. Занденор рассмеялся и выплюнул сгусток крови.

Затем он так безумно ринулся вперед в атаку, что Брендстон едва сумел ее отразить. Все это походило на борьбу с водопадом или оползнем, но Брендстон пока что успешно сражался.

Затем Брендстон стал делать обманные финты, танцуя, как боксер, а не фехтовальщик на мечах, и не спуская глаз с заманчивого вида уязвимого горла Занденора, которое находилось гораздо выше уровня его глаз. Занденор все время атаковал, Брендстон парировал удары. Но затем настала его очередь наступать, и используя приемы, которые он изучил во время фехтования на шпагах, он заставил Занденора отступать назад — пять, семь, восемь шагов.

— Не запнись о пень! — внезапно выкрикнул Брендстон в самом разгаре нападения.

Это была старейшая уловка фехтовальщиков, но здесь был новый мир, совершенно забывший обо всем, что было раньше, и она возымела успех. Занденор отвлекся лишь на долю секунды, но этого было достаточно. Брендстон сделал выпад и вонзил свой меч глубоко в горло гиганта.

Брендстон вытянул свой меч из раны, а Занденор медленно осел на землю, озираясь и ощущая запах собственной крови. Где-то в самой глубине сознания пробудился доктор Кит Брендстон — цивилизованный человек, который был загнан туда, чтобы не мешать поединку. Убийство было для него ужасом, но здесь не было другого выхода, кроме как убить или быть убитым. А избавление мира от такого как Занденор вообще не могло считаться преступлением.

Брендстон повернулся, поднимая вверх окровавленный меч.

— Может, кто-то еще хочет возглавить атаку?

Ответом была лишь гробовая тишина. Глаза Брендстона выхватили из толпы ухмыляющиеся лица Ильвара, Лодина и еще нескольких человек, которые первыми присоединились к нему. Все они были рады, что Занденор пал от руки их повелителя, в то время как прежняя команда Занденора с открытым страхом глазела на тело гиганта.

— Отлично, — сказал Брендстон, не дождавшись ответа. — А теперь идем дальше без дальнейших задержек. — Он взмахнул мечом, с которого еще капала кровь. — Вперед, на пришельцев!

— На пришельцев! — раздался ликующий вопль из семидесяти глоток.


В Нью-Йорке не изменилось почти ничего, не считая названия. Все прошлые тысячелетия он словно простоял замороженным. Кое-какие здания Брендстон не узнал, но некоторые выглядели точно так же, как в его время. Очевидно, пришельцы поддерживали порядок, живя в зданиях землян, которые те любезно предоставили им.

Верхний Манхэттен был почти полностью покинут. Пустые здания стояли молчаливыми и безжизненными. Но по мере продвижения отряда вглубь этого странно притихшего города, Брендстон увидел первых пришельцев.

Это были высокие существа отталкивающей внешности с многочисленными щупальцами. Первого пришельца Брендстон увидел издалека, за несколько кварталов, пока они шли по Риверсайд-драйв. Он различил странное существо, пересекающее улицу и явно идущее по каким-то своим делам.

Внезапно Брендстон впервые осознал безумие того, что они делают. Семьдесят человек, вооруженных одними мечами, проникли в огромный город, собираясь освободить его от пришельцев, которые завоевали весь мир.

Однако, порой имели успех и более безрассудные миссии. А Брендстону было необходимо освободить Рону, прежде чем через три дня за ними вернется ковш времени.

С пришельцем они впервые столкнулись, когда пересекали площадь Колумба на 59-ой улице. Это было существо больше похожее на рептилию, с блестящими многогранными глазами. Оно стояло у входа в Централ-парк и поспешно шагнуло вперед, увидев их.

— Куда вы идете? — спросило оно странным резким голосом.

Вместо ответа Брендстон мгновенно ударил мечом в горло этому существу. Его отряд дружно завопил. Это был первый удар, нанесенный в защиту Земли за последние тысячи лет!

Чем дальше они шли, тем больше встречалось инопланетян. Наконец их стало столько, что они появились на каждом углу улицы, собравшись в группки. И Брендстон обнаружил удивительную вещь.


Инопланетяне боялись!

Они испуганно отступали по мере того, как армия землян, выстроившись клином и ощетинившись мечами, шла по Бродвею.

Пока что они не оказывали сопротивления земным воинам. Вообще никакого.

— Это ловушка, — прошептал Ильвар, глядя, как инопланетяне поспешно отступают перед ним. — Они хотят куда-то завести нас.

— Я так не думаю, — ответил Брендстон. — Это плохая тактика. Мне кажется, они просто сильно расслабились. За последние тысячи лет никто не отваживался сделать ни единой попытки отобрать у них власть. Поэтому они утратили всякий боевой дух.

Брендстон жестом подозвал двух человек.

— Идите и поймайте одного из инопланетян. Приведите его сюда.

Не прошло и минуты, как посланные вернулись, гоня перед собой одно из этих отвратительных существ.

— Что вы делаете? — спросил инопланетянин, выглядевший чрезвычайно оскорбленным таким бесцеремонным обращением.

— Вы имеете в виду, — хмыкнул Брендстон, — какое мы имеем право вторгаться в ваш город? — Он взял у ближайшего человека меч и протянул его инопланетянину. — Вот, держите. Сражайтесь со мной.

Инопланетянин в ужасе уставился на обнаженный меч, затем перевел взгляд обратно на Брендстона. Его отвратительное лицо сморщилось, словно он собирался разразиться слезами.

— Сражаться с вами? Нет, я не могу!

Брендстон вернул своему воину меч и торжествующе обернулся к людям.

— Вот видите? Они слишком размякли. Вперед, уничтожьте их!

Земляне принялись с радостью мстить за свое погубленное прошлое. Их воинственные души слишком долго сдерживал страх. Брендстон смотрел, как они легко убивают заполнивших Мидтаун чужаков.

Это была просто бойня, и ничто иное.

Сам Брендстон испытывал острое чувство разочарования. Большая война, которую он с таким нетерпением ждал, которую так тщательно планировал, закончилась просто бегством врага. Инопланетяне напомнили ему престарелых змей, чей яд давным-давно высох. В них не осталось ничего от тех жестоких существ, которые завоевали Землю в давно прошедшие времена.

Брендстон увидел, как живущие в городе земляне присоединяются к его армии — рабы, которые служили инопланетянам, теперь поняли, что их просто обманывали, что они сами могли свергнуть своих хозяев в любое время, и теперь они смело истребляли своих Сюзеренов.

Инопланетяне убегали со всех ног, а отряд Брендстона преследовал их. Наконец они остановились у здания, которого Брендстон не помнил в свое время. Это здание, по-видимому, построили уже сами инопланетяне. Брендстон остановил человека в белой рубашке раба-землянина.

— Что это за здание, приятель? — спросил он.

— Это штаб-квартира Сюзеренов, — ответил бывший раб. — Это их Священный Храм. Это место, где живет Белая Богиня.

Белая богиня! Рона!

— Вперед, в храм, — взревел Брендстон.


Теперь, когда земляне угрожали храму, к Сюзеренам, казалось, немного вернулся их старый воинственный дух. С мрачными выражениями странных лиц они стали отбиваться в нескольких шагах от причудливо выглядевшего здания. Брендстон был в самой гуще драки, рубя своих многочисленных противников и взмахами меча расчищая путь.

Уже через несколько минут они прорвались через толпу этих странных существ и ворвались в храм, несясь по тихим залам, где медленно расхаживали туда-сюда инопланетные жрецы, занятые какими-то своими таинственными ритуалами.

Затем, внезапно, Брендстон оказался перед дверью, покрытой драгоценными камнями. Дверь охранял жрец, выставивший перед собой инкрустированное теми же драгоценностями копье.

— Тебе туда нельзя, — сказал инопланетянин.

Брендстон ударом меча отбил копье, затем вырвал его из слабеньких рук жреца и тут же изо всех сил вонзил в тело инопланетянина. По древку копья потекла янтарная струйка.

Брендстон отпихнул мертвого жреца в сторону и, распахнув дверь, бросился внутрь. За дверью был зал, в глубине которого Брендстон увидел сияющий трон. Сидевшая на троне женщина удивленно вскочила на ноги.

— Что там у вас… Кит!

Брендстон рванулся к ней, вкладывая в ножны меч. Краем глаза он увидел ухмыляющееся лицо Ильвара. Коротышка заулыбался, затем отвернулся и встал на страже у двери.

Рона Донован в нескольких предложениях выпалила свою историю, затем разразилась слезами облегчения. Как и думал Брендстон, ее действительно послали в то же самое время спустя десять дней после него. Ковш времени, посланный, чтобы вытащить Брендстона, вернулся пустой, и Рона начала настаивать, чтобы немедленно полететь в будущее разыскать его. Ей позволили, хотя и неохотно, потому что больше не вызвался ни один доброволец.

Но из-за какой-то ошибки в расчетах, Рона прибыла сюда за год до появления Брендстона — в мир, где его еще не было. Она оказалась посередине Ниавка, где инопланетяне немедленно заключили ее в Храм, используя в качестве жрицы в обрядах, о которых она не захотела рассказывать Брендстону.

— Но теперь все кончено! — сказала она с облегчением.

— Все кончено, — подтвердил Брендстон. — Инопланетян уничтожают направо и налево. Оказалось, они уже давно разучились сражаться, и теперь мои люди заняты их истреблением.

— Как замечательно! — воскликнула Рона.

— Ковш времени прибудет за мной через три дня, — сказал ей Брендстон. — Мы можем вернуться и… — Внезапно он прервал себя. — Но ведь я не вернулся, не так ли? Ковш времени вернулся пустой, именно поэтому ты и полетела сюда. Значит, я никогда не вернусь…

Нахмурившись, он замолчал, стараясь разобраться во всех сложностях путешествий во времени.

— Ты слышишь? — спросила Рона. — На улице выкрикивают твое имя. Должно быть, люди уничтожили всех инопланетян.

И действительно, снаружи донесся могучий рев:

— Брендстон! Брендстон!

Брендстон повернулся к девушке.

— Рона?

— Да, Кит?

— Теперь я знаю, почему ковш времени вернулся без меня. Моя работа здесь еще не закончена. Она только начинается. Я был не прав, думая, что моя задача заключается лишь в том, чтобы свергнуть власть инопланетян. Да, мне было трудно сплотить армию в такие сжатые сроки, труднее, чем победить врага. Теперь инопланетяне уничтожены — точнее, будут уничтожены, как только мы займемся другими городами, — но это, безусловно, самая простая часть работы. Настоящее дело начнется тогда, когда я начну восстанавливать цивилизацию и учить землян, как снова жить и сотрудничать друг с другом. Вот это и есть моя работа, и я не могу бросить ее в самом начале. Но, разумеется, когда появится ковш времени, ты сможешь вернуться, — печально добавил он.

А сам я, подумал он, вернуться не могу. Мое место здесь — в качестве вождя Нового Мира.

Но он не мог просить Рону, чтобы она бросила свою прежнюю жизнь и осталась с ним здесь, в этом варварском мире.

Он взглянул на девушку.

— Любимый, — через секунду с улыбкой сказала она, — ты ведь еще не понял, что ковш времени вернулся в 1958 год совершенно пустой! Тебя в нем не было — но и меня тоже! Я полетела в будущее только потому, что тревожилась о тебе!

— Пустой?

Рона кивнула.

— Значит, я не улетела с ним, не вернусь и сейчас.

— Ты остаешься здесь? — недоверчиво спросил Брендстон.

Снаружи все громче доносилось сканирование:

— Брендстон! Брендстон! Король наш Брендстон!

Глаза Роны засияли.

— Ты слышишь это? Они умоляют тебя. Тебе предстоит восстановить всю планету, — сказала она. — Но ведь каждому королю нужна королева!


Swords against the outworlders, (Fantastic, 1957 № 3).


Забытый мир | Революция на Альфе Ц | Нагие на Квендаре III