home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Взрыв. Бот «Надежда»

Две недели ничего интересного не было. Мы занимались по выбранным специальностям, тренировались на нашем «стрельбище». Я сидел в рубке, когда тренькнул мой планшет:

— Это капитан Магнум? — Голос был знакомый.

— Да!

— У меня есть работа для вашего экипажа.

— А что мы должны сделать?

— Перевезти контейнеры с саженцами на Марс, на орбитальную станцию.

— Присылайте контракт. Через секунду на экране появился документ. Согласно ему наш «Подарок» должен был лететь на станцию «Земля-3», взять десять контейнеров с грузом, а затем отправиться к Марсу. За этот рейс нам должны были заплатить сорок тысяч. Экипаж собрался в течение часа, и мы стартовали к «Земле-3». Это оказалась гигантская оранжерея. Там нам загрузили в трюм обещанные десять контейнеров. Разогнавшись, «Подарок» набрал скорость, и понёсся в сторону Марса. Примерно через час полёта что-то глухо рвануло в грузовом отсеке, корабль тряхнуло.

— Взрыв в трюме, суперкарго Зелка не отвечает, связи с отсеком нет! — Забубнил Гоблин.

— Упала скорость, один двигатель повреждён. Техник Ирен Голд заблокирована в реакторной номер два. Выведены из строя датчики на корпусе корабля. — Доложил Чёрт.

— Сай, локатор работает только на треть своих возможностей — В голосе сестры проявились панические нотки.

— Защита работает стабильно. Оружие тоже в порядке. — Спокойно сообщила Ёлка.

— Сай! Реакторный отсек номер один практически не пострадала. Иду вытаскивать Ирен. Я уже смотрел, Грузовой трюм полностью смят. Все осколки вылетели в сторону второй реакторной, и вроде вышибли грузовой люк. — Сообщил Иван.

— Ты не знаешь, что с Зелкой. Искины не могут её найти.

— Пока не знаю. Но она была в скафандре, а рация там маломощная. Не думаю, что её выкинуло в космос, она не была в трюме при взрыве. Скорее всего её надо искать вместе с Ирен во второй реакторной.

— А Дэм где?

— Тут. Со мной! Он пришёл за дроидом и инструментом, когда произошёл взрыв.

— Ладно! Действуй!


Зелка шла к Ирен, когда раздался нарастающий рокот, и её что-то сильно толкнуло в спину. Хорошо, что она была не в комбинезоне, а в тяжёлом пустотном скафандре. Взрыв протащил Зелку до двери во вторую реакторную. которая была сильно покорёжена и не двигалась. Девочка стала вызывать Ирен по рации, но отклика не было. Школьница поискала инструмент — его разложили практически во всех отсеках, чтобы не искать во время кризисных ситуаций. Зелка уже протянула руку к лому, когда её взгляд упал на открывшуюся от взрыва нишу — там стоял на зарядке дроид. Девушка переключила его на рабочий режим, и погнала к двери. Примерно через час работы школьница освободила проход от смятых деталей двери и проникла в реакторную. Бросила взгляд на пульт — все устройства работали в штатном режиме. Чернотой отсвечивали только индикаторы трёх конденсаторных накопителей, которые находились в полностью разрушенном отсеке, прилегающем к смятому грузовому трюму. Осторожно передвигаясь вдоль стоящих реакторов, школьница увидала лежащую около ложемента Ирен. Зелка осмотрела всё вокруг, но нигде не было видно крови. Она осторожно подняла подругу с помощью дроида, и положила её в ложемент. Потом перчаткой скафандра легонько похлестала Ирен по щекам. Через пару секунд та открыла глаза.

— Что случилось? — Слабым голосом поинтересовалась Ирен.

— Что-то взорвалось в грузовом трюме. Он весь смят. Я еле пробилась к тебе — двери тоже искорёжило. Хорошо, что под руку попался дроид, я вручную точно не смогла бы прорваться сюда. Связи с рубкой нет, а у меня рация слабая, туда не достаёт.

Ирен окинула Зелку взглядом:

— У тебя просто срезало антенный блок… Сейчас попробую связаться с рубкой. — Она пощёлкала тумблером, но связи не было.

— Помоги, сейчас надену свой скафандр. Там рация и антенна целые.

Минут десять и возни, и Ирен включает связь:

— Рубка, рубка, это вторая реакторная! Как слышите?

— Ирен! Сигнал идет довольно слабый! — Послышалось в наушниках.

— Кто это?

— Иван и Дэм. Мы пробиваемся через завал к тебе. Зелка пропала!

— Она тут, рядом со мной! Её спас скафандр, но разбит антенный блок на рации. Как остальные?

— В порядке. Перебито много коммуникаций, поэтому нет внутри корабельной связи после первой реакторной.

— Сейчас я и Зелка погоним дроида расчищать завалы с нашей стороны. Только оденьте скафандры. Кажется, мы теряем воздух. Ещё неизвестно, может, и грузовой люк отвалился!

— Я тоже так думаю. Но разбираться будем на месте. За работу!


Иван прислал в рубку Дэма. Он сообщил, что все дроиды, которые были в первой реакторной, разгребают завал около грузового трюма. Обнаружена утечка воздуха. Сейчас на её месте Иван ставит латку. Ирен и Зелка живы, пробиваются навстречу Ивану. У них случайно оказался дроид, который во время взрыва заряжался перед вторым реакторным отсеком. Зелке удалось пробиться к Ирен, растащив дроидом остатки покорёженной двери. Прошло четыре часа. Мы передвигались с половинной скоростью к Марсу. Завал был ликвидирован, а отверстия в корпусе заварены. Иван ошибся — грузовой люк остался целым, выдержал взрыв. Если бы он улетел, то «Подарок» лишился бы воздуха на протяжении суток. В одном из электромагнитных двигателей из-за взрыва произошёл сдвиг излучателя, поэтому он расфокусировался, Эту неисправность мог устранить только инженер. Поэтому ещё шесть часов мы ковыляли к марсианской станции. Прибыв на место сразу связались со службой безопасности. Те быстро установили, что никаких саженцев марсианам не надо, тут есть свой центр по их разведению. Пока шло следствие, мы сидели на корабле. Через трое суток меня и Лику, как владельцев корабля вызвали в СБ. Мы приехали туда на электротакси. В кабинете нас встретил подполковник Боль, так, по крайней мере, он назвался. Я и сестра сели на диванчик около стены.

— Брат и сестра Магнумы?

— Да! Вот наши удостоверения. — Я протянул мужчине карточки, которые получил от чиновника в первый день нахождения в этом мире будущего. Он ввёл их в ридер, прочитал, а потом сказал:

— Расследование окончено. Фальшивый контракт вам скинула какая-то фирма-однодневка. Она была создана по заказу вашей одноклассницы Эллины Турев. Её брат замешан в минировании контейнеров, которые были перегружены на ваш корабль.

— Вроде мы ей нигде дорогу не перебегали. — Ответил я.

— Вы ещё не всё знаете. Две недели назад в ваш ангар проникли два взломщика. Один из них погиб. Он — двоюродный брат этой Турев. По заданию Сола Варроя, ещё одного родственника Эллины, этот бандит должен был похитить всю документацию на ваш корабль. Варроя арестовали десять дней назад. Когда об этом узнал родной брат Эллины Турев, он попытался бежать, но был ранен агентами службы безопасности, и отправлен под ментоскоп. Тогда и выяснились другие факты, показывающие, что отец вашей одноклассницы, Маркус Турев был руководителем одного из проектов, над которым работал ваш папа. Но Турев решил присвоить себе все эти разработки. По его приказу была спровоцирована авария грузовика и вашего семейного флайера. Но он не ожидал, что в ней кто-нибудь выживет. Вы были у него, как кость в горле. Ведь пока вы живы, все разработки вашего отца, которые не опубликованы, считаются по закону собственностью семьи. Даже если кто-то и знает о них, он ничего не сможет присвоить, так как всё записывается на специальные кристаллы, которые передаются по наследству. И пока жив хоть один наследник, никто не сможет использовать чужую интеллектуальную собственность. За эти строго следят при помощи искинов. Ведь вам дали такой накопитель знаний вашего отца?

— Да! Мы его в банк положили.

— Всё правильно. А знаете, почему вы попали именно на станцию «Земля-12»? Это Маркус Турев поспособствовал, чтобы вас перевели в тот филиал школы Прим 5, где училась его дочь. Тут ему немного повезло. А может, он и знал, что у вашего отца именно на этой станции есть ангар и межсистемный бот.

Его ненависть к вам передалась его детям. Но такое до добра не доводит — сегодня ночью, как только ему стало известно, что схвачен его сын, а затем служба безопасности арестовала и его дочь, Маркус Турев застрелился. Тело найдено и идентифицировано.

— А не мог он подложить какого-нибудь клона? — Спросила Лика.

— Нет! У всех людей его ранга не может быть никаких клонов — этому мешает нейрочип. Даже полная очистка крови не поможет. Преступников ожидают рудники планеты Ронг. Там не живут долго, максимум, три месяца. Вместе с Солом, Эллиной, её братом и пятью их подручными, которые помогли с последним делом — попыткой уничтожения вашего корабля, на каторгу отправятся за подстрекательство их мать и бабушка. Взломщик, который остался жив после стрельбы в вашем ангаре, получил десять лет на астероиде строгого режима в одной из дальних систем. У нас давно не было таких преступлений не только в Солнечной системе, но и в Союзе земных корпораций. Через два дня об этом деле будет специальный выпуск в Галонете. Теперь о компенсации вам, как пострадавшим. Из арестованных счетов семьи Турев в Галактическом банке вам полагаются компенсация в один миллион земов. Эти деньги будут перечислены на счёт, где лежит сумма, оставшаяся от ваших родителей. Вашему экипажу тоже будут открыты специальные счета, на которые ляжет по десять тысяч. Но все эти деньги каждый из вас может получить только по достижению совершеннолетия. Номера счетов будут сообщены завтра. Можете идти.

Когда мы вышли в коридор, я грустно улыбнулся сестре, и сказал:

— Ну вот, Ли! Теперь мы с тобой миллионеры, но для этого пришлось остаться без родителей.

— Не нужен мне такой миллион! — Насупилась Лика.

— Пока не нужен, да и взять мы его пока не можем.

Поднявшись на корабль, я собрал в рубке весь экипаж, и сообщил им насчет компенсации и условий её получения. Потом поинтересовался, как идёт ремонт.

— Нам помогли техники со станции и их инженер. Двигатель уже полностью отрегулирован и установлен на прежнее место. Старый грузовой отсек полностью убран. А на его месте сейчас монтируют новый цилиндрический трюм. Заменены повреждённые накопители и коммуникации. Завтра уже сможем вернуться назад, на нашу станцию. За ремонт мы должны двадцать тысяч.

— Хорошо, я их переведу. Номер счёта дали?

— Да, вот он. Кстати, инженер сказал, что нас спасли толстые стены грузового отсека и стоящие рядом с ним накопители. Бандиты неправильно рассчитали количество взрывчатки. Упустили из виду, что у нас древний звездолёт, а они вложили в один контейнер стандартный заряд, который разнесёт современный эсминец, но малопригоден для уничтожения такого бота, как МКБ. Другие контейнеры были заполнены всяким хламом.

— Ну и хорошо!.

После перечисления денег за ремонт мы вылетели на «Землю 12». Два дня было спокойно. Нас никто не трогал, и мы продолжили свою учёбу. Зато потом…

Первыми прилетели Ант и отец Зелки, которого, кстати, зовут Лим.

— Вы зачем нам ничего не сообщили?! — Начал разговор на повышенных тонах дядя Дэма. — Почему я должен узнавать из Галонета, что на вас было покушение?!

— Это было требование службы безопасности.

— А что с кораблём?

— Мы его отремонтировали за двадцать тысяч на марсианской станции.

— Ну, ладно! — Остыл Ант. — Я подумаю, как ещё модернизировать «Подарок». Есть некоторые намётки. И от таких бомб систему придумаю.

— Только толщину стен не меняй, дядя! — Высказался племянник Долгова. — Именно она спасла бот от разрыва. Да и количество двигателей надо увеличить. А то один вышел их строя, и скорость вдвое упала.

— Ладно, что-нибудь сообразим с Лимом.

Пока шёл этот разговор, в другом углу рубки Зелка, Ирен и Лим о чём-то тихо переговаривались.

В это время Домовой сообщил. что у дверей ангара стоят мужчина и женщина. Я вывел изображение на экран и спросил:

— Ребята, кто знает этих визитёров?

— Ой! Мама и папа пришли! — Ирен подскочила и бросилась к выходному люку.

— Домовой, запусти их!

— Да, капитан.

Встреча родителей и дочери была похожа на сцену из мексиканской мелодрамы, которую я видел в прошлой жизни. Следующим пошёл отчитываться родственникам Иван. Под конец появилась мать Ёлки, пришедшая со смены на заводе по производству оборудования для поселенцев на другие планеты.

Наконец, страсти улеглись, увидев, что их чадам ничего не угрожает, родители, и другие родственники членов экипажа покинули наш ангар. Ребята немного под устали и пошли спать. На следующий день м у дверей ангара стояла целая делегация во главе с директрисой нашей школы. Опять весь день были ахи и охи, возмущение действиями преступников. Ещё через день мы сами смотрели по Галонету арест директора станции-оранжереи «Земля-4». Оказалось, что при его попустительстве на вверенном ему объекте процветал наркобизнес. Благо, преступникам далеко ходить не надо было — все нужные растения под рукой. Надо сказать, что в будущем, даже заядлые наркоманы отказались от употребления синтетических препаратов, предпочитая естественные «травки».

Наконец, все кончилось. Мы снова стали штудировать справочники. По ним можно было выучить профессию до второго ранга. Мне не пришлось доказывать ребятам, что лучше подготавливаться по нескольким специальностям. Произошло разделение следующим образом:

— я учился навыкам капитана, техника, инженера, двигателиста, медика, стрелка и пилота;

— Лика захотела быть пилотом, медиком, техником и навигатором;

— Лена учила профессии стрелка, медика, техника;

— Зелка училась на юриста, торговца, логистика и техника;

— Ирен обложилась справочниками по инженерингу, электронике, искинам, медицине;

— Иван учил техника, инженера, энергетика, медика;

— Дэм пока штудировал техника по двигателям и реакторам, дроидам и энергетике.

Наступил август. Я проснулся от звонка на мой планшет:

— Сай, ты уже встал? — Появилась голограмма Анта. — У меня к тебе дело. Оно касается переделки твоего корабля. Вернее, увеличения его размеров и энерговооружённости. Вчера привезли точно такой же бот, как и твой «Подарок». У этого экземпляра только корпус в отличном состоянии. А остальное мы с Лимом уже сдали на завод. Я предлагаю сделать из однокорпусного бота двухкорпусной. Оба корабля соединим цилиндрическими перемычками длиной по двадцать метров, диаметром в пятнадцать метров. Всего таких перемычек будет три. Рубки управления сдублируем. Я сейчас прилечу. У вас, кажется, есть инженерный планшет твоего отца?

— Да! Но он запоролен.

— Это не проблема, я с одного крейсера снял набор диверсанта. Там есть искин взломщик.

— Хорошо, лети, ждём.

Пока Ант двигался от Луны к нашей станции, проснулись все ребята. Мы даже успели позавтракать, когда появился инженерный бот Анта, тащивший копию нашего «Подарка». За полчаса были взломаны пароли и коды доступа на инженерный планшет, доставшийся нам в наследство. Это был специализированный аппарат, позволявший точно рассчитать параметры будущего звездолёта. Введённый двухкорпусной вариант искином планшета был отвергнут, как неэффективный. ИИ предложил просто удлинить мой корабль, разрезав его в районе между первым реакторным отсеком и грузовым трюмом. Вставка была длиной пятьдесят метров. В ней должен был быть смонтирован второй грузовой отсек, накопители от линкора, лазерные орудия в сферических башнях и пять реакторов РБВ-3. Но нас такой проект не устроил. Некуда было устанавливать дополнительные двигатели.

— Ладно, главное, корпус у нас есть, а потом решим, что делать. — Сказал вечером, уставший Ант. Он улетел на работу. А мы немного поиграли, а потом легли спать. Ночью мне приснился сон. Рядом со мной стоит какой-то мужчина, который говорит мне:

— Надо сделать специальный корабль для гонок. «Подарок» будет таскать грузы, а во второй корпус можно вместить несколько двигателей и большое количество реакторов. Только это надо хорошо рассчитать. Понял, сынок!

Тогда я начинаю понимать, что этот мужчина — отец Сая и Лики… Проснулся в холодном поту. Но мысль об отдельном гоночном боте засела у меня в голове. Когда на следующий день прилетели Лим и Ант, я озвучил эту идею. Они переглянулись, а потом Ант произнёс:

— А ведь верно! Нигде в правилах не сказано, что запрещается выступать на гонках на специально созданном для этого корабле. Тогда включай свой планшет, посчитаем этот вариант.

Инженерный искин планшета за два часа рассчитал нам «гоночный болид». Вот что у нас получилось.

Совмещаются рубка, жилые каюты и медблок, размер отсека — 10 Х 18 Х 15 м.

Пульт ручного управления кораблём устанавливается не в середине рубки, а вдоль одной из стен.

Размеры отсека радионавигационного оборудования 10 Х18 Х15 м.

Реакторный отсек — 120 Х 18 Х 15 м.

Отсек двигателей — 12 Х 18 Х 15 м.

Для двигателей поместится двенадцать реакторов РБВ-3 общей мощностью 336 МВт. — Для щита и питания лазерных, электромагнитных и плазменных орудий необходимо установить шестьдесят РБВ-1 общей мощностью 840 МВт. Для стабилизации энергоснабжения применить обычные конденсаторные накопители в количестве двадцати единиц. Установить восемь лазерных пушек ПЛ-120, четыре плазмотрона и ЭМО — 200.Предполагаемая максимальная скорость — десять тысяч километров в секунду. Скорость манёвра и разворота — как у корвета. Бронирование провести имеющимися пластинами от крейсера восьмого поколения. Иметь на корабле запас стержней в 3000 единиц.

— Теперь надо собирать всё это оборудование. — Устало произнес Ант.

Мы все сидели в рубке уже пять часов, пока шли расчёты, обсуждения, подбор реакторов по нужным параметрам. Ведь в серии любого энергоагрегата, например, РБВ-3 было несколько модификаций, отличающихся по своим характеристикам.

— Мне сказал наш техник, ты же знаешь, Ант, что у него есть знакомые на верфи и в ВКС, что через неделю придут несколько крейсеров и эсминцев девятого поколения. Там как раз есть нужные нам реакторы, пушки и многое другое.

— Да, придётся раскурочить два — три корабля, чтобы найти нужное оборудование.

— Да, забыл спросить. А нам с Ликой можно иметь два корабля? — Обратился я к инженеру.

— Да имейте хоть десять. Главное, проведите их в Реестре собственников.

— А почему, нельзя оформить второй корабль, например, на Зелку?

— А как она объяснит, откуда он взялся? Это у вас есть в собственности ангар и корабль. Никто ведь не знает, сколько у вас тут ботов. Тем более, что они одинаковые по внешнему виду.

— Юрист же видел. Что тут стоял один бот.

— А может, второй звездолёт, был в шлюзе? Юрист же не имеет права туда соваться! — Просветил нас Ант. Тем более, то, что я притащил — голый корпус. Можем прямо вызвать юриста, и он сразу оформит его на вас.

Так мы и поступили. За оформление пришлось заплатить тысячу земов. Но уже на следующий день в Реестре собственников появилась запись:

«По заявлению владельца межсистемного бота „Подарок“ Сая Магнума, в шлюзовой был обнаружен разукомплектованный звездолёт МКБ-4. Номеров на корпусе не найдено. Этот корабль оформлен вызванным юристом на Ликару Магнум».

Пока ждали прибытия на свалку нужных нам крейсеров и эсминцев, решили отправиться всей группой на Землю, отдохнуть на природе. Спустились на планету с помощью рейсового челнока. Затем пересели на электропоезд, который доставил нас в специальный заказник. Там мы немного поохотились Иван застрелил оленя, а Зелка с Ёлкой подстрелили зайца. Причём одна школьница попала длинноухому в правую заднюю лапу, а вторая в левую.

— Снайпера, прямо, а не школьницы! — Подтрунивал над ними Дэм.

— Но, но! Нечего хвост, поднимать на старших! — Полушутя сказала Ирен.

— Подумаешь, Зелка всего на три месяца старше меня! — Выпалил Дэм.

— Как суперкарго, я своим волевым решением отказываю Дэму Долгову, в праве есть убитых нами животных! — Лучезарная улыбка Зелки показала стажёру-технику, что он и вправду может остаться без мяса.

— Отменяю это решение! Без него нам не осилить и оленя!. — Я внимательно смотрел на шампуры, чтобы не дать мясу подгореть. Никто из экипажа никогда не видал открытого огня, и не умел готовить. Они привыкли всё брать с синтезаторов. Поэтому очень удивились, когда я стал делать шашлык. Убитого Иваном оленя освежевал специальный дроид, который порезал тушу на нужные куски. Зайца мы продали за триста земов одной их групп охотников, которым сегодня не повезло.

Наконец, мясо приготовилось. Ребята взялись его медленно поедать, запивая шашлык соком. Мы были в заказнике ещё трое суток, пока не съели всю оленину. Она не совсем подходила для шашлыков. Но ребятам понравилась, ведь они в первый раз в жизни ели мясо только что убитого зверя.

Возвращение на станцию «Земля-12» прошло буднично. Отдохнувший экипаж взялся за тренировки и изучение справочников. Наступило восемнадцатое августа. С утра прилетели Ант и Лим. Они привезли навигационное оборудование, пульты, аппаратуру связи, ложементы, накопители, кровати, системы жизнеобеспечения и утилизации, медкапсулы третьего поколения, двадцать дроидов и ручной инструмент.

Целый день мы монтировали всё это в первый отсек и рубку. Получилось нормально. Ведь это гоночный вариант, а гонка не длится несколько месяцев. Поэтому удобства были минимальны, но всё необходимое было смонтировано. На следующий день наступил черёд оружия и двигателей. Их ставили двое суток. Затем начался форменный аврал. Инженерный бот Анта сделал несколько рейсов, привозя реакторы и стержни. Мы работали, делая только получасовой перерыв на обед. Прошла неделя, другая. И вот, десятого сентября, всё было закончено. Рядом с «Подарком» стоял корабль-близнец, который назвали «Надежда». У него был такой же номер, как и у первого бота, но в конце была добавлена буква «Б». Елка внесла изменение в заявление на гонку. Теперь участвовать в соревновании будет наш второй бот. Ещё двое суток новый звездолёт гоняли по лунному, а потом марсианскому полигону. Максимальная скорость оказалась на две тысячи километров в секунду больше, чем предполагалось. Маневренность тоже была на высоте.

Щит выдерживал удар тридцати килограммовых метеоритов, летящих со скоростью в семь километров в секунду. Огневая мощь корабля была процентов на тридцать больше, чем у «Подарка». Электромагнитное орудие тоже было мощнее — калибром сто пятьдесят миллиметров, вместо ста двадцати. Для защиты от ракет кроме лазеров и плазмы были и противоракеты. На внешней подвеске «Надежда» несла четыре противокорабельные ракеты.

— У нас получилось что-то вроде эсминца шестого ранга. — Подвёл итог Ант. — Но двойной броневой пояс у нас от крейсера. Так что, у нас непонятный по категории бот. Да и Лим ухитрился найти новые искины с того линкора. Теперь на «Надежде» ИИ седьмого класса. Как ты их назвал, Сай?

— «Пират», «Боцман» и «Сильвер».

— А почему именно так?

— А это персонажи древнего романа, про пиратов и клады. Называется «Таинственный остров».

— Рассказать можешь? — Загорелись глава у девочек.

— Ладно, Было это в Англии, существовала тогда такая страна …

Наконец всё готово. У нас есть уже два «свалочных», как мы шутим, корабля. Послезавтра кончаются каникулы. Уже начали возвращаться отдохнувшие одноклассники. Все видели передачу о преступниках в Галонете. Так что, никаких вопросов нам по этому поводу не задают. Зато искренне удивились, когда им Ирен сказала, что на гонки мы выйдем на другом корабле. Некоторые, особо любопытные и прыткие школьники, сразу включали планшеты и влезали на сайт Реестра собственников. Ничего. Пусть привыкают, что у нас для них всегда будут сюрпризы. Вместе с началом занятий включится и школьный чат. Посмотрим, что там будут писать…


Станция «Цветок Марса 212» | Гонщик | Глава 6 Коровы Титана. Лизи