home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Межшкольная гонка и беженцы

Директриса школы собрала учителей.

— Через три месяца закончится учебный год, и дети уйдут на каникулы. Надо подвести итоги этого учебного года. Кто начнёт?

Никто не рвался говорить, поэтому директриса подняла для отчёта первого попавшегося на глаза педагога. Это оказался учитель химии.

— Итак. Что по классу 12Д?

— Всё в норме, у всех сданы тесты на 60 баллов и выше.

— Вот, как! Но у вас полкласса треть учебного времени бизнесом занимается, и не пытайтесь меня уверить, что они успевают и уроки учить, и грузы перевозить!

— Но. Госпожа директриса, у них как раз и самые высокие баллы!

— Вот. Как! Какие же?

— У Сая и Лики Магнум они приближаются практически к 95, у Зелки Сигары и Лены средняя оценка почти 92 балла. Дэм и Иван с Ирен Голд поднялись до 91 балла по всем предметам. Других сотрудников Сая я могу оценивать только по своему предмету. Зур и Алиса тесты по химии сдали на 89 и 90 баллов соответственно, а у Татьяны, Селены, Марии и Джин тесты сданы на 80–85 баллов. Только парень из их команды отстаёт — у него 70 баллов.

— А другие педагоги что скажут об этих ребятах? — Поинтересовалась директриса.

Высказались все, поэтому сложилась такая картина. У Магнумов самые лучшие баллы на Земле были в пределах 60, а собранная Саем команда за несколько месяцев сумела резко улучшить свои оценки. И это несмотря на постоянные разъезды по всей Солнечной системе. Выходит, что резкий подъём успеваемости как-то связан с работой перевозчиками.

— Но как это может быть? — Директриса обвела недоуменным взглядом притихших педагогов.

— Можно, я выскажу своё мнение? — Поднялась Аллариель — учительница музыки и литературы.

— Внимательно вас слушаем!

— Я думаю, что всё это как-то связано с пробудившейся у Сая после аварии, памятью предка. Очевидно, тот представитель Тёмных веков хорошо учился и знал много разной информации. Это повлияло на мальчика. И он, даже если и не очень хотел, вынужден был начать заниматься, чтобы противостоять нахлынувшему из глубины веков знанию. Этому помогает и изучение профессии по справочникам. А глядя на него, подтянулись и другие ребята, и в первую очередь, его сестра.

— Немного спорная теория, но можно принять её за рабочую версию. — Подытожила директриса.

— Тут играет роль и желание ребят попасть в Галактическую школу. Причём, они не уверены, что сдадут экзаменационные тесты на нужные баллы. Поэтому все готовятся к большой гонке.

— Может быть…. — Задумалась директриса. — Да, а что нам делать с межшкольной гонкой? У нас фактически одна команда Сая на «Надежде», а нам нужно три корабля, как минимум. Гонка будет в начале летних каникул. Выступят победители с пятисот земных, двадцати семи орбитальных, трёх лунных, и семи Марсианских школ. А у нас есть только победитель, и нет других команд.

— А если позвонить Саю? — Предложил учитель физкультуры. Ведь у него пять кораблей. И он свободно может все выставить на межшкольную гонку.

— Нет, нужны только боты и эсминцы. Крейсер по правилам не подходит.

— Тогда звоним к Магнуму! — Директриса постукала по экрану планшета, и на нём появилась физиономия Сая. — Здравствуй! От имени школы я прошу выставить на межшкольные гонки твои корабли с экипажами.

— А когда эта гонка?

— В начале летних каникул.

— У меня шестнадцать человек вместе с Лизи. Для гонок наша компания может выставить три минимальных экипажа. Значит, будет три корабля: «Надежда», «Поиск» и «Подарок-2».

— Учти, что в этот раз многие соперники будут использовать ускорители на начальном этапе при разгоне. И ещё. Будет не только учёт, кто какое место занял. Окончательно победитель определится путём умножения полученных за занятое место очков (причём первое месть — это 100, а второе -90 и т. д.) на коэффициент груза. Это цифра получается из полной грузоподъемности всех кораблей, выступающих за школу.

— У нас она равна тридцать три тысячи шестьсот для названных мною ботов и эсминца.

— Значит ваш коэффициент — 3,36. У большинства школ на прошлогоднейгонке был коэффициент 1,8–2.. Для получения денежного приза нужно занять любое место с первого по десятое. Кто придёт первым — получит сто тысяч, а на остальных разделят вторую сотню тысяч.

— Понятно. Значит, мы должны занять первые три места.

— Или хотя бы один корабль займёт его.

— Попытаемся. У нас есть три месяца на подготовку.

— Договорились! Мы надеемся на тебя и твою команду, Сай.


После разговора с директрисой, я сообщил ребятам, что мы выходим в начале июля на межшкольную гонку. Все обрадовались. Учёба продолжалась. А в выходные дни мы выводили предназначенные для соревнований корабли, и летали между Марсом и Луной. Один раз решили посетить шахтёрскую станцию на Церере. Наш прилёт рудокопы встретили с воодушевлением — к ним редко прилетали гости. К тому же, мы привезли с собой и натуральные продукты. Хоть у шахтёров и имелась оранжерея, выраставшие там овощи и фрукты, не шли ни в какое сравнение с земными продуктами. Лизи бегала по знакомым ей переходам базы, рассказывала всем шахтёрам, как она ходит в детский сад, летает нас нами в рейсы, и даже сражается с пиратами. Было весело, я даже спел известную в этом мире только мне песню «Синяя птица»[9].

— Откуда такая песня? — Удивился седой диспетчер.

— Это после аварии у брата проявилась «генетическая память предка». — Ответила Лика.

— Это древняя песня. По старому летосчислению она где-то из начала семидесятых годов двадцатого века. — Проинформировал я сидящих за столом людей.

— Ого, какая древность! — Изумился молодой шахтёр. — Но звучит отлично!

Пока все танцевали, я тихо спросил у диспетчера:

— А мать Лизи где похоронили?

— Отправили в корпусе её «Хирона» на Солнце. Такова традиция. А что ты сказал малышке?

Я озвучил выдуманную мной сказку об отлёте мамы малышки на далёкую планету.

— Правильно сделал! Пусть лучше надеется на встречу, чем будет постоянно плакать.

Мы вернулись за стол. Там сидела одна Лизи и грустно смотрела на танцующих.

— Что такое, сестричка? Чего грустим?

— Никто со мной не танцует, наверное потому, что я маленькая.

— Пошли, я с тобой потанцую! — Я взял девочку за руку и повёл к танцующим парам. Люди, посмеиваясь, расступились, организовав круг. То, что мы показали с Лизи, конечно, и рядом не стоит с нормальным танцем, но главное, что девочка развеселилась, и повеселила своими па хозяев и гостей. Мы тепло распрощались с шахтёрами, и полетели обратно. Дома, на основе полученных данных, мы модернизировали все боты и эсминец. С помощью Анта нам удалось добиться того, что все выставленные на гонку корабли могли теперь развивать скорость в караване в четырнадцать километров в секунду. Как раз нам пришёл заказ на перевозку грузов к Юпитеру. Надо было перевезти двести тысяч тонн железа. На модернизированных гоночных кораблях мы домчались за сутки. Там нас загрузили какими-то кристаллами, найденными на одном из спутников Юпитера. После нашего возвращения домой на наш счёт за рейс перевели пол миллиона земов. Триста двадцать тысяч я разделил между ребятами, скинув каждому на карточку по двадцать тысяч. А на основной и резервный счёт ушло по девяносто тысяч.

После этого до начала каникул никаких перевозок мы не делали.

Наконец, наступил день межшкольных гонок. На старт вышли более пятьсот кораблей. В основном это были старые эсминцы М-5 и М-6, хотя присутствовали и М-8 в количестве восьми единиц. Трасса была удлинена по сравнению с прошлым годом до Плутона. Нас нагрузили контейнерами. И прозвучала команда: Старт!

Мы вначале отстали от воспользовавшихся одноразовыми ускорителями кораблей наших конкурентов. Но у Марса мы выдвинулись уже в середину колонны звездолётов — более трёхсот кораблей не смогли развить скорость более десяти тысяч километров в секунду, несмотря на применение твердотопливных ускоряющих ракет. После прохождения пояса астероидов и манёвра у Юпитера, мои звездолёты вышли в первую десятку. Часть эсминцев затормозились сильным гравитационным полем Юпитера и потеряли темп, а несколько десятков сошли с трассы. Через пять суток десятка самых быстрых добралась до Плутона. После этого был совершён поворот на Землю. Тут и сказались высокие скоростные качества моего отряда. Теперь кораблям пришлось идти против частиц солнечного ветра, которые тормозили движение. Все, кто при помощи ускорителей набрал большую скорость па первом этапе гонки, теперь её теряли — больше им ускоряться было нечем. У самого быстрого эсминца соперников она была не выше двенадцати тысяч километров в секунду, а мой отряд как шёл вначале по ветру на четырнадцати тысячах, так и продолжил двигаться против ветра. Постепенно расстояние между нами и преследователями увеличивалось, и уже у Юпитера они окончательно отстали. Наш отряд нёсся к победе, щиты были включены на полную мощность. Поэтому мы быстро и без потерь проскочили метеоритный поток. Как стало известно позже, некоторые умники повторили судьбу «Кометы» — выключили защиту, чтобы перебросить энергию на двигатели, и любым способом догнать нас. В результате метеориты прошили шесть звездолётов, погибло три школьника, и около двадцати было ранено. А мой отряд, выстроившись в линию, пересёк нос к носу воображаемую линию финиша. Для нас десятисуточная эпопея закончилась призом в сто тысяч.

После того, как на бирже узнали, что победителями стали звездолёты фирмы «Зелка», арендованные школой Прим 5 со станции «Земля-12» (так значилось в документах), рейтинг нашей компании вырос. И мы перешли на седьмую строчку в списке грузоперевозчиков. В нашу честь школа устроила праздник, ведь эта гонка принесла учебному заведению повышение ранга, и она стала называться Прим Пять Плюс. Учителям повысили зарплаты на 20 %, началось расширение школы, добавилась столовая на тысячу человек. Расширилась библиотека (электронная). Теперь собственная парта была у каждого ученика. А также каждому школьнику полагался планшет студента — ПС- 534. Было открыто и бесплатное общежитие на сто человек для тех ребят, у которых не было своей жилой ячейки, и они жили у родственников или знакомых. Директриса была довольна, как объевшийся сметаны кот. С помощью моего отряда осуществилась её мечта — она получила премию и звание «Лучший руководитель года».

После гонки мы немного отдохнули. А потом вновь принялись за работу. Нас правительство одной из планет, расположенной в тридцати световых годах от Земли, попросило помочь в вывозе населения из-за угрозы уничтожения цивилизации от резкого подъёма вод океана. Несмотря на то, что мы школьники, и нам запрещено работать за пределами Солнечной системы, на этот раз нам разрешили принять участие в спасательных работах около другой звезды. Кроме нас были и ещё около десяти тысяч разных кораблей — от межсистемных ботов до галактических лайнеров. На планете жило три миллиарда человек. Поэтому работы хватило на всех. Мы вывезли за один раз на своих ботах, эсминце и крейсере триста человек. На большее количество народу у нас просто не было ресурсов систем жизнеобеспечения. Неделю мы добирались до планеты из-за неспособности трёх моих ботов передвигаться на расстояние, больше одной системы. Также, неделю, мы возвращались к Земле.

Беженцев разместили на Марсе, орбитальных станциях, спутниках Юпитера. Школа предоставила им только что построенное общежитие. Нам нужно было несколько человек для экипажа крейсера. Я отправил через планшет в дирекцию заявление, что приму четырнадцать человек и обеспечу их жильём, питанием и работой. Так делали все бизнесмены, ведь налоговые органы обещали 10 % послабление тем, кто возьмёт на работу беженцев. Наша бизнес вумен вместе с секретаршей, которая одновременно была и начальником отдела кадров (выучила специальность до второго ранга), отобрали для нашей фирмы семь школьников и столько же школьниц. Их засадили за учебники, гоняли на стрельбище, учили ремонту кораблей в условиях космоса. Одна девочка имела уникальную способность — она без всякой нейросети могла управлять сразу пятью дроидами.

В середине августа нам дали заказ на перевозку осмия с Плутона на Землю. Этого редкого металла было всего десять тысяч тонн. Поэтому мы вылетели на крейсере. Вылетели все тридцать работников нашей фирмы. Долетели за неделю, особо не торопились, время было. Быстро перегрузили слитки металла в трюм. Я велел всем надеть скафандры и вооружиться. Были активированы и турели внутренней охраны. У меня было предчувствие, что на нас нападут. Так и случилось. Пираты появились около пояса астероидов. У них было семь кораблей — два крейсера шестой серии и пять эсминцев восьмого ранга. Атаку ракет наша система ПРО плазмой и самонаводящимися реактивными снарядами отбила легко, щит вообще не просел, несмотря на обстел всех кораблей противника. Наша первая ракетная атака успеха тоже не имела, но вот лазерными пушками Ёлке и Джин удалось пробить, шиты на одном из крейсеров. А Ирен запустила торпеду. Вспышка! И крейсер пиратов разваливается на несколько частей. В это время Зелка выстрелом очередью из шести снарядов из электромагнитной пушки разносит на атомы самый нахальный эсминец пиратов. Наш крейсер сотрясают два подрыва боеголовок вражеской ракеты, просадившей нам щит на двадцать процентов. Но тут же космос озаряется ещё двумая вспышками — наши противокорабельные ракеты уничтожили ещё два эсминца бандитов. Внезапно все пираты разворачиваются, и начинают удирать.

— Подходит эскадра служб безопасности системы — Сообщает искин.

Мы ждём служителей правопорядка, скидываем им запись с искина, и летим домой. Нам перечисляют по прибытию и сдаче груза пять миллионов. Три миллиона я раздаю в качестве зарплаты ребятам. Каждому достаётся по сто тысяч. По миллиону кидаю на основной и резервный счёт. Новички обескуражены происшедшим. Только прибыли, а уже полетели в рейс, сразились с пиратами, и получили такую зарплату, о которой на их планете и не слышали. Там самая большая зарплата у инженера не превышала три тысячи земов. Они созваниваются со своими родителями, и вскоре ангар заполняется народом. Взрослые беженцы удивлены и ошарашены — они никак не ожидали, что их отпрыски попадут в такую фирму. А когда родители новичков увидели стоящие в ангаре пять кораблей, совсем потеряли дар речи. Потом я одарил всех новых работников планшетами — четырнадцать военных ПВ-345 Зелка заказала в магазине. Их привезли через час после нашего прилёта. Потом был пир — опять мы сделали блюда из натуральных земных продуктов. Они отличались по вкусу от те, к которым привыкли беженцы, но понравились людям с другой планеты.


Митка Руголи с удивлением прочитала текст, который пришёл на её нейросеть, на запрос о транспортной компании «Зелка». Оказалось, что на возникла недавно, после того. как школьники Сай и Лика Магнум получили в наследство межсистемный бот от родителей, погибших в катастрофе. Несколько часов Митка смотрела всё. что нашла про компанию. Её удивило, что название компании — это имя одной из школьниц. Были и отчёты налоговой службы о заработках работников компании, о боях с пиратами, о гонке, выигранной школой, где учились эти ребята. Был и эпизод, рассказывающей о спасении Сайм маленькой Лизи, о помощи погибающему «Нейтрону», и многое другое. Митка задумалась. Она попала вместе со своей дочкой, Толой, при эвакуации с родины на крейсер «Подарок-3». Тогда она не смотрела, кто был в экипаже спасателя. Ей было важно побыстрее улететь с погибающей планеты и вывезти единственного человека, за которого она не пожалеет отдать жизнь — свою дочь. Когда они прибыли через неделю на станцию «Земля-12», Митка думала, что будет очередь, неразбериха, ругань… Но всего этого не случилось — их сразу распределили по разным общежитиям. Митка с Толой попали в новое общежитие при школе Прим Пять Плюс, в которой будет учится теперь её дочь. Потом детей построили в коридоре, и между рядами ходили две школьницы с планшетами, отбирали детей для работы. Как потом узнала Митка, это была директриса Зелка Сигара со своей секретаршей Велиной… Через час Тола собралась, и вместе сдругими девочками и мальчиками из семей беженцев отправилась в ангар 1378. Митке позвонили и предложили работать на верфи техником третьего ранга. Пока женщина была в смене, она с дочкой не виделась. Когда Митка получила три дня отдыха, и возвратилась в комнату в общежитии, ей неожиданно позвонила Тола:

— Мама. Приходи, я только что вернулась с рейса!

— Куда прийти, дочка?

— В ангар 1378. тут все наши.

Митка бросилась по схеме, пришедшей на нейросеть, искать этот ангар. Он оказался двумя этажами ниже. В голове у женщины вертелись вопросы: «Какой рейс? Кто это — наши?». По тону дочери Митка почувствовала, что случилось что-то из ряда вон выходящее. Поэтому и торопилась. Рядом с дверью ангара они увидела и других взрослых беженцев, с которыми она летела на крейсере. Все были встревожены. Им тоже позвонили их дети. Дверь открылась, и люди стали заходить в ангар. Митка увидела огромное помещение. В двух углах которого стояли жилые комплексы, а поодаль, на опорах «отдыхали» пять звездолётов. Кроме взрослых было и много школьников. Тола подошла к матери и протянула карточку. Митка машинально сунула её в ридер. И чуть не упала от высветившейся на экране цифры — 100000 земов.

— Что это, Тола?

— Моя зарплата за рейс. — Спокойно ответила дочь. — Всем, кто летал, раздали по сто тысяч.

— Тётя! — К женщине подбежала маленькая девочка. — Меня Лизи зовут! А моего братика Сай! А эти корабли его! Мы на них летаем, грузы возим. Сейчас прилетели. Нам пираты помешать хотели. Но мы их пух-пах, и они убежали! Сай всем зарплату дал, я тоже получила. — Девочка помахала Митке ручкой и побежала к стоявшим гурьбой школьникам.

— Кто это? — Ошарашено спросила женщина у дочери.

— Лизи, младшая сестра Сая Магнума, она всегда вместе с ним летает, когда детский сад не работает.

— И он ей тоже зарплату даёт?

— Да, так у них заведено.

— Все новенькие, быстро ко мне! — Закричала одна из школьниц.

— Сейчас вернусь, мама! — И Тола рванула к кричавшей девочке.

Через пять минут она вернулась с новеньким планшетом в руках.

— Это откуда? — Удивилась Митка.

— Сейчас директриса наша, Зелка, всем нашим раздала.

В это время к Митке подошёл высокий парень в военном скафандре:

— Вы мама этой девочки? Извините, я не все имена пока запомнил.

— Да! А что такое?

— У вашей дочери должен быть высокий природный КИ. Она сейчас. без всяких нейросетей управляет пятью дроидами сразу. Никто из нас так не умеет, хоть у нас и изучены специальности до вторых рангов. Девочке надо учиться на инженера или учёного. Если она примет с нами участие в Большой гонке, то есть шанс, что мы её выиграем. И без сдачи тестов попадём в Галактическую школу. Но это будет через год. А пока она будет работать у нас. Зарплата у нас не фиксированная, зависит от цены груза. Сейчас нам дают 15 % от стоимости перевозимого товара.

— А правда. Что сказала малышка?

— А что эта непоседа вам наплела? — Улыбнулся парень.

— Сказала, что на вас напали пираты.

— Да. было дело. Но у нас все корабли хорошо защищены. Можете спросить у своей дочери. Мы уже привыкли, что на нас нападают, чуть ли не эскадрами, когда у нас в трюмах дорогой груз. Вот. Можете посмотреть, что стало с бандитами. — Парень протянул удивлённой женщине флешку.

— Кто это? — Спросила Митка у Толы.

— Владелец этого всего. — Дочь обвела рукой помещение ангара. — Сай Магнум.

И вот, Митка сидит и смотрит всё. что нашла в Галонете об этом Сае, его сёстрах, одноклассниках…

Поговорив после банкета с другими родителями, женщина поняла, что ей и её дочери выпал шанс изменить свою жизнь к лучшему. То, что у дочери будет высокий КИ, Митка подозревала после начала учёбы девочки в школе. Но у малообеспеченной неполной семьи не было денег, чтобы девочка могла мечтать о высшем образовании. Просто бы не хватило денег на постановку хорошей нейросети. Но теперь они вообще в другой системе, здесь порядки более гибкие. Митка узнала из Галонета, что Тола получила бы хорошую, соответствующую её КИ нейросеть бесплатно, но затем должна была бы отработать десять лет на каком-нибудь государственном предприятии. Например, военной верфи. Но теперь появился и другой путь. Гонка. Митка о ней слышала, но специально не интересовалась. Если у Сая получится его план, и все ребята поступят после выигрыша гонки в галактическую школу, то всё будет по другому. Тола сможет сама выбрать, куда идти работать. Но пока это мечты… Хотя её Тола уже за один рейс заработала столько, сколько сама Митка получает за год. Значит, надо держаться за этого Сая, такой оплаты нет ни у кого в других транспортных компаниях. Митка уже узнавала…


Глава 11 «Подарок 3» | Гонщик | Глава 13 Предатель. Новый вид деятельности фирмы «Зелка»