home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Рейсы и песни

Для сыновей и дочерей аристократии Толлона директриса решила создать отдельный класс. Общежитие школы было занято беженцами, поэтому она обратилась к руководству станции. После переговоров было решено выделить для жизни новых школьников ангар, который находился рядом с ангаром 1378. Поэтому для меня уроки начались позже, чем для моих экипажей. Пришлось обустраивать выделенную «жилплощадь». Из резервного фонда купил для пятидесяти человек жилые модули. Пять штук. В каждом было всё для проживания десяти человек. Некоторые аристократы начали бурчать, что они должны иметь отдельные апартаменты. Но я пресёк их «хотелки», заявив:

— Если есть деньги — купите себе сами. Ангар большой, сюда даже пятьдесят отдельных домиков влезет!

Денег, естественно, у них не было. Поэтому пришлось им смириться. Я объявил, что буду брать по нескольку человек в рейсы. Очерёдность пусть устанавливают сами. После подключения всех модулей пришлось сопровождать этих оболтусов в школу. Там их построили, указали, где они все будут заниматься, рассказали, что можно делать, а что нет. Некоторым это явно пришлось непо вкусу. Тогда выступил я, заявив, что тот, кто не станет нормально учиться, будет отправлен домой, а их кланам будет отказано в моём расположении. Эти юноши и девушки сразу смекнули, что их родители по головке за такое не погладят, поэтому притихли. Для контроля просидел вмести со своими подданными в их классе, проконтролировал, как они ведут себя на уроках и переменах. Учить их начали с самого начала — оказывается, у школы есть короткий курс для неуспевающих учеников. Особенно поразили толлонскую молодёжь технические девайсы, голограммы и прочая «экзотика». После уроков я повёл их к нам в ангар, надо было покормить оголодавших аристократов. К нам присоединились и мои экипажи. После совместного обеда всех новичков разобрали, и стали обучать управлению дроидами, владению огнестрельным оружием. В общем, учёба у них продолжалась с утра до ночи.

Привели из детского сада нашу маленькую герцогиню. Она немного смешно выглядела в светло-зелёном комбинезоне техника, с золотой короной на голове. Лизи рассказала, что её сверстники не поверили в наличие у малышки нейросети, и пытались снять корону с головы моей сестры. Но нейросеть сама начала бить слишком любопытных детей слабыми электрическими разрядами, поэтому количество желающих получить венец принцессы резко уменьшилось. Лизи показала одногруппникам голографии и ролик про Толлон, космические торговые станции, бои с пиратами. Дети заинтересовались синими людьми. Наша маленькая герцогиня показала с помощью планшета, свою поездку по земельным владениям, подаренным ей братом — императором. Дети впечатлились наличием у Лизи пятисот вилланов и личных слуг, кроме андроидов.

— И ты, можешь им приказать, что угодно? — С расширенными от удивления глазами поинтересовалась у Лизи её подружка Кавана.

— Да! И они это выполнят! Они же мои вассалы. — Уверено вещала маленькая герцогиня.

— А почему ты их с собой не привезла? — Поинтересовался синеволосый оппонент.

— Они должны там посадить фрукты и овощи, а потом мы полетим и заберём их, продадим, и на эти деньги купим всё. что нужно для моих людей! — Гордо заявила Лизи. — Так сказал мой брат, а он самый главный на Толлоне. А когда мы улетали, был бал! — И моя маленькая сестрёнка вновь включила планшет. Девочки заинтересовались этим мероприятием, внимательно всё смотрели, делали замечания по поводу одежды и танцев толлонцев.

— А ты нас возьмёшь, когда в следующий раз полетишь с Саем? — Заискивающе посмотрели они на принцессу.

— Ну, если вас отпустят папы и мамы, то всех возьму! — Заверила Лизи подруг.

— А где мы там жить будем? — Деловито поинтересовалась самая старшая девочка.

— А вот здесь! — малолетняя герцогиня открывает голограмму. — Вот, мне братик домик подарил!

У детей от удивления раскрылись рты. «Домик» походил на дворец из сказок, которые им читал робот — няня.


Гонщик

В общем, Лизи провела день в детском саду плодотворно и довольно весело.

Оставшиеся до каникул дни прошли быстро. По вечерам к нам в ангар приходила учительница музыки, и наша музыкальная группа разучила «Голубой вагон» и «Улыбку». Кроме этого я вспомнил «Есть только миг», который тоже разучили, переведя его на интерлинг[15].

К началу каникул больше ничего наши певцы разучить просто бы не успели. Новый ролик появился в Галонете нашей станции тридцатого декабря, ночью. На утро вся школа только и говорила об этих песнях. Тола и Лика купались в лучах славы. Меня вызвали в руководство станции, и предложили продавать выступления на всю Солнечную систему. Каждый час просмотра стоим всего один зем, поэтому все десять миллиардов живущих рядом с нами людей спокойно согласятся на просмотр новогоднего концерта. Тем более, что подобные мероприятия довольно редки. Руководство станции предложило фирме «Зелка» 24 % от полученной прибыли. Пришлось поторговаться, и это принесло увеличение нашей доли до 30 %.

Мы два дня готовились. Зелка побежала в магазины и купила для наших солисток и танцоров красивые платья и костюмы. После того, как всё было готово, мы сняли новый ролик, в котором наша группа «Тёмные века» исполняла все выученные песни и танцевала «Ламбаду». Потом этот ролик обработали специалисты станции, и пятого января он вышел в Галонет всей системы. Один день было тихо, зато потом пришли восторженные отзывы от любителей музыки. Всего нас посмотрело три миллиарда людей. На счёт фирмы «Зелка» поступило девятьсот миллионов земов. Это был успех, как в финансовом, так и в репутационном плане. Руководство станции тоже было довольно — минимум вложений — максимум дохода. Окрылённые успехом и успевшие погреться в лучах славы наши «артисты» начали наседать на меня, требуя новых песен и танцев. Пришлось запереться на крейсере, чтобы отбиться от их настойчивых просьб.


Руководитель шахтёрской базы на Церере отключил связь. Штатные транспортники за добытым металлом не приходили уже месяц. Всего их было три, но один стал на капитальный ремонт, другой отправился в систему за пятьдесят световых лет от Земли, и пока не вернулся, а третий из-за аварии с реакторами упал на Ганимед, и теперь его достают спасатели. Хорошо ещё, что никто не погиб. На базе скопился заказ для системы Корона, где идёт строительство огромной торговой станции. Уже нет места, куда складывать металл. Собрано уже более 1,4 миллиона тонн железа и девятьсот тысяч тонн титановых слитков. Если через месяц этот металл не уйдёт к заказчику, то будут крупные неприятности. И что теперь делать? Все звездолёты заняты развозом школьников на каникулы, переброской туристов на Землю, а для шахтёров свободного корабля нет. Опять придётся связаться с диспетчерской, может, произошло чудо, и к поясу астероидов приближается грузоик?

— Ну, как дела?

— Пусто! — Седой диспетчер виновато смотрит на начальника, как будто от него зависит прибыте транспорта.

— И что теперь делать? Склады забиты, так мы просто не сможем работать!

Но тут у диспетчера озаряется лицо:

— А если зафрахтовать школьников? Фирма «Зелка» имеет необходимые нам корабли!

— Но их не выпустят из Солнечной системы! Ты же знаешь законы.

— Сейчас посмотрю, Сай на месте или нет.

Диспетчер нажимает нужные кнопки, и возникает голограмма сидящего в кресле перед пультом старшеклассника.

— Сай, можешь нам помочь?

— А что такое?

— Сейчас я подключу начальство, и оно тебе разъяснит суть проблемы.

Полчаса идут переговоры, которые быстро кончаются подписанием контрактом.

— Ты заслужил хорошую премию! — Радует начальник диспетчера.

— А как же с тем, что они школьники?

— Этот твой Сай оказывается ещё и император какого-то Толлона. Поэтому запреты на полёты его кораблей за пределы Солнечной системы отменены!

— Вот это номер! Сай — император!

— Завтра они прилетят на двух крейсерах, и возьмут всё железо и титан.

— Ого. У них, что, такие вместительные корабли появились?

— Да, два крейсера седьмой и восьмой серии.

— Как быстро он поднялся. Ещё год назад у него был только межсистемный бот…

— Ну, ладно. Готовься к встрече!


Я вылез из крейсера и объявил:

— У нас контракт, вон, сейчас перекину на планшет Зелки, и полетели.

— А куда в этот раз? — Деловито поинтересовалась Лика.

— Рассчитай трассу до системы Корона.

Сестра сразу взялась за дело. Экипажи, услышав о предстоящем рейсе, бросились проверять системы крейсеров.

— Всех новичков забираем с собой, чтобы избежать неприятностей, которые возникнут, если мы их тут оставим. Они ведь не будут сидеть в ангаре, а выйдут на станцию. И точно во что-нибудь вляпаются, а мне потом отвечать. Пусть будут рядом с нами.

Аристократов распределили по кораблям почти поровну. Вылетели, когда на станции официально была ночь. Через двенадцать часов уже приближались к Церере. Нас встретили погрузчики, которые перетаскали весь металл к нам в трюмы за пять часов.

— До Короны нам лететь около двух недель. — Сообщила Лика.

— Разворачивай крейсер, и полетели! Зелка, следуй прямо за нами!

— Есть, капитан!

— Щиты на полную мощность! Летим к Солнцу.

Два дня полёта. И мы ныряем в гиперпереход. Теперь прыгаем на десять систем с помощью гипердвигателя. Серая пелена на экранах, так будет двое суток по корабельному времени. Все заняты своими делами — экипаж отрабатывает вместе с новичками действия в режиме чрезвычайной ситуации. Засыпаю. Просыпаюсь, как раз перед выходом в обычный космос. Выскакиваем в транзитной системе, и идём до торговой станции. Надо запастись кое-какими деталями и стержнями. Остановка занимает только час. Разгоняемся, а затем идём к местной звезде. Опять плюхаемся в гипер, лететь трое суток. Снова монотонная работа экипажа убаюкивает меня. Что-то стал долго спать — просыпаюсь вновь перед выходом в обычное пространство. И вот, навстречу нам несутся какие-то три эсминца и крейсер. На пиратов не похожи. Идентификационные коды их искины выдают. Это какое-то соединение корпорации «Цветок Космоса». Просят остановиться для досмотра. Отвечаю отказом, мотивируя тем, что империя Толлон ничего не должна корпорации.

— Зато нам должна! — Наглый капитан наёмников криво ухмыляется. — Так что, детки, глушите реакторы!

— Огонь! — Командую я глядя пря мо в экран, где вижу, как перекашивается лицо капитана — разбойника.

— Есть! — Ёлка щёлкает тумблерами, и электромагнитные орудия выплёвывают болванки. То же самое делает и Зелка — её «ВЗЛ» огрызается болванками. И добавляет ракетами. От эсминцев через две минуты остаются воспоминания, а у вражеского крейсера отстрелян двигатель — Ёлка практически никогда не промахивается. От наших крейсеров отходит челнок с десантом из дроидов и андроидов, и инженерный бот Велины. Я по «Галактике» вызываю правление корпорации. Скидываю им ролик о происшедшем. Выясняется, что наёмники просто прикрывались именем корпорации, и грабили проходящие через её системы корабли. Через десять часов прибывает эскадра, которая забирает пиратов. Теперь у нас уже три крейсера, правда, последний шестого ранга, и его надо модернизировать. Разберёмся с ним после возвращения. На него переходит часть людей с экипажей. Разгоняемся и летим дальше. В гипере проводим ещё пять суток. Наконец, выскакиваем в системе Корона. Нас окликают с диспетчерской.

— Крейсера «Подарок-3» и «ВЗЛ», подходите к заводу по переработке металла, коридор 3-15.

— Идём!

Через три часа разгружаемся, и нам перечисляют наши 15 %. — шесть миллионов восемьсот семьдесят тысяч. Руководство системы просит нас сбросить по пути на Землю в системе Парадиз на базу, основную продукцию завода на Короне — дорогие иттриевые руды. Накопилось пятьдесят тысяч тонн, а грузовики и здесь задерживаются. Нас предупреждают о возможном нападении пиратов. Разворачиваемся, и летим обратно. Теперь уже не торопимся. За три системы до Парадиза нас выкидывает из гипера глушилка. Но экипажи подготовлены, поэтому встречаем бандитскую эскадру из пяти крейсеров пятого поколения, поднятыми на максимум щитами. Они обрушивают на нас сотню ракет, но до наших крейсеров доходят только десять. Их взрывы садят нам щиты наполовину, а захваченный ранее у наёмников звездолёт остаётся вообще без защиты. Наш ответ из электромагнитных орудий и лазеров обескуражил противника, они не предполагали, что у нас столько орудий. Два крейсера пиратов исчезают во вспышках — болванки поразили реакторы, а вылетевшая из них плазма просто испарила корабли. Затем на врага обрушивается наш ракетно-торпедный удар. Успевает ответить огнём только один из крейсеров противника, но и он сгорает вместе с остальными. Лазерный луч пирата прошивает оставшийся без щитов корабль наёмников. Тот начинает вращаться, выпуская воздух. Бросаемся на выручку. Бот Велины манипуляторами останавливает вращение подбитого звездолёта. Внутрь высаживается аварийная команда во главе с Иваном.

Через час приходит сообщение — тяжело ранено три человека. Их перенесли в медкапсулы, выведены из строя половина реакторов. Ремонт длится пять часов. Трогаемся к Парадизу. Нас встречает вышедшая навстречу эскадра. Спокойно долетаем до базы, сгружаем иттрий. Нам перечисляют пять миллионов двести пятьдесят тысяч. Раненых переводят в стационар. Мы остаёмся их ждать. Отправляюсь на станцию. Захожу перекусить в один из баров.

— Сай! Вас, кажется, так зовут? — К моему столику подсаживается знакомая на лицо девушка.

— Извините, я вас где-то видел, а вот вспомнить, при каких обстоятельствах, не могу!

— Я Тили, вы возили с Марса на Луну приборы, а потом животных для Титана. Это я сказала моему родственнику Ролу про вас!

— А, теперь вспомнил, марсианка! А что вы здесь делаете, ведь вы работали в Солнечной системе.

— А Парадиз — моя родина. Просто кончился контракт, и пришлось вернуться домой. Вот, ищу работу!

— А что вы умеете?

— Ну, я по профессии инженер, хотя могу поработать и пилотом, и даже, агрономом.

— Какая у вас была зарплата на Марсе?

— Пять тысяч.

— Значит так, подпишем контракт. Вы, Тили, будете получать десять тысяч, если согласитесь переехать на планету Толлон.

— А где это?

— Вот, я вам покажу! — Достаю планшет, и на звёздной карте показываю месторасположение искомой планеты.

— Как далеко, а туда на чём можно добраться?

— На моём крейсере. Я после возвращения из этого рейса хочу полететь на Толлон.

— А что у вас там?

— Земля, подданные. Мы выращиваем натуральные продукты на продажу.

— Вы с Толлона? А кем вы там работаете?

— Да. Я родился там, но пока не закончу Галактическую школу, буду в Солнечной системе. А работаю я там императором.

— Кем? Вы не шутите?

— А на моей голове, что вы видите?

— Ой! Корона! Я и не обратила внимание.

— Это имперская универсальная нейросеть, и она сейчас включена на связь. А полностью развернётся она через год. Ну, как? Летите с нами?

— Полечу. Всё равно делать нечего. Работы здесь нет.

— Я вас назначу Главным имперским агрономом. Будете на моих землях сражаться за повышение урожая. — Улыбнулся я. — И домик вам подберём соответствующий, вот этот, например.

— Это разве домик, это же целый дворец!


Гонщик

— Ну, нам такие положены, потому, что я возведу вас в ранг баронессы. Кстати, а вы не знаете, где можно набрать людей для работы вилланам. Они должны будут дать вассальную клятву.

— Я спрошу у родственника. Он работает на такой планете, где есть короли и бароны.

— Тогда пошли со мной на корабль. Сегодня мы вылетаем, наши ребята из госпиталя выходят после ранения.

Мы вылетели с Парадиза и через неделю были дома. Я собрал всех, в том числе и аристократических новичков:

— Сейчас мы получим зарплату за наш рейс. Мы получили двенадцать миллионов сто двадцать тысяч земов. — У молодых аристократов округлились глаза. — Но эту сумму надо делить на три части. Каждая часть — по четыре миллиона сорок тысяч земов. Первая часть — для обслуживания кораблей и наших нужд. Вторая часть — резервный фонд, запас на чёрный день. А третья часть — наша зарплата. Нас восемьдесят человек. Поэтому каждому за рейс положено пятьдесят тысяч пятьсот земов. Подходите, берите ваши банковские карты, на них уже начислены деньги.

Новички так и застыли после моей речи.

— Что стоите, подходите! — Снова обратился я к ним. Они робко подходили ко мне, и получая карточки, сразу вставляли их в ридеры, а увидев там сумму, которую на Толлоне они получают за год со своих земель после снятия урожая, просто застывали с открытыми ртами.

Тили тоже удивилась:

— У вас такие зарплаты, что зависть берёт.

— К сожалению, эти деньги окроплены кровью. Но это не предел. Самая большая зарплата у нас была в миллион на нос. Всё зависит от цены груза. Нам сейчас платят 15 % от полной цены, а вначале мы работали за 10 %. Да вы и сами это знаете — мы же перевозили ваши приборы.

Вечером состоялся сеанс связи с Толлоном. Молодые аристократы хвалились перед родителями своими доходами. Те просто выпадали в осадок. Потом я сообщил председателю Совета аристократов, что скоро, через два месяца, на весенних каникулах, мы прилетим. Вечером у нас был пир, который очень удивил Тили. Я ей выплатил сто двадцать тысяч — годовую зарплату. И пообещал, что она тоже будет принимать участие в наших рейсах, пока мы не полетим на Толлон.

С пятнадцатого января начались уроки в школе. Одновременно наша группа «Тёмные века» начала готовить новые песни. Я вспомнил о японской песне «Каникулы любви» и её советском кавере «У синего моря»[16].

Так как японского я, естественно не знал, то озвучил кавер, чуть убыстрив темп. Аллариель была поражена. А наши девочки непременно захотели учить эту песню. Пришлось вспоминать текст, но по-моему, я пропустил какой-то куплет при исполнении. Хотя и так песня звучала довольно хорошо. С помощью искина учительницы мы перевели всё, что я вспомнил, на интерлинг. В двух местах исчезла рифма, но Аллариель немного изменила текст, и всё стало на свои места. Пока девочки возились с «Земными каникулами у моря» (так решила назвать эту песню женская часть нашего ансамбля), я вспоминал другие песни. Почему — то на ум пришла песня Булановой, по моему 2019–2020 годов — «Единственный дом»[17].

Правда, все «переливы» электронно-ударной группы я не помнил, но основную мелодию вспомнил довольно точно. Когда я своим голосом напел эту песню, естественно, на русском, и дал перевод на интерлинг, Аллариель задумалась, а потом сказала:

— Такие песни нельзя без ошибок перевести на интерлинг, поэтому, придётся «Единственный дом» учить на языке оригинала. Но это довольно сложно.

— Милорд, я слушала эту песню, и поняла большинство слов! — Ко мне подошла юная аристократка, вся пунцовая от смущения.

— А ты, что, знаешь древний русский язык? — Удивился я.

— Этот язык похож на наш, туронский, на котором говорят члены нашего клана.

— А ну скажи, что-нибудь, а ещё лучше, пропой!

Красная от смущения, аристократка, которую звали, Ромина, спела:

Я най гирку сла,

Тамо спаль найсла,

И на дом снайсла!

И олять пойсла!

— Стоп! Это точно не древний русский, а его изменённый за пятьсот лет вариант. Из того, что ты спела, я не понял только слово «спаль». Фактически, на древнем русском это выглядит так:

Я на горку шла,

Что-то там нашла,

И домой снесла,

И опять пошла!

— Ой! — Ромина выпучила глаза. — Я ведь всё поняла!

— Значит ваш клан — далёкий потомок тех русских. — Резюмировал я. — Да и голос у тебя приятный. Хочешь петь у нас в группе?

— Да, милорд!

— Тогда те песни, которые не сможем перевести на интерлинг с древнего русского, ты будешь петь на языке оригинала. Только надо будет потренироваться в произношении. На первый раз выучишь слова к песне «Единственный дом».

— Будет исполнено, милорд! — И Ромина присела в подобии книксена. А я подумал: «Надо будет разобраться с клановыми языками толлонцев, может ещё что-нибудь появиться. Хорошо бы, если кто-нибудь там, на английском языке говорил, или на японском, или…. Хватит мечтать!».

Через неделю был выпущен ролик с новыми песнями. Его вначале посмотрели в станционном Галонете, а потом выпустилив информационную систему Солнечной системы. Песни понравились, что и отразилось на нашем кошельке. Правда из-за малого времени эфира — всего десять минут, наши доходы уменьшились до ста пятидесяти миллионов земов.

Ант и Лим начали модернизацию захваченного у наёмников крейсера. С него сняли всю броню, и с помощью дроидов покрыли корпус корабля в два слоя новыми броневыми пластинами восьмого класса. Поменяли реакторы, и увеличили их количество, установили новые лазерные пушки, ракетные установки и плазменные орудия. На этом типе крейсеров вообще не было электромагнитных орудий, да и места для них не хватало. Поэтому пришлось отказаться от такого эффективного оружия. Но зато трюм у этого корабля, который я назвал «Кондор», был в триста тысяч кубов. Полностью этот звездолёт был модернизирован к весенним каникулам.


Замаскированные в императорских регалиях искин и нейросеть | Гонщик | Глава 17 Новые корабли и большие деньги