home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement







Сон о Хранителе Тайны


Маленькая волна накатилась, зашипела и убежала назад. Будто обожглась…

– В первый раз в жизни ужинаю с мужчиной, который предложил вымыть посуду.

– Вообще-то, миссис Клэннед, я-то полагал, что мне придется только вытирать, – признался несколько смущенный Майер.

Она засмеялась:

– Все равно ты в чем-то уникален…

Что это был за островок, они и сами не знали.

Просто приткнулись на ночь, решив осмотр местности оставить на утро. Заросшая каким-то «камышом» бухта, крохотный кусочек песчаного пляжа. Это место посещалось, судя по всему, именно страдальцами…

На песке бухты, у корней небольшой группы казауриновых деревьев лежал остов старого деревянного судна, выбросившегося сюда в поисках спасения. Приличных размеров скелет корабля лежал, зарывшись изуродованным носом в песок, лежал довольно далеко от обреза воды. Судя по всему, судно вытаскивали подальше от штормов, рассчитывая позже приехать и снять, спасти матчасть… Не приехали. Или приехали, попробовали, да и плюнули. Нижняя часть ушла в песок более чем на полметра. За линией киля до самой воды тянулась гигантская борозда. Она напоминала след, оставленный диковинным морским чудовищем или гигантским плугом. Вот только сеятеля не нашлось, и корабль все эти годы покоился в вырытом им же самим ложе.

Они лишь поднялись повыше, к низеньким кустам гибискуса и оттуда попытались осмотреть горизонт, в поисках огней, прежде всего… Бесполезно, хоть глаз выколи! Насколько в этих широтах было светло от звезд и луны, настолько же темно было без них, закрытых сейчас облаками.

Очень невыразительный остров. И обиженный какой-то.

– Не понимаю… – задумчиво произнесла Ви.

– Что именно? – тут же спросил Сержант, оглядываясь вокруг в поисках опасности. На всякий случай.

– По каналам «Sky News» уже который год то и дело говорят практически одно и тоже… Что очередной волной-цунами высотой всего-то в один метр накрыло всю Шри-Ланку…

– И что тебе непонятно?

– Непонятно, как, в таком случае, выживают веками такие острова, как этот? Штормов в этих морях хватает, и волна выше двух-трех метров – не редкость. А эти крошечные острова стоят себе, даже растет кое-что.

– Конечно, выживают!

– Но ведь их должно просто смыть штормами?

– А-а-а… – врубился Майер. – Ты отождествляешь волну-цунами с «обычной», скажем так, ураганной волной.

– А какая разница? – удивилась собеседница.

– Мне тоже так казалось… Пока я не подумал хорошенько, что же происходит на самом деле при такой катастрофе! Вначале – действительно мысли приходили: «Ну, вот что они там, на Мальдивах, орут без перерыва? Эка беда! Вышла на берег волна высотой метр-полтора. Ну, поднырнул, да и выплыл. Делов-то…»

– А потом? – поторопила собеседница.

– А потом все понятно стало. Это была не просто волна, Виктория, а огромная масса воды, идущая в одном направлении. И, масса ускорившейся воды была таковой, что ее буквально перекатило с одного берега на другой. На десятки километров все снесло к чертовой матери! То есть, кто на дерево заскочил на метра два – тому ничего. Кого затянуло в поток, – увы… Понимаешь, ширина волны при цунами принципиально другая. Грубо говоря, там воды много больше. И она не затормозится на первых пятидесяти метрах пляжа. Это как бы и не волны, а огромный пласт поднятого моря.

– Боже, невероятно… – прошептала Ви, недоверчиво разглядывая набегающие на берег пологие волнишки.

– Что ты! – поспособствовал ее переживаниям Сергей. – И вот, эта «гиперволна» все уносит за собой… Ну, добавь сюда и скорость удара. По словам специалистов, волны-цунами, вызванные землетрясениями, способны перемещаться со скоростью до пятисот километров в час! Не успел зацепиться за пальму, все, – находишь себя через пять минут уже в открытом море – без всякой возможности доплыть до берега. Там у них все острова размером менее километра. А в Таиланде и Шри-Ланке так и происходит, – или через остров переносит, или утягивает обратным ходом в море, если инерция все-таки упала. Еще и лупит о всяческие предметы…

– Проклятье! Вот и живи на берегу райского острова, на волшебном пляже…

– Точно так… За все мы платим, так или иначе, – философски заявил Сержант. – Как-то я сидел на берегу горного озера, у нас, на Таймыре… Знаешь, там есть протяженное плато с каньонами-озерами… Ну, ладно. Смотрю, а напротив меня склон километровой горы, весь какой-то странный, как будто срезанный! Задумался. И тут я понял, что в давние времена огромнейший скол этой горы просто свалился в озеро! Когда я себе представил, какая была поднята волна, и что творилось на моем берегу, при ширине озера в милю…

– Это далеко от цивилизации?

– Как сказать.

Они замолчали. Сержант, озадаченный последним вопросом напарницы, вспоминал, как много неожиданного, загадочного, порой просто мистического таится совсем рядом. В нескольких километрах, а то и метрах от домашнего уюта. И не замечаем ведь! Не обращаем внимания…

Потом экипаж «Харизмы» разошелся по каютам, и честно пытался уснуть, прислушиваясь к шепоту воды. Сергей Майер, прижимаясь к переборке в поисках прохлады, ждал сна, вспоминая… холод. Такой желанный сейчас холод таймырского лета! Сон приходил не сразу, урывками, накатывая тревожными волнами воспоминаний и фантазий – вперемешку…


…Когда живешь почти в космосе, а неимоверная тяжесть холодовых нагрузок сваливает иммунную систему в штопор, когда тяжесть полярной ночи накапливается в организме, как стронций, и ты начинаешь щелкать, но не от радиации, а от собственной злости, тогда к тебе приходит понимание «панацеи». Панацеи от стресса, разрушающего каждого жителя северного города, сидящего в замкнутом отсеке квартиры и неподвижно ожидающего лета…

Ибо движение есть не просто жизнь, а лекарство от преждевременного угасания. Другое дело, что каждый принимает разные решения, и правильных мало. Насилие скелета в спортзалах не спасает от дряхления мозга. Наш суперпроцессор жаждет не просто впечатлений и не просто нагрузки. Он буквально требует «впечатлений движения», поиска, когда нестандартные ситуации заставляют мозг стремительно искать решения, в которых будет участвовать все тело. А это дают только путешествия, поиск, авантюра, в самом прекрасном значении. Именно поэтому и Хейердал, и Кусто – долгожители.

Кто-то понимает это, кто-то нет. Сергей Майер по прозвищу Сержант это понимал. И поэтому, как только спадали апрельские морозы, а солнечные лучи начинали раздвигать кругозоры, он оправлялся в путь. Первые выходы – как обкатка после консервации. Снег уже плохо закрывает земные тайны, а живое оставляет след на земле, а не на снегу.

А потом снег таял.

И тогда Сержант уходил, уходил с первой «зеленкой»… Чаще всего он уходил на подобные изыскания один, не желая отвлекать друзей на свои поисковые задачи. Согласитесь, не всем романтикам интересно бродить по окрестностям промышленного района. Честно скажем, жутким, заброшенным землям… Их и назвать бы так – «Заброшенные Земли». Еще лучше -фильм снять, в стиле техно-фэнтэзи XXI века.

Он снова и снова ходил на объект «Норильск-2». До этого он был там два раза. Еще без цели, понимания, и идеи, просто мимо проходил. А потом его п р о б и л о. Майер изучил практически все доступные материалы по этому лагерю. Многое уже рассекречено и доступно для ищущего. Приказы и распоряжения, воспоминания и письма.

Спецлагерь. Жуткий инструмент НКВД, жуткие истории о его применении…

Но «Норильск-2» родился не росчерком комитетского начальника, его тайна появилась раньше. Правдивей всех могли бы рассказать Николай Урванцев и Борис Рожков, исследовавшие этот район впервые. Урванцев сразу отнес к перспективным, иначе не ругался бы он с начальством, что они не дают ему трактор.

Почему начальство поступило именно так, не ведомо, но исследования заморозили.

А уже потом про «Норильск-2» вспомнили… комитетчики. Это было удобное место. И город недалеко, и стрельбище, где выполнял штатные упражнения рядовой и офицерский состав. И пошли слухи о «расстрельной зоне», конечном пункте этапирования наиболее… даже не опасных, а именно с е к р е т н ы х. Почти односторонне движение. Но и это не было всей правдой. В «Норильске-2» работали. Это Сержант знал твердо. Работали постоянно и ударно во всех смыслах. Фотографии, которые он изучил до пикселя, говорили именно об этом. Шурфы и штольни, выемки и откаты. А потом в эти штольни сносили расстрелянных… Да не простых. Там, по мнению многих, и лежит Косарев – первый секретарь ЦК ВЛКСМ того времени.

Свирепое прошлое определяло всю злую ауру этого места. Там было просто страшно. Это признавали все, кто ходил туда. И сам Сержант не отрицал этого, честно признаваясь друзьям в своих ощущениях. Сказочно-памфлетное слово «зловещие» отлично подходило для описания ландшафта и артефактов, разбросанных на месте лагеря. А еще там было постоянное ощущение «стороннего взгляда», и оставаться неподвижно сколь угодно долго человек не хотел, да и не мог. Пришедший туда испытывал неодолимое желание вертеть головой, выискивая неведомую опасность. С какого склона на тебя сейчас смотрят? Кто? Зачем?

Когда он шел туда впервые, еще в девяностых, решив, совместно с друзьями, пройдя мимо «Норильска-2», взять восточней и выйти к реке Рыбной, странная встреча в предгорьях заставила его принять решение о возвращении к этому ущелью.

В тот день они шли налегке. Полевая сумка, котелок и небольшой тент вместо палатки. За хлорно-кобальтовым цехом они свернули к горе, прошли мимо свинарников, и бодро потопали по сухой дороге, выбитой в подошве колесами грузовиков, когда-то возивших грузы на Снежногорск. Им повезло, и роза ветров, изменив сама себе, отодвинула дымный чулок заводских выбросов чуть западней, милостиво позволив им дышать… Вокруг не было ничего живого – «Земля после атомной войны». Черные стволы выгоревших деревьев, колея и древний мусор возле нее.

А через час они увидели человека. Он шел о т т у д а.

Мужчина был невысокого роста, неброского лица и вида. Ни возраста, ни занятия определить было невозможно. Новое время еще не возродило индустрию охоты и туризма, а защитная штормовка с успехом закрывала и ущербное тело бича, и холеный животик начальника цеха.

Вроде, ничего особенного. Экая редкость – человек навстречу! Но…, этот повел себя не так, как обычно. Встречный остановился вдалеке, на холме, достал из небольшой торбы бинокль и издалека оглядел группу. Постоял, размышляя о чем-то, и медленно пошел навстречу. Сержант помнил, как напрягся, а рука сама собой потянулась к плечу – сбросить в руку несуществующий «калашников». Но служба кончилась, автомата не было, и только мирных подвигов ждали от молодых ребят города Норильска…

Майер запомнил его. Еще бы! Удивительно жесткий, недружелюбный взгляд, алертность движений и… правая рука в кармане, явно сжимающая что-то убойное…

– Бог помощь! – традиционно сказал кто-то из них, поравнявшись.

Ну да… Встречный прошел р е з к о. И так, что бы расстояние между ним и ребятами было не менее пяти метров! Было очень неуютно. Настолько, что Сержанта так и подмывало крикнуть «к бою!» и разогнать группу по обочинам… Они прошли метров двести и оглянулись. Незнакомец опять стоял на возвышении и опять разглядывал их через оптику. Потом он исчез. Они дошли до «Норильска-2», но оставаться там смогли всего с полчаса. Все были твердо убеждены, что человек шел отсюда и его мотивации, так или иначе, связаны с этим местом.

Слухов было много.

Согласно им, именно в этих местах пропадали и замерзали люди, здесь всем не нравилось и здесь всем «не ходилось»… Может, именно поэтому столь легендарное в городе место так мало посещаемо?

Потом Сержант опять наведывался туда, но уже один. Тянуло его, как магнитом. И каждый раз эта тяга мгновенно пропадала по прибытии… В крайнем походе он отбыл там (именно так) четыре часа с полным ощущением «прицела» на затылке. Сержант выдержал и не поддался панике одиночества. Полазил по склонам, старательно пытаясь найти следы засады. И не смог.

А на обратном пути увидел необычное – в самом начале дороги лежал крест из старых досок. Он развалил доски вибрамами, остановился и громко, со злостью крикнул в жуткую кирпичную красноту вечернего ущелья, что придет сюда еще. Горы исправно исказили эхо, окрасив его в мистические тона.

С годами на маршруте что-то менялось.

Стрельбище стали посещать реже. Потом кто-то спалил свинарники. После очередной весны он обнаружил, что многие следы в «Норильске-2» стали исчезать, – какая-то техника еще глубже закатала в курумник остатки бараков, упали столбы ограждения, потом исчезли вышки охраны. Создавалось впечатление, что кто-то заметал следы. Еще немного, и можно не успеть… Еще чуть-чуть, и следов человека тут почти не останется. Поэтому Сержант торопился. Торопился понять.

Что, – и сам не знал.

А узнал во сне…


…В этот раз он шел туда, подготовившись качественно! Легкий бинокль с просветленной оптикой, камера-«зеркалка». И гладкоствольная «Сайга». Привычное ощущение оружия на плече, другая уверенность и другая динамика движений. Он пришел днем, к двенадцати часам, остановился возле озерца. Когда-то, во время весенних разливов, это озерцо становилось серьезным препятствием, а обитатели лагеря переправлялись к месту работы на солидном плоту с выносным мостиком-сходней. Потом шли к шурфам. Шурфы били на разных высотах. Внизу к шурфу траверсом по склону вела хорошо вытоптанная тропа – по ней и водили зэков в последний путь… Конвоирам было лень карабкаться в гору. Тут было б л и ж е.

Сержант скинул рюкзак-стул на землю в обычном месте, возле столба с цепями. Старые капитальные цепи, вбитые в крепкую лиственницу. Кого приковывали к ним? Людей? Лошадей? Свирепых собак? Обход он начал по часовой стрелке и сразу же заметил изменения. Кто-то передвинул древние эвенкийские нарты, оставшиеся еще после изысканий Урванцева. Сожгли немало досок – вот остатки костра.

Потом он поднялся наверх. Отсюда уже было видно весь периметр лагеря.

Небольшая территория, и много людей здесь жить просто не могло. Оглядев через оптику мертвую тишину склонов, он немного успокоился, и пошел к шурфам. Сержант верил, что когда-то, кто-нибудь из настойчивых, все же организует сюда нормальную экспедицию и этот шурф «растампонируют», именно это слово встречалась в воспоминаниях. Процедуру «тампонирования» производили циклично, по мере исполнения приговоров. Здесь крылась одна из загадок «истории страшных времен», и время вряд ли расставит все на свои места… Что-то, конечно, выяснят. Спадет накал споров, исчезнет идеологическая пелена, превратив факт безумной политики в историю людских дел. Надо только успеть сфотографировать все это! Сейчас. Прежние снимки не устраивали Сержанта.

Он достал камеру, сделал пробное кадрирование. Щелк! Теперь надо снять издалека, что бы было хорошо видно т р о п у. Майер поправил висевшую на груди «Сайгу» и медленно стал отходить назад.

И тут он услышал звук.

Мгновенно развернувшись и подбросив карабин к плечу, Сержант еще успел увидеть, как на дистанции метров в сто от него по склону катится крупный камень. Там же, переведя директрису повыше, он увидел серый силуэт, быстро спрятавшийся за камень.

– Ты кто!? Выходи, давай поговорим спокойно! – крикнул Сержант, одновременно приглядывая укрытие – большой валун.

И вовремя!

Грохот выстрела разогнал всю мистику, возвращая событием сугубо бренный смысл. Стреляли из гладкоствольного ружья, не меньше 16-го калибра. Пули, взвизгнув от столкновения со скалой, жестко ушла в долину.

– Ни хрена себе, встреча… – прошептал Майер, спрятавшись за валуном. – Эй, боец! Мы, братишка, под Ведено, или еще в Норильске?

Дистанция позволяла поменять боеприпас. Первые два патрона были дробовые, – сначала ведь Сергей не хотел в случайном столкновении наносить смертельный вред. Быстро выщелкнул магазин и вставил полный пулевой. Осторожно высунулся, быстро осмотрел склон. Никого не было видно. Снова переместившись вправо, Майер выстрелил в ту сторону дробовым патроном, оставшимся в стволе, и тут же перекатился обратно, что бы успеть увидеть…

И тут он заметил силуэт бегущего человека, уже переместившегося ниже, к распадку. В руках у него было охотничье ружье. Отчего-то Сержант не выстрелил, хотя вполне мог это сделать у д а ч н о… Он собирался, не торопясь, взвесить сложившуюся ситуацию, но громкий свист не дал ему этой возможности. Заподозрив неладное, Майер выглянул из укрытия и тут же увидел…

…огромную собаку, стремительно летящую на него!

Дальше думать было некогда. Первыми в магазине стояли пули «стрела» и они имели хорошую пробивную способность на большом расстоянии. Для работы на «дальнем выстреле». Первая прошла выше! Пес летел по камням, будто огибая рельеф, и быстро сокращал расстояние. Сержант успел разглядеть клыки зверя во всей их хищной прелести… Полудикая смесь кавказской овчарки и боксера, удобренная годами полудикой же жизни. Медлить было нельзя! Как и мазать.

Второй выстрел задел зверя по лапе, заставив его рявкнуть от боли.

Потом пошли пули «Полева». Первая из них с ясно слышимым звуком удара воткнулась собаке в грудь, а затем и вторая влипла почти в ту же точку, остановив бег пса в десяти метрах от валуна. Сергей хотел довести дело до надежного результата, всадив еще одну «полевку» в мохнатую башку, но сдержался, помня об основном противнике. Крикнул:

– Эй ты, придурок!

А дальше и кричать не стоило. Так как странный противник бегом спускался вниз. Ствол он бросил по дороге, – может, патронов не было, а может, поменял планы… Подбежав к уже мертвой собаке, он обнял ее за шею, завыл – протяжно и страшно. И смотреть на него было страшно… Ошалевший Сержант видел перед собой не человека, а какой-то собирательный образ дикаря, бича и бандита. Рванина телогрейки под курткой старого брезента, стоптанные кирзовые сапоги, редкие волосы, клочковатая борода – дух, призрак!

Оторвавшись от собаки, нападавший пошел на Майера, отчаянно размахивая правой рукой. Левая двигалась хуже. Сержант машинально направил на него карабин с последним патроном… И тогда незнакомец заговорил. Сержант не понял ни слова, с ужасом глядя на пустой рот, издававший совершенно непонятные звуки…

У человека был вырезан язык!

Осознав, что Сергей его не понимает, незнакомец еще раз показал на собаку, на склон, на шурфы и лагерь, помахал в воздухе рукой, отчаянно стараясь объяснить. Или объясниться… Потом застонал от отчаяния, решился и полез за спину, быстро достав оттуда… толстую растрепанную тетрадь! Показывая на лежащую возле камня камеру, он еще раз попытался что-то сказать, но, взглянув в непонимающие глаза Майера, махнул рукой, повернулся и медленно побрел у распадку. Надломленный человек, что-то для себя решивший.

Пытаясь собрать остатки здравого смысла в спасательный для собственного сознания круг, Сержант держал в руках старую тетрадь, глядя, как растворяется в вечерних сумерках угрюмый силуэт. Потом положил карабин на землю и глянул на обложку.

Там так и было написано – «Дневник заключенного»…

Поняв нечто, Сергей Майер рывком открыл последние страницы и даже не удивился собственной догадке! Этот человек вел дневник по сей день… Сержант начал читать и сразу захлопнул. Ясно. Все, что там было написано, решил он, пусть и останется тайной.

Друзья, узнав про эту историю, будут долго пытать Сержанта, но услышат в ответ всего одну фразу, которую он заранее придумал тут же:

– Он ждет… Ждет того, кто во всем этом э т о м виноват и не пускает тех, кому это не надо по-настоящему.

И больше ничего не скажет. Никому… Не будет никакого итога. Будет вечная тайна…


И, осознав это во сне, Сергей Майер ушел, наконец-то, в глубокую темноту сна успокоившегося человека.



Сон об Ужасных Медведях | Остров. Вас защищает Таймыр | ____________________